мера1

ss69100


К чему стадам дары свободы...

Восстановление смыслов


Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Расплата за социальную неадекватность – всегда вымирание
мера1
ss69100

Утрата вменяемости широких слоёв населения – неожиданный и очень горький итог научно-технического прогресса.

В старом мире адекватность блюлась самой суровостью жизни: тупые и неадекватные просто вымирали. НТП стал давать людям разные поблажки и «перемоги», чем дальше, тем больше.

Никто не думал, как отреагирует мозг обывателя на кардинальное облегчение быта, на снижение принудительно-обязательных действий…

Мозг отреагировал страшным образом. Стала нарастать прослойка преступных тунеядцев, которые не просто паразитировали на обществе, но и попытались в итоге своё тунеядство превратить в общий принцип жизни, максимум всеобщего поведения.

«Перестройкой» мы обязаны именно этим существам. Они однажды утратили понимание разницы между «обязательным» и «приятным», после чего покатились под откос, всё гуще путая желаемое ими с действительным. До полной утраты адекватности…

Человеческая жизнь – В РЕАЛЬНОМ МИРЕ – поделена между работой и свободным временем. Из этого следует, что работа – несвободное время.

Есть то, что человек должен сделать, и есть то, чего он может не делать. Смешивать долг с произволом нельзя...


Как говорили лучше других понимающие жизнь крестьяне – «помирай, да хлеб сей!». На посиделки можешь не ходить, частушки можешь не петь: твоё дело, твой выбор. Но хлеб сей в любом случае: иначе брюхо тебе смертный приговор зимой выпишет…

В самой основе того, что делает человека человеком лежит представление о том, что ДОЛГ ВЕЛИТ СДЕЛАТЬ – хочется этого или не хочется. Как в поговорке – «Сделал дело – гуляй смело!». То есть вначале долг (трудовой, ратный, учебный) – а потом уже что тебе приятно.

Объяснять это людям на пашне или на капиталистической фабрике XIX века – всё равно, что учить взрослого человека дышать.

Такие объяснения для адекватных людей просто нелепы, это какой-то вздор и ненужные, смешные в своей ненужности, разглагольствования «капитана Очевидности».

Есть ты со своими желаниями. А есть Необходимость, которой плевать и на тебя, и на все твои «хотелки». Необходимость – как нож у горла, как пистолет у виска. Нормальному это разжёвывать – только зря время терять…

И так было ясно людям, пахавшим по 14 часов в день на чёрной и шумной, жуткой фабрике, что пресловутая «Свобода» находится только в узком пространстве возможного. Например, она в том, чтобы работать 8 часов вместо 14, если это возможно (в войну, скажем, невозможно и это), обрабатывать большое поле вместо маленького и т.п.

+++

Облегчение быта выдвинуло «перестроечного» дегенерата, который начисто утратил различение между неприятно-необходимым и приятной добровольностью свободы.

Дегенерат решил, что свобода не только скрасит досуг, но и накормит, и жильём снабдит, и в больничку положит. Начисто выпало сидевшее гвоздём в бывших крепостных после 1861 года: «Освобождение без источников к существованию – не освобождение, а углубление рабской кабалы».

У раба один хозяин, а у нищего – любой.

Человек ведь пришёл к несвободе иерархического общества от полной свободы первобытных нравов. Исторически все, за исключением самых далёких и отсталых племён, согласились на иерархии взамен полной свободы. И не потому, что все рабы, а потому что иначе ничего не получалось у людей… Когда что-то получаешь – что то вынужден отдавать взамен, такая уж диалектика жизни.

Свободен от Сталина – несвободен от Гитлера. Свободен от Гитлера – Сталин пришёл. А так чтобы от обоих свободным быть… Ну, это, голубчик, в тайгу, к староверам Лыковым, к их натуральному хозяйству, запрятанному в глуши так, что никакая власть отыскать его не может…

+++

То есть, выбирая какое-то благо, мы одновременно выбираем и связанное с этим благом неудобство.

Равенство делает нас равными не только в достатке, но и в бедности, не только в удобствах, но и в бытовых неудобствах (очереди за колбасой, «ненавязчивый» сервис).

Неравенство же неразделимо с ненавистью обделённых к тем, «кто всё себе забрал». При неравенстве «власть и деньги имущий» обречён всегда спать с пистолетом под подушкой, и вздрагивать в ночи[1] – не за ним ли пришли?

Непонимание того, что всякое житейское благо неразрывно связано с каким-то компенсирующим неудобством свойственно лишь детям и идиотам.

Идиоты, вырастая до седых волос с детскими мозгами, не понимают разницы между «кормовой базой» человека и его «удовольствиями досуга».

Они, совсем кратко говоря, хотели бы, чтобы им за их удовольствия платили. Чтобы они делали исключительно, чего им вздумается, и при этом не стали голодными и нищими.

Но этого, конечно, не может быть. Потому что жизнь устроена так, что или ты собранный воин, постоянно начеку, или ты пьяный разгильдяй, у которого всё отберут. Антилопа обязана убегать от льва, даже если ей «влом» и «лениво»…

Из этого социального дегенератизма, из попыток сочетать высокие заработки с максимальным самоублажением родились и майдауны, и рыночные упыри-олигархи. Причём те и другие неразделимы: первые кормовая база вторых.

Это, говоря языком зоологии, симбиоз льва и антилопы, которые оба не хотят бегать. Лев антилопу жрёт, не догоняя, а антилопа умирает, не убегая.

+++

Совершенно выпали в «перестройку» из обихода очень простые истины:

1) Сладко жрать – это приятно.
2) Зарабатывать на такую жратву – совсем другое дело. Чаще всего это и неприятно, и тяжело, и никакой свободы не предусматривает…

Что гонит рабочего к 7 утра на завод? Неужели ему плохо лежать в постели и досматривать сладкие сны?

Я думаю, что нет. Он полежал бы до полудня с удовольствием – по крайней мере, в некоторые дни. Но он встал и пошёл: выбора у него нет. Такая вот «несвобода»: пахать нужно, чтобы жить…

Заработок не связан с удовольствиями и наслаждениями – именно поэтому рабочее время отделяют от «свободного времени», и при этом почитают рабочее основным.

Заработок связан или с тяжёлым, упорным трудом, или с большой кровью, жестоким криминалом.

Дегенерат же ждёт «европейского уровня» как халявы, разрушив и производственные, и защитные системы, которые, по его мнению, мешают потребительскому счастью пройти к нему на дом…

+++

Сформировавшись во влажных и тёплых закутках и щелях научно-технического прогресса, плесень социал-паразитизма разрослась и вширь, и вглубь.

Халявщики-гайдары, сперва обманывавшие общество, изображая «младших научных сотрудников», и ничего на самом деле не делая (а зарплату получая) – сперва начали считать «унижением» помощь колхозникам или овощебазе при уборке урожая.

Потом это разрасталось во всё большее и большее самолюбование, которое хотело бы постоянного снижения ответственности и загруженности при постоянном росте доходов.

Когда потребовалось для этого переступить криминал – легко переступили. Когда потребовалось Родину предать – легко предали. Жруны хотели жрать, и бежали за каждым толпами – стоило ему лишь издалека поманить муляжом большой жратвы.

«Нам – всё. От нас – ничего».

+++

Между тем закон жизни очень прост.

Биосфера – это такая гигантская амёба Поглощения. Руководствуясь инстинтом, это простейшее существо постоянно тыкается повсюду щупальцами – что бы сожрать? Там ударили током – отползла. Там укололи жалом – тоже отползла. И дальше шарит по миру – кого бы сегодня сожрать?

По этой причине никакие победы не бывают окончательными. Каждое новое поколение жизнь снова проверяет на «слабо», требуя отстоять завоевания предков.

Гигантская амёба поглощения, которая суть есть сама биосфера, от микроскопических бактерий до геополитических хищников, плотоядна.

Всё в биосфере, от микро до макро-уровня – ищет толерантности[2], как свойства организма, чтобы сожрать этот утративший способности к сопротивлению организм.

+++

Расплата за социальную неадекватность, за неспособность понять, кто ты сам, кто вокруг тебя, что тебе выгодно, а что для тебя убийственно – всегда вымирание.

Если человек живёт миражами и не видит реальности, то он либо в пропасть свалится, либо напорется на что-то острое, либо будет сожран невидимым для него хищником…

Ну, другие варианты тоже есть: смерти, не жизни.


[1] Банкир П.Авен в опубликованных «Форбс» мемуарах вспоминает: «Роман Абрамович рассказывал мне, что однажды в самом начале их с Борисом сотрудничества он пришел к Березовскому за поддержкой…

На разговор об опасности и просьбу помочь с усилением охраны Березовский прореагировал сухо: «Бизнес — это война. Тебя убили — значит ты проиграл. Действуй так, чтобы не убили. И сам думай о своей охране, особенно не заморачиваясь».

[2] Толерантность — медицинский термин, описывающий иммунодефицит, состояние организма, при котором иммунная система устойчиво воспринимает чужеродный антиген, как собственный и не отвечает на него.

А. Леонидов

***




Источник.


  • 1
> Заработок связан или с тяжёлым, упорным трудом, или с большой кровью, жестоким криминалом.

Автор здесь явно передергивает. Во-первых, свободный труд всегда в радость, тягостным он становится только из-за эксплуатации - рабского ярма (при капитализме). Во-вторых, с учетом роста производительности труда, сам труд должен становится все легче, а время обязательного труда граждан - уменьшатся, при постоянном росте уровня жизни. Единственное, что сейчас этому мешает, это сверхпотребление и паразитизм господствующих классов.
Т.е. тяжелый упорный труд для угнетенных классов (при богатой и праздной жизни господствующих классов) обязателен для выживания только при капитализме.

Свободный труд всегда в радость, но от него устаёшь, бывает, хуже, чем от подневольного. И "тяжёлый", и "упорный" - всё верно.
С "во-вторых" - согласен.

Кстати, вспомнил одну пошлую байку:
"Евнух всю ночь водил к своему хозяину из гарема наложниц и сильно устал, а его господин утром был бодр и весел. Раб спрашивает его:
- Господин, я лишь водил к вам женщин и выбился сил, а вы их трахали всю ночь, и после этого бодры и полны энергии. Как же так?
- Потому что, раб, ты всю ночь занимался рутиной, а я делал любимое дело!"

Ага :)
Вариант:
- Утомляет не любимая работа, а бесцельное шляние по коридорам

Это тоже верно, но даже когда работа нравится - усталость всё равно чувствуется. К тому же - в такой ситуации часто не обращаешь внимание на время и работаешь больше.

Забавно, но автор статьи этого явно не понимает:) Суровый взгляд на жизнь с позиции надсмотрщика за рабами.

Автор, похоже, выступает с ярко выраженных классовых позиций :)
С некоторыми положениями текста, признаю, я согласен, но в целом...
Бинарная логика, чёрно-белый мир.
Прослойка преступных тунеядцев? Да многие из них полегли в тех же 90-х, и вовсе не от ничегонеделания. Победили сильнейшие, переоделись сначала в малиновые пиджаки, затем - в модные костюмчики.
С позиции надсмотрщика за рабами? Вполне похоже, да. Не хозяина - это точно.

Парадокс в том, что капитализм, это общество богатых тунеядцев и нищих тружеников.

"Раб-ота"- само слово за себя говорит.Работа не может быть любимой,т.к не имеет под собой основы творчества, а ведь это основное в жизнедеятельности Чело-века.Слово " робот" и "работа" имеют один корень, значить и один смысл. В руском языке есть "труд" - вот это и есть основа творчества и именно он может быть любимым. Пришло время называть вещи своими именами.

Ну труд может быть и любовью к делу,зависит каким содержанием его человек для себя наполнит, или повинность рабская или служба содержательная,американцы удивлялись как у нас люди работали зарплату не получая работая себе в убыток .Просто отморозки до разделения плодов  общественного труда дорвались.


Да и зачем тогда все эти службы были,профсоюзы милиция, кгб,если все равно нужно самому с ружем все от всех охранять и бдить, или параноиком ни кому не доверяющим станешь или профессию на соответсвующую всем миром менять.


Опять передёргивания и обязательный пинок в сторону советского. Леонидов мнит себя поумнее каких -то там большевиков. Они то верили в людей, в победу человеческого, справедливости и т.д. А вот для автора люди не просто животные, а амёба одноклеточная. Работать оказывается больше надо-вот раньше пахали по 14 часов и с головой всё было в порядке. Вон оно как! А я то , сколько себя помню, всю жизнь ужасалась тому, что люди так много работают . У автора у самого в голове путается и он приписывает всем " социальную неадекватность". Сами , дегенераты, всё разрушили, не захотели работать. Ему ,вообще, сколько лет?.Он что, не видел, а позднее не осознал, что это была спланированная операция разрушения системы . Всё крушили по принципу-чем хуже, тем лучше, под шумок- всё приберём к рукам и потом себя же выставим благодетелями и спасителями. И большинство ничего не могло сделать, потому что не осознавало, что происходит. Осознание -это такая тягучая вещь, оно приходит не сразу, а постепенно .Психологи знают- к примеру , измена одного из супругов переживается около 3 лет, то есть осознание и переработка только этого факта длиться годами. А тут со страной такое произошло. Да мы только и делаем эти 30 лет, что осознаём и осознаём. " Повезло" родиться в эпоху перемен.

Осозновать могут единицы люде,ставшими человеками. Народная мудрость гласит :" Людей много,но человеков единицы". "Со-знание" - это быть со знанием жизни,а вот " осо-знание"- это уже особые знания, которые доступны лишь не многим,к нынешним дегенератам-олигархам это не имеет отношения,они вообще без-со-знания,винтики в чужой игре.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account