ss69100 (ss69100) wrote,
ss69100
ss69100

Categories:

Как ответить на стратегические вызовы? О мобилизационной повестке дня

Предлагаемый доклад представлен Изборскому клубу приятелем Березовского С. Батчиковым. Который ранее работал на Потанина.

Кандидат экономических наук предприниматель Батчиков, как и все современные экономисты (за редчайшим исключением), „подобно флюсу - крайне односторонен”.

Поэтому неудивительно, что в части экономического анализа он ориентируется на обласканное Западом светило в лике акад. Аганбегяна.

Тем не менее доклад представляет интерес с точки зрения изучения позиции и умонастроений капиталистов-государственников.

Кроме того, представленный доклад позволит читателю оценить как уровень понимания ситуации в стране и мире учёным экономистом, так и уровень экспертизы Изборского клуба.


*

Авторский доклад Сергея Батчикова Изборскому клубу.

Вызовы внешние

Столетиями длится противостояние России и Запада. По данным великого русского историка С.М. Соловьева, только за период 1240-1462 гг. Россия пережила 200 войн и нашествий.

Участник русско-турецкой войны, военный теоретик и историк Н.Н. Сухотин подсчитал, что с 1368 по 1893 гг. Россия провела в войнах 353 года. На рубеже 19 и 20 веков военный министр России генерал А.Н.Куропаткин написал Николаю Второму, что за предыдущие два столетия страна находилась в состоянии войны 128 лет.

Противостояние не ослабевало и в мирное время. На смену горячим войнам приходили войны холодные, информационные, в ходе которых «дикая и отсталая Россия» неизменно противопоставлялась «цивилизованному и передовому Западу».

И чем сильнее была власть в России на данном этапе, тем больше лжи распространялось о ней.


Достаточно вспомнить наводнившие Европу в 16 веке брошюры про Ивана Грозного, в которых он был представлен пьяницей и развратником. При этом в наставлениях послам того времени подчеркивалось, что царь неприятно умен, трезвенник, пьяных не выносит и поэтому запретил продажу алкоголя в Москве.

После самой кровопролитной в истории человечества Второй мировой войны западные «союзники» начали готовиться к войне с СССР уже весной 1945 г. (операция «Немыслимое»), а в марте 1946 г. Уинстон Черчилль в своей фултонской речи в США предложил опустить «железный занавес».

Объявленная Черчиллем холодная война в девяностые завершилась развалом СССР, в результате которого Запад получил доступ к огромному незащищенному российскому рынку, добился от России одностороннего разоружения и согласия по всем внешнеполитическим вопросам, устранил конкурентов на многих рынках, обеспечил себя дешевым трудом высокообразованных мигрантов и почти бесплатными природными ресурсами.

Когда в нулевые вдруг оказалось, что Россия с таким положением дел мириться не собирается, что она не только смеет заявлять о своих интересах, но и продолжает оставаться последним серьёзным препятствием для планов архитекторов глобализации по созданию нового мирового порядка, обслуживающего интересы «золотого миллиарда», против нее с новой силой возобновилась гибридная война без правил, буквально по всем направлениям.

Запад стремится доказать остальному миру убогость и отсталость России, ее несостоятельность как мирового лидера, а главное — ее агрессивность и опасность для «всего цивилизованного мира».

Россию постоянно демонизируют, обвиняют в попытках пересмотра сложившегося мирового порядка, во вмешательстве во внутренние дела «партнеров», в нарушении демократии и прав человека и т.д., и т.п.

При Обаме в списке угроз международному миру и безопасности «российская агрессия в Европе» обогнала ИГИЛ и прочих террористов («Возрождение Российской империи в той или иной форме представляет значительно большую угрозу Соединенным Штатам, чем исламский мир», — заявил основатель «теневого ЦРУ» — Stratfor Global Intelligence — Джордж Фридман).

При Трампе, вопреки ожиданиям, накал антироссийской истории еще усилился, задача предотвращения усиления России всеми возможными способами легла в основу американской внешней политики.

В обновленной Стратегии национальной безопасности Россия названа «ревизионистской державой», которая бросает вызов процветанию Америки и стремится подорвать ее безопасность.

По прогнозам Stratfor, после победы Путина на президентских выборах холодная война между Россией и Западом продолжится, напряженность будет возрастать, что мы уже и наблюдаем: Трамп окружает себя все более воинственными персонажами.

Приход на должность советника по нацбезопасности «супер-ястреба», идеолога новой холодной войны и убежденного противника России Джона Болтона даже в США многие расценивают как признак грядущей войны.

Долгосрочные планы развала России продолжают прекрасно финансироваться[1], под них создана соответствующая инфраструктура, ведется огромная работа в СМИ и социальных сетях (эксперты уже пишут о заложенной под Россию медийной бомбе), действуют десятки долгосрочных программ, охватывающих все сферы российского общества, осуществляется экспансия неправительственных и религиозных организаций (мормоны, церковь Хаббарда и др.).

В режиме нон-стоп одна организованная провокация сменяет другую — то жертвы среди мирного населения в Сирии, то кокаиновая история в Аргентине, то смерть очередного перебежчика в Великобритании и так без конца.

Провокации призваны поднять уровень демонизации России («Россия угрожает всему миру химическим оружием — от Дамаска до Солсбери»), она объявляется вселенским злом, один ультиматум предъявляется за другим.

Забыт дипломатический язык и все общепринятые нормы дипломатии — дошло до того, что устами министра обороны Великобритании Гэвина Уильямсона России было предложено «уйти и заткнуться».

По мнению многих зарубежных и российских военных аналитиков, США готовятся к большой войне. С 2015 г. НАТО постоянно наращивает военный потенциал у российских границ: мониторинговые миссии военных экспертов, колонны танков и бронетехники на дорогах Латвии, Литвы и Эстонии, учения десантников приучают местное население к неизбежности войны, натовские самолеты в ходе учений ведут отработку нападения на Россию со стороны Швеции и Норвегии.

Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг призвал страны Европы обновить свою инфраструктуру для обеспечения возможности переброски на Восток танков, тяжелой военной техники и быстрого развертывания войск. Западного обывателя ежедневно пугают нападением Москвы, телевидение транслирует сериалы про будущую русскую оккупацию.

В новой ядерной доктрине США расширены поводы для применения ядерного оружия, которое может быть пущено в ход в ответ на удары обычными вооружениями и даже киберугрозу.

Пентагон уже заявил о возможности войны в космосе и необходимости добиться превосходства в космическом пространстве (бюджет ВВС США на космические программы в 2018 г. составляет 7,75 млрд. долл.). Уже никого не удивляет обсуждение на разных уровнях возможных сценариев и сроков начала третьей мировой войны.

Чем может и должна ответить Россия на все более серьезные внешние вызовы?

В 2007 г. Путин произнес свою Мюнхенскую речь, в которой заявил, что эпоха однополярного мира закончилась, что Россия всегда проводила и будет проводить независимую внешнюю политику, и что у нее есть свои собственные представления о справедливом мироустройстве.

Та речь вызвала горячее одобрение в России, но на Западе многие услышали в ней лишь бессильную ярость агонизирующей державы. Беспрецедентная по формулировкам статья в Los Angeles Times назвала тогда российского президента «вошью, которая зарычала».

Спустя 11 лет, уже в Москве, в своем выступлении с Посланием Федеральному Собранию (1 марта 2018 г.) Путин предъявил Западу новые аргументы, посвятив значительную часть своей речи впечатляющим образцам новейшей российской военной техники.

Западные СМИ назвали выступление «ошеломляющим», «дерзким», «агрессивным», «жестким» и «конфронтационным». Бойцы нашей пятой колонны, заявили, что подобного запугивания «партнеров» не позволял себе в истории никто и никогда. Но в целом резонанс от выступления не соответствовал эмоциональному накалу и аргументам речи Путина.

Почему?

Вызовы внутренние

На Западе прекрасно понимают, что, если российская экономика и не «разорвана в клочья», как мечталось господину Обаме, она, тем не менее, испытывает колоссальные трудности и переползает из одной рецессии в другую.

По темпам социально-экономического развития за последние 10 лет Россия отстала и от развивающихся, и от развитых стран, имея при этом более низкий потенциал экономического роста за счет низкой доли инвестиций в основной капитал.

Только за последние пять лет ВВП России упал на 8 процентов. В 2017 г. несмотря на высокие цены на нефть российская экономика продолжала находиться в рецессии (официально — рост на 1,7%), а технологичная ее часть — в глубокой депрессии.

Темпы роста экономики, которые начал рисовать Росстат после своего подчинения Минэкономразвития, находятся на уровне статистических погрешностей и не вызывают особого доверия.

Но даже будучи явно завышенными, они все равно существенно ниже среднемировых. По динамике экономических и социальных показателей за 2008-2017 гг. академик Аганбегян назвал этот период «потерянным десятилетием».

[А давайте-ка зададим себе вопрос: какую оценку российской экономике может и должен дать академик-экономист, делавший доклады в ЦРу, и чья дочь живёт в США? - Прим. ss69100.]

По доле российской экономики в мировом ВВП (по текущему курсу рубля к доллару США) мы сегодня в 14 раз уступаем Соединенным Штатам и в 8 раз Китаю.

[Здесь особенно резко выделяется „флюс” экономиста, впитавшего в себя западные стандарты подходов к „науке” экономика. То, что доллар переоценен по отношению к рублю, экономист замечать не желает. Уже не говоря о том, что современный расчёт ВВП США и Зап. Европы в долларах вместо натуральных показателей отнюдь не отражает реальную экономическую силу той или иной страны.

Как не желает и рассматривать невероятную сложность управления Россией в современной обстановке. Главное - выставить Путина в негативном свете.

Далее мы воздержимся от комментариев, предоставляя читателю самому задуматься над некоторыми утверждениями о российской экономике автора доклада, которые нам представляются как минимум необъективными. - Прим. ss69100.]


Год от года разбухает чиновничий аппарат, увеличившийся за последние 18 лет более чем в два раза.

При этом с пугающей скоростью нарастает его безответственность, коррумпированность и некомпетентность, что ведет к росту аварийности и даже человеческим жертвам.

Увеличение численности чиновников происходит на фоне абсолютного сокращения количества ученых и инженеров, а также научно-исследовательских и проектных организаций. Россия — единственная страна двадцатки, где происходит сокращение численности ученых и инженеров. Мы существенно уступаем промышленно развитым странам и по показателю доли расходов на научные исследования и разработки в ВВП.

«Партнеры» понимают, что демонстрация президентом военной мощи в послании Федеральному Собранию не только не подкреплена в настоящее время динамичной многоотраслевой развивающейся экономикой, но во многом является попыткой скрыть научно-техническую отсталость большинства отраслей гражданской экономики.

Поэтому Запад сохраняет олимпийское спокойствие, четко понимая, что экономическое удушение России — дешевый и эффективный ответ на любое наше чудо-оружие.

Двадцать пять лет следования безжизненной экономической модели были потеряны для реальных реформ и развития страны. Последние 18 лет Россия пытается сочетать несочетаемое — суверенную внешнюю политику с полностью зависимой экономической политикой.

Совершенно очевидно, что при сохранении статус-кво те новые социальные обещания, которые дал Путин народу в своем Послании Федеральному Собранию, принципиально не осуществимы.

Достаточно обратиться к итогам последних шести лет. В майских указах президента 2012 г. был предусмотрен полуторакратный рост доходов населения, на деле же реальные доходы населения за 6 лет сократились(!).

Растет число бедных с 15,5 млн. человек в 2013 г. до 22 млн. человек в первом квартале 2017 г. В значительной мере это бедность работающего населения, что является уникальным явлением в социальной сфере. Почти 5 млн. работающих получают за свой труд чисто символическую зарплату на уровне МРОТ — 7800 руб.

При этом используемый статистикой официальный уровень прожиточного минимума несовместим с физиологическим выживанием человека, не говоря уже о том, что по необъяснимым причинам в него не включены затраты на жилье.

Доля россиян, у которых не хватает денег на покупку одежды или продуктов питания по данным на конец июля 2016 г. была оценена экспертами Высшей школы экономики в 41,4%. [О-о-о! Эксперты ВШЭ!!! (Простите, не смог удержаться.) - Прим. ss69100.]

Отсутствие справедливого вознаграждения за труд деформирует в обществе отношение к труду и трудовой дисциплине, является мощным демотивирующим фактором. Огромные территориальные различия в уровне доходов граждан ведут к миграции молодежи в крупные города, что резко ухудшает демографическую ситуацию в ряде регионов и ведет к их запустению.

Чудовищных масштабов достигло социальное неравенство, по показателям которого Россия занимает одно из первых мест в мире.

По данным Росстата, коэффициент дифференциации в среднем по России приближается в настоящее время к 17 (критическим считается уровень 10), а в Москве доходит до 43. По данным Global Wealth Report, на долю 1% богатых россиян приходится 71% всех личных активов России (в США — 37%, в Китае и Европе — 32%, в Японии — 17%).

Рост неравенства свидетельствует о том, что власть, вопреки собственным заявлениям, способствует перекачке ресурсов к богатому меньшинству. Только за первое полугодие 2017 г. российские долларовые миллиардеры разбогатели еще на 10,14 млрд. долл.

А ведь из работ экономистов по материалам разных стран хорошо известно, что высокое социальное неравенство препятствует(!) экономическому росту.

В результате «реформ» российское общество претерпело дезинтеграцию. Возможно, такой результат оказался непредвиденным («хотели, как лучше»), а может быть, пришлось пожертвовать связностью общества, чтобы разрушить общественный строй, политическую систему, культурное ядро и само государство СССР.

Разрушить получилось, а вот собрать новые дееспособные конструктивные системы, институты и выстроить отношения людей на новой основе до сих пор не сумели. Страна и общество надолго увязли в «переходном периоде».

Власть поддерживает главные системы суверенитета, статус в международных отношениях, общественный порядок и достаточный уровень потребления примерно четверти населения. Но проблема связности групп и их консолидации в общности не разрешилась. Нет классов, сословий, профессиональных сообществ. Есть короткоживущие группы и кланы, особенно в бизнесе и теневой экономике.

По экспертной оценке С.Г. Кара-Мурзы, произошло «скачкообразное увеличение количества самых многообразных, абсолютно не сводимых к сословным, классовым или слоевым определениям жизненных форм и стилей, имеющих исключительно культурное происхождение.

Все эти стили, возникшие в России в течение последних пятнадцати лет, не соотносятся непосредственно с категориями демографической, профессиональной или экономической структуры как советской, так и нынешней «капиталистической» России».

При такой разрыхленности структуры общества множество групп и субкультур не соединяются солидарностью, а значит, невозможно выработать проекты будущего и договориться о цели и пути, нет движущей силы.

Разрыв социальных связей, утрата общих смыслов и ценностей, образа будущего создают благодатную почву для очередного опробования хорошо проработанных сценариев оранжевых революций.

Одним из самых разрушительных факторов является глубокое преобразование культуры населения. За тридцать лет удалось втянуть большую часть граждан в зависимость от потребительства не по карману.

Вирус этой социальной болезни Запада рассеян по всей России, которую заполонили бесконечные торговые центры, и люди, многие из которых уже «по уши в долгах», проводят в них все свое свободное время.

Вирус потребительства, особенно тяжело поражающий молодежь, заставил отвернуться от творчества, созидания, общения, размышления.

Измененная культура стала барьером для возрождения гражданской солидарности, без которой не только не вернуть справедливость в отношениях людей, но и не выбраться из нашей исторической ловушки.

Третья Отечественная?

Усиливающееся с каждым днем внешнее давление (политическое, экономическое, военное, информационное), дезинтеграция российского общества, чудовищное социальное неравенство, серьезные демографические проблемы (русский крест — превышение смертности над рождаемостью), застой в экономике, бегство капиталов — совокупность всех этих вызовов создают реальную угрозу самому существованию России как государства и самобытной цивилизации.

Как минимум несколько лет мы находимся в состоянии странной необъявленной войны без взрывов и сражений, войны за будущее страны и нашей цивилизации.

Две войны в истории России официально называют отечественными — войну 1812 года и Великую отечественную войну. Победа в отечественных войнах — это результат единства общества, когда на защиту Отечества поднимался весь (!) народ независимо от сословия и имущественного положения и делал это по зову сердца, исходя из своих убеждений и моральных принципов.

Победить в сегодняшней необъявленной войне за будущее, покончить с затянувшимся переходным периодом и выйти на траекторию устойчивого развития с высокими темпами роста можно только при условии аналогичной консолидации общества, которая многократно умножает силы при решении любых самых сложных задач.

В начале своего предыдущего срока Путин обращался к вопросу консолидации общества и в качестве положительного примера из советского прошлого называл обозначение «советский народ», имевшее, по его мнению, сильный консолидирующий эффект.

Но либеральные «реформы» девяностых этот самый советский народ как раз разобщили и дезинтегрировали. Сборка общества, его консолидация являются значительно более сложной задачей.

И может ли она быть решена находящимися у власти либералами, отвергнувшими традиционную для русской культуры идею человеческой солидарности и поставившими в своей политике во главу угла культ денег и атомизирующий общество индивидуализм одиночек.

В свое время культовая фигура либералов-практиков баронесса Тэтчер даже отрицала само понятие «общества», заявляя, что не существует «такого явления, как общество, — только отдельные мужчины и женщины».

После победы на выборах в 2012 г. Путин заявил, что выборы президента привели к консолидации российского общества, и это их «самый главный результат». Действительно, президент пользовался большой поддержкой народа в течение всего президентского срока.

Дополнительный мощный всплеск патриотизма и единения вокруг президента вызвало возвращение в Россию Крыма в 2014 г. В последнем послании Федеральному собранию 1 марта 2018 г. президент уже говорит об имеющейся сплоченности российского общества и необходимости дальнейшего укрепления единства. Но это на данном этапе скорее желаемое, чем действительное.

О какой реальной сплоченности и консолидации общества можно говорить в условиях зашкаливающего социального неравенства, когда бедные еле сводят концы с концами, а богатые становятся все богаче, когда минимальной заработной платы хватает работникам лишь на макароны и картошку, а капитаны госкорпораций получают при этом по несколько миллионов рублей в день, когда доходы населения падают уже несколько лет подряд, а доходы министров и депутатов (не говоря уже об олигархах) растут?

Объединение вокруг личности национального лидера и поддержка его инициатив (прежде всего внешнеполитических) отнюдь не означают реальной консолидации общества, необходимой для реализации всего комплекса стоящих перед страной задач.

И сколько может продолжаться консолидация вокруг лидера, если по данным социологов при высоком рейтинге одобрения президента (82,5 %), большинство (60,2%) населения выступает за новый курс экономической политики? С такой «сплоченностью» адекватный ответ на сегодняшние вызовы вряд ли возможен. Сегодня она есть, а завтра ее может уже и не быть.

Государству необходима большая задача, высокая цель, ради достижения которой людям сообща пришлось бы решать все проблемы.

Нужна национальная идея, которую уже много лет безуспешно пытались нащупать эксперты, политики, политологи.

Многие из них полагают, что искусственно выработать объединительную идею невозможно. Директор Института политической социологии Вячеслав Смирнов считает, что «В рамках России объединительные идеи возникали только тогда, когда уже подходили к самой-самой последней черте. Это либо черта гражданской войны, либо черта внешней угрозы, либо полного развала государства».

Но именно к этой «последней черте» Россия как никогда близка: экономика сжимается, население сокращается (по прогнозам ООН в ближайшие 10 лет население сократится как минимум еще на 7 млн. человек), технологическое отставание, несмотря на достижения отдельных отраслей, нарастает, наука и образование в глубоком кризисе, внешнее, в том числе военное давление на наших рубежах усиливается.

При этом наши западные «партнеры» делают все, чтобы не допустить консолидации российского общества. У вас эйфория и национальный подъем от Крымской весны? — получите санкции.

Вы сплотили людей вокруг спорта и Олимпийских игр, так мы вас отстраним от участия в олимпиадах (а ведь мы долго не верили в такую возможность!) Вы подаете апелляции, да еще посмели спеть национальный гимн? — так WADA вообще отберет у вас право проведения любых международных соревнований (в это пока мы тоже не верим…).

Вы поддерживаете своего президента? — так мы готовы вообще с вами дипломатические отношения разорвать.

Нет никаких сомнений в том, что действующие санкции будут продлены на год, потом еще на год, и снова на год, потом будут расширены на следующий круг и усилены, и уже неважно по какой причине или вообще без причины.

Процесс развивается с ускорением. В этих условиях стране необходим мобилизационный проект, объединение усилий на общее дело, на решение масштабных созидательных (!) задач с опорой (в условиях ужесточения санкционного режима) на собственные силы.

Только такой масштабный проект может стать отправной точкой для сборки российского социума. Таким проектом может и должна стать новая индустриализация страны, без которой невозможно создание надежной материально-технической базы национального хозяйства как основы реального суверенитета.

Эксперты ВЦИОМ еще в начале 2016 г. фиксировали, что в российском обществе сформировался запрос на новую промышленную политику и положительное отношение к новой индустриализации с опорой в основном на собственные ресурсы.

Чем ответит власть?


[1] Збигнев Бжезинский рассматривал нынешнюю Россию как «черную геополитическую дыру» и пророчил ее распад на три государства: Европейская Россия, Сибирская республика и Дальневосточная республика

Tags: ВТО, Запад, Изборский клуб, МВФ, Путин, Россия, бизнес, будущее, власть, доллар, капитал, народ, общество, статистика, экономика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments