?

Log in

No account? Create an account
мера1

ss69100


К чему стадам дары свободы...

Восстановление смыслов


Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Из доклада И. А. Родионова в Русском Собрании 16 февраля 1912 года (2.1)
мера1
ss69100

Прежде, чем продолжить публикацию означенного доклада писателя И. А. Родионова, снова необходимое предисловие.

Во-первых, касательно слова „еврей”, которое сто лет назад было синонимом иудея, носителя человеконенавистнической идеологии иудаизма, - сегодня далеко не все те, кто относит себя к еврейскому „народу”, считают себя „чузенами”, пардон, „избранными”.

И вообще, людей мы по делам судим, а не только по словесам или тем более по записи в анкете. Иначе быстренько скатимся до уровня либо тех же расистов-иудеев, либо до уровня гитлеровских нацистов.

Тут в комментариях проскакивало, мол, еврей и сегодня не может не быть иудеем. Нельзя согласиться. Это примерно то же, как всех русских насильно записывать в ветхозаветные гундяевцы, т.е. относить к прихожанам РПЦ. Увольте!!!

Во-вторых, историю своей страны надо знать. И изучать её не только по предложенным властью или Соросом страницам учебников, но и по любым сертифицированным историческим документам. Предлагаемый доклад как раз таким документом и является.

„А в-четвёртых”,.. Вобщем, докладчик - монархист, затем и белогвардеец, после - эмигрант. Понятное дело, советскую власть он вряд ли любил. Описывает же он состояние Российской империи периода до 1912 года, т.е. за пять лет до Великой Октябрьской социалистической революции.

И пусть Поклонская с поклонниками и паломниками Николая Второго, пусть эти граждане ознакомятся с реальным бытом народа, с условиями его жизни. Описанными, повторим, отнюдь не большевиком и даже не революционером, а завзятым монархистом и антисоветчиком.

Прочитают, чтобы впредь поменьше раскрывать свои монархические или белогвардейские антисоветские глотки... При таком состоянии дел в империи революция не могла не свершиться!

*


К нам евреи просочились, как вода сквозь худую плотину, из Польши, не принеся с собою ни имущества, ни капиталов. Польша жестоко отплатила нам за свою политическую смерть!

Придя к нам нищими и невежественными париями, евреи, разорив нас, нажили огромные состояния и на наш государственный счет получили образование, т.е. мы же ввели их в ранг господ.


Получилось то, что мы своим состоянием обогатили своих смертельных врагов и, дав образование этим дикарям, до зубов вооружили их для борьбы, и это оружие они обратили против нас же. Получилась величайшая историческая глупость, впрочем, общая всем культурным народам, вероятно по пословице: "на миру и смерть красна".

К нашему времени еврейство захватило в свои руки нашу торговлю, промыслы, банки, биржу, свободные профессии, школу, печать и проч.

Русский торгово-промышленный класс с поразительной быстротой разоряется, русское искусство опошляется, никнет, загоняется в темные углы выступившим на авансцену и все собою заслонившим евреем. Все те профессии, в которых еще совсем недавно профессиональная этика стояла на высокой степени порядочности, как-то: адвокатура, журналистика, медицина, профессура и другие, с внедрением туда еврея опустились чуть не до самого дна.

Благодаря своему засилью во всех этих важных областях общественной жизни, еврейство наложило свой разлагающий отпечаток на всю русскую жизнь, замутило и развратило ум и душу всего русского общества настолько, что, не рискуя погрешить перед истиной, можно смело сказать, что вся наша жизнь снизу доверху загажена евреем.

Такое ненормальное явление в недалеком будущем грозит стране страшными, быть может, роковыми последствиями. Такие последствия уже раз сказались в разгромах, потрясениях и развращении народа в 1905 - 06 годах. Но я боюсь, что наша недавняя позорная революция, руководимая и вдохновляемая евреями, является только первыми раскатами грома, а настоящая гроза еще впереди.

Что наша смута была задолго решена и оборудована евреями, это уже не требует доказательств. Да и сами евреи не отрицают своего верховодства в бунте. Наоборот, в своем преступном самохвальстве они не раз открыто заявляли: "Дали вам Бога, дадим и царя".

У нас еврею дан был полный простор развращать наше политически незрелое близорукое общество еще за много десятилетий до революции 1905 - 06 годов. И еврей ползучей змеей пролез всюду и все отравил своим тлетворным дыханием. Почти вся пресса обеих столиц и провинции еще задолго до революции очутилась в руках евреев и еврействующих, правой печати почти не существовало, умеренная плясала под еврейскую дудку. Адвокатура, школа, театры так же, как и теперь, были переполнены евреями; либеральное чиновничество и таковые же суды расшаркивались перед евреем.

Само еврейство в качестве угнетенного, но "талантливого" племени находилось под любовным и ревнивым покровительством обработанного ими общества. Отрицательные стороны еврейского характера, еврейских деяний и быта нельзя было не только осветить, но и затронуть в печати. Еврей являлся чем-то священным, неприкосновенным. Дозволялось только восхищаться евреем, восхвалять и жалеть его, вывести же его на чистую воду считалось гнуснейшим неприличием, подлостью, преступлением, к счастью, некараемым только коронным судом, зато суд общества был беспощаден: громы и молнии обрушивались со всех сторон на смельчака-обличителя, от него все сторонились, как от чумы, на него лгали, клеветали, его честь и доброе имя предавались поношению, репутация его гибла навсегда.

А между тем и в печати, и в школе, и в обществе русские народные идеалы исподволь развенчивались и осмеивались; русская история извращалась; русские благоверные цари и государственные деятели, действовавшие в духе народа, оклеветывались; православная вера и церковь - колыбель и пестун русского народа и ее государственности, иерархи и св. подвижники предавались постепенно поруганию и ко всей великой русской народности вселялось презрение как к народу грязному, жалкому, порочному и невежественному.

Не осталось ни одной святыни русского народа, ни одного заветного места, которые не были бы оплеваны и оклеветаны самым безбожным образом.

И мы, русские, впечатлительные, рефлективные, больше верящие чужим внушениям, чем самим себе, мало-помалу поверили в свою слабость, в свою негодность, в свою порочность и действительно потом уже стали и слабыми, и негодными, и порочными. Ведь достаточно почувствовать неуверенность в своих силах, как вслед за этой неуверенностью пропадет и сама сила.

Да иначе и быть не могло: еще нашим дедам, думаю, было бы зазорно и даже дико читать в печати на русском языке фальшивую, безграмотную еврейскую стряпню. В настоящее же время едва 1/5 часть нашей периодической печати в руках кровных русских, остальная только по названию русская. Там царит еврей. И вот под таким-то тлетворным воздействием ожидовевших школы и печати вырос, воспитался, сформировался и выступил на поприще жизни не один ряд поколений русской молодежи.

Ясно, что эти поколения, в лучшем случае, вышли равнодушными к русскому государственному строю, к русскому быту, к русской православной церкви, в худшем - враждебными.

Вместо того, чтобы государству, потратившему столько труда, забот и денег на образование и воспитание этих поколений, найти в них верных, усердных слуг, оно получало или равнодушных себялюбцев или злейших врагов, которые, по еврейской указке, в тысячах точек разрушают ту родину, которой сами они обязаны решительно всем, что имеют.

Таким образом русское общество и русские государственные люди, как продукт этого общества, бессознательно под сигнатуркой чистых, либеральных идей мало-помалу восприняли и всосали отраву еврейских измышлений и, в конце концов, совершенно утратили дух и даже облик русского патриота, окончательно потеряли то здоровое, верное чутье, которым обладали наши предки - собиратели и строители единой великой России.

Еврейство до умопомрачения окурило их своим смрадным куревом; их мозг заволокло непроницаемой пленкой, сотканной из коварных казуистических измышлений; перед отупелым взором опустилась туманная завеса, заволакивающая грядущие дали. Плотна еврейская пленка. Не под силу помраченному, одурманенному мозгу разорвать ее, чтобы независимо мыслить; не сквозит туманная завеса и не близоруким глазам разглядеть сквозь нее что-либо впереди.

IV

Если бы было не так, как я говорю, разве мыслимо было бы допустить унижение государственного племени, забвение его вопиющих нужд, безнаказанное оплевыние и поношение его веры, истории, быта?

Разве мыслимо было бы, чтобы над народом-хозяином, над народом-завоевателем сделались господами отпрыски покоренных им инородцев, т.е., по старому понятию, - отпрыски рабов и чтобы его достоянием владели и распоряжались презренные паразиты, контрабандно просочившиеся через худую загородку, пролезшие в его дом и присвоившие себе все, что в этом доме оказалось?

Разве возможно было бы в православном государств при православной власти, в веке расцвета либерализма и гуманитарных идей сделать всевыносящей осью государственной финансовой политики народное пьянство - отвратительнейший порок, разоряющий, развращающий и, в буквальном смысле, убивающий русский народ? Но мало того, что этот ужас допущен, за него, за этот смертный исторический грех, равного которому не записано на скрижалях истории, правительство держится как за самый надежный якорь спасения.

Великая страна, точно одержимая легионами дьяволов, мечется и бьется в бешеных судорогах, и вся деревенская жизнь обратилась в один сплошной пьяный, кровавый кошмар, а правительство, как припертый к стене нечсстный игрок, заявляет перед народными представителями, что у него нет достаточных данных, точно устанавливающих чрезмерное потребление народом водки, оно не находит, что народ через кабак разоряется и спивается с круга...

А, между тем, из года в год поступления в государственную кассу по графе "правительственные регалии" все увеличиваются. Это значит, что из года в год народ пропивает все больше и больше своих трудовых грошей, это значит, что он все сильнее и сильнее отравляется алкогольным ядом и отравляет все свое будущее потомство, это значит, что он все хуже и хуже питается, это значит, что он все глубже и глубже развращается и становится все преступнее и преступнее.

Еще недавно, всего год назад, в роковой графе государственной росписи значилась умопомрачительная сумма в 740 миллионов рублей чистого дохода от пропитых денег, в росписи же на 1912 год уже значится 751.850.000 руб.

Цифры не так красноречивы, как факты, зато неумолимее их.

Значит, для того, чтобы в соответствующую графу вписать вышеприведенную сумму, надо, чтобы народ в один год снес в кабак около миллиарда своих трудовых денег. Но этим миллиардом потери как народа, так и государства не ограничиваются: пропивая свой наличный миллиард, народ пропивает и свое рабочее время, в течение которого он мог бы заработать новый миллиард, а то и более. И этим не исчерпываются зло и потери.

Пропивая время и деньги, народ, вместе с тем ,пропивает и свое здоровье, и здоровье и будущность грядущих поколений России.

И этим не исчерпываются зло и потери.

А общее озверение народа?! Откуда оно идет?! Разве можно умолчать о кровопролитных драках, о бесчисленных убийствах, насилии, о поджогах, о всякого рода озорстве, о мелких и крупных материальных потерях частных лиц от воровства, грабежа, от пьяных дебошей, а ведь из них слагается грандиозная общая сумма убытков государства.

И этим еще не исчерпываются все зло и потери. Как прямое следствие всего этого безобразия, этого непростительного, смрадного греха являются переобремененные суды, переполненные тюрьмы, каторги, ссылки... На все эти учреждения, на многочисленный персонал, обслуживающий их, опять тратятся государственные деньги, и деньги немалые. Нельзя не принять в расчет и того, что силы и время осужденных, не приложенные к производительному труду, пропадают даром и сами осужденные становятся подневольными пенсионерами государства; на это опять тратятся государственные деньги. Хозяйства осужденных гибнут, семьи их нередко идут по миру. А такие хозяйства и такие семьи считаются сотнями тысяч.

Горе народное мною не было бы исчерпано до дна, если забыть слезы жен, детей и матерей, вот тех бездольных, что изо дня в день оглашают своими стонами неоглядную ширь русской земли. И разве эти слезы, эти муки, эти стоны малого стоят?!

Поистине, сама земля и воздух России пропитались кровью, слезами и всяческим непотребством.

Какое-то сокрушительное колесо, какой-то адский круг, в котором бестолково, несчастно и безумно бьется жизнь мировой державы... И все от водки.

Не родились еще такие математики, ум которых мог бы охватить и с точностью до последней копейки высчитать всю неисчислимую сумму потерь от пьянства, не придумано еще таких весов и мер, при посредстве которых можно было бы хотя приблизительно исчислить те огромные бедствия, страшной ценой которых наше министерство финансов достигает своего, с каждым годом повышающегося, "бюджетного благополучия".

Тогда ужаснулись бы бездонной глубины и неохватной шири содеянного зла... и с содроганием, с отвращением к самим себе навсегда отвернулись бы от этого проклятого дела, руки сами собой опустились бы от делания его.

Поистине, те пропойные денежки так дороги, что не хватит цифр выразить их подлинную цену.

Это даже не деньги, а кровь, хлещущая непрерывными струями из раскрытых жил народных.

У тех христианских малюток, которых ради своих ритуальных целей подкалывают и режут евреи, в конце концов наступает и полное обескровление. Цветущий ребенок, бьющийся в предсмертных судорогах в руках палачей-изуверов, медленно, но верно обращается в бледный, жалкий, сморщенный трупик.

Не то ли творится на наших глазах и со всем русским племенем?! Оно бьется, мечется, кричит и изо дня в день хиреет. Неужели ждать, сложа руки, той поры, когда оно окажется совсем обескровленным?!

Поздно или рано, но пьянство страшной роковой ценой отрыгнется России. Суд Божий совершится и не избежать его сурового, но заслуженного приговора.

***