мера1

ss69100


К чему стадам дары свободы...

Восстановление смыслов


Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Очень белая идейка (ч. 1)
мера1
ss69100

Ровно сто лет назад, в феврале 1918 года, начался знаменитый Ледяной поход белой армии, которая под натиском красных войск вышла из Ростова-на-Дону по направлению к Кубани.

Этот поход со стороны современных апологетов белого дела сильно оброс великим множеством легенд и мифов, которые можно свети к одной мысли — мол, именно с этого похода началась борьба белогвардейцев против большевизма.

Один такой «белогвардейский» сайт буквально на днях так прямо и пафосно написал:

«Началась великая война русского народа против коммунистической интернациональной оккупации. Война эта не закончилась и сегодня»...

Конечно же, всё это полная чушь и с точки зрения реальной истории, и с точки зрения здравого смысла!

Давно уже мёртвое дело

Потому что настоящая Гражданская война началась вовсе не с блужданий белых отрядов генералов Алексеева и Деникина по кубанским просторам — в силу малочисленности участников этих блужданий на них центральная советская власть тогда, в начале 18-го года, почти не обращала внимания.


Нет, полноценная война началась в мае, с мятежа Чехословацкого корпуса, к которому примкнули белые отряды.

Кстати, именно вмешательство иностранцев и предопределило затяжной и кровопролитный характер войны, а также полную зависимость белых именно от помощи и поддержки из-за рубежа. Впрочем, об этой зависимости я уже писал и не раз...

Кроме того, с окончанием Гражданской войны белое дело полностью и бесповоротно закончилось. Потому что оно в своих рядах объединяло вовсе не людей с единой и устойчивой идеологией, а всех противников большевизма без разбора — от правых до левых. Кстати, именно по причине такого политического винегрета белые так и не смогли создать что-либо убедительное и сильное — в противовес красной идее.

Когда в начале 90-ы- годов, после развала Советского Союза и снятия идейной монополии со стороны КПСС профессиональные историки бросились в архивы, чтобы понять политические основы белой борьбы, их ждало полное разочарование — оказалось, как написал один из этих исследователей, кроме условного лозунга «Долой большевизм!» за белой идеей не было ровным счётом НИЧЕГО!

Потому что крайним монархистам и либеральствующим кадетам было сложно договориться о чём-то едином, кроме тупой ненависти к большевикам.

Понятно, что такой антисоветский союз, где каждой твари было по паре, был чрезвычайно зыбким. А военное поражение и вовсе похоронило его окончательно. И всё что было потом, в эмиграции, к настоящему белому делу антибольшевисткого политического единства уже не имело ни малейшего отношения!

«Французские эмигранты 1791—1793 г.г. были роялисты все до единого, будь то сторонники будущего короля Людовика XVIII или сторонник герцога Орлеанского, тогда как русские беженцы 1919-го принадлежали к бесчисленным политически партиям и ненавидели друг друга много сильнее, нежели большевиков, - описывал свои впечатления о белой эмиграции Великий князь Александр Михайлович.

— Никто, кроме плохо информированных американских корреспондентов, не назвал бы ту разношёрстную армию просто «белой эмиграцией» (выделено мной — В.А.). Розовые и красноватые, зелёные и белёсые, они все ждали, когда падут большевики, чтобы вернуться в Россию и продолжить свою грызню, прерванную Октябрьской революцией».

В общем, на руинах умершего белого дела в среде русской эмиграции возникло множество течений и мелких группировок, некоторые из которых, вопреки здравому смыслу и логике истории, упёрто продолжали называть себя «белыми».

Особо на этой преемственности настаивали те, кто стали поклонниками нацизма и фашизма. Были у такого перевоплощения и свои идеологи. Самые яркие из них — философ Иван Александрович Ильин и журналист Иван Лукьянович Солоневич...

Не буду описывать биографии этих двух деятелей — с ними легко можно ознакомиться в интернете. Отмечу лишь, что профессор МГУ Ильин за явно антисоветские взгляды был выслан большевиками из России в 1922 году, а Солоневич бежал из лагерей НКВД в начале 30-ых, перейдя советско-финскую границу. Оба в эмиграции стали ярыми поклонниками Гитлера.

Сегодняшние защитники обоих пытаются доказать, что это их преклонение было временным (они же , наивные, якобы ничего не знали о русофобии Гитлера!), что потом они даже стали антифашистами.

Ерунда! Ни в чём они не раскаялись, даже не смотря на поражение нацистской Германии в 1945 году. Также не оправдывает их и якобы неосведомлённость о настоящих людоедских планах фюрера Третьего рейха по отношению к России и к русскому народу.

Такую «наивность» мог испытывать лишь какой-нибудь полуграмотный казак, занесённый ветрами Гражданской войны за границу. Но только не Ильин с Солоневичем, имевших хорошее образование, да ещё прекрасно владевших немецким языком.

Между тем книга Гитлера «Моя борьба», где открыто говорилось о желании немецкого фюрера ликвидировать Россию как государственно-политическую единицу (независимо от её окраски), была широко распространена в Европе 30-ых годов, и оба белых идеолога наверняка её читали. Хотя бы вот этот пассаж Гитлера:

«Сама судьба указует нам перстом. Выдав Россию в руки большевизма, судьба лишила русский народ той интеллигенции, на которой до сих пор держалось ее государственное существование и которая одна только служила залогом известной прочности государства.

Не государственные дарования славянства дали силу и крепость русскому государству. Всем этим Россия обязана была германским элементам — превосходнейший пример той громадной государственной роли, которую способны играть германские элементы, действуя внутри более низкой расы.

Именно так были созданы многие могущественные государства на земле.

Не раз в истории мы видели, как народы более низкой культуры, во главе которых в качестве организаторов стояли германцы, превращались в могущественные государства и затем держались прочно на ногах, пока сохранялось расовое ядро германцев.

В течение столетий Россия жила за счет именно германского ядра в её высших слоях населения. Теперь это ядро истреблено полностью и до конца. Место германцев заняли евреи. Но как русские не могут своими собственными силами скинуть ярмо евреев, так и одни евреи не в силах надолго держать в своем подчинении это громадное государство.

Сами евреи отнюдь не являются элементом организации, а скорее ферментом дезорганизации. Это гигантское восточное государство неизбежно обречено на гибель. К этому созрели уже все предпосылки.

Конец еврейского господства в России будет также концом России как государства. Судьба предназначила нам быть свидетелем такой катастрофы, которая лучше, чем что бы то ни было, подтвердит безусловно правильность нашей расовой теории».

То, что Ильин и Солоневич игнорировали вот ЭТО, говорит лишь о том, что в своей ненависти к большевизму они дошли до полного маразма и извращения, как и те идеи, которые они выдвигали...

«Фашизм был прав»

Из восторженной статьи Ивана Ильина, вышедшей под характерным названием «Национал-социализм. Новый дух» от 17-го мая 1933 года (это приветствие философа на приход к власти нацистов):

«Европа не понимает национал-социалистического движения. Не понимает и боится. И от страха не понимает еще больше… Леворадикальные публицисты чуть ли не всех европейских наций пугают друг друга из-за угла национал-социализмом…

Я категорически отказываюсь расценивать события последних трех месяцев в Германии с точки зрения немецких евреев… То, что происходит в Германии, есть огромный политический и социальный переворот…

Что cделал Гитлер? Он остановил процесс большевизации в Германии и оказал этим величайшую услугу всей Европе… Сброшен либерально-демократический гипноз непротивленчества. Пока Муссолини ведёт Италию, а Гитлер ведет Германию – европейской культуре даётся отсрочка...

Германцам удалось выйти из демократического тупика… То, что совершается, есть великое социальное переслоение; но не имущественное, а государственно-политическое и культурно-водительское… Ведущий слой обновляется последовательно и радикально… По признаку нового умонастроения… Удаляются те, кому явно неприемлем «новый дух»…

Этот дух составляет как бы субстанцию всего движения; у всякого искреннего национал-социалиста он горит в сердце, напрягает его мускулы, звучит в его словах и сверкает в глазах… Несправедливое очернение и оклеветание его мешает верному пониманию, грешит против истины и вредит всему человечеству»
(выделено мной — В.А.).

Из статьи историка Владимира Соловейчика о том, как именно Ильин сотрудничал с пропагандисткой машиной Третьего рейха:

«Под псевдонимом «Юлиус Швейкерт» (мать Ивана Ильина Екатерина Швейкерт была дочерью немецкого врача) г-н Ильин боролся с «проклятыми большевизанами» вместе с председателем «Всеобщего союза немецких антикоммунистических объединений», уроженцем Саратова и активистом гитлеровской НСДАП Адольфом Эртом.

Приход нацистов к власти поспобствовал карьере г-на Ильина в берлинском «Русском научном институте»: он стал его вице-президентом и, когда в октябре 1933 года это заведение перешло под крыло рейхсминистра пропаганды Йозефа Геббельса, а его директором был назначен Адольф Эрт, «патриот» Ильин остался работать в нём как один из трёх русских сотрудников (двое других — белоэмигранты Александр Боголепов и Владимир Полетика).

Остальных нацисты уволили в силу «нелояльности идеям фюрера и рейха» или «неарийского происхождения». Согласно данным современного немецкого историка Хартмута Рюдигера Петера, деятельность пропагандиста Ильина получила явное признание со стороны первого главы гестапо Рудольфа Дильса.

Иван Ильин вплоть до 1937 года выступал с докладами антикоммунистического содержания на территории «Третьего рейха» — антикоммунистическая пропаганда матёрого реакционера отвечала интересам Гитлера, Геббельса, Розенберга, Штрайхера».

В конце 30-ых годов Ильин уехал в Швейцарию и даже вроде как прекратил сотрудничать с нацистами. Но это не совсем так. Вот что пишет историк и философ Алексей Кара-Мурза, один из современных биографов Ильина:

«Всю войну он, как известно, прожил в нейтральной Швейцарии, поддерживая тесную (хотя и конспиративную) связь с руководителями (нацистско-эмигрантского — В.А.) «Русского корпуса», части которого воевали с коммунистами на многих фронтах, в том числе и Восточном.

В октябре 1941 года, когда Гитлер изготовился к решающему броску на Москву, по советской столице ходили слухи (подтверждённые различными свидетелями), что «уже составлены списки профашистского русского правительства» и «во главе его значится знакомый москвичам профессор И.А. Ильин, в своё время высланный в Германию».

Впрочем, нынешние поклонники Ильина утверждают, что это фальшивка (или речь вообще идёт о «другом Ильине»), но их оппоненты им резонно возражают: «Зачем немцам были нужны тогда какие-то фальшивки, если они через неделю всерьёз собирались быть в Кремле?»

Справедливости ради надо отметить, что когда в 1943 году германские власти действительно обратились к Ильину с предложением возглавить «русское сопротивление Сталину» под патронатом нацистов (это факт абсолютно достоверный), тот ответил отказом».

Думаю, что Ильин ответил отказом только потому, что понял обречённость гитлеровского режима и на поприще борьбы с большевизмом уже искал себе новых хозяев — из числа западных союзников. Но от фашизма полностью он так и не отрёкся.

В 1948 году Ильин написал:

«Фашизм есть явление сложное, многостороннее и, исторически говоря, далеко еще не изжитое. В нём есть здоровое и больное, старое и новое, государственно-охранительное и разрушительное. Поэтому в оценке его нужны спокойствие и справедливость. Но опасности его необходимо продумать до конца.

Фашизм возник как реакция на большевизм, как концентрация государственно-охранительных сил направо. Во время наступления левого хаоса и левого тоталитаризма — это было явлением здоровым, необходимым и неизбежным.

Такая концентрация будет осуществляться и впредь, даже в самых демократических государствах: в час национальной опасности здоровые силы народа будут всегда концентрироваться в направлении охранительно-диктаториальном.

Так было в древнем Риме, так бывало в новой Европе, так будет и впредь.

Выступая против левого тоталитаризма, фашизм был, далее, прав, поскольку искал справедливых социально-политических реформ. Эти поиски могли быть удачны и неудачны: разрешать такие проблемы трудно, и первые попытки могли и не иметь успеха.

Но встретить волну социалистического психоза —социальными и, следовательно, противо-социалистическими мерами — было необходимо. Эти меры назревали давно, и ждать больше не следовало.

Наконец, фашизм был прав, поскольку исходил из здорового национально-патриотического чувства, без которого ни один народ не может ни утвердить своего существования, ни создать свою культуру».

Любопытно, но после Второй мировой войны самым близким другом Ильина и его преданным единомышленником стал некий Георгий Чавчавадзе. Сохранилась даже фотография, где они в Швейцарии сидят чуть ли не в обнимку.

По данным военных историков:

«Чавчавадзе Георгий Николаевич. Родился в 1921 г. в Харькове. В 1938 г. вместе с матерью выехал в Германию (в числе обмененных на австрийских коммунистов). В 1940 г. окончил германское военное училище.

Во время Второй мировой войны — командир разведэскадрона 56-го танкового корпуса Вермахта. В феврале 1945 г. был причислен к 1-й пехотной дивизии ВС КОНР (600. Infanteriedivision Fremd, russische).

Служил в 1600-м отдельном разведывательном дивизионе (russische Einzel-Aufklarungsabteilung 1600.), которым командовал майор Б. А. Костенко, в должности командира 3-го эскадрона (звание — ротмистр). Потом выпускал антисоветскую литературу в Европе, эмигрировал в Канаду.

В общем, как следует из биографии, вполне себе респектабельный офицер Вермахта и идейный борец с «треклятым» большевизмом».

Впрочем, в таком тесном союзе между философом-антисоветчиком и власовским коллаборационистом ничего удивительного нет...

И напоследок об Ильине. Как-то на просторах всемирной паутины я наткнулся на мнение одного профессионального исследователя, по-своему оценившего творчество философа. К сожалению, запись сделана анонимно.

Тем не менее я хочу её привести, потому что эта оценка полностью совпадает с моим взглядом на этого бывшего приспешника Гитлера:

«Почему некоторые так не любят Ильина?!» — задаются вопросом его апологеты. Попробую ответить на этот вопрос. Я вот как раз «не люблю Ильина», поэтому ответ мой будет предельно честным.

Поэтому прошу никого не обижаться — все ведь хотят услышать правдивую точку зрения оппонентов? Да, прошу прочесть мой пост внимательно, чтобы мне не приходилось по сто раз повторять одно и то же. Сразу предупреждаю — я не коммунист.

Я в данном случае рассуждаю во-первых как профессиональный историк, а во-вторых максимально постарался дистанцироваться от дешёвого политиканства на уровне «кто лучше белые или красные» и т. д. И подчёркиваю – я рассуждаю только о реальности и о реальных альтернативах исторического пути России, а не о прекраснодушных фантазиях. Итак:

1) Если то, что писал Ильин — не русофобия, то что же тогда такое русофобия?!

Как раз Ильин — махровый русофоб. Читая его опусы непредвзято, просто ужасаешься тому, насколько он ненавидел реальную Россию и реальный русский народ с их реальной историей и реальными свершениями в ХХ в.

Этот человек жил в маленьком мирке своих маленьких замкнутых фантазий, в которых сконструировал в своём уме некий абстрактный образ России и русского народа, в которые сам поверил и вообразил, что это — и есть реальность. А реальные Россия и русский народ давно уже жили совсем другой жизнью, которая была совершенно параллельна фантазийному образу Ильина.

Ильин любил свою фантазию, а реальную Россию с её реальными свершениями (хорошими и плохими) и реальной жизнью глубоко ненавидел. И вот это факт.

2) Из этого вытекает следующий пункт: фантазийное творчество Ильина реальной России никогда не было нужно, не нужно и не будет всерьёз нужно никогда. Если не смотреть на действительность через розовые очки, это тоже совершенно очевидно.

Когда во время Великой Отечественной Войны настоящие Русские Патриоты кидались под танки, чтобы остановить смертельного и беспощадного врага, что делал в это время Ильин?!

Сидел в Швейцарии и фантазировал на тему «русского народа, России и их возрождения». Ильин от реальной России (казуистический и софистический бред о том, что «СССР – это не Россия» мы рассматривать не будем) оторвался начисто. Поэтому он ей не был нужен и никогда не будет нужен.

3) Ильин в своих политико-философских представлениях стоял совершенно на одном уровне с... большевиками. Да-да, именно так! «Вершки» у них были разные, а вот «корешки» совершенно одинаковые – это социальный расизм и политическое насилие.

Большевики считали, что надо применить насилие, чтобы привести русский народ к одному варианту «светлого будущего», Ильин – чтобы к другому. Да, я знаю, что сейчас мои оппоненты начнут заливаться соловьями о том, что для того, «чтобы свергнуть проклятый большевизм, все средства хороши» и т. д.

Но простите, господа, чем такая постановка вопроса отличается от постановки вопроса большевиков?! И там и там насилие во имя некоего «светлого будущего», которое просто по-разному понимается (для одних – «коммунизм», для других – «возрождённая Россия»). В чём тут принципиальная разница? Да ни в чём абсолютно.

Как могло в реальных 20-50-хх годах ХХ в. произойти «падение большевизма и возрождение России»? Только путём новой гражданской войны с миллионами новых жертв (уже поколение выросло, которое никакой «исторической России» не знало) и с установлением диктатуры а-ля Пиночет с массовыми расстрелами всех несогласных на стадионах и прочими прелестями.

Собственно, таковой её и видел Ильин. Что ж вы, господа «любители Ильина» называя себя «патриотами России» хотите, чтобы в России была диктатура латиноамериканского (в лучшем случае — !) типа?! Тогда мне вас всех искренне жаль.

Да и не патриоты вы тогда никакие – разве может нормальный патриот России (равно, как и любой другой страны) желать её отката из ряда мировых держав на роль «банановой республики» с генералами-диктаторами, «цветными революциями» и т. д. (а в реальных наших условиях только это и было альтернативой столь нелюбимой Ильиным «советии»)?!

А если вы этого не хотите, то за что ж вы тогда любите Ильина?! Тут у вас двойная мораль, уж простите…».

То, что патриотизм у Ильина был выборочным, признаёт даже его явный поклонник Алексей Кара-Мурза, который — при сравнительном анализе творчества мыслителей русского Зарубежья Петра Струве и Ивана Ильина — был вынужден признать:

«Что такое русский патриотизм?» – на этот вопрос Струве и Ильин отвечали по-разному. Ильин написал на эту тему десятки работ – и все они изданы. А вот у Струве, человека при жизни совсем не пафосного, обобщающей работы на эту тему долгое время не находили – то ли сознательно, то ли по невнимательности.

Тем не менее такая работа у Петра Струве есть, и эта маленькая статья стоит иных томов на тему о русском патриотизме.

Опубликована она в мае 1933 года в белградской газете «Россия и славянство», задолго до войны, и в ней проводится неожиданное, но, как оказывается, принципиальное разделение между «партийным патриотизмом» и просто «патриотизмом»; между «партийной любовью к Отечеству» и просто «любовью к Отечеству».

Пётр Струве, полагает Кара-Мурза, как раз и являлся истинным патриотом Отечества, независимо от существующего политического строя, а вот Иван Ильин, наоборот, был поклонником исключительно «своей» России, то есть своей «партийной России»...

В этом и есть настоящий Ильин — он жил в выдуманном мире, который определял как «белая национальная Россия» — любая другая Россия была для него глубоко враждебна.

А поскольку эта «белая Россия» насквозь иллюзорна, то вполне закономерно, что Ильина всё время заносило в ряды откровенных русофобов и никуда более. Точно так же, как заносит и его нынешних сторонников...

Идейный резерв доктора Геббельса

Примерно таким же «белым партийным патриотом» был и Иван Солоневич. Сразу после побега из СССР он написал книгу «Россия в концлагере», в которой представил жизнь советского человека как сплошное существование заключённого в тюрьме — книга практически художественная, где правда переплеталась с откровенными вымыслами. Неудивительно, что книга вызвала большой восторг у пропагандистских структур Третьего рейха.

В Германии она вышла под названием «Потерянные: хроника неизвестных страданий». Самым восторженным читателем Солоневича оказался не кто иной, как доктор Геббельс.

Из его дневников:

«01.07.37 Читаю ужасающую книгу о России. Солоневич «Потерянные». Фюрер тоже хочет её прочитать. Следующий партсъезд будет опять посвящен борьбе с большевизмом. Мне фюрер даёт тему Испании.

Фюрер поговорил с нашим московским послом Шуленбургом, который рисует очень мрачную картину России. Только террор, интриги, убийства, предательство, коррупция. И это родина рабочего класса!

05.07.37 Потрясённо продолжаю чтение «Потерянных» Солоневича.

22.07.37 Дочитал «Потерянных» Солоневича до конца. Жуткая хроника. Вот он, большевизм в чистом виде.

14.10.37 С ужасом читаю вторую часть «Потерянных» Солоневича. Да в России просто кромешный ад! Стереть с лица земли. Пусть исчезнет.

22.10.37 Читаю «Потерянных» дальше. Ужасно, ужасно, ужасно! Мы должны защитить Европу от этой чумы.

27.10.37 Вчера проснулся очень рано. Дочитал «Потерянных» Солоневича. Эта книга должна попасть ко всем. Документ 20-го столетия. Вот до чего мы довели Европу.

04.02.38 ГПУ взорвало бомбу в Софии. Покушение на Солоневича. Его жена погибла, он невредим. Это Москва... Эти Советы – настоящий преступный синдикат. Их надо уничтожить огнём и мечом!

04.03.38 Гестапо не хочет пускать Солоневича в Германию. Якобы он агент ГПУ. Несусветная чушь. Придется проявить настойчивость.

10.03.38 Солоневича, наконец, несмотря на все сомнения, пустят в Германию. Хорошо сработано!

28.04.38 Солоневич побывал у Ханке. Произвёл приятное впечатление. Хочет денег за свою антибольшевистскую работу. Не имею ничего против, такие люди могут нам пригодиться.

01.05.38 Даю Солоневичу субсидию в 30000 марок для его антибольшевистской газеты. Он работает хорошо.

29.05.38 Солоневич всё же остаётся в Берлине. Его газета должна и дальше выходить в Софии. Я предоставляю для этого средства. В Берлине она нам не слишком нужна.

07.09.38 Говорил с Розенбергом о Солоневиче. Он считает того не слишком искренним. Буду действовать более осторожно.

07.06.41 Солоневич предлагает своё сотрудничество. Прямо сейчас я еще не могу его использовать, но наверняка смогу очень скоро.

08.06.41 Солоневич предлагает себя, чтобы работать против Москвы. Гестапо считает его подсадной уткой. Пускай за ним понаблюдают...».

Примечательно, что Солоневич сотрудничал с нацистами буквально до самого их конца.

Из статьи историков Дмитрия Жукова и Ивана Ковтуна (газета «Совершенно секретно», No.31/326, 2014г.):

«В 30-ые годы публицист старался поддерживать контакты с симпатизирующими ему русскими эмигрантами из пронацистского лагеря – генералом В. В.Бискупским, бароном А. В.Меллер-Закомельским, генералом А. В.Туркулом.

18 мая 1938 года в Берлине был организован так называемый Российский национальный фронт (РНФ), в который... вошли «Русский национальный союз участников войны», «Российский фашистский союз» К. В.Родзаевского и «движение штабс-капитанов» Солоневича. Основание РНФ было последней предвоенной попыткой объединения, предпринятой правыми кругами российской политической эмиграции...

В конце 1939 году Солоневич был приглашён финскими военными для участия в организации антисоветской пропаганды в Советско-финской войне. После встреч с генералом Вальденом и полковником Линдом Солоневич написал меморандум на имя премьер-министра Финляндии Ристо Рюти, однако приём ему не был оказан.

Одновременно с этим Солоневич не переставал обивать пороги различных нацистских пропагандистских инстанций, предлагая им свои услуги. Весьма характерна на этот счёт запись, которую сделал 7 июня 1941 года министр народного просвещения и пропаганды Йозеф Геббельс.

В своем дневнике он отметил: «Солоневич предлагает своё сотрудничество. В настоящее время не могу его использовать, но вскоре, определённо, это будет возможно».

3 июля 1941 года (то есть, уже после начала Великой Отечественной войны! — В.А.) в газете Геббельса «Атака» (Der Angriff) появилась статья Солоневича «Патриоты и комиссары. Враг №1 русских народных масс». В этой статье Солоневич не чурался антисемитской риторики и даже отвел в своем материале место «классическому» для нацистской пропаганды образу «еврея-комиссара»:

«Никакие патриотические и национальные лозунги не смогут отвратить ненависть русского народа от его истинного врага – еврейского комиссара… Для русских народных масс еврейский большевизм – это враг №1, давнишний враг, враг нации и враг Отечества… Никакая ложь и никакие напоминания о Суворове не вытеснят запечатлевшуюся в народном сознании картинку еврейского комиссара, который в случае победы уничтожит не только мужика и рабочего, но и всех крестьян и рабочих в Европе».

В целом ничего удивительного в этих словах не было, так как в политических тезисах «штабс-капитанского» движения, построенных с оглядкой на нацистскую политическую программу («25 пунктов»), Солоневич и его единомышленники не признавали за евреями гражданства в будущей России (они назвали их «нежелательными иностранцами») и пропагандировали идею высылки всех евреев из страны.

В своих послевоенных мемуарах Солоневич утверждал, что он «пытался повлиять на изменение вектора немецкой политики в отношении России». Он якобы входил в контакт с партийной верхушкой рейха, направил на имя Гитлера меморандум, в котором изложил свою позицию относительно немецкой политики, и заявил, что война против России и русского народа окончится разгромом и гибелью Германии.

Все эти заявления, как представляется, можно смело отнести на счёт богатой фантазии Солоневича.

Он вполне успешно работал на ниве нацистской пропаганды, а кроме того, умудрился жениться на немке, некой Рут Беттнер, молодой вдове немецкого обер-лейтенанта. Уже сам по себе этот факт говорит о том, что со стороны нацистских властей Солоневич пользовался более чем благожелательным отношением.

Несколько раз Солоневич выезжал в Берлин. Во время этих наездов ему довелось пообщаться с главными фигурами немецкой пропагандистской акции по вербовке коллаборационистов в состав Русской освободительной армии (РОА) – генералами А. А.Власовым, Г. Н.Жиленковым и Ф. И.Трухиным, которые, как следует из его воспоминаний, произвели на него не самое приятное впечатление.

Впрочем, истинный характер этих отношений ещё нуждается в прояснении.

Работы Солоневича на протяжении почти всей войны продолжали активно служить задачам нацистской пропаганды. Книга «Россия в концлагере» распространялась на оккупированной территории СССР, отрывки из неё в виде статей публиковались в немецких и коллаборационистских газетах. В 1944 году он подготовил брошюру «Большевизм и крестьянство».

Правда, брошюра не была напечатана, поскольку, как утверждал Солоневич, этому помешали его недруги из окружения Власова, в частности Жиленков.

Не приходится удивляться тому, что генерала Жиленкова, руководителя власовской пропаганды, Солоневич, ничуть не смущаясь, именует «агентом НКВД», хотя того после войны судили вместе с Власовым и приговорили к повешению.

Разумеется, после войны Солоневич, как и многие другие эмигранты, сотрудничавшие с нацистами, попытался представить дело так, будто он был жертвой коричневого режима, а не его верным помощником. Тем не менее факт кооперации Солоневича с пропагандистскими структурами Третьего рейха никаких сомнений не вызывает».

На идейном поприще это сотрудничество продолжилось и после войны, когда Солоневич с сыном и его семьёй бежали в Аргентину. Здесь Солоневич взялся за издание нового печатного органа, газеты «Наша страна»:

«Вокруг газеты «Наша страна» вскоре собрались авторы, многие из которых в годы войны были коллаборационистами. Среди них – Б.Башилов, М.Спасовский, Н.Потоцкий, М.Зызыкин, Б.Ширяев, Н.Былов и другие...

А 5 сентября 1948 года Солоневич участвовал в собрании, на котором был учреждён «Союз русских бывших участников войны имени фельдмаршала А.В.Суворова» под руководством бывшего генерал-майора Вермахта и сотрудника Абвера Б. А.Хольмстон-Смысловского (
после войны тесно сотрудничавшего с ЦРУ США — В.А.)».

В общем, налицо точно такая же «эволюция» как и у Ильина, словно под копирку — прыжок из объятий Гитлера в объятия ненавистников России из западного мира...

… Надо сказать, что Солоневич сослужил очень дурную службу как самим нацистам, так и их русским приспешникам из числа «белых».

Ибо это именно он пустил по предвоенной Европе слух о том, что русский народ якобы настолько ненавидит большевиков, что в случае любой внешней войны непременно бросит оружие перед внешним врагом, или обратит его против Сталина. Вот что он писал в 1935 году:

«Ни о какой защите «социалистического отечества» со стороны народных масс не может быть и речи. Наоборот, с кем бы ни велась война и какими бы последствиями ни грозил военный разгром, все штыки и все вилы, которые только могут быть воткнуты в спину красной армии, будут воткнуты обязательно. Каждый мужик знает это точно так же, как это знает и каждый коммунист!

Каждый мужик знает, что при первых же выстрелах войны он в первую голову будет резать своего ближайшего председателя сельсовета, председателя колхоза и т. д., и эти последние совершенно ясно знают, что в первые же дни войны они будут зарезаны, как бараны».

Даже очень неглупые люди из числа эмиграции заразились такими же настроениями. Например Василий Витальевич Шульгин, который писал: «Пусть только будет война! Пусть только дадут русскому народу в руки оружие! Он обернёт его против ненавистной ему советской власти! И он свергнет её!».

Подитоживая эти настроения, историк Игорь Пыхалов справедливо отмечает:

«Проиграв Гражданскую войну, бывшие хозяева жизни нашли пристанище на Западе, в бессильной злобе глядя, как Россия обходится без них. Сейчас, сейчас, ещё немного, и возомнившие о себе хамы поймут, что же они натворили. Осознают, раскаются, приползут на коленях, умоляя бывших господ смилостивиться и вернуться.

Стоит явиться освободителям в иноземных мундирах, неважно, английских, французских или германских, как измученные сталинским режимом мужики тут же бросятся резать ненавистных большевиков».

Однако, как всегда, всё это оказалось очередной «белой иллюзией» — русский народ во время войны сплотился против большевиков и дал очень жёсткий отпор Гитлеру. Кого-то из эмигрантов это отрезвило, и они присоединились к борьбе своего народа против самого страшного в отечественной истории иноземного нашествия... Но только не пламенных сторонников «белой идеи»!

Например, для наших людей, живших на оккупированных территориях, очень страшную память о себе оставил карательный батальон «Березина», боровшийся с партизанским движением на стыке России, Украины и Белоруссии.

Батальоном командовал капитан Вермахта Гольфельд, профессиональный разведчик, один из руководителей разведывательного подразделения 1«Ц» группы армий «Центр». Антипартизанскую борьбу Гольфельд организовал с помощью недобитых белогвардейцев, проводивших вербовку карателей в лагерях для военнопленных.

Речь идёт о бывших офицерах деникинской армии Николае Георгиевиче Яненко и Игоре Константиновиче Соломоновском. Они как раз являлись представителями той части белой эмиграции, которые с началом вторжения Гитлера не просто жаждали вернуться на Родину, но и страшно отомстить большевикам за своё поражение в Гражданской войне.

Они и мстили безо всякой пощады! Правда, основными жертвами их мести стали не столько коммунисты, сколько мирные русские люди, кого белогвардейцы подозревали в поддержке партизан — по их приказам каратели сжигали деревни, угоняли людей в Германию, проводили массовые расстрелы.

Особо здесь отличался Соломоновский. Уже после войны бывшие его бывшие сослуживцы по карательному подразделению свидетельствовали, что в гестаповских застенках Соломоновского подозреваемых зверски истязали специальными кнутами, сделанных из бычьих жил и проволоки: насмерть забивали взятых в плен партизан и привезённых из соседних сёл женщин и старух, чьи дети или внуки находились в партизанских отрядах.

Также беспощаден Соломоновский был и к своим солдатам. За малейшее подозрение в сочувствии к «красным» провинившихся расстреливали перед строем. При этом Соломоновский был... очень набожен (!): он каждое воскресенье аккуратно посещал церковь...

Впрочем, «белый партийный патриотизм» просто не мог привести этого садиста к чему-то иному...

Кстати, он и в самом деле был большим почитателем Ивана Ильина...


Вадим Андрюхин


***


Источник.


  • 1
я не поняла.. победили ведь в девяностых без гражданской войны практически. победили коммунистов и заодно остатки империи, послали подальше все республики с направленными туда миллионами русских, признав этих русских чужими. и сидят теперь в РФ довольные, россия у них историческая победила якобы..

Ну, это... такая победа, о которой белые мечтали ещё сто лет назад. Вместе с оккупантами...

да ну.. это какая-то другая победа. не имперская.
по бжезинскому победа, лишь бы не СССР.

Дык... и в Гражданскую - лишь бы не СССР.

молчи тварь!
Герои,сражавшиеся против жидовской Хунты- Вечная им память!

Вас ведь, любезный, уже отправляли в бан за хамство? Ещё раз позволите себе хамить - повторим. На полгода.

То было по форме. А теперь по сути.

„...Сражавшиеся против жидовской Хунты...”

Вы, уважаемый, как и многие антисоветчики, страдаете логической недостаточностью. Вы изволите по части сложного целого судить о самом целом. Нехорошо это, не по-человечески.

Да, были жиды. Да, пытались они народ гнобить. Но социализм не одни жиды строили, там ещё народ был, если вы не в курсе.

А уж говорить о „героях”, сотрудничавших с сотнями тысяч иностранных штыков, опиравшихся на заклятых врагов России - англичан, тут, да, конечно, геройство. А la белогвардейцы...

если комуняки опять захватят власть- я буду за интервенцию,потому что красную сволоту надо давить на корню.

Путин ильина в посланиях частенько поминал,а так у Солоневича чем взгляд от Замятина отличается?,конечно для простых людей события естественно и без альтернативно воспринимаются,Россия до 40 ых,это действительно гротеск ,историю писали победители и их культурная,хозяйственная ,экономическая диктатура людям _образованней и воспитанней работяги жизнь в ад и унижение превратила,в замен фашизма по ильину у нас национал большевизм пожалуйста ,проблема всего случившегося это атеизм превративший народы в машины строительства разрушительных коллосов.


А то вооружиться до зубов с планетарной доктриной коммунистического атеизма и потом спрашивать и шо это они нас все не любят и боятся.


Атеизм, конечно, не самый правильный выбор. Но всяко лучше христианской и прочей ветхозаветной жидовщины.

Понятно ,отблагодарили христианство,ну терпеть ерунда осталось знамения сбываются,народу жалко мало спасется ,причем у Русских для этого больше всех возможностей было .


За что благодарить христианство???

Сейчас специально для вас ролик с Тюняевым вывешу.

Тыщу лет христиане страну собирали,что бы подобный вырожденец свои глупости стране навязывал,просто кпсс в отличии от попов меньше с оппонентами либеральничали ,их раскол собственного учения   страну до распада довел,христианина легче к терпимости призвать ,чем атеистического нацианалиста или он думает ,что за чистоту марксизма ленинизма ,сталинизма или мировой коммунизм войны и чистки большевики организовать не способны были?А то с мусульманами 7столетий жили ,будисты христианство от Бога признали.Америка прекрасно живет и только он допер в чем проблема.


А то зачистили страну от оппонентов ,это и арабские эмираты нормально живут ,так же и мы могли бы и в христианстве.


(Удалённый комментарий)

Re: Прошлое не вернешь.

Похоже, Путин именно этим и намерен заниматься: порядок навести. Без "партнёров".

Re: Прошлое не вернешь.

"Башням"Кремля пора начинать понимать одну пригожую истину-"хватит толочь воду в ступе"и искусственно вводить это в нашу повседневную жизнь ,необходимо реагировать на современные вызовы и объединять людей на решение этих повседневных,ближнесрочных и среднесрочных идеологических проблем...

Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается

Среда должна соответствовать. Потом можно и объединять.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account