мера1

ss69100


К чему стадам дары свободы...

Восстановление смыслов


Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Белая Русь: неизвестная война
мера1
ss69100

Посвящается россиянам в знак благодарности за освобождение белорусского народа от шестивекового литовско-польского ига...

Двести двадцать лет тому назад, в 1795 году, произошло это знаменательное событие.

К сожалению, белорусские идеологи и историки не хотят вспоминать эту дату.

Переписали они историю белорусского народа и сейчас усиленно работают над созданием белорусской нации без русских...

Хуже татар

Мы должны знать, что белорусы и россияне вышли из одной колыбели – Киевской Руси. Корни у нас одни и Православная Вера у нас одна. Мы русские! Но в XIII веке постигла нас беда. Из-за княжеской междоусобицы не смогли мы противостоять нашествию татаро-монголов. Киевская Русь была разрушена и залита кровью.

Этим и воспользовались литовские племена:

«Литва сделалась господствующим племенем не в силу своей племенной численности, а благодаря нашествию татар. До этого князья литовские и носа не смели показать из-за Немана и Вилии, сидели тихонько в дебрях своих лесов: кто в Кернове, кто в Креве, кто в Троках, кто в глуши Жмуди.


Но лишь только татары, под предводительством Гаюка, разорили Мозырь, Туров, Пинск, Клецк, Слуцк и Новогрудок,— и это сделалось известным князьям литовским,— Эрдвилл со своею дружиною оставляет Кернов, переходит Неман и является на пепелище Новогрудка. На развалинах Новогрудка, в 1237 году, Эрдвилл воздвигает свой замок. Укрепясь в Новогрудке, Эрдвилл движется к Клецку, но и здесь находит одни развалины.

И с Клецком Эрдвилл сделал то же, что и с Новогрудком. Между тем князь жмудский Скирмонд переходит реку Вилию, занимает города Заславль, Минск, Слуцк и Пинск. В Пинске Скирмонд основывает свой замок. Князья жмудские, сподвижники Скирмонда, начинают владеть Минском».

(«Воспоминание о древнем православии Западной Руси». Москва. Синодальная типография на Никольской улице, 1867)

Вот так предки белорусов оказались не по своей воле в другом государстве. Избежать гонений за свою Веру от литовских князей-язычников православным христианам не удалось. В 1347 году, во время правления литовского князя Ольгерда по суду языческого жреца были преданы мученической смерти три православных христианина – Антоний, Иоанн и Евстафий. В 1374 году по ходатайству Митрополита Московского Алексия перед Константинопольским Патриархом Филофеем Виленские мученики были причислены к лику святых.

Положение православных христиан ещё более ухудшилось после того, как в 1386 году сын Ольгерда литовский князь Ягайло крестился по католическому обряду и женился на польской принцессе. В результате этого династического брака Ягайло становится польским королём и берёт на себя обязательство обратить в католическую веру все население Великого Княжества Литовского (ВКЛ). Таким образом поляки получают в свое распоряжение территорию Западной Руси.

Для осуществления этих планов было задумано заставить православных христиан Западной Руси заключить унию с папой Римским и тем самым признать его своим главой. Для православных христиан это была трагедия. Признать возможность догматического единения с католической церковью означало заявить о своей готовности стать перекрещенцем. На это наши предки пойти не могли.

В ответ на нежелание принять чужую веру в 1436 году на территории ВКЛ вводится инквизиция. Противников католицизма преследуют и подвергают казни. Запрещается использование русского языка. Православным христианам для совершения обрядов крещения, венчания и погребения необходимо было брать разрешение у ксендзов, при этом хоронить по православному обряду разрешалось только ночью. Везти тела усопших православных христиан на кладбище можно было через те городские ворота, которые предназначались для вывоза нечистот.

Вот в какую кровавую и грязную яму ввергли литовские князья русский народ Западной Руси! И сейчас мы, православные христиане, должны приложить все силы для того, чтобы узнали белорусы, сколько горя, слез и унижений скрывалось за красивым названием “Великое княжество Литовское”!

А сегодня, на наших глазах, нисколько не смущаясь, белорусские «историки» пытаются ввести в сознание каждого белоруса литовскую составляющую взамен русской. И всё это делается под лозунгом возрождения «белорусской идеи».

(Но перестарались наши учёные. По результатам их деятельности белорусский народ обвинили... в воровстве — литовские учёные заявили, что соседи, то есть мы, одержимы так называемым белорусским литвинизмом настолько, что нагло претендуем на ИХ историю).

Нам, белорусам, стыдно за своих «историков», которым так захотелось приобщиться к западной цивилизации, что стали они придумывать для белорусского народа национальных героев, которые никогда не были белорусами!

Разве белорусские «историки» не знают, что для предков белорусов в Великом Княжестве Литовском была введена инквизиция? Может быть, им надо напомнить, для чего она обычно вводится? Разве они не знают, что в Витебске по приказу литовского князя Свидригайло, сына Ольгерда, после четырёх месяцев пыток был сожжен митрополит Герасим? «Князь Литовский Свидригайло пойма митрополита Герасима, и окова твердо железы, и спровади в Видбеск, и держав на крепости 4 месяци, сожже огнём» («Витебская старина». Т. 1. Сапунов А. П. Витебск, 1883.— С. 34).

Против православных христиан Белой Руси был объявлен настоящий крестовый поход! Своих эмоций папа Римский не сдерживал: «Да проклят будет тот, кто удержит меч свой от крови» («Исторический очерк церковной унии». Протоиерей Константин Зноско. Минск, 2004, с.233). Почему на таком высоком уровне раздавались призывы истреблять белорусов? И куда нас, белорусов, завела бездумная политика литовских князей?

«Примеру своих духовных отцов во всем следовали управляющие из католиков. Они делали заезды на православные монастыри и церкви, производили здесь буйство, выгоняли монахов и монахинь, раздев последних донага, и, очистив таким образом монастырь или церковь, передавали их униатам. Подобные заезды сделаны были минской шляхтой на Минский Петропавловский монастырь и витебской шляхтой на Марков монастырь.

Шляхтичи разбойническим образом нападали на православных священников, истязали и даже убивали их. Православным священникам отрубали пальцы, привязывали их нагими к четырём кольям, привешивали за руки и за ноги к шестам, заставляли есть сено, бегать на аркане за лошадьми.

В Орше с оружием напали на Кутеинский женский монастырь и подожгли его. В Слуцке сожжены три православные церкви: Воскресенская, Замковая и Варваринская»
(«Белоруссия и Литва». Мн., Изд. центр БГУ, 2004).

Надо обратить внимание на то, что делали это не дикие кочевники! Это Европа таким образом приобщала белорусов к своим ценностям! Но наши предки не смирились и, несмотря на зверства сторонников унии, не предали Веру своих отцов.

Непокорённый народ

В октябре 1618 года жители Могилёва закрыли городские ворота, наставили пушки и не пустили в город униатского епископа Иософата Кунцевича. Могилевчане знали, что их ждёт расправа, но от Веры своей они отказаться не могли. Тогда польские войска взяли город штурмом и разграбили его. Оставшиеся в живых защитники Веры Православной были казнены.

В 1623 году в Варшаве состоялся Сейм, на котором выступил известный просветитель Лаврентий Древинский. Он потребовал прекратить преследования православных христиан и сообщил собравшимся на Сейме, что граждане полоцкие и витебские не могут иметь в городе ни церкви, ни даже дома для богослужения, и поэтому вынуждены по воскресным и праздничным дням уходить в лес и там проводить божественные службы.

Рассказал Л. Древинский о вопиющем происшествии: «Наконец, вот дело высшей степени ужасное, невероятно варварское и свирепое: в прошедшем году, в том же самом белорусском городе Полоцке, вышеупомянутый полоцкий епископ — отступник Иосафат Кунцевич дал повеление выкопать из земли тела православных, недавно погребённных в церковной ограде, и выбросить из могил христианские останки на съедение псам» («Белоруссия и Литва». Мн., Изд. центр БГУ, 2004, с.201).

И видим мы, что даже усопших, погребённых по православному обычаю, не оставляли в покое!

В октябре 1623 года униатский епископ Иософат Кунцевич прибывает в Витебск и устраивает очередные гонения на белорусов. По его приказу нашли и разрушили все шалаши и землянки, в которых проводились богослужения. Задержали и избили священника, — это стало последней каплей терпения для жителей города Витебска.

12 ноября 1623 года горожане ударили в набат, началось восстание. Кунцевич был убит, и его тело было брошено в Двину. Папа Римский Урбан VIII призвал короля Сигизмунда покарать непокорных. Расправа над жителями Витебска была скорой и жестокой.

Руководил процессом литовский канцлер Лев Сапега. Более ста человек были приговорены к смертной казни, среди них были два витебских бургомистра и один полоцкий. Вот так папа Римский, польский король и литовский канцлер вершили суд над православными христианами Белой Руси!

И не тот ли Лев Сапега, именем которого белорусские свядомые назвали свой фонд, руководил судебным процессом?! Если тот, то должны они знать, что на нём кровь православных христиан! Должны были это знать и белорусские идеологи, когда устанавливали в Полоцке памятник палачу белорусского народа Льву Сапеге, когда называли его именем одну из улиц в Минске.

Казнь восставших витебчан проводилась через отсечение головы. С городской ратуши был сброшен колокол, в который били в набат, призывая жителей Витебска положить конец бесчинствам униатского епископа. Верхняя часть ратуши была разрушена, а в нижней части было устроено питейное заведение.

Да, православные христиане были готовы ценой своих жизней защищать свою Веру, но также решительно был настроен и польский король Сигизмунд III. Всем была известна его непреклонная решимость полностью искоренить Православную Веру в пределах Речи Посполитой, потому что народом в этом государстве считалась только католическая шляхта, а белорусы под эту категорию не подпадали. В чужих государствах жили наши предки! Поэтому взоры белорусов постоянно были обращены на Восток...

В 1624 году в Москву, к царю и Патриарху, была направлена делегация с просьбой принять Белую Русь в свое подданство. Но Москва после “Смутного времени” была не готова начинать с Польшей новую войну. Истощённой России это было не по силам.

Выход из создавшейся ситуации был один – это вооружённая борьба. Жители Могилева предупреждали гонителей Православной Веры: «Убьём вас и утопим в этой луже, хотя бы и нам, как было в Витебске, отрубили головы» («Белоруссия и Литва». Мн.: изд. Центр БГУ, 2004). Вот так решительно были настроены предки белорусов, и сейчас мы склоняем головы пред их подвигом! До освобождения белорусов от литовско-польского ига оставался 171 год...

... Теперь давайте задумаемся. Православные христиане в Великом княжестве Литовском вынуждены совершать богослужения в шалашах. Православные священники бегают на аркане за лошадьми, а потом их заставляют есть сено… Латинская и Униатская партии призывают «рубить схизматиков»... В 1696 году вводится полный запрет на русский язык...

Но сейчас «учёные» Института истории Национальной академии наук Беларуси утверждают, что для белорусов это, оказывается, было время... наибольшего расцвета?! Для чего они это делают? А принцип тут известный — любой ценой, даже путём откровенной лжи, загнать нас в Европу!

Да, «выучили» белорусы на свою голову учёных, а они теперь своему народу «евромайдан» пытаются устроить, хотя пока без горящих покрышек и коктейлей Молотова. У академической науки действительно имеется огромный потенциал. Только, к сожалению, используют его белорусские «учёные» не во благо своего народа, а во вред ему...

Куда качнётся Белая Русь?

О Белоруссии принято думать как о стране спокойной, стабильной. Разве там может случиться беда, похожая на украинскую? Разве там есть своя «западенщина»? Разве там не относятся к русским как к братьям? Разве за спиной у «батьки» не стоит радушный, трудолюбивый народ, самый нам близкий?

Белорусский шрам

Белоруссия не столь уж однородна в национальном и религиозном смысле. На девять с половиной млн жителей — почти один млн русских и триста тыс. поляков. Восточных белорусов трудно отличить от русских, а западные тяготеют к полякам и литовцам. Около одного млн католиков, порядка четырёх млн православных. Словом, народ отнюдь не монолитен, в нём соседствует несколько субэтносов.

И своя «западенщина» там имеется в пропольской, прокатолической Гродненской области, а также прилегающих к ней районах соседних областей. Есть и своего рода белорусский «Донбасс» — Полотчина, Витебщина, Могилёвская область.

Тело страны рассечено глубоким шрамом. Он давно существует, хотя и не бросается в глаза. В любой момент может расшириться, превратиться в трещину, а то и в пропасть, которая способна расколоть надвое внешне благополучную Белоруссию.

До поры до времени край жил в зыбком равновесии. Восток страны и запад имели разные культурные идеалы, разные коды национальной идентификации. Но по всем признакам с недавнего времени равновесие нарушено. Маятник пошёл в сторону, во многом не совпадающую с вектором движения России, русского народа, Православия.

На Востоке — «моско-татары» !

Заметная часть белорусского интеллектуалитета заражена идеями «более решительного отделения от восточных варваров», то есть от русских. Со страниц СМИ, из радиоэфира, в Сети льются высказывания в духе:

«Надо вспомнить о европейских традициях нашей страны! Мы всегда противостояли московским захватчикам!

Мы — соль Великого княжества Литовского, моста между Европой и Азией! А Москва — часть Орды, средоточие деспотизма, азиатчины! В крови у белорусов — вольность, незнакомая россиянам! Хватит нам быть изгоями в мировом сообществе, надо сделать исторический выбор в пользу свободы и Европы»…

Можно даже услышать такое в отношении России: «Её герои — не наши, её культура — не наша».Историческая правда такова: Отечественная война 1812 года и Первая мировая прокатились по землям Белоруссии, а её граждане участвовали в боевых действиях в составе Российской империи, и многие уроженцы Белой Руси прославились как истинные храбрецы, умелые воины. Ныне же потомкам георгиевских кавалеров говорят: «Это не наши войны! Россия вовлекла белорусов в совсем ненужные боевые действия!». А то и: «Ваши прадеды сражались не на той стороне…».

Шрам становится всё глубже…

«Хотите устроить музей в сморгонских местах, щедро политых кровью, когда здесь бились Россия и Германия? — переспрашивают у энтузиаста, готового собственными средствами, временем и знаниями вложиться в проект. — Не актуально. Это не наша война!».

Так было не всегда. При «раннем Лукашенко» альфой и омегой белорусской истории являлась Великая Отечественная война, о чём он неоднократно публично высказывался. На некотором отдалении от неё просматривались прекрасные черты древнерусских княжеств. Древние города, — центр могучего княжения Полоцк, осиянный фигурой великого святого книжника Кирилла Туровского, целая россыпь весьма развитых древних городских центров, чьи корни уходят в почву Святой Руси, — вот о чём ярко говорилось в учебниках.

Теперь в школьных и вузовских учебниках растут, как на дрожжах, главы, посвящённые Великому княжеству Литовскому. Территория нынешней Белоруссии входила в него с XIV по XVIII век. И чем дальше, тем больше белорусские историки поговаривают, какая же это была благодать!

Неважно, что веротерпимость в Великом княжестве Литовском — миф, неважно, что православные, вплоть до высокородных магнатов, были там поражены в политических правах; неважно, что в управление русскими землями то и дело агрессивно вмешивалась польская шляхта; неважно, что южные рубежи Великого княжества Литовского из рук вон плохо оборонялись от татарских набегов. Зато — Европа! Еврорусь…

И есть признаки, что государство — не «кухонные» группки оппозиционных интеллигентов, а именно правительственные структуры — всё больше отклоняется от прежнего курса в том же направлении.

Дело не в одних учебниках, политика «позднего Лукашенко» в культуре и образовании даёт реальные факты, подтверждающие подобный поворот. Например, «война памятников» — так назвали это явление сами белорусские публицисты. Она-то уж точно не случилась бы без участия чиновников. Ведь именно «люди с портфелями» решают, кому, где и когда ставится монумент.

Война памятников

Неподалёку от минской Ратуши в старину стоял памятник императору Александру II. Он, разумеется, не пережил советское время. Несколько раз поднимался вопрос о его восстановлении, но «сверху» приходил отказ. Зато теперь там стоит памятник минскому войту (главе магистрата).

В ногах у войта — план Минска XVI века, времён принадлежности города Литве. В двух шагах недавно появилась скульптурная композиция «Городские весы», посвящённая событию пятивековой давности — наделению Минска магдебургским правом. И войт, и три персонажа «Городских весов» одеты так, что, появись они в центре Варшавы, никто бы не уловил в них оттенков белорусской старины.

Летом 2014 года местные власти установили в Витебске памятник литовскому князю Ольгерду. Никто особенно не задумывался над тем, что Ольгерд за веру казнил в Вильно христиан: конную статую языческого мракобеса поставили прямо перед Воскресенским храмом.

Это надо понимать как предупреждение? Притом смысл его, видимо, двоякий: трепет ужаса должна почувствовать не только Русская Православная Церковь, но и российское правительство. Ольгерд несколько раз воевал с Московским княжеством и даже доходил до стен Москвы, где, правда, обломал себе зубы…

Похоже, духовные вдохновители акции готовы повести белорусов в авангарде «крестового похода» на Москву!

Жители Витебска заявляли протесты и в СМИ, писали и на имя Александра Лукашенко. Вот отрывок из их письма, опубликованного в 2013 году:

«Глубокоуважаемый Александр Григорьевич! Обращаемся к Вам как граждане Республики Беларусь, представители различных общественных организаций. Мы обеспокоены планами установки в городе Витебске памятника литовскому князю Ольгерду. Ольгерд не имеет отношения к белорусскому народу. Он агрессор и вероотступник, а также захватчик, беспрестанно воевавший со всеми соседями, разрушавший города и убивавший мирных жителей.

Как жестокий злодей России памятен он в русской истории. Недобрый страшный след оставил Ольгерд и в истории христианства. Православная церковь чтит память (27 апреля) святых мучеников литовских, подвергнутых мучительной смерти по его приказу.

В свете этих непреложных фактов закономерно возникает вопрос: какими мотивами руководствуются инициаторы установки памятника, какие цели преследуют? Подумал ли кто-нибудь о том, что установка памятника злодею Руси и мучителю христиан может быть оскорбительной для граждан Республики Беларусь — не только русских по национальности и не только православных по вероисповеданию?».

Итог: власти проигнорировали возмущение граждан, памятник был поставлен. Автор монумента Сергей Бондаренко сообщил журналистам, что у него есть наработки по образу первого великого князя Литовского Миндовга, скульптуру которого планируют установить в белорусском городе Новогрудке.

Что ни памятник, то дальше по пути «литвинизации» Белоруссии… В сторону от общей нашей истории и подвигов её героев.

Скажем, монумент Александру Суворову был отвергнут. Так же, как и памятник святой равноапостольной княгине Ольге — местные жители ещё много лет назад обращались к властям с просьбой установить его в Витебске…

Нетрудно понять, что белорусам стараются привить такой вариант культурной идентификации, который будет отрывать их от России, Русского мира в целом, а на перспективу — от православия. Зато приветствуется «литвинскость», т.е. чувство родства с державой, которая являлась «настоящей Европой», пусть и глухим её захолустьем.

Русская дрёма

А что же Россия? Как она реагирует на размывание русской культуры у ближайшего соседа? Чем отвечает на создание у многомиллионного народа Белоруссии новой культурной идентификации, в чём-то явно враждебной? Что за действия предпринимает, дабы отстоять в умах белорусов и русских, живущих там, духовный плацдарм нашего братства, дружества, нашей культурно-исторической близости?

А Россия-то дремлет! Изредка отправит в Минск каких-нибудь уважаемых музыкантов с концертной программой, поучаствует в книжной выставке, да и всё. Российские правительственные структуры как будто не замечают колоссальной каждодневной борьбы, идущей на поле информационного противостояния в державе Лукашенко, не спешат поддерживать друзей нашей страны, не дают отпора её недоброжелателям.

Даже не создали по сию пору сколь-нибудь серьёзного медийного центра, который постоянно, день за днём, час за часом разъяснял бы политику России белорусам, давал бы комментарии по спорным вопросам, отстаивал близость наших культур, близость историческую и духовную.

Сейчас много говорят о проявлениях «мягкой силы». Иными словами, о завоевании умов, приобретении позитивного общественного мнения, культурной экспансии. Вот хорошо бы! Но…

Медведь наш могуч, да больно любит он спать в берлоге, посасывая лапу. И сон его могут прервать либо весна, либо охотники, обложившие берлогу со всех сторон.

Нынешняя позиция России касательно процессов, идущих на белорусской земле, напоминает образ действия одного из персонажей в комедии Эльдара Рязанова «Гараж». Пока члены гаражного кооператива спорили, ссорились, мирились, отстаивали свои права, он мирно дремал в углу. В итоге именно ему достались все неприятности.

Проспали же мы Украину, в том числе из-за прежней нашей вялости и пассивности ныне там льётся кровь. А почему? Да потому, что «партнёрам», которые на самом деле противники, удалось поменять ментальность множества людей, особенно молодых, без жизненного опыта и должных знаний.

Как бы не проспать и Белую Русь! Нужны нам новые потери, новый враг на том месте, где его в помине не было и быть не могло четверть века назад? И вот проснётся тогда наш медведь, услышав лай очередной своры злых псов у входа в берлогу, выйдет, зарычит, но один Бог ведает, справится ли с новой напастью.

Часть 2

Белорусское противостояние

Год 2015 был юбилейным. 220 лет тому назад, в 1795 году, Россия освободила белорусский народ от шести векового литовско-польского ига.

По всем правилам должны были пройти в Беларуси праздничные торжества.

Но не хотят белорусские чиновники-идеологи вспоминать об этом величайшем событии.

Не хотят, потому что это может не понравиться Западу. И вот уже рассказывают они белорусскому народу о европейских традициях Белой Руси, когда-то входившей в состав Великого княжества Литовского и Речи Посполитой. И поэтому, как грибы в лесу, появляются на белорусских землях памятники литовским князьям и канцлерам.

Изобретают белорусские учёные теорию балтского субстрата и пытаются доказать, что именно этот субстрат явился тем фундаментом, на котором произошло этническое формирование белорусов. Утверждают ученые Института истории НАН Республики Беларусь, что мы, белорусы, больше балты, чем славяне, а значит, нет у нас ничего общего с русскими.

Но это ложь! Белорусский народ никогда не согласится со своими идеологами. Переименование Западной Руси на Белую Русь, и даже образование суверенного государства Республика Беларусь, не могут быть причинами для отказа от своей национальности. Мы всегда были русскими, и даже сейчас, когда нас официально называют белорусами, мы остаёмся быть русскими!

Да, по стране проживания мы считаемся белорусами. Точно также жителей России, самых разных национальностей, называют россиянами. Только вот в России никто не пытается убедить русских, что они не русские. Но почему это хотят сделать в Беларуси? Почему кто-то хочет обрубить наши корни, уходящие в глубь веков? Кто у нас в Беларуси так боится русских?

В 1500 году, когда народ Белой Руси находился под Литовско-польским владычеством, латинский каноник из Кракова писал:

«Из всех народов, носящих имя христиан, но отдаленных от Римской церкви, нет ни одного, который был бы так непоколебим в защите своего схизматического заблуждения, как народ русский.

По упорству в своей схизме русские не верят никакой предлагаемой им истине, не принимают никакого убеждения и всегда противоречат; убегают от учёных католиков, ненавидят их учение, отвращаются от их наставлений.

Признают только самих себя истинными последователями апостолов и Первобытной Церкви и все анафематствования против них из Рима считают вечным для себя благословением». (Исторический очерк церковной унии. Протоиерей Константин Зноско. Минск, 2004).

Вот так наши предки, даже находясь под иностранным игом, хранили Православную Веру и оставались русскими. Признавали это и завоеватели. Раздражённые слова польского каноника это убедительно доказывают. И сейчас мы можем гордиться стойкостью и решительностью наших предков. Вот об этом нашим детям в школах должны рассказывать преподаватели.

Борьба народа Белой Руси продолжалась на протяжении многих столетий. Так, в 1620 году, на проходившем в Варшаве сейме, православными послами были затребованы от Польши свобода Православной веры и восстановление иерархии. Польский король, узнав об этом, в гневе изрек: “Я скорее лишусь короны, чем дам вам иерархию”.

В ответ на это жители Витебска заявили о своей приверженности Православию. Решение это было столь единодушно, что в Витебске оставалось едва несколько униатов. Витебский воевода, видя такое возмущение против королевской власти, собрал в ратуше суд над мятежниками. Но жители Витебска отказались принимать униатство и “с воплем и угрозами бросили свои шапки в кучу перед ратушей в знак непослушания, а вслед за этим совершили и явное восстание”...

С тех пор прошло 395 лет. Уже не принято у жителей Витебска бросать свои шапки в кучу перед городской ратушей. Свой протест они выражают другими способами. В 2014 году витебчане дружно взялись за ремонт старых «Жигулей», давно стоящих на приколе. Для чего? А для того, чтобы потом сжечь их на Ратушной площади в знак протеста против установки памятника литовскому князю Ольгерду.

Надо сказать, что белорусские спецслужбы, только им известными способами, узнали о планируемой акции. Вынуждены они были ввести план перехвата. И вот тут следует задуматься: почему КГБ вынужден разводить в разные стороны чиновников и народ? Почему милиция вынуждена была установить круглосуточную охрану памятника “национальному герою Беларуси?”.

Как получилось, что такой спокойный и миролюбивый народ вынужден был решиться на такие крайние меры? Почему нет мира между белорусским народом и идеологами?

На протяжении многих лет белорусы убеждали учёных и чиновников не делать таких опрометчивых шагов. Но не захотели они слушать свой народ. Что с этого получилось, очень хорошо видно на фотографиях, где запечатлено открытие памятника.

На фото видно, что перед памятником — чиновники и полтора десятка человек, в основном «свядомые». Жители города проигнорировали это событие. Попытка чиновников сделать литовского князя белорусским национальным героем провалилась. Расчёт на туристов не оправдался.

Примечательна фотография и трёх российских девочек, лет двенадцати, с российскими триколорами в руках. Не по-детски серьезные лица говорят о многом. Группа россиян стоит на противоположной стороне дороги на расстоянии 200 метров от памятника. Не захотели они подходить ближе, даже, несмотря на то, что эта улица является пешеходной зоной.

Через десять лет эти девочки и их белорусские сверстники будут определять отношения между нашими народами. Как повлияет на эти отношения установка в Витебске памятника злодею России и гонителю христиан, догадаться не трудно.

А в это время к памятнику пытаются прорваться несколько «Жигулей». Уже за три квартала до памятника их досматривают и разворачивают назад. Придраться не к чему, разве только к бензобаку, заправленному под горлышко.

Спецслужбы понимают, что эти водители могут попытаться проехать к месту “торжества” на других автомобилях, а это явно не входит в их планы.

Чиновников торопят — тут уже не до праздничных речей в честь литовского князя! Их произнесут их только на следующий день при открытии детского сада в микрорайоне Медцентр: ведь в детском саду намного безопаснее говорить о том, каким хорошим был литовский князь Ольгерд.

Сейчас мы спрашиваем, что происходит в нашем государстве?! Почему чиновники вынуждены прятаться от своего народа?!

9-го января 2012 года Митрополит Минский и Слуцкий, Патриарший Экзарх всея Беларуси, Филарет, отвечая на письмо заместителя Уполномоченного по делам религии и национальностей Республики Беларусь В.Б. Ламеко, определённо выразил позицию Православной Церкви по отношению к Ольгерду: "Здесь уместно вспомнить, что и при жизни, не без оттенка язвительности, Ольгерда именовали “Великим королем огнепоклонников”.

Можем ли мы, православные христиане, ставить под сомнение слова своего Пастыря, сказанные в 2012 году?

Как можно было додуматься установить памятник огнепоклоннику напротив Свято-Воскресенской церкви?! Неужели наши чиновники не понимают, что это оскорбление верующих?

У нас, в Беларуси, каждый православный христианин знает, что грабил Ольгерд церкви и монастыри: «опустошил этот полководец город Херсон и умертвил большую часть его жителей, и похитил церковные сокровища». (История государства Российского. Т. 5, М., Наука, 1993, с. 13-14).

Должны знать чиновники, что мы, православные христиане, будем добиваться сноса этого памятника, даже, если для этого потребуется не один десяток лет. За свою 2000-летнюю историю мы научились отстаивать свои христианские ценности, и в этом никто не должен сомневаться.

Против памятника Ольгерду и ветераны Великой Отечественной войны. Не для того они проливали свою кровь, чтобы спустя 70 лет после освобождения Витебска установить памятник чужому князю!

Категорически против памятника казаки Витебска и Витебского района. Казаки по своему определению — это православные христиане и воины.

Не согласны с установкой памятника и воины интернационалисты. Как никто другой понимают они, что учить наших детей патриотизму мы должны на примерах своих героев, а не чужих...

Да, мы крепим свою оборону на земле и в воздухе, но при этом должны понимать, что наш противник не сидит, сложа руки. Он ищет брешь в этой обороне, и когда не находит её, то пробивает ее там, где мы совсем не ожидали. И, конечно, стремится сделать это незаметно.

Такую брешь ему удалось пробить. Министерство культуры и Институт истории НАН Беларуси в настоящее время являют собой огромную черную дыру, через которую к нам устремилась нечисть, уже успевшая натворить в Беларуси столько бед!

Именно эта нечисть убедила витебских идеологов подвергнуть жестоким пыткам монахинь Свято-Духова монастыря. Об этом мы рассказали в книге-летописи «Витебская Голгофа». Но делает ли наше общество какие либо выводы?

Нет! Спускаем все на тормозах, а нечисть тем временем продолжает свою разрушительную деятельность.

Да, мы отразим все нападения извне, но получим удар в спину в своей же стране, если не наведем в ней порядок.

Мы должны понять, что Польше, да и всему остальному Западу, очень хочется, чтобы памятники литовским князьям стояли в каждом населённом пункте. Это часть её стратегии по реанимированию своего государства Речи Посполитой. Польша хочет ввести в сознание каждого белоруса литовскую составляющую взамен белорусской.

Мы всё понимаем, что возврат к границам государства Речи Посполитой, существовавшего несколько веков назад, — это абсурд. Но на Западе относятся к этому вполне серьёзно. Совсем недавно был установлен памятник литовскому князю Витовту, на очереди Миндовг и Гедимин, — такое заявление сделало наше Министерство культуры.

И вот тут хочется спросить: “О каком единстве народа и чиновников у нас в Беларуси может идти речь?”.Чужие мы друг для друга. И срочно надо принимать меры, иначе ждёт нас украинский сценарий...

А началось все это еще в 2010 году, перед предыдущими президентскими выборами. Мы как-то привыкли считать, что угроза для Беларуси обычно исходит от наших свядомых. Но это не так. Появилась новая сила, состоящая сплошь из одних чиновников.

Это они в декабре 2010 года третировали монахинь и прихожан Свято-Духова монастыря — в самый разгар подготовки к президентским выборам, в женском монастыре отключают тепло, воду, канализацию. В лютые морозы во время сна три монахини получают обморожения.

Это они предъявили ультиматум и потребовали переселения монахинь в приют для лиц без определенного места жительства, а по-простому – в ночлежку для бомжей.

Это они пришли в монастырь и заявили, что на месте монастырской библиотеки будет зал для приема делегаций. А когда мы ответили отказом, то услышали в свой адрес: «Вы возомнили себя богом». Более сотни верующих стояли в тот момент перед витебскими идеологами.

Откуда у наших госслужащих столько злобы? Десятки и десятки чиновников, целые отделы. Кто сумел построить их в кагорты и направил против белорусского народа?

И вынуждены мы опять вспомнить американца Джина Шарпа. Это по его учению в Беларуси создаётся колонна под номером шесть. Об этом событии не делается громких заявлений. По замыслу создателей, шестая колонна является секретной.

На Западе понимают, что, используя только одних свядомых, государственный переворот в Беларуси не устроишь, и поэтому в Европейском союзе принимают решение развалить Беларусь изнутри. Эта непростая задача возлагается на белорусских чиновников. Это их построил Госдеп в кагорты.

Действуют они, как видим, жёстко и решительно...

Шлыков Анатолий Тимофеевич,
автор книги-летописи « Витебская Голгофа»

***

Окончание следует.




Источник.


  • 1
(Анонимно)
Какого на хуй, белорусского народа??? Его остатки Гитлер зачистил. Афтор, что за хуету ты постоянно пишешь? Сгоняй в Минск, походи, посмотри, одни евреи.

Попробуй выйти из израильского посольства :)

2/3 евреев БССР за 1917-1920е перебрались на пмж в москвы-ленинграды-киевы и прочие центры СССР.
Они стали костяком "советской элиты", "советской творческой интеллигенции" и "советского бомонда".
Они ж создали тот неповторимый "духан" совка, оный СССР и разваливший.

Да хоть кэвээны и пр. смишный ширпотреб 80-х посмотрите. Атмосферу нагнетали знатную.

Мы только ушами хлопали.
Хотя совок и русским не нравился.
Им же не нравилась русская государственность (поскольку не русской до конца она так и не стала не смотря на все старания с 1917 по 1990)
оставшиеся 1/3 "не подъёмных" ("упорные" антисоветские работяги своего лавочного и ремесленного труда) и были перебиты нацистами.

Из западной части Беларуси евреи тоже старались перебраться в столицы.
Но там их перебили больше и почти всех, кто не смог притвориться "русским".

Статистика штука упрямая.

В Москве евреев раз в 100 больше, чем в Минске. И как-бы.... другие это евреи.

Кстати. От своих поднепоовско-посожских деревенских (хм. они все деревенские по происхождению) родичей ненависти к евреям я не припомню. Кстати.
Отношение было (кто их застал живьём) как к ... чужакам, марсианам с ОЧЕНЬ странным менталитетом. Не любили их, не уважали. Но не ненавидели.
Деревенское ругательство "ёсель" означало "неряха".

Все видели как их всех от мала до велика в сентябре 1941го перебили, это шокировало.
Потом и наших руских перебили ещё больше, хаты со всем что было нажито со времен граэданской влйны (когда тоже потерчли нажитое поколегиями) попалили.

В Минске евреев конечно много (и в БССР большинство из них были по паспорту (!) "белорусы" - но уж "по морде" кто заморачивался не ошибался , хотя не все).

Но большинство из этого остатка первыми посваливали из Союза и в 90-е. И "таки да" это были ТЕ ЕЩЁ "перестройщики", если задним умом все повспоминать, нелюбовь к "русскому" (что синонимизировали ОНИ же с советским) у них была капитальная.
В 80-х они начали чуть ли не открыто кучковаться. Видимо, вокруг "кагалов" по распределению "гум.помощи".



Табунами тут они не ходят :)

Многие евреи из тех, что и при СССР не мимикрировали - хорошие люди. Часто в личной жизни не устроенные.
Потому как слишком застенчивые в жизни. Видимо уклад такой их жизни.
Это не те московские жыды - наглые, пронырливые, с хуцпищей по жизни.









(без темы) (Анонимно) Развернуть
(без темы) (Анонимно) Развернуть
(без темы) (Анонимно) Развернуть
(без темы) (Анонимно) Развернуть
(Анонимно)
Не трынди, в Минске не одни евреи. Да, их до хрена в управленческих структурах засело, под белорусов косят.

Это жидо-госдеповская программа продвигать жидов в управленческие структуры Белорусси.

Как жидо-госдеп дал распоряжение бандеровцам в 1950-х прекратить вооружённую борьбу против советской власти и внедряться в партийные и управленческие структуры власти, что бандеровцы при финансовой поддержке жидо-госдепа и сделали и захватили власть в феврале 2014 года в результате вооружённого государственного переворота.

Многие жидобандеровцы рванули с т.н. Украины в Белоруссию и также по этой же жидо-госдеповской программе засели в управленческих структурах, стали шестой колонной по развалу Белоруссии изнутри.

Вот и ответ на вопросы: "Откуда у наших госслужащих столько злобы? Десятки и десятки чиновников, целые отделы. Кто сумел построить их в кагорты и направил против белорусского народа?"

(Анонимно)
Ребята. Вы там что пили? Тогдашние литовцы это белорусы. В ВКЛ язык был близкий к белорусскому. А тех, кого сейчас называют литовцами, тогда презрительно называли жмудью, которая селилась по болотам.

Только Белая Русь это Московия, но об этом почему то все забыли

Шняга.
Не 90-е годы на дворе.

Пора бы уже свою историю изучить.

"Литвин" это было как "русский" по отношению к узбеку, грузин или татарин из СССР на Западе.

Внутри ВКЛ белорусы называли себя РУСКИМИ и никак иначе

Edited at 2018-01-25 07:47 (UTC)

(Анонимно)
Только не презрительно. Это просто искажённое слово «жемайты» — самоназвание литовцев.

Так-то оно так.
Но нельзя вслед за пллоумными змагарами искажать настоящую историю Западной Руси.

Появляется такое же наваждение как и "литвинизм" или "укрство".

Не так было просто и прямолинейно.

Ещё в 16 веке Европа относила ВКЛ к РУССКИМ государствам.

Ягайло даже и не брался перекрещивать РУССКИХ в католицизм - в силу полной абсурдности и невозможности это сделать даже теоретически.

К его времени большая часть литовской знати, расселившейся по Руси и перероднившейся со старой русской знаьбю , были православными и причисляли себя к "русскому миру".
Половина родных братьев самого Ягайлы были православными, включая Андрея Ольгердовича (Полоцкого).

Поворот к Европе и католицизму сделал Ольгерд где-то уже в последней трети 14 века.

Главные анти русские (антипрааославные) законы принял ВИТОВТ Кейстутович - лишил правослную знать политических прав в 1413-м.
Витовт же начал заселение ВКЛ евреями (дав им права, равные шляхте).

Но после смерти Витовта с 1430-го началась гражданская война фактически между Литовской Русью и Литвой (за которую воевали польские войска).

Русь даже отделилась, образовав Великое Княжество Русское (с центром в Полоцке, включавшее в себя Беларусь и Украину)

Идея ВКР стала на 300 лет главной движущей идеей внутри ВКЛ.

Войны Хмельницкого в 1648-54 тоже шли под лозунгом ВКР.

Во второй половине 15 века гражданскую войну в ВКЛиР закончил новый Великий Князь Александр.
Православным были возвращены все права (за исключением управления государством - в правительстае , Панах Раде, православное представительство было ограничено до минимума.

Белорусы и украинцы - простой народ, шляхта - до 1596 года не принуждались к уходу из Православия.

Высшая знать чтобы сохранять свой вес переходили в католицизм и кальвинизм (Радзивилы насаждали кальвинизм). В 17 веке окатоличилась "средняя" шляхта (иначе они были изгоями в своей среде).
Полномасштабные гонения на Православие пошли с 1596 г.
Весь 17 век шла религиозная война между Русью и Литвой/Польшей.

Апогеем стала череда войн 1648-1667.

Беларусь тогда потеряла 50% населения.

Лжецы-литвинисты именно этот этноцид повесили на !маскалей".

самая кровавая резня шла в 1648-1653 годах.

Белорусы начали вырезать ксендзов, униатских "попов", шляхту и евреев (которые в ВКЛ были привилегированным сословием, ЕСЛИ КТО НЕ В КУРСЕ).

Повстанцы с подошедшими запорожцами (среди которых было ооочень много белорусов, т.к. и белорусы и хохлы всегда считали себя единым русским народом, да и язык был один, западнорусский. Причём именно белорусский его "акцент" был официальным русским языком ВКЛ и польской Галиции до самого 1697 года) заняли все крупнейшие горлда.

Потом поляки собрали с магнатов грош и снарядили армию, наполовину наземную из Европы.
Которая и разгромила белорусов, вырезала население всех городов, вырезала сельское население и т.д.

Белорусов загоняли в унию насильно и с кровью.

Между православной и католической шляхтой тоже постоянно возникали рубки до смерти даже посреди Вильни.

Такая вот ПОЛЬША :).

Белорусов запихнули формально в Унию только к 18 веку (православных приходов не осталось физически за исключением поднепровья и Слуцка (землю которой при передаче мужу в пасаг запретила завещанием под обещание Радзивилам окатоличивать и обуниачивать последняя из православных князнй Олельковичей (род от Рюриковичей и Гедиминовичей) София.

Бвнты на Беларуси поднимались и в 18 веке (совпадая по времени с постановлением Сейма о полонизации и окатолисивании уже и униатской "русской" церкви (которую люди стали воспринимать как хоть какую хренлвую, но все же РУССКУЮ).

Когда Беларусь в 1775-93 была присоединена к Империи, народ сразу же начал массово возвращаться в Православие.

Несмотря даже на формальный запрет Екатерины2 и её наследников.

Процентов 10 бывших православных перешли в католичество.

Это так. Вкратце.


Не может быть ЕДИНОЙ РУСИ без того, что И россияне будут знать о НАСТОЯЩЕЙ белорусской истории.

Так именно большевики развал или русских на три "братских народа".

Добавив потом ещё попытку превращения белорусов в "русских" ака великороссов (!!!!)

Бредятина собачья! РУССКИХ советская идеологическая машина БССР пыталась сделать русскими но великоросссами.

ЧЕГО УДИВЛЯТЬСЯ ТОМУ, ЧТО В РЕЗУЛЬТАТЕ НА ЭТОМ ВЫПЛЫЛО ФЕЙКОВОЕ ЛИТВИНСТВО?



уточните, на каком языке писал в Москву Б Хмельницкий?

(Анонимно)
а шлем и доспехи так искусно отлиты, что сталелитейщик нашего времени обзавидуется

Всё написанное (что в исходном сообщении, что в комментариях) — чушь собачья. По факту, на берегу Немана с XII века стои́т русская церковь. И ни для кого это не секрет.

(Анонимно)
Да и Ивану Фёдорову и Франциску Скорине никто не мешал быть православными. Как раз в православной изначально Московии они не смогли ужиться и были вынуждены вернуться в Литовскую Русь.

(Анонимно)
На табличке было выгравировано "освободителям от польско-литовско- жидовских (внезапно) захватчиков" ,почему то про последних не пишут.

несчастный, галоперидолу забыл поесть?

(Анонимно)
А вы задумайтесь, почему Европа кажется привлекательнее России. Не враги же себе те, кто настаивают на западной ориентации страны. И сделайте для себя выводы: как должна измениться Россия, чтобы её бывшие колониальные владения в Европе тянулись к ней, а не хотели в ЕС и НАТО хоть тушкой, хоть чучелком.

Конечно, среди националистов — хоть бандеровцев, хоть «змагаров» — мудаков и гитлеровских подстилок предостаточно, но объективно жизнь в Европе не такая напряжная, как в России, где надо постоянно быть готовым, где-то с 12 лет и до пенсии, давать физический отпор «проверяльщикам на вшивость» и нести тяготы и лишения каждый раз, когда верховное начальство взалкает всемирной славы, побед и одолений (это касается не только войн вроде русско-японской или первой мировой, в которую Россия влезла непонятно за каким хуем: запуск в космос Гагарина в стране, ещё не до конца восстановленной после гитлеровского нашествия, — из той же оперы, главное — распушить павлиний хвост на весь мир, а мужик потерпит, а если не выдержит и околеет, не беда: бабы новых нарожают).

Именно это, плюс не сдерживаемое даже фальшивыми наигранными улыбками откровенное повседневное хамство и быкование, а не только невысокий материальный уровень, делает жизнь в русском мире невыносимой. И все, кому не лень, даже колхозно-совхозный простой и понятный батька Лукашенко, бегут от этого самого русского мира, как от чумы. Не всем охота становиться суровыми по образцу челябинских мужиков.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account