?

Log in

No account? Create an account
мера1

ss69100


К чему стадам дары свободы...

Восстановление смыслов


Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
«Контакт» на реке Арму
мера1
ss69100


Предисловие

В известной документально-художественной повести «Дерсу Узала», написанной В.К.Арсеньевым по материалам экспедиции 1907 года, одна из глав посвящена событиям, произошедшим на водоразделе хребта Сихотэ-Алинь у истоков реки Арму. Исследователь отмечает пустынность и неприветливость этих мест. «Это в полном смысле слова тайга», записывает он, «Все живое ее избегает, нигде не видно звериных следов, и за двое суток мы не встретили ни одной птицы. Такая тайга влияет на психику людей, что заметно было и по моим спутникам. Они шли молча и почти не разговаривали между собой».

По дороге путники нашли шесть человеческих скелетов. При осмотре было установлено, что люди (корейцы-золотоискатели), погибли ненасильственной смертью, все сразу. Захоронив останки и отойдя метров пятьсот, отряд стал биваком. Тогда, поздним вечером, В.Арсеньев наблюдал странное метеорологическое явление. От вышедшей из тумана луны «...вверх и вниз потянулись два длинных луча, заострившихся к концам. Явление это продолжалось минут пятнадцать, затем опять надвинулся туман, и луна снова сделалась расплывчатой и неясной».

На этом же месте, 84 года спустя, топографический рабочий «Таежной» геологоразведочной экспедиции, Виктор Ветчинников, едва не расстался с жизнью. По его словам, все началось с наблюдения странного метеорологического явления, а закончилось... «контактом» с представителями иного разума.


Выходя за рамки обыденности, эта история, тем не менее, необъяснимым образом переплетается с реальностью. Жизненная драма свидетеля и участника этих событий зиждется не на двух, как он утверждал, а, фактически, на трех событиях произошедших с ним в разное время. Необъяснимое исчезновение Виктора, на мой взгляд, роковым образом вписывается в контекст его рассказа

Виктор

Я не был знаком с Виктором до того, как его подрал медведь. Несколько раз виделись на базе Иманской геологоразведочной экспедиции и не более того. Говорят, это был интеллигент с веселым, общительным характером. Широкий открытый лоб, прямой нос, вдумчивый серьезный взгляд, умел составить любую компанию, и был хорошим собеседником. Высокий, сухопарый, с широкой костью, Ветчинников ходил размашистой походкой, за что и получил свое прозвище - гордого красавца, скитальца тайги - лося. В конце восьмидесятых, начале девяностых Виктор работал у топографов, рабочим. В те годы интеллигенты-романтики еще встречались среди рабочих геологоразведки, удивляя окружающих контрастным несоответствием благообразной внешности с «бичевским» образом жизни.



После того, как в феврале1995-го Виктору дали вторую группу инвалидности, он сторожил в одной из лесозаготовительных фирм с.Рощино. В этот период своей жизни он часто бывал в экспедиционном общежитии, что стояло через дорогу от моего дома, а иногда заходил к моему соседу, топографу, поэтому мы довольно часто виделись.

Как-то, при встрече, я остановил его. Узнав, что меня интересует, Виктор внимательно посмотрел на меня своим вшитым в неестественно плоское лицо, маленьким «птичьим» глазом.

– Смеяться не будешь? - серьезно спросил он.

– Что ты, воскликнул я, опасаясь, что встреча может сорваться. - Я собираю подобные истории, и более внимательного слушателя ты вряд ли найдешь.

Мы договорились о встрече.

Справка ОК «Таежной геологоразведочной экспедиции»: Ветчинников Виктор Петрович родился 28 ноября 1955 года в селе Алексеевка Мордовской АССР. Закончил Волжский лесной техникум, работал лесником в Мордовии. В 1988 году приехал в Приморье. Принят в «Таежную геологоразведочную экспедицию» топографическим рабочим. 23 февраля 1995 года установлена вторая группа инвалидности.

В один из сентябрьских дней 1999 года он зашел ко мне. Устроились на кухне. Виктор отверг мои предложения «смочить горло», однако от крепкого чая не отказался. Несколько часов подряд я конспектировал его фантастический рассказ. Говорил он не громко, спокойно, иногда повторяясь и дополняя новыми деталями уже рассказанные эпизоды, так что вопросами я его практически не беспокоил. В один из таких моментов, он вдруг надолго замолчал. Как мне показалось, Виктор как бы на что-то наткнулся в своих воспоминаниях.

– Уснул? – спросил я, глядя на его восковое, лишенное какой-либо мимики лицо.

– Да нет - отрешенно буркнул он.

Взяв кружку с остывшим чаем, не спеша отхлебнул.

- Зря, наверно я к тебе пришел. Лишнее это все… Пойду-ка лучше домой, на сегодня хватит.

Он быстро поднялся из-за стола. Уже в прихожей достал из кармана скрученную рулончиком потертую тетрадку.

- Тут еще кое-что есть, посмотришь, - И, помявшись, добавил. - Понимаешь, я тебе рассказал практически все. Но когда стал рассказывать о «Загорелом», ну, о том, что он стал со мной разговаривать, полезли совершенно другие «мультики». Такое со мной уже случалось. С год назад, когда я стал записывать свои воспоминания, в голову полезли разные картинки и разговоры, в действительности, я их не помню. Я назвал их «мультиками». Большая часть моих записей в тетрадке посвящена им. Ты не подумай, что у меня, в этом плане, есть какие-то проблемы, просто после моей встречи с «ними» вся моя жизнь стала совсем другой.

Что-то дрогнуло в его сшитом из желтовато-розовых заплаток лице. Уже за порогом, пробурчал. – Разберешься, а, если что, найдешь меня…

– Обязательно разберусь - потрясенный рассказом нервно тараторил я.

Как впоследствии оказалось, это была наша последняя встреча.

Я долго возился с записями, стыкуя неподдающиеся житейской логике ирреальные факты. Дело в том, что некоторые эпизоды были записаны по несколько раз и, как оказалось, слова и фразы персонажей, в контексте, иногда приобретали различный смысл, не говоря уже о текстах из тетрадки, которые ставили меня в тупик, своей повисающей в пустоте незаконченностью фраз. Иногда мне удавалось ловить «хвосты» мыслей, когда я смотрел на весь лист сразу, словно на картину, а иногда конец оборванной фразы я находил, перечитывая предыдущую страницу. То, что у меня из этого получилось, я расцениваю, как предварительную попытку приблизиться к фантастическому миру Лося.

На солонце



Произошло это в Приморье 26 сентября 1991 года в 4 часа 55 минут в пяти километрах от базы Арминской партии Таёжной геологоразведочной экспедиции на ключе Разлука.

Арминская партия базировалась тогда в горах Сихотэ-Алиня у истоков реки Арму. Места там глухие, на рыбалку мы километров за двадцать ходили, на реку Валинку.

Мясо – изюбрятину иногда добывали, но это случалось не часто.

У меня своих болотников не было, и в тот раз мне пришлось остаться на базе. Вот и решил я смотаться на солонец. Его, годом раньше, канавщики сделали километрах в трех от партии.

Добрался еще засветло, посмотрел, на мочажине следы есть, бык с неделю назад приходил. Отлично, думаю, может и нынче наведается. Забрался на лабаз, сижу. Начало темнеть, но взошла полная луна и стало видно как днем. Про луну-то я совсем забыл. Для охоты на солонце она плохой помощник, хотя, бывало, мужики даже днем здесь мясо брали. Но другого выбора у меня уже не было. Час сижу, два - толку нет. Холод, к тому же, собачий. Плюнул я на это дело, слез с лабаза, отошел метров на сто и развел костерчик. По ночи-то идти домой не хотелось, тропа там, в одном месте, по бурелому проходит, так я решил: до утра «поспиную», а с рассветом домой.



Сижу я у костра на валежине, смотрю, как луна облако освещает. Странное какое-то оно было. Не очень больших размеров и со слишком контрастными очертаниями. Вдруг возле луны не то лучи, не то звездочки появились. Пока я глаза протирал, смотрю, а из-за сопки яркая лучистая звезда бесшумно вылетает и так плавно на соседний склон опускается. Я спрятался за дерево, а костер-то горит...

Смотрю, от звезды появляется яркий луч. Когда он стал двигаться по склону, я обратил внимание, что светит луч прямо сквозь деревья до самой земли. Отростки звезды стали, как бы расправляться и увеличиваться, превратившись в большой светлый шар, опоясанный снаружи какими-то конструкциями. Из шара к земле опустилась прозрачная, словно стеклянная, труба и по этой трубе вверх что-то поползло. Наверно берут образцы породы, решил я. В том, что это инопланетяне я даже не сомневался, хотя до этого никому не верил. Сердце бешено стучало. Бежать бы надо отсюда, пока не поздно, подумал я, выглядывая из-за укрытия, но не мог сдвинуться с места от этой удивительной картины. Поначалу я никого не видел. Возле шара сновали туда-сюда только какие-то блики и тени. После того, как труба поднялась и исчезла, послышались непонятные звуки. От звезды отделились два шара, метра по два в диаметре. Один словно бы как медный, другой голубоватый. Тот, что голубоватый, подлетел прямо ко мне. Вдруг, вижу, внутри шара появилась женщина и так внимательно смотрит на меня. Куда делся медный шар, я не заметил, но тут, откуда-то с боку, вынырнул мужик не мужик – кощей бессмертный. Худой, глазищи большие и начал он с той женщиной, как мне показалось, о чем-то беззвучно говорить, а сами с меня глаз не спускают. Я перепугался, кричу, - Не подходите, стрелять буду, - взял да и пальнул в воздух. Тут что-то как треснет мне в лоб, я и вырубился.

«Контакт»

Видимо крепко врезали, потому что когда я очнулся, меня уже затаскивали в эту ихнюю конструкцию. Ружья у меня уже не было и нож, что был на поясе, куда-то исчез. От того места, где они меня нашли, до шара было метров сто, не меньше. Вот думаю, заразы, не поленились же тащить меня сюда. Если сразу, там, у костра, не грохнули, то теперь-то наверно не станут убивать, думал я. Плечи у этих двух узкие, сами тощие, но силенка есть.

Хотели они, было, меня положить на пластину типа столика, а я давай сопротивляться да кричать.

– Где, - ору, - ваш начальник, - а сам стараюсь кричать как можно громче, думаю, так я быстрее им надоем и они меня выкинут, - У вас разум-то есть?

Появился высокий загорелый мужик. В отличие от моих полупрозрачных мучителей он выглядел более вещественно. Послышалось какое-то свирестение, после чего, обращаясь ко мне, он сказал.

- Ты нам подходишь, - и добавил, как мне показалось, спросил, - Тебе нужен разум (?).

В этот момент со мной что-то произошло и я, каким-то загробным голосом, произнес.

- Вашего мне не надо, мне своего хватает, охотился я здесь, а они меня притащили, - и киваю на «тощих», - Я простой работяга, я ничего не знаю. Если вам чего надо, поищите кого другого.

Загорелый, так я окрестил этого типа, внимательно осмотрел меня с головы до ног и, словно не слыша моих стенаний, спрашивает:

– В чем смысл жизни?

Я стал судорожно соображать, что бы ему такое ответить и выпалил скороговоркой.

– Работа, зарплата, семья, - а сам продолжаю канючить, - Могли бы себе какого-нибудь ученого найти, он бы вам обо всем рассказал. А меня бы домой отпустили, а?

- Смысла жизни ты не знаешь...

Я опять давай их упрашивать, чтобы меня отпустили. А он как рявкнет:

- Молчи!

Я, аж, подскочил, но краем глаза заметил, как Загорелый слегка отдернулся от меня. Человека боятся, отметил для себя я, если он так отдернулся. С этого момента я хоть чуть-чуть успокоился, но слова Загорелого о том, что я им «подхожу», засели в моей голове. А вдруг, они меня, на какой эксперимент пустят, или даже с собой утянут.

– Если я ничего не знаю, тогда зачем меня спрашивать?

– Спрашивая тебя, мы получаем ответ о состоянии всей Земной цивилизации, вежливо вмешался «призрачный». - Все люди на Земле живут в одном цикле-событии, вы единое целое.

– Это как понимать, единое целое, когда все разные, одни умнее другие сильнее? И как это я могу за всех людей отвечать? Вы тут мне мозги не пудрите, нашли дурака.

– Земляне еще не заполнили каркас события своего уровня, - сказал Загорелый и, словно нехотя, продолжил, - Внутренняя активность каркаса дает вам только иллюзию свободы выбора, в действительности мир замкнут. Расскажи ему, кто он, - обратился Загорелый к одному из «тощих», а сам ушел в лабиринт (так я окрестил туманное, переливающееся пятно на бугристой поверхности стены с противоположной стороны, через которое, время от времени, обитатели корабля проносили какие-то предметы).

– Я и сам знаю, кто я – Ветчинников Виктор Петрович, а вот вы кто такие, инопланетяне? Выкрикнул я с дерзким вызовом.

– Те, кого вы называете «инопланетянами» - носителями психизма подобного вашему – вступить с вами в прямой контакт не могут, - монотонно забубнил «тощий» (говорили они со странным акцентом, глуховато, словно через тряпку), – Вы уже связаны с ними в «точках перехода» низшего уровня определяющих вашу одновременность…

Когда я их слушал, мне все было понятно, но после, когда я, по крупицам восстанавливал в памяти каждый мой шаг, для меня многое стало не ясным и бессмысленным. Зачем они рассказывали мне все эти премудрости, я до сих пор не знаю.

Текст дополнен записями из тетради: «Почувствовать вибрации «инопланетян» можно будет через канал следующего уровня…, вы заполните каркас события - внутреннюю область планеты…, познаете геометрию времени и тайну мира иллюзий..., переживете ужасы «голодного века»…, определите «точку перехода» - своего реального Бога – сфокусировав в ней все накопленные вибрации психизма... …и, если удастся достичь следующей сферы стабильности, не растворившись в пропасти «блужданий», вам откроется цепочка косвенной связи с другими мирами - «монстрами»…».

«Мы – ваши соседи, смежное звено..., мы корректируем динамику роста вибраций психизма вашей планеты. Противоречия, болезни и конфликты для вашего уровня организации - главная движущая сила. Если конфликты незначительны, ресурсы планеты сжигаются впустую, не давая результата. С другой стороны, конфликт может поглощать энергетические ресурсы без качественных изменений. Такие отклонения чреваты дефицитом энергии в предстоящий переходный период - «голодный век». Ситуация подобна той что происходит в активной зоне ядра планеты – процесс на грани жизни и смерти...»

Мысль о том, как бы поскорее оттуда выбраться, не давала мне покоя.

– А вы меня отпустите? Перебил я его.

На что второй «тощий», хмыкнув, ответил:

– Этого мы не знаем.

– А кто знает? - забеспокоился я.

– Она.

И он жестом указал на лабиринт, где, вначале, появилось мерцающее туманное пятно, затем изображение женщины, а уж потом, словно оторвавшись от стены, в помещение вошла женщина. Я ее сразу узнал, это была та, что нашла меня за деревом у костра.



– Зачем я ей нужен? Засуетился я, почувствовав не ладное.

– Для приумножения рода человеческого. Или ты забыл, как это делается? - сказала женщина приятным мягким голосом и подошла ко мне.

Эксперименты

Вот, думаю, влип так влип, да и трусы у меня драные...

– Не бойся, мы делаем это не так как вы.

Задрав мою энцефалитку вместе с рубашкой и майкой она резким движением выдрала несколько волосков чуть ниже пупа. Я чуть было не заорал. Женщина, тем временем, отошла к лабиринту, но тут же вернулась. Взяв меня за руки, она слегка дернула их вниз. Затем попросила меня посчитать вслух.

Я затараторил: - Один, два, три..., отсчитывая единицы. Видимо по причине нервного напряжения, на некоторых цифрах я стал заикаться, выдавливая их названия с великим трудом. Язык словно деревенел и я ничего не мог с этим поделать. Для меня, тогда, это было большим потрясением, математику-то я знаю неплохо. Мне казалось, что если я хоть раз ошибусь, они меня сразу пришьют, и это еще больше раздражало меня.

– Достаточно. - сухо сказала женщина и ушла тем же путем.

Меня всего заколотило. Продолжая автоматически считать, я вопросительно посмотрел на «призрачных».

– Я что, ошибся?

Но они смотрели на меня опустошенными глазами, не реагируя на мои вопросы.

У меня сложилось такое впечатление, что они выполняли какое-то задание, а со мной занимались по ходу, время от времени. Хотя, иногда мне уделяли слишком много внимания. Я так и не смог определить, сколько их там было. Внешне очень похожие, они возникали в десяти метрах от меня прямо из воздуха, проходили мимо и постепенно исчезали, превращаясь, вначале в радужные блики. Выделялись только трое. Это Загорелый, женщина и один из тощих, тот, что был выше всех остальных на голову. «Кощея», что был с женщиной у костра, я больше не видел.

Принесли какие-то диски типа тарелок и стали показывать мне меня самого, как бы со стороны. Я видел свои внутренности, кости, как бьется сердце, и сокращаются мышцы. Загорелый спросил, что я знаю о своих болезнях, я ответил, что в детстве болел корью, простужался, он рассмеялся и сказал, что и моя судьба, и мои болезни всегда при мне в черном треугольнике, который находится у меня под сердцем.



- Смотри и запоминай. Самое главное у человека – его тень–двойник, в нем сосредоточены все жизненные проблемы, если он тебя одолеет, ты погибнешь, - и я увидел себя словно в зеркале.

Мой двойник стал о чем-то оживленно говорить с Загорелым, как мне показалось разговор шел обо мне, я даже слышал отдельные слова. Потом мое отражение громко засмеялось и я, пораженный этой картиной, также угодливо захихикал, словно извиняясь за его наглость. Двойник лебезил перед Загорелым недолго и после нескольких, омерзительных для меня выходок, бесследно исчез. У меня еще долго горели уши от внезапно нахлынувшего чувства отвращения и стыда. Тем временем Загорелый продолжал, словно ничего не произошло.

- И вот это связка сердца с мозгом, - он показал мне светло серый мозг из-под которого шел тонкий жгутик к сердцу (схему этой картинки Ветчинников демонстрировал многим. Прим.автора).

- А все остальное – труха, - назидательно продолжал Загорелый, - Видишь, здесь твоя судьба связана с каркасом иерархии, и ты не в силах изменить ход событий. Но есть точки, где, с помощью двойника, можно делать выбор, - и он ткнул в основание черного пятна треугольной формы, - здесь двойник может тебя спасти, а может убить…

Текст из тетради: «Я спросил: - «Почему вы такие?». Ответил Длинный: - «Уровень нашей организации позволяет нам быть фантомами. Фантом представляет собой устойчивый солитон, поэтому, в отличии от человека, ему не нужны сложные биологические конструкции для фокусировки психических вибраций сознания...»

«Фантом может стать материальным, т.е. видимым, когда он увеличит период запаздывания своего цикла, но даже в этом случае он живет в другой системе событий и не может быть одновременен с вашим миром. Существуют и другие фантомы у которых момент запаздывания циклической связи совпадает с вашим, - и, указав на Загорелого, добавил, – Он для тебя реален, потому что вы одновременны».

Он еще долго рассказывал о тайнах черного пятна и способностях моего двойника, после чего, взяв меня за руку, вывел наружу.

- Смотри, - сказал он, жестом указав вверх. В этот момент, переливаясь разными цветами, на небосклоне вспыхнули геометрические фигуры, от вида которых я испытал неописуемое блаженство. Фигуры состояли из всевозможных точек, линий, плоских и объемных форм, которые рождались и исчезали в каком-то завораживающем ритме. Оглянувшись, я заметил, что и «призрачные» стоят рядом, с восторгом взирая на это кино.



Это наш мир, - пропел Загорелый, - Мы живем в мире иллюзий, - и, повернувшись ко мне, словно желая увидеть мою реакцию, утвердительно добавил, - реальных иллюзий. Говоря вашим языком, мир соткан из множества реальностей неоднородного времени.

Текст из тетради: «…в конце цикла Земляне постигнут геометрию времени и узнают, что причиной рождения пространства является эффект запаздывания событий в элементарной цепочке (…событие-точка-линия-плоскость-объем-событие…), связывающей микро- и макро- мир, что каждое звено этой цепочки имеет свой определенный интервал запаздывания – свою «скорость распространения»… фактически, мир составим из множества самостоятельных структур, в нем нет ни прошлого, ни будущего; есть только бесконечная игра иллюзии объединяющей каскады запаздывания одновременности…».

«…запаздывание событий определяет динамику процессов. Как бы ни было велико число звеньев запаздывания, они всегда замкнуты, и в любой точке Мира можно прикоснуться к вселенской тверди статической Вечности...».

Он говорил долго, и мне все было понятно.

Я помню, как понимающе кивал головой...




Ф. Крониковский.



***
Окончание следует.
Метки: ,

  • 1
  • 1