?

Log in

No account? Create an account
мера1

ss69100


К чему стадам дары свободы...

Восстановление смыслов


Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
В.Ф. Базарный: Стресс и сердечно-сосудистые заболевания у школьников
мера1
ss69100

Afficher l"image d"origineОбщность некоторых хронических неэпидемических детских болезней

В ходе исследований наше внимание привлекла близость картины электрических потенциалов мозга у тех детей, которые систематически пребывают в обездвиженном стресс-напряженном учебном процессе, а также у страдающих синдромом дефицита внимания с гиперактивностью, детским церебральным параличом и даже… болезнью Паркинсона. Попытаемся с этим разобраться.

Известно, что Джон Паркинсон еще в 1817 г. выделил непроизвольный тремор («дрожательный паралич») в качестве самостоятельного заболевания. Главным клиническим проявлением данного синдрома является непроизвольный высокочастотный тремор рук, сочетающийся со спастической низкочастотной тугоподвижностью.

Уже в те годы специалисты знали, что этот синдром обусловлен поражением мозга. Заметим, что в состоянии спазмотонической (спастической) мышечной напряженности наши дети пребывают в учебном процессе на протяжении 10–12 лет (и даже дольше).

И похоже, совершенно закономерно, что спустя более чем 1,5 столетия на Западе описывается необычное аномальное явление среди детской популяции — синдром «дисфункции мозга».

В 1987 г. данная патология получила определение как «синдром дефицита внимания с гиперактивностью» (в том числе и «без гиперактивности» — СДВГ). Подчеркнем, что здесь также выявляется поражение мозга и моторный хаос.

Как мы отмечали выше, основными симптомами СДВГ является угасание способности ребенка концентрировать («собрать») свое внимание на фоне появления импульсно-взрывных хаотических движений (судорожности).

Имеющиеся работы, в том числе полученные нами данные, убеждают в том, что и при учебно-дидактическом стресссиндроме у детей («УДАВ-СУД»), и при СДВГ и ДЦП на ЭЭГ выявляется следующая симптоматика:

• задержка в развитии вестибуло-мозжечковой мышечно-координаторной системы;

• задержка в развитии базового сенсорного — ритма мозга;

• задержка в развитии лобных отделов мозга, ответственных за волевой контроль;

• дезинтеграция («разобранность») в работе различных структур мозга;

• наличие острых волн.

В этом плане представляют большой интерес исследования О.В. Богданова (1987), Е.М. Богомолова и Ю.А. Курочкина (1987), О.Б. Зубовой (1987) и других, изложенные в фундаментальном труде «Роль сенсорного притока в созревании функций мозга» (подред. Е.В. Максимова, К.В. Шумикина. — М.: «Наука», 1987).

В частности О.В. Богданов привел экспериментальные данные о том, что восходящая афферентация является базовым механизмом развития мозга.

Е.М. Богомолова и Ю.А. Курочкин выявили, что даже зрительная депривация негативно влияет на становление вертикальной позы. О.Б. Зубова также экспериментно подтвердила, что воспитание в сенсорно обедненной среде (в том числе при моторном закрепощении) негативно сказывается на развитии мозга и его интегративных функций.

Но если у животных пресечение восходящей энергетической афферентации и других видов моторной и сенсорной активности вызывает недоразвитие мозга, то что же говорить о детях, если на весь период взросления и развития пресечь приток к органам чувств полноценной сенсорной стимуляции и «образовывать» детей 10–12 лет вне собственного телесночувственного опыта.

Все это указывает на главное: пресечение процесса вертикализации, ограничения сенсорной и моторной активности детей — означает морфогенетическое недоразвитие мозга и его функций. При этом любое морфогенетическое недоразвитие органов и тканей означает их чрезмерную уязвимость и подверженность быстрому обратному развитию (старению).

Вот почему среди всех отмеченных выше синдромов общими оказались и недвигательные нарушения, выявляемые как при стресс-синдроме «УДАВ-СУД», так и при СДВГ, ДЦП и БП. Ниже приведем такие недвигательные нарушения, которые подробно описали М.Р. Нодель и Н.Н. Яхно (2008) у больных, страдающих болезнью Паркинсона. Это:

• нервно-психические нарушения: эмоциональные, когнитивные, психотические, поведенческие;

• нарушения сна и бодрствования;

• вегетативные нарушения;

• сенсорные нарушения и боль;

• утомляемость.

Особое внимание обратим и на общность тех митохондриальных изменений (дисфункций) при БП, подробно описанных С.Н. Иллариошкиным (2008) и тех, которые описали мы при учебно-дидактическом стресс-синдроме (см. раздел ГУ, 1).

Выполненными нами исследованиями установлено, что спазмотоническая и гиперкинетическая картина при отмеченных выше синдромах радикально и практически однонаправлено меняется при изменении поз тела, и особенно при изменении расположения телесной вертикали относительно земной гравитационной оси.

При этом наименьший моторный хаос наблюдается после специальной активизации вестибулярного аппарата (например, после вращательных движений тела, после качания на качелях и т. д.).

Обнаружен и следующий принципиальный факт. По мере укоренения тела в своей видовой вертикали (осанке) спазмотонические и гиперкинетические (в том числе дрожательный тремор) резко уменьшаются.

Постепенно мы пришли к убеждению, что спазмотонические состояния, в том числе гиперкинетические реакции зарождаются в недрах все более и более навязываемой детям той сидяче-согбенной стресс-напряженной обездвиженности, на основе которой выстроен учебный процесс.

Такой режим развития детей способствует недоразвитию вестибуло-мозжечковой телесно-координаторной системы, а в итоге ее обратному развитию. Проявлением же возврата к эмбриональным программам построения движений как раз и является гиперкинетический и спазмотонический моторный хаос.

Вот почему, как было показано выше, насильственная выработка у детей учебной «усидчивости» оказывает не только деструктивный эффект на состояние мозговых функций, но и негативный генотропный эффект (рис. 30).

Механизм зарождения непроизвольной мышечной судорожности при принудительной обездвиженности весьма ярко и точно описал в своем письме после прочитанной мною лекции педагог Иван Дорофеевич Зуев из Нефтекамска. С его разрешения, приведу текст его письма.

«Владимиру Филипповичу.

После того, как я обдумал ваш доклад, пришел к выводу, что ваша теория иногда применяется подсознательно (по интуиции) некоторыми людьми, которые медицинскими знаниями не обладают.

Приведу собственный пример. Я стоял на учете у терапевта Гапеевой, которая меня спрашивала, не бывают ли у меня судороги. Я отвечаю, что не бывают. Оказывается, судорогам я не давал проявляться.

Когда в школе я чувствовал, что стягивает пальцы руки, то я прятал руки в парту и совершал движения пальцами интенсивнее и чаще, чем пианист. Когда у меня начинало стягивать ступню ноги, то я ногу ставил на носок и совершал колебательные движения ногой с большой частотой.

Длительность в обоих случаях была 5—15 секунд. Сосед по парте, а иногда учителя считали это за шалость. Позу за партой я менял через каждые 5—6минут, что иногда раздражало учителя.

В первый год работы учителем, а мне пришлось после двух курсов уйти в академический отпуск, я играл зимой с учениками в фут бол. Восьмиклассники приглашали нас, четверых учителей, так как их не хватало на две команды.

Так я стабилизировал порок сердца. После того футбольного года у меня почти прекратились кровотечения, и я вернулся в пединститут.

Работая физиком, я уроки вел в постоянном движении, а что ученикам нужно тоже, я не понимал».

Детям, страдающим различными моторными нарушениями, в том числе ДЦП, мы еще в 80-е гг. XX в. рекомендовали реабилитационные мероприятия, опирающиеся на повышение уровня активности, а в итоге — на раскрепощение функциональных возможностей вестибуло-мозжечковой телесно-координаторной системы.

Это происходит за счет минимизации в образе жизни детей сидячей позы, а также специально разработанных зрительно-вестибулярных тренажей, выполняемых непосредственно на академическом уроке.

Результат был получен просто поразительный. Например, у некоторых детей практически отсутствовал базовый сенсорный ритм мозга. Спустя же 1–2 недели систематических занятий, такой ритм начинал четко проявляться.

Ниже приведем пример ребенка с ДЦП, у которого буквально за один сеанс вестибуло-мозжечковой и телесно-координаторной стимуляции оформился четкий — ритм мозга.

Отдавая дань поиску коллегами-медиками фармакологических и генетических средств реабилитации больных с синдромами СДВГ, ДЦП и БП, подчеркнем, что полученные нами результаты раскрывают перспективу такой реабилитации с помощью реактивации и запуска функциональной активности системы органов чувств, в эпицентре которых оказалась вестибуло-мозжечковая система.

Глава 8
Стресс и сердечно-сосудистые заболевания у школьников

2 ноября 2008 г. один из авторитетных отечественных специалистов по кардиологии профессор Ф. Агеев и ведущая теле-и радиопередачи «Здоровье» Е. Малышева по «Радио России» рассуждали о причинах того, отчего мужчины чаще женщин умирают от сердечно-сосудистых заболеваний.

Действительно, эта проблема является сверхактуальной для современной России. В итоге они пришли к следующему выводу: женщины реже умирают от сердечно-сосудистых заболеваний, потому что больше обращают на себя внимание и чаще посещают врачей.

В таком выводе, пожалуй, больше влияния Фрейда, чем реальных научно выверенных фактов. Задумаемся, что означает чаще ходить к врачу в эпоху запредельно дорогой медицины и дорогих лекарств, эпоху, когда благополучие врача стало напрямую зависеть от кошелька больного.

При этом я не встречал ни одной серьезной работы, указывающей на то, что можно повысить уровень здоровья народа за счет частоты посещения наших поликлиник и больниц. Наоборот, Всемирная организация здравоохранения прямо предупреждает: «Берегитесь больниц»! («Медицинская газета», № 7, от 01.02.2008).

В этой газете постоянно публикуется список часто употребляемых и распространенных лекарств, которые вызывают серьезные, отсроченные во времени осложнения. Причем они нередко намного более тяжелые, чем само заболевание.

Согласно официальным данным в США ежегодно из-за врачебных ошибок погибают где-то около 100 тыс. человек. И это при том, что там в отличие от нас до частной практики допускают после многих лет учебы и практики под руководством многоопытных наставников.

Этот факт показывает, насколько сложным является организм и механизмы его саморегуляции. Да и врачи зачастую воспитывают в людях не волю и силу духа (как базовые механизмы самоисцеления), а психозависимость от врачей и лекарств.

Отрадно, что на планете живет самый здоровый, ничем не болеющий народ — хунзы. Так они вообще не знают, что такое медицина и что такое лекарства. При этом известно, сколько внимания в современной цивилизации уделяется проблеме питания. Хунзы же едят столько, чтобы не умереть с голоду.

В отличие же от нас, воспитанных школой в недвижении и косности тела, их отличает особо подвижное, стройное и гибкое тело. С детства воспитанные в постоянном движении, они запросто ходят (по горам) в гости к соседу за 100–200 км.

О том, что тренировка воли и духа, а также упор на свои силы бывает намного эффективнее любых лекарств, говорит и другой «парадоксальный» для нашего сознания факт.

Согласно специальным исследованиям авторитетных демографов (И.А. Гундаров, 2001) установлено, что за период Великой Отечественной войны, т. е. за годы лишений, недоедания, стрессов, отсутствия врачей и лекарств наш народ в целом стал… здоровее.

О том, что именно школа оказывает негативное влияние на сердечнососудистую систему, еще в 80-е гг. XX столетия отмечали такие авторитетные специалисты, как академик Г.Н. Сердюковская: «На усталость жаловались 80 % шестилеток… у некоторых замедлился рост. Это привело к тому, что у каждого 4-го ребенка врачи отмечали изменения в сердечно-сосудистой системе».

Четко указывал на эту связь и бывший министр здравоохранения СССР признанный авторитет в области сердечно-сосудистой патологии академик Е.И. Чазов (1989).

Выполненные под нашим руководством исследования показали: корни основных проблем телесной и духовной жизни, в том числе проблемы сердечно-сосудистой системы, начинаются с нарушений в развитии в учебном процессе видовой телесно-осевой стойки.

Это обусловлено тем, что качество оформленной и укорененной на этапах детства осанки определяет, с одной стороны, тонус (энергетику) вегетативной нервной системы, с другой — баланс симпатического и парасимпатического ее отделов, с третьей — полноту раскрепощения («парусность», пластичность, ритмичность, фазовый баланс) жизнетворной энергоинформационной волны (восходящей энергетической активации).

В этих условиях телесно-осевая стойкость — укорененная телесно-чувственная стойкость, стойкость биоритмальная, нейромышечная, энергоинформационная, а в итоге — вегетативная, сосудистая, нервнопсихическая, эмоциональная.

Стойкость, собирающая триединство из координаторного, чувственного и мыслетворного тела и формирующая его целостность и устойчивую «соборность».

Вот почему оптимальная ритмичность, пластичность и устойчивость сердечного ритма возможна только при идеально оформленной в детстве осанке (осанне).

И наоборот, любые нарушения в развитии телесно-осевой вертикали (осанки) в той или иной степени сопровождаются нарушениями в пластичности и ритмичности сердечных сокращений — синдром удлинения QT интервала (синдром «хромоты» сердечного ритма) (рис. 29).

На примере изучения непроизвольных микродвижений глаз установлено: оптимальный уровень функционального состояния вегето-кинетических ритмов (в том числе сосудистых) и, как следствие, уровень артериального давления поддерживается функциональной активностью гладкомышечных систем, пронизывающих стенки кровеносных сосудов, и в первую очередь энергетикой (мощностью и ритмичностью) их высокочастотной моторики.

При этом выявлен и следующий принципиальный факт: биоритмально организованная активность гладкомышечных систем определяется, с одной стороны, положением головы в гравитационном пространстве, с другой — укорененным на этапах детства шаговым динамическим стереотипом в образе жизни детей (рис. 16).

Также установлено, что невоссоздание и неукоренение на этапах детства телесно-осевой вертикальной стойкости тела, в том числе шагового ритма — это фрагментация, дезорганизация («разборка») биоритмальной организации вегетативной телесно-функциональной жизни, дезорганизация и «разборка» иерархии энергоинформационных контуров нашего тела (рис. 21).

Дезорганизация произвольно-волевых координаторных способностей тела, в том числе способностей свободно дозировать (соизмерять) и ритмично осуществлять целенаправленные психоконструирующие усилия (письмо, рисование, речь и т. д.).

В таких условиях дети начинают выполнять эти функции на фоне чрезмерных энергетических затрат за счет предельных статических мышечных напряжений и судорожных усилий, блокирующих все ритмы и функции жизнеподдержания, — от клеточного обмена и капиллярного кровообращения до работы сердечно-сосудистой, дыхательной систем, желудочно-кишечного тракта и т. д.

Установлено, что до 90 % детей на занятиях, и особенно при письме, пребывают в состоянии именно таких пролонгированных во времени спазмотонических мышечных напряжениях (рис. 34). Внешним выражением стресс-напряжения является зажатие и недопустимо низкое склонение детей при письме.

Такие статические нейромышечные напряжения поперечно-полосатых мышечных систем постепенно захватывают и гладкомышечные, в том числе стенки сосудов.

В частности, при системных спазмотонических мышечных напряжениях происходит своеобразное «заклинивание» гладкомышечной моторики, в том числе сосудистой, обеспечивающей продвижение крови по сосудам.

В этом случае блокируется вся биомеханика обмена веществ между капиллярами и клеточными системами.

С одной стороны, клетки начинают испытывать голод в пластических и энергетических веществах, с другой — блокируется механизм выведения продуктов обмена и распада клеток.

В целом в гисто-гематических барьерах (ионных «обменниках») возникает хаос, затор и распад, что способствует тому, что ионы кальция (носители электрических зарядов и являющиеся ионами только при ритмических мышечных сокращениях) быстро выпадают в соли кальция. Кроме этого, организм постепенно наполняется недоокисленными продуктами обмена (свободными радикалами, солями, ядами и т. д.).

А все вместе — начало развития старческого атеросклероза, опущенного по воле взрослых на плечи несчастных детей. Данный синдром мы назвали синдромом прижизненной мумификации тела — СПРУТ (синдром «телесномышечного панциря» — в терминологии В. Райх, который он объяснил почему-то «сдерживанием сексуальной энергии»),

В конечном счете возникает порочный круг: с одной стороны, понижается проницаемость крове-тканевых (гисто-гематических) барьеров, с другой — голод клеток в пластических и энергетических веществах.

В связи с возникшей тканевой гипоксией организм вынужден компенсаторно (рефлекторно) повышать гемодинамическое давление. Вот почему начальные стадии повышения артериального давления являются симптоматическими.

И вся терапия здесь должна быть сконцентрирована не на понижении собственно артериального давления, а на «очищении» гисто-гематических барьеров, активизации сосудистой моторики и деятельности всей сердечно-сосудистой системы за счет радикального увеличения плотности шаговой и моторной активности тела, в том числе за счет воссоздания длительным упорным трудом идеальной осанки.

В этих условиях для людей, зависимых от врачей и лишенных собственной воли (атаких уже большинство), в 1000 раз легче глотать внутрь химические препараты, а при неуспехе — во всем винить весь мир, но не свои безволие, косность и лень.

А теперь обратим внимание на то, в каких позах сидят и пишут наши дети в школе. Они настолько сгибаются над тетрадкой, что буквально носами водят по бумаге. И если потрогать у детей мышцы рук, плеча, шеи и даже живота, то можно ощутить, что они от напряжения буквально «каменеют».

В результате, если накануне поступления детей в школу пограничная артериальная гипертензия встречалась у 11 % детей, то к концу первого года обучения таких стало уже 26 %, а спустя 3 года — уже 65 %.

О том, что все связано именно с учебным процессом подтверждают и данные такого авторитетного центра, как Научный центр здоровья детей РАМН, (1997). В частности, среди учащихся средних и старших классов, занимающихся в элитных школах, только за один учебный год число гипертонических реакций возросло вдвое. В итоге, нарушения артериального давления выявлены у 90 % учащихся.

Особо отметим, что речь идет не о безобидном (преходящем) повышении артериального давления. Авторитетные специалисты из МОНИКИ им. Владимирского изучат и у школьников Сергиева Посада мозговое кровообращение.

Ими было выявлено запредельное явление: 2/3 учащихся живут и учатся с вегето-сосудистой дистонией мозга, т. е. с сосудисто-мозговыми «цунами».

И они отмечают: «В классической неврологии сложилось представление, что мозговой инсульт — заболевание лиц пожилого возраста, почти не встречающееся у детей.

Однако, как показывают эпидемиологические исследования последних лет, инсульты, приводящие к тяжелым поражениям мозга, и иные формы нарушения мозгового кровообращения у детей не редкость и составляют 4–5 % в структуре заболеваний нервной системы, летальность от них — 25 %, около 50 % ребят остаются инвалидами.

Доказано влияние даже незначительных церебральных расстройств в детстве на последующее возникновение мозговых катастроф по достижении зрелого возраста.

Все это определяет важность развития детской ангионеврологии, главными актуальными задачами которой являются ранняя диагностика и профилактика реброваскулярных расстройств».

Итак, комплекс выполненных исследований позволяет раскрыть учебно-дидактический позностатический механизм («УДАВ»), в том числе сформировать соответствующую теорию в развитии сердечно-сосудистых заболеваний народа при современной системе образования, включающей следующие его механизмы.

Во-первых, это механизм «разборки» и фрагментации в работе целостной гемодинамической функциональной системы, обеспечивающей доставку крови от сердца по системе «шлюзов» к мелким капиллярам и тканям. Он включает:

• механизм систематического механического сдавления и блока активности грудной клетки при напряженно-склоненной зрительной работе, и как следствие, стесненной работы сердца и легких;

• стеснения и угнетения работы второго базового звена, содействующего работе сердечно-сосудистой и дыхательной систем, — активности диафрагмы;

• систематического выключения третьего звена в содействии гемодинамической активности (и особенно венозной) — ритмических сокращений мышечных систем тела и особенно нижней его половины;

• сдавления шейного симпатического ствола и его узлов — водителей высокочастотной сосудистой моторики (ритмов) — важнейшего звена в содействии гемодинамике и уу поддержании.

Во-вторых, это механизм расторможения шейных эмбриональных спазмотонических рефлексов, угнетающих симпатическую активность и блокирующих ритмическую организацию всех вегетативных (в том числе сердечно-сосудистых) и психомоторных ритмов жизнеобеспечения.

В-третьих, это систематическое поддержание окулокардиального рефлекса (Ашнера).

В четвертых, это синдром механического сдавления шейных сосудов, питающих головной мозг. В широком плане речь идет об отключении вегетативных жизнетворных ритмов от центрального ритма «водителя», ритма «дирижера» — от телесно-осевого гравитационного ритма (ТОГР — см. разд. II, гл. 13).

Так почему все-таки мужчины умирают намного чаще женщин от сердечно-сосудистых заболеваний? Оказалось, что среди мальчиков начальных классов учебный спазмотонический синдром стресс-напряжения, в том числе повышенное артериальное давление встречалось в 2,9 раза чаще, чем у девочек (Л.А. Алифанова, 2001).

Обусловлено это известным фактом: генетическая потребность (экспрессия) к движениям у мальчиков выше в 4–6 раз, чем у девочек.

Описанный учебно-дидактический статический механизм как раз и оказался базовым механизмом развития на этапе детства болезней сердечно-сосудистой системы взрослых.

При организации учебного процесса в режиме телесной вертикали, динамических поз, а также малых форм двигательной активности непосредственно на уроке картина резко изменилась.

В этих условиях распространенность среди таких учащихся повышенного артериального давления снизилась в 6–7 раз по сравнению с теми учащимися, которые занимались в сидяче-обездвиженном статическом режиме.

Полученные данные дают все основания для разработки по-настоящему эффективной государственной программы массовой первичной профилактики сердечно-сосудистых заболеваний.

***
Из книги В.Ф. Базарного „Дитя человеческое. Психофизиология развития и регресса”.
Предыдущая часть „Стресс и душа” здесь.


  • 1

Детишки - слабые, но сильно матом так орут?

Я сразу понял: долго так они не проживут?

Re: Детишки - слабые, но сильно матом так орут?

Так мат-то благой)

  • 1