?

Log in

No account? Create an account
мера1

ss69100


К чему стадам дары свободы...

Восстановление смыслов


Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Пресс-конференция Путина 2017 года — подробно о повестке дня внутренней политики (3)
мера1
ss69100

О ДВУХ ПРАВОВЫХ РЕАЛЬНОСТЯХ

Проблема нынешней конструкции государства состоит в том, что действующее законодательство концептуально неопределённо, а в некоторых местах — определённо ведёт к злоупотреблениям.

Мы делали анализ нынешней конституции в нескольких своих статьях (http://inance.ru/2014/12/constituciya/, http://inance.ru/2015/12/konstituciya-1993-vs1936/).

Конституция 1993 года против Конституции 1936 года проигрывает всухую…

Поэтому одним из качеств нашего законодательства является его двоякоприменимость, полностью соответствующая поговорке:

«Закон, что дышло, куда повернул — туда и вышло».

И по-своему эту проблематику высветила Т. Фельгенгауэр, задав вопрос о двух правовых реальностях:

«Мы видим две разные правовые реальности. В одной активно работает настоящая репрессивная машина, когда возбуждаются уголовные дела по репостам, эсэмэскам, когда в тюрьме сидит по необоснованным абсолютно обвинениям, и это доказано в ЕСПЧ, Олег Навальный, когда идёт дело Кирилла Серебренникова и в СИЗО держат Алексея Малобродского».

Обратим внимание на то, что для либералов даже уголовное преследование в рамках нынешнего, созданного либералами же младореформаторами законодательства воспринимается как репрессии. Видимо в их представлении идеально либеральное общество — это общество всеобщей вседозволенности, в котором правит балом «старина Кольт».

Не случайно Наина Ельцина назвала 90-ые годы «святыми». Далее Фельгенгауэр продолжала:

«Мы видим и другую правовую реальность. В ней убит Борис Немцов, а Руслана Геремеева не допрашивают, потому что следователя просто не пустили. Не допрошен Андрей Турчак по делу о покушении на журналиста Олега Кашина. Игорь Сечин, глава «Роснефти», не является в суд на важнейший процесс по делу Алексея Улюкаева, игнорируя все повестки.

Любого другого гражданина наверняка принудительно доставили бы в суд, потому что это неуважение к суду, однако Игорю Сечину это всё сходит с рук. Собственно, вопрос: о каком верховенстве права мы можем говорить, если в нашем государстве существуют разные правовые реальности?»

На что Владимир Путин довольно уклончиво ответил:

«Я согласен с Вами, что проблем достаточно. Но не могу согласиться с тем, что у нас существуют разные правовые реальности.

Что касается Сечина, его неявки в суд, если здесь есть какое-то нарушение закона, то закон должен соответствующим образом отреагировать на это. Но, насколько я себе это представляю, и я, безусловно, интересовался, потому что видел реакцию общественности на этот счёт, закон здесь ни в чём не нарушен.

И, как полагает следствие, достаточно собрано материалов, в том числе и показания самого Сечина. Но я не могу с Вами не согласиться в том, что Сечин мог бы и прийти в суд, чего здесь такого-то? Мог бы повторить всё то, что он излагал в ходе предварительного следствия и допросов.

А по поводу того, что кто‑то сидит и Вы считаете это необоснованным. Вы считаете необоснованным, а органы следствия считают обоснованным. Решить спор в таких случаях может только одна инстанция — суд. Нужно будет укреплять и дальше судебную и правовую системы».

Действительно, решение выносит суд, но выносит он это решение на основании действующего законодательства. А если законы таковы, что допускают двоякое толкование или противоречат друг другу? Тогда суд будет принимать неизбежно ошибочные решения? Что является критерием? Какова должна быть правоприменительная практика?

На наш взгляд, нормальный порядок правоприменения таков:


  1. Анализируется реальная и возможная ситуация в её конкретике.

  2. Подбираются законы и статьи в текущем законодательстве, соответствующие этой ситуации.

  3. Принимается решение в соответствии с положениями законодательства в отношении уже сложившейся ситуации и перспектив её развития.

  4. Если нет соответствующего положения закона, то вырабатывается произвольное решение, которое не должно нарушать других законов и должно быть справедливым. При необходимости — производится доработка законодательства.

Менталитет же отечественного чиновничества, представителей правоохранительной системы и судейского корпуса при неразвитости правосознания в обществе на протяжении последних веков и до сегодняшнего дня порождает качественно иную алгоритмику применения законов:


  1. Анализ ситуации и выявление социального статуса участников ( с целью выявления их возможностей оказать сопротивление злонравному произволу).

  2. Выработка произвольного решения в отношении ситуации, в котором выражается ощущение (или понимание) целесообразности тем, кому предстоит утвердить проект решения.

  3. Поиск статей законодательства, ссылками на которые можно придать юридическую силу и видимость законности произвольно принятому решению.

  4. Оглашение решения со ссылками на закон и проведение решения в жизнь «на законных основаниях» при фактическом игнорировании и попрании норм законодательства и законных прав граждан и прочих физических и юридических лиц.

Это порядок следует назвать «антинормальным» и он господствует в нашей стране (по крайней мере с момент становления крепостного права) на протяжении последних веков. Можно назвать его второй правовой реальностью, хотя он — подавляющий.

Ясно, что Владимир Путин не будет переводить разговор в русло обсуждения «нормального» и «антинормального порядков», а, особенно, того — как преодолеть этот многовековой алгоритм, поскольку — это отдельный сложный вопрос, который надо начинать не с выяснения вопроса о том, «почему Сечин на пришёл на заседание суда», а с Конституции. К тому же собеседник Владимира Путина, задавший вопрос, явно сторонник второго подхода, только недовольный тем, как оценили социальный статус указанных им лиц и недовольный произволом в их отношении со стороны чиновничества.

Но он действовал бы точно так же, только в своих интересах (или в интересах его заказчиков) будь у него такая возможность и рычаги давления на судебную систему.

Мы считаем неизбежным переход на нормальный порядок правоприменения при переходе на определённую концепцию справедливого жизнеустройства общества. И Владимир Путин не может не огласить её отдельные положения при оглашении своей предвыборной программы (вероятно и в Послании Федеральному собранию будут её элементы). Но это будут только отдельные элементы, поскольку ещё очень многое предстоит сделать перед тем, как общество в целом осознает необходимость концептуально определиться. Пока — «разброд и шатание».

О ПОЛИТИЧЕСКОЙ КОНКУРЕНЦИИ

В связи с последним нужно отметить, что реальной оппозиции, в том смысле, как мы писали о ней ранее, у нас в стране нет. Собчак, задавшая вопрос о конкуренции, Навальный, о ком она упоминала в своём вопросе — не могут назваться действительной оппозицией.

Нормальная оппозиция (а нормальная оппозиция — это та, которая озабочена благами своей страны, трудящегося большинства, своего народа, а не собственным политическим пиаром и получением доступа «к кормушке») должна думать о развитии страны.

Чем обязана заниматься оппозиция в России? http://inance.ru/2017/08/oppoziciya/

И Владимир Путин ответил на её вопрос в том же ключе:

«По поводу конкуренции и по поводу того, где у нас дееспособная оппозиция, я уже достаточно развёрнуто отвечал. Смысл этого ответа заключается не в том, что кто‑то не созрел для чего‑то, а смысл ответа заключается в том, что оппозиция должна выйти с ясной, понятной людям программой позитивных действий.

Вот Вы идёте под лозунгом «Против всех». Это что, позитивная программа действий? А что Вы предлагаете для решения тех проблем, которые мы сегодня обсуждаем?»

Но Владимир Путин почему-то добавил и то, что адресуется уже не «оппозиционерам», а чиновничеству:

«Но власть не должна быть похожа на бородатого мужика, который лениво выковыривает капусту из своей бороды и смотрит на то, как государство превращается в какую-то мутную лужу, из которой олигархи выковыривают и ловят для себя золотую рыбку, как это было у нас в 90-х годах и как сегодня это на Украине происходит. Мы же не хотим второго издания сегодняшней Украины для России? Нет, не хотим и не допустим».

Что опять-таки поднимает вопрос о том, каким способом будет профилактироваться саботаж разного рода того «рывка», о необходимости которого говорил Владимир Владимирович.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ О БУДУЩЕМ

Закончить мы хотим словами Путина, касающимися ЕврАзЭС и Евразийского экономического союза, но легко переносимыми и на другие сферы нашей жизни:

«Это вызвано внутренней необходимостью обеспечить опережающие темпы развития экономики, социальной сферы в наших странах и желанием использовать абсолютные конкурентные преимущества, доставшиеся нам из прежних времён: общая инфраструктура, общая энергетика, возможность общаться на русском языке и так далее, и так далее.

Там много возникает конкурентных преимуществ у каждой из наших стран, если мы объединяем эти усилия и возможности. Так что мы двигаемся в абсолютно точном направлении, правильном.

Действительно, будущая мировая интеграция будет строиться на единстве: инфраструктурных стандартов, единства энергетических стандартов в их взаимосвязи с финансовыми системами стран, а также на основе единства понимания нашего места на планете и в космосе. Далее:

«…дать возможность людям шире смотреть на возможности, предоставляемые нашей взаимной интеграцией».

Самое большое ограничение сегодня — в головах, привыкших жить на основе устаревших стереотипов и алгоритмов поведения, решения проблем, в их совокупности составляющих Концепцию самоуправления или управления обществом. Она устарела.

«Мы сейчас вырабатываем общие алгоритмы не только в сфере торговли нефтью, газом, не только в сфере транспорта, но и общие алгоритмы в сфере цифровых технологий — чрезвычайно важное направление».

Добавим, что такие общие алгоритмы необходимо вырабатывать не только в указанных Владимиром Путиным сферах, а вообще в отношении ко всем сферам жизни человеческой цивилизации на нашей планете. И это — глобальная повестка завтрашнего дня, с которой прекрасно смыкается повестка внутренней политики, о которой мы писали в самом начале статьи.

И нам с вами над этим всем вместе трудиться, помогая власти в деле решения проблем трудового большинства, и в этом процессе становясь нормальной оппозицией внутри страны и силами поддержки общечеловеческого развития — вне её.

В добрый путь!




ИАЦ


***



Источник.


  • 1
Прежде, чем конституцию менять, нужно доказать, что умеешь с воровством бороться. 18 лет показали, что воровство поощряется. И только холопам - запрещается. Нахрен таких меняльщиков.

А вы не забыли, что мы при капитализме живём? Похоже, запамятовали вовсе. Иначе бы сообразили, что этот строй из пороков-то и состоит.

Ну и при социализме воровству элит страну проиграли,так,что разници нет какая господствущая идеология, на западе капитализм за счет борьбы с воровством элит и жив,а будет закон и порядок общество будет процветать .


(Анонимно)
думаете мы при настоящем социализме жили?
для партчиновников он был, а для народа лишь вывеска

Просто народу мешать не нужно было самим свои бытовые вопросы и проблемы рашать, при той государственно социальной базе ,все нормально могли жить ,и как китай на весь мир ширпотреб штамповать  .


(Анонимно)
при диком капитализме, учтите, на западе такого беспредела нет

А у них то идеология им жить мешает,то ее отсутствие.


Фарисейство закона будет всегда даже если его сам Бог напишет,грань над законными и подзаконными очень прозрачна,над законные нарушая свой закон и под законными могут стать,а подзаконные жертвы над законными или в законе сохранив баланс между криминалом и флирт с государством.


От того двойственность есть граница над законным и подзаконным ,гуманитарные люди все сомнения в пользу обвиняемого толкуют ,негодяи против,зависит кто судья .


Вот,что для полезного надо добавить это социально экономический,политический приоритет общего над частным .


  • 1