мера1

ss69100


К чему стадам дары свободы...

Восстановление смыслов


Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Из доклада И. А. Родионова в Русском Собрании 16 февраля 1912 года (4)
мера1
ss69100
...VIII.
Евреи, поселившись в русских городах, в силу своей солидарности и благодаря огромному кредиту в еврейских банках, которых питает русскими деньгами наш Государственный Банк, быстро овладевают торговлей, ремеслами и промыслами, пуская по миру русских конкурентов.

[Вот бы господину монархисту Родионову осознать, что дело не только и не столько „в русских деньгах нашего Госбанка”. И не в евреях, а в носителях человеконенавистничекой идеологии иудаизма. Которая обязывает иудеев относиться к неиудеям, гоям, как к скоту.

Отсюда и дозволенные иудеям методы по отношению к гоям: ростовщичество, ложь, убийства, воровство, клевета, скупка краденого, спаивание и прочее и так далее...

Понятно, что такими методами, когда совесть полностью отключена, можно победить в любой конкурентной борьбе. - Прим. ss69100.]


В результате в короткое время ощущается страшная дороговизна на все предметы потребления и все товары оказываются самого низкого и непрочного качества.

Трудовое население начинает во всем испытывать нужду, родится недовольство, и еврей и наша слепорожденная интеллигенция, подкрепленная огромной армией наплодившейся в последние годы полуинтеллигенции, со своей преступной пропагандой, тут как тут.

Все беды сваливают на голову правительства. Против него науськивают народ.

Наивно было бы думать, что главное занятие евреев в русских городах легальная торговля и ремесла.

Ремеслами они почти не занимаются. Свои мастерские лавчонки держат только для приобретения прав на жительство. Работают у них русские мастера, сами же они,  помимо революционной пропаганды,  занимаются скупкой и перепродажей краденого. Вся Россия, от Архангельска и до Тифлиса, от Варшавы до Перми и Владивостока, покрыта сетью тайных воровских еврейских притонов.

Загулявший лакей,  стянувший шубу или сюртук у  своего барина, горничная, уворовавшая кольца, серьги или кружева у своей хозяйки, мужик, стащивший сапоги и шапку с своего пьяного, заснувшего на дороги односельца, заводской или фабричный рабочий,  которому после перепоя не  на что опохмелиться, отвинтивший рычаг или гайки у дорогой машины, - все они несут краденое к еврею.

Там все канет, как ключ ко дну. Никакая полиция не отыщет. Еврей даст вору денег, конечно, ничтожную сумму, одну десятую или двадцатую часть стоимости принесенной вещи.

Вор не может выдать еврея, потому что он у того всегда в руках, и тот дает ему легкий заработок, еврею невыгодно и рискованно выдавать вора, и по пословице: "Рука руку моет", они годами, ради обоюдного прибытка, без помехи оперируют сообща. Если бы не существовало организованных еврейских воровских притонов, было бы несравненно меньше соблазна воровать, потому что некуда сбывать.

А в этом случае все идет по коммерческому закону: "спрос родит предложение". Этим я не хочу сказать, что, не будь евреев в русских городах, не было бы совсем и воровства, но я утверждаю, что воровство увеличивается в огромной прогрессии там, где поселяются евреи.

Краденые шубы, сюртуки, платья перекраиваются, перешиваются или просто разрезываются на куски в особых тайных еврейских мастерских. Если бы и нагрянула с обыском полиция, то потерпевшим хозяевам и не узнать своих уворованных вещей в их новом виде, а следовательно и уличить в воровстве хозяина притона нельзя, но за то, пожалуй, можно угодить под суд за оскорбление "честного" гражданина.

Все уворованное, преимущественно с ночными поездами, отправляется в дальние города. То, что скрадено в Петербурге, через короткое время очутится в Варшаве, Курске, Перми и продастся в тамошних еврейских магазинах и лавках; скраденное на юге таким же способом сплавляется на остальные три стороны России и даже заграницу, и так далее.

И что всего удивительнее, и обыватели, и полиция отлично осведомлены о преступных еврейских операциях и относятся к ним как к неизбежному, чуть что не узаконенному, злу.
Аптекарское дело - дело народного здравия, сплошь в руках инородцев: немцев, поляков и, главным образом, евреев.

Исколесив почти всю Россию вдоль и поперек, я нашел только в одном русском городе, в Петербурге, единственную аптеку, принадлежавшую русскому по крови человеку.

Получается очень странное явление, например: у нас в Боровичах - коренном русском городе, не включенном в черту еврейской оседлости, на население свыше 20000 человек имеются только две аптеки, и обе еврейские.

Третьей аптеки закон открыть не позволяет, дабы не нарушить интересы содержателей аптек. Какая забота со стороны закона о прибылях торгашей, а не о пользах и нуждах страждущего населения! Это уже монополия.

Какой-то специалист сделал подсчет, по которому выходит, что мы, обыватели, по аптекарским таксам платим за фунт сахара что-то около 23 р., а в лавках его можно купить за 14-16 коп., за бочку дистиллированной воды 28 руб.

За что мы платим такую несправедливую, непомерную дань инородцам, да еще таким смертельным врагам нашим, каковыми являются евреи? Ведь таким способом материально ослабляя себя, мы, тем самым, усиливаем их в борьбе с нами.

И мало того, что платим им по безумно высоким расценкам, но у нас никогда не  может быть уверенности,  что некоторые купленные дорогие патентованные средства не  есть бессовестная жидовская подделка,  что обыкновенные лекарства изготовлены достаточно добросовестно и опрятно, что, наконец, не отравят, намеренно или случайно, меня, жену, отца, брата или моего ребенка!

Ведь аптечное дело -  одно из  самых темных,  недоступных для постороннего глаза дело.  Не говоря уже о  безграмотном народе,  но громаднейшая часть образованного русского общества ни малейшего понятия не имеет о химических составах лекарств.

И закон наш, елико возможно, позаботился оградить аптекарей от ответственности: единственные компетентные люди - доктора - лишены права преследовать судом аптекарей за упущения, недобросовестность  и  злоупотребления,  а  обыватели,  которым  право преследования не возбраняется, ничего не смыслят в составах лекарств, следовательно, не могут отстаивать своих интересов.

И, таким образом, инородцы-аптекари являются полными, непререкаемыми господами положения.

Так обворовывается и обирается Россия, и обывателю бороться с этим злом, отстаивать свой достаток невозможно по той причине, что далеко не все отдают ясный отчет в бесшумном ограблении отечества, а главный потребитель и плательщик - многомиллионная народная масса темна, пьяна и инертна.

Между тем из всех этих ничтожных, повседневных фактов,  из суммы этих мелких слагаемых и получается вся громаднонесущаяся жизнь мировой державы, и надо сознаться, что все эти повседневные факты складываются не в пользу, не к благоденствию господствующей народности, а как раз наоборот - к истощению, к бесполезному изматыванию ее материальных и духовных сил.

То,  что  сказано мной по  двум коренным вопросам народного и государственного недуга, - только одна малая часть того, что можно бы сказать, но тогда пришлось бы написать целые тома.

Я не верю в Россию, не верю в ее будто бы неисчерпаемые силы, не верю в ее будущность, если она немедленно не свернет на другую дорогу с того расточительного и гибельного пути жизни, по которому она с некоторого времени пошла.
Потенциальная сила народа тогда только внушает веру в себя, когда она расходуется в меру, при перевесе постоянного стихийного пополнения.

У нас же этот Божеский закон нарушен. Мы зря, безумно, как азартные, нерасчетливые и недальновидные игроки, тратим силы народа, не заботясь о непременном соответствующем пополнении их.

Представим себе  огромное вместилище,  которое  долго,  медленно наполнялось водами и, наконец, налилось до краев.

Тогда пришли люди и, желая использовать воды из резервуара, от берегов его к скатам вырыли множество канавок.

И вот вода понемногу,  но беспрестанно стала стекать по этим канавкам в низменные долины. Питающие резервуар высокие горные ледники и атмосферные осадки не в состоянии пополнить чрезмерную убыль. Вода в резервуаре все понижается и понижается, а люди все углубляют и углубляют канавки. И не подлежит сомнению, что если вовремя не засыпать часть канавок, то настанет такая пора, когда водное вместилище окажется пустым.

Нечто похожее творится на наших глазах и с русским племенем.
По последним переписям - наибольший прирост населения в Российской Империи дают окраины, т. е. инородцы, там живущие, и, в особенности, евреи.

Эти, последние, плодятся, как грибы-поганки после обильного дождя, между тем как в великорусских губерниях прирост почти остановился, а в некоторых из них население пошло на убыль.

Один этот факт наводит на тревожные размышления.

Если правительство немедленно и решительно не откажется от политики спаивания народа, если не обуздает развратителя и кровопийцу-еврея, если не уничтожит преступную пропаганду в обществе и народа, то через 8, много через 10 лет, почти весь солдатский состав нашей доблестной армии, ее физическая мощь,  будет сплошь переполнен худосочными, малосильными, низкорослыми вырожденцами, с опустошенной пропагандой душой и хулиганскими замашками и навыками.
                            
IX
Извне мы окружены могущественными, трезвыми врагами, внутри нас разъедает инородчина,  одолевают скверные  болезни,  гибельные пороки, преступная пропаганда и  смертоносная водка.  Грозные  события  могут надвинуться на нас в каждую минуту и, как всегда, навалиться неожиданно.

Что делать, когда пробьет роковой час испытания? Можно ли будет тогда с твердой уверенностью в  успехе опереться на хворую,  с  отравленной душой и опустошенным сердцем армию? Что нас ждет впереди? Не хочу брать на себя неблагодарную роль пророка горя, бед и непоправимых несчастий и молю Бога, чтобы мое пророчество никогда не сбылось.

Но, по моему мнению, когда грянет неотвратимый гром и Бог судит нам воевать, наше внутреннее положение окажется куда более критическим и опасным, чем в 1905-1906 годах.

И вот почему: ко времени прошлой революции тлетворные идеи заразили собою только нашу интеллигенцию, полуинтеллигенцию, инородчину и рабочих. Громадная масса народа, хотя пьяная, еще не была достаточно развращена и распропагандирована. Еще в сердце народа жило почтение к власти и боязнь ее, а душу посещал Бог.

Шесть лет безсудья, анархии и страшно возросшего пьянства вытравили из души народа все те остатки благородного и хорошего, что он унаследовал от предков. Теперь народ отшатнулся от церкви и перестал бояться и уважать власть.

Еврейство за эти годы необычайно усилило и укрепило свои позиции, держит под длительной осадой и самые верхи власти. Преступная пропаганда тысячами способов ушла в глубь до самого дна и расползлась, как скверная зараза, по всей шири России.

Страшно сказать, но даже в таком чудеснодисциплинированном, не только любящем, но буквально обожающем своих Монархов, населении, как казачье, появилось опасное брожение.

На Дону, Кубани, Тереке, Урале массы казачества еще по-прежнему, как их отцы и деды, по Царскому мановению готовы лечь костьми,  отстаивая Престол и отечество, но тамошняя интеллигенция и многочисленная полуинтеллигенция едва ли не поголовно погублена социализмом, захватив в свои ряды и часть казачьего офицерства, и уже среди самого населения встречаются преступные единицы.

Есть неблагозвучная, но меткая народная пословица: "Паршивая овца все стадо портит". Казачество было крепко своим единомыслием и единодушием, своей верой в грозную, нерушимую, гремящую на весь мир славу своего Царя и в неодолимую силу своей родины.
Теперь этой крепости грозит страшная опасность.

Как солнце, закрытое черными тучами, померкла слава, поколеблена, поругана вера. Целое полстолетие понемногу, шаг за шагом убивают доблестный дух прирожденного воина-казака, принижают его до общего серого уровня, потихоньку сводят на нет, отнимают у него древние права и преимущества, дарованные ему и утвержденные за ним целым рядом российских венценосцев.

А ведь эти права и преимущества добыты не случайным счастьем, не пронырством, не обманом, не наглостью, а самою дорогой ценой, какая есть на свете - ценою геройской беспрерывной службы и ценою крови его доблестных дедов и отцов.

Этой священной для него кровью, как обильной Божьей росой, полита не только своя родимая земля, но и чужие поля, расстилающиеся на все четыре стороны света. Какой народ, какое племя принесло столько неоценимых жертв на алтарь своего отечества?

Нет такого другого племени на земле.

И когда казака принижали, когда отбирали принадлежащее ему, он сносил все безропотно, безмолвно, в наивной простоте своей бесхитростной души полагая, что так надо для счастья и славы родины, что так хочет начальство, поставленное над ним Царем.
Теперь что же такое произошло на свете?

За что обрушилось на него такое несчастье, унижение, позор, позор самый тяжкий для него, позор на поле брани, т.е. там, где он никогда не находил соперников, себе равных, где он привык всегда побеждать и никогда не допускал мысли, чтобы нашлась на земле такая сила, которая могла бы взять верх над ним?

Теперь он хмурится, в сердце его накипает и растет обида, от тяжких дум отважное чело клонится долу. Мысль о страшной измене преследует его. Он видит ее везде. А тут ему, смятенному, потерявшему равновесие духа, шепчут на ухо всякие преступные мысли, подсовывают мятежные книжки.

Не надо забывать, что казак - натура цельная, крайняя, середины не выносит. Если он верен, то верен до гроба, если бунтует, то бунтует до конца. Надо помнить, что Разины, Булавины, Некрасовы и Пугачевы, все эти бунтари, потрясавшие государство - сыны Тихого Дона.

Революции и бунты не могут у нас иметь решительного успеха до тех пор, пока за целость Престола и России стоит казачество. Но, сохрани Бог, если оно поколеблется...
Враги России поняли это и напрягают все усилия, чтобы склонить на свою сторону казаков. Особенным их вниманием пользуется казачье офицерство. Знает ли правительство, какая смертельная опасность готовится родине?

Надо теперь же, пока не поздно, крепко об этом подумать и оградить от смертельной заразы наш древний самобытный орден прирожденных воинов. Надо забыть о расказачивании казака как о печальной и гибельной ошибки.

Не говоря уже о подпольной печати, которая своими листками в последние годы наводняла темную деревню, грязные еврейские газетки, вроде "Биржевых Ведомостей",  "Копеек" и т.п.,  проникли в народ и сделали страшные опустошения в его душе.

Они опаснее подпольных листков, потому что действуют, как медленная, но верная отрава. Не надо забывать, что народ настолько невежествен, что каждое печатное слово считает истиной. "Ежели бы это была неправда, ее не печатали бы", - говорит народ о газетных статьях.

Теперь он считает себя обиженным, обойденным господами и властями и .уверен, что они одни - единственное препятствие к его счастью, каковое полагает в водке в полную волюшку и в ничегонеделании, на манер господ.

Революционеры напели ему в уши, что господа только и делают, что отъедаются на его хлебах, развлекаются и отдыхают, что им не житье, а рай, а трудится за всех только он один, народ.

Отсюда выводы, что тунеядцы-господа ограбили его начисто, а, по Божескому закону, - вся земля и то, что она дает, должны принадлежать одному ему, землеробу.
А  так  как его аппетиты,  возбужденные до  болезненности,  не удовлетворены, то он ходит весь насыщенный глубоким, глухим недовольством.

Оно, как хмель в пьяной голове, постоянно бредит в нем, отравляет жизнь, часто прорываясь в мелочах повседневного обихода, и ждет только прикосновения электрической искры достаточной силы, чтобы последовал взрыв.

И гомерическое,  все возрастающее пьянство в тайниках народного сознания имеет своим оправданием надежду, что скоро-скоро вся земля и все ее богатства будут переделены между черным народом.

По своей темноте он думает, что земли так бесконечно много, что богатства так сказочно неисчерпаемы, что их в век не пропить и не проесть не только ему, но даже его внукам и правнукам, а в ожидании таких великих благополучий почему же и не пропить те ничтожные гроши, которые иногда появляются у него в руках.

И  народ  доспел  теперь  до  революции.   Он  перестает  быть народом-созидателем,  народом-государственником,  а с головокружительной быстротой всей своей громадой обращается в преступную чернь.

В случае какого-нибудь внешнего столкновения н неудач, а на войне от поражений никто не застрахован, народ пойдет убивать и грабить всех и вся, доколе камня на камне не останется.

И  Россия в настоящем положении моему воображению рисуется как безбрежный, взбаломученный океан, голодный и злобный. Кое-где над его встревоженной,  рокочущей  поверхностью высятся  редкие  благословенные островки.

То палаты и дворцы вельмож и богачей. Там живется прилично, легко, приятно и чинно. Что злобный океан уж яростно лижет гранитные ступени, на то стараются не обращать внимания. "До нас высоко. Не посмеют!" - думается ленивым и благодушным обитателям палат.

Но если океан взревет и вскинется, если рухнут и гранитные ступени, и нижние этажи? Ведь и разбитые верхи очутятся тогда на дне слепого, злобного чудовища.

X
Не хулу на русский народ хочу я нести, не оплевывание, не осуждение.

Как могу я, русский человек по крови и духу, поднять дерзостную руку на родившего меня или уподобиться тому недостойному сыну Ноя, который не только сам смеялся над наготой своего упившегося отца,  но даже толкал на издевательство и братьев своих?

Нет,  нет, только боль безысходная, неотступная - за гибнущую бедную Родину и желание помочь ей выбраться из смертоносного тупика на широкую, прямую дорогу, заставили меня горькими словами рассказать вам историю, "печальнее которой нет на свете", с тем, чтобы предупредить, какие тяжкие последствия ждут нас в надвигающемся, как черная туча, и уже близком, грядущем.

Я не только верю, но верую и утверждаю, что русский народ, один из самых лучших, из самых даровитейших народов мира, может быть, самый одареннейших из всех, какие когда-либо существовали на нашей планете. Диапазон души его громаден.

Полнотой и потрясающей силой все гаммы и аккорды звучат в ней и странные противоположности уживаются рядом: детская нежная песнь и разухабистая, срамная, сквернословная частушка; бесшабашный, с неоглядным размахом разгул и глубокое, чистосердечное покаяние; возвышенный хорал и мерзкое кощунство над святыней; торжественный победный марш и горячее, до самопожертвования, сочувствие не только чужому горю, но и горю врага - все умещается в этой загадочной душе, все находит в ней глубочайший отклик.

Но безмерная одаренность, не находя себе достойного применения, и является причиной его больших пороков и гибельных ошибок.

В силу этой сверхнужной одаренности русская душа с тысячами смутных хотений, с тысячами неосознанных возможностей, подобно безбрежному океану, разливается через край, куда придется, и русский народ, носитель такой странной, такой мятежной, такой богатой души, как бы от века обречен созерцать разом обе бездны бытия: бездну вверху и бездну под ногами. Он как бы живет в постоянном соприкосновении с обеими. Они притягивают его к себе, неотступно борятся за обладание им.

Он одинаково в любую минуту может стать и величайшим героем, равного которому не найти и подвигам которого будет удивляться и в восхищении рукоплескать потрясенный мир, и низким злодеем, от гнусности которого вздрогнет земля, - смотря по тому, какая бездна возьмет верх над ним.

Про русский народ сложилась вредная легенда, что он безволен. Это клеветническая выдумка его врагов, главным образом - побежденных им народов и покоренных инородцев,  отъевшихся на его хлебах и охамевших перед беспечным, осла6евшим победителем.

Великий народ, потом и кровью неисчислимого ряда поколений создавший мировую державу, не мог не быть обладателем такой воли, которая двигает горами.
И наш народ обладал этой волей пока впереди видна была великая цель и крестный государственный путь оснащался светозарными маяками.

Великой целью были могущество, честь и слава нашей родины, лучезарными маяками - православие и царская власть.

Светившие  ярко  маяки  задуваются зловонными жидовскими устами; жидовским куревом окурены народные очи и в кромешной тьме жидовского тумана не разглядеть уже высокой цели. Народ заплутался, потеряв смысл своего существования, и со звериным ревом тяжелой глыбой ринулся в нижнюю бездну.

Безверие и социалистические учения, давно уже привитые верхним классам объевреившимися школой и печатью, по неизбежному закону моды и подражания сползли в народную толщу и взбаламутили и возмутили ясный и спокойный дух ее.

Народ утратил облагораживающую и сдерживающую его низменные инстинкты веру; великая цель скрылась из глаз. Естественно, что все помыслы, все желания его устремились к брюху. Скотская природа взяла верх над духом, задавила его. А тут ему подсунули кабак со всеми его очарованиями.

Доступ к нему был заботливо расчищен: все преграды срыты и сравнены с землей, как хорошо наезжанная дорога... Точно с ножом к горлу приставали к нему и чуть что не приказывали: "Пей!"

И народ-герой, народ-страстотерпец, богатырь телом и духом, веками выпестованный и взлелеянный матерью-церковью, богобоязненный, чтущий власть и законы, добросердечный, жалостливый и умный, вместе с своими трудовыми грошами все снес в кабак: и свое беспримерное геройство, и непобедимое богатырство, и все бесценные сокровища духа своего, и теперь отупелым, озлобленным, расслабленным калекой толчется у кабацкой стойки.

Такой народ обращается в омерзительную, ничем духовным не спаянную чернь, отдельные индивидумы которой, как пауки в банке, готовы каждую минуту ни за что ни про что пожрать друг друга, и только, уже ослабевшее теперь механическое соединение в виде государства не дает окончательно разнуздаться темным страстям.

Природа жестоко мстит за нарушение ее законов, завещанных Творцом. У нас закон нарушен, спасительное равновесие безбожно поколеблено и, как неотвратимое последствие такого греха, - мы гибнем.

Но ведь сам народ, как сила слепая, стихийная, только материал, из которого лепи, что хочешь. Как из одного и того же куска глины один скульптор может создать великое художественное произведение, возвышенную, вдохновенную хвалу Творцу, так другой, из того же материала, слепит какую нибудь гнусность или никуда негодную, неумелую вещь.
Разум народа - его верхние классы, дисциплинирующая воля и руководящий мозг - его правительство.

Эти два элемента, и особенно последний, являются скульпторами, мастерами народной жизни.

Не глина виновата, если произведение из нее оказалось неудачным, не народ повинен, если угасла в нем животворящая вера, если искажен и замутился его дух, если веками сложившийся быт его не только не совершенствуется, но с каждым месяцем и годом уродуется и разлагается, благодаря чему и сам народ обращается в омерзительную, ничем органическим и ничем духовным неспаянную чернь.


***
Предыдущая часть доклада здесь.


  • 1

Евреи, поселившись в русских городах, в силу своей солидарности и благодаря огромному кредиту в еврейских банках, которых питает русскими деньгами наш Государственный Банк, быстро овладевают торговлей, ремеслами и промыслами, пуская по миру русских конкурентов?


Подставьте в эту формулу вместо знака еврей буржуазия и вы получите марксизм-ленинизм. Замените карикатуру матерого жида на матерого капиталиста и показывайте ее на митинге и в прессе. Как в первых кадрах этой сцены


https://youtu.be/ledyvAkhnBI


В чем фокус? Он в том что процент оплот и моральная легитимизация фальшивых билетов. Никак не может жить обмен фальшивок на натуру без веры в еврея или буржуя. Веры которая будет разрушена, если мы проведем денежную реформу или девальвацию. От еврея и буржуя останеться нищий вкладчик. Власть это казначейство, а не банк, право на реформацию и девальвацию. Это говорит о том, что насаждение мифа, основа появления системы манипуляций и абсолютной власти феодалов, доступ к неограниченным ресурсам посредством выпуска билетов. Это обычная подмена, в которой находяться не только актеры ( вначале игра, а затем убеждение), но и верующие. Они и составляют механизм доступа к сокровищам надструктурной надстройке. Ведь если общество с одной стороны морально опущено мелким воровством в виде спекуляций, то есть и моральное право подмены труда выпуском денег. В этом смысле большевизм это модернизация абсолютизма и выручалочка феодалов. Ведь олигархия с конечными цифрами капиталов это актерский состав системы, за ними стоят владетели безлимитных счетов, а внизу мелкая буржуазия, а еще ниже - натуральные производители и ресурсы, доступ к которым неограничен у первых, благодаря легализованному обмену фальшивок на них, прикрытых естественным оффшором.


Иначе, это подмена власти кредиторов- производителей натуральных благ на власть производителей ценных бумаг и металлов или просто переворачивание иерархии материя-сознание в сознание-материя. Эта подмена легко рассыпаеться - человек живет натуральным трудом, а не рисованием картинок, он живет потребленим его продуктов и продуктов природы.


Если человечество уничтожит идеологов большевизма и антисемитизма ( и фашизма в любых формах) оно уничтожит фальшивомонетчиков и перейдет к нормальной иерархии материя-сознание с переходом к натуральным величинам обмена труда на натуру. Культура в таком обществе перестанет быть столоначальной и станет трудоначальной. В такой системе исчезнут и евреи и просто бездельники, аферисты на всех уровнях социума.


Стоит подумать может ли еврей ростовщик или мелкий спекулянт буржуа занимать деньги казначейству и тем кто владеет правом выпуска монет? Это абсурд. Мы его задавим несколькими способами - сменой валюты и выпуском новой, выбросим на рынок избыток продуктов или поставим на кон выпустив столько денег, что и не снилось нашим мудрецам. За сотни лет не менялись и землевладельцы, менялись лишь их имена и фамилии. Ну так что? Кто из евреев или капиталистов сможет с нами состязаться и конкурировать? Попробуйте, может получиться ))


Вы не извлекли ни одного урока.



Edited at 2018-01-05 06:30 (UTC)

Примерно так. Феодальная Элита пойдет на все, на хаос, на бомбардировку , на установление большевистской или на выбор фашистской диктатуры, но привилегий своих не уступит. И евреи и мелкая буржуазия будет им служить в припрыжку. Рылом не вышли. Даже мелкий шулер не хочет жить своим трудом. В ссср что, были отменены деньги и все граждане жили своим трудом? Нет. Сталин говорил истинную правду - в ссср власть мелкого спекулянта невозможна априори. Мир это большой ссср был и остался. И до и после потопа.


Цитата: Сталин : "Говорят, что товарное производство все же при всех условиях должно привести и обязательно приведет к капитализму. Это неверно. Не всегда и не при всяких условиях! Нельзя отождествлять товарное производство с капиталистическим производством. Это – две разные вещи. Капиталистическое производство есть высшая форма товарного производства. Товарное производство приводит к [c.162] капитализму лишь в том случае, если существует частная собственность на средства производства, если рабочая сила выступает на рынок, как товар, который может купить капиталист и эксплуатировать в процессе производства, если, следовательно, существует в стране система эксплуатации наемных рабочих капиталистами. Капиталистическое производство начинается там, где средства производства сосредоточены в частных руках, а рабочие, лишенные средств производства, вынуждены продавать свою рабочую силу, как товар. Без этого нет капиталистического производства"


Ни слова о денежном производстве? Это и есть большеаизм. Обычное нейролингвистическое программирование. Ему бы сказать что не товарное а денежное производство есть " высшая форма производства" и подмена натурального кредитора "символическим". Но он не смог этого сказать, в силу своих "партийных обязательств" перед теми, кто построил ссср как завершение послепотопного проекта. Ну что? Граждане евреи и буржуи, сможете взять власть? Шишь вам с маслом.



Edited at 2018-01-05 07:13 (UTC)

(Анонимно)
Коктейль Молотова хорошее лекарство....

Вопрос " как поднять бабла" давно решен, еще в допотопную эпоху - это монополия на его выпуск. Искателям сокровищ, старушкам-процентщицам Достоевского, мелкой буржуазии , жыдам и не снилось


https://youtu.be/lwwgWFiegHs


Но именно они, шестерки и ответят в истории как куклы за феодалов. Это их верное прикрытие и мальчики доя битья, щит. Как говорят до бога высоко, до царя далеко. Они насаждаемые сверху и  получают по морде как в Риме "евреи" или в 17м "буржуи".

Надо отдать должное Достоевскому. Это антисемит и Маркс в литературной упаковке. Он неплохо сработал на феодалов подставив насаждаемую ими проценшицу. Пришел Раскольников, шарахнул ее топориком и типа все. Его в тюрьму, жыдовку на кладбище. "Победа" над буржуазией и жыдами "состоялась". Феодалы до сих пор ржут спокойненько печатая бабло и занимая кресла" наблюдательных советов" корпораций. С такой "логикой" нужно порубать половину населения если не больше. Это решит проблему? Нет. Проблему решит развитие натурального обмена. Но в настоящее время нет сносных практических решений в этой области. И вы не сможете заставить элиту взять в руки лопату, чтобы каждый человек жил трудом а не махинациями. Нет пока воли человека к тому чтобы за несколько десятилетий обеспечить себя своим трудом. Часть общества будет стремиться к тому чтобы другая его часть работала на нее и физически и интеллектуально. Если бы это было не так вы бы уже давно разобрались с этими простыми вопросами, с марксизмом в частности.


Можно рассмотреть проблему с другой стороны. Каждый человек индивидуален с точки зрения физической, психической и умственной производительности. Уже в этом смысле равенство в общем вкладе в жизнь неравноценно. Как решите эту задачу? Возможна ли тут справедливость? Только на мифическом уровне. Прийдеться кому то и чем то жертвовать. Мы закрываем глаза и даем и очень часто совсем не детям, а активным сатрапам. Это уже не убогие, не поросль, что стремиться к совершеннолетию обрести знания ии навыки в этих трех областях человеческой жизни и стать совершеннолетними партнерами,  а актеры и клоуны, воры, убийцы и махинаторы. Да и хватит ли времени и сил у человека учить, учиться, работать самому, овладевая всем ремеслом? Его жизнь всего несколько мимолетных десятилетий. Кто захочет взять на себя ответственность? Какое чудовище с нечеловеческими способностями? Как правило желающих становиться значительно меньше, когда идет речь о такой задаче. И возможна ли она?



Edited at 2018-01-05 09:24 (UTC)

Наверняка вклад каждого всё же можно обсчитать.

(Анонимно)
На счёт " руских городов " полное враньё, ни один город руские не создали, все города созданы другими цивилизациями. И это ещё не ясно кто первым заселил эти города, руские или евреи? Ни разу руские не были строителями, самое большее на что они способны- это сельское хозяйство, помню ещё времена когда в СССР на сторйку набирали бригады с Кавказа, особенно дагестанцы славятся и сейчас отменными каменщиками

Это уже перебор. В стране есть разные люди, все зависит от врожденных и приобретенных качеств.


Да, можно посчитать. Но кто согласиться на это? Элита? Кто откажеться от бирюлек культуры, стоящей на чужом труде? Кто откажеться от подарков? Вроде все просто. Хороший дом стоит конечного числа усилий и умений, но миллионы людей работают, а у них ничего нет. Куда исчезает труд? Или утекает? Где дыра? Это либо безполезный труд, либо отток к непроизводительной части общества, либо имитация труда. Все вместе. Плюс разрушение и уничтожение созданного. Это помимо расхода. Простой закон равновесия между трудом и потреблением+износ+уничтожение+брак+природные катаклизмы+войны. Тут нет никакой мистики. В данном раскладе немного открываеться роль той игры в кошки-мышки которую ведет идеология, мистифицируя или героизируя процесс дейсвия этого равновесия. Не мытьем так катаньем.



Edited at 2018-01-05 13:24 (UTC)

может не в тему. (не реклама)

посмотрите фильм -Движение вверх. а еврейский вопрос -актуален всегда. очень жаль, что многие этого не понимают. будьте бдительны! контр разведка ихняя -работает.

Нищая цена труда,70%проблем,социалистические учения и жиды усмотрел автор в этом причины такой жизни.Если бы не было в стране социализма,то в это можно было бы поверить и бороться с жидами как мировым злом,отобрать у них Христианские и Мусульманские святыни как в апокалипсисе предложенно.Да свое же ворье русское иудино племя,всю страну безжалости растощило и народ предало .


Умные люди борятся не с явлениями жизни как например комары которых не победить как явление,а разрабатывают средства индивидуальной защиты,комары то часть пищевой цепи целих видов фауны являются .Китайцы то же посчитали сколько воробьи риса сьедают,постреляли оказалось  ,что зря дороже обошлось.


Сложно назвать комаром известную не только от Дюма семью Ришелье, член которой к основал ботанический сад в Крыму в 1811 году.


https://ru.m.wikipedia.org/wiki/%D0%9D%D0%B8%D0%BA%D0%B8%D1%82%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9_%D0%B1%D0%BE%D1%82%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9_%D1%81%D0%B0%D0%B4


Умные люди знают историю


https://ru.m.wikipedia.org/wiki/%D0%A0%D0%B8%D1%88%D0%B5%D0%BB%D1%8C%D1%91,_%D0%90%D1%80%D0%BC%D0%B0%D0%BD_%D0%AD%D0%BC%D0%BC%D0%B0%D0%BD%D1%83%D1%8D%D0%BB%D1%8C_%D0%B4%D1%8E_%D0%9F%D0%BB%D0%B5%D1%81%D1%81%D0%B8


Обьясните нам уважаемый как этот Ришелье, "внучатый ботаник", стал градогачальником Одессы, потом генерал- губернатором Новороссии а потом премьером-министром Франции герцогом де Ришелье


В период Реставрации Бурбонов вернулся из России во Францию, где занимал должностиминистра иностранных дел (1815—1818) и главы правительства Людовика XVIII(1815—1818, 1820—1821).


Неплохо для как комара? )


Но это все мелочи жизни. Есть ведь дела и поинтересней. Но не будем о том.


Как Меньжинский будучи работником Лионелль Кредит на западе,, принадлежавшей другой не менее почетной фамилии, избежал всех арестов, оказался основателем ОГПУ пулей ( скорым спецпоездом) вернувшись в Россию. ? Тоже совсем не интересно и скучно. Вообще история это скукота. Конешно для тех кто ее знает.


Мобильность человеческого ума намного выше, чем мобильность писателей. Ваша российская действительность , выборы, революции настолько динамична, насколько вы от нее и отстаете. Надо это признать. И переучиваться. Быстрее соображать. Иногда почитывать новые сведения, любезно предоставленные. Меньше читать газеты и учебники, лишь вскользь. Не поддаваться и не уподобляться раскольниковым, критически подходить к той информации, что загружаеться в мозг. Евреи, буржуи ? Хехе. Увы. Это в основном хорошо оплачиваемые ряженые клоуны, которым вам тычут в рожу с утра и до вечера. Для "лучшего усвоения"



Edited at 2018-01-05 22:56 (UTC)

  • 1
?

Log in

No account? Create an account