мера1

ss69100


К чему стадам дары свободы...

Восстановление смыслов


Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Президент США Джексон ростовщикам: Вы - ядовитые змеи внутри государства
мера1
ss69100

10. Конституционная Конвенция

...В 1787 году руководители колонии собрались в Филадельфии, чтобы внести изменения в никого не устраивавший Устав Конфедерации.

Как мы уже писали, и Томас Джефферсон и Джеймс Мэдисон были непримиримыми противниками частного центрального банка.

Они стали свидетелями проблем, вызванных вмешательством Банка Англии, и повторения подобного не желали.

Как позже выразился Джефферсон: «Если американский народ позволит частному центральному банку контролировать эмиссию своей валюты, то последний сначала с помощью инфляции, затем дефляции, банков и растущих вокруг них корпораций, лишит людей всей их собственности.

И может случиться так, что однажды их дети проснутся бездомными на земле, которую завоевали их отцы
».

Во время обсуждения будущей денежной системы страны другой из отцов-основателей США, Губертон Моррис, метко определил мотивы собственников Североамериканского банка. Он возглавлял Комитет, который готовил окончательный проект Конституции.

Вместе со своим старым коллегой и начальником Робертом Моррисом, Губертон и Александр Гамильтон были людьми, которые в последний год революции представили Конгрессу проект плана по созданию Североамериканского банка.


В письме Джеймсу Мэдисону от 2 июля 1787 года Губертон Моррис пролил свет на то, что происходит на самом деле: «Богатые постараются установить свое главенство и поработить всех остальных. Они всегда так поступали. И будут продолжать так делать… Они добьются своего здесь, как и везде, если мы, с помощью правительственных рычагов, не сдержим их в пределах их сегодняшних сфер влияния».

Несмотря на то, что Губертон Моррис не занял никакой должности в банке, Гамильтон, Роберт Моррис и Томас Уайолин сдаваться не собирались. Им удалось убедить большинство делегатов Конституционной Конвенции передать им право на выпуск бумажных денег.

Благо, большинство делегатов имели самые неприятные воспоминания об обесценении бумажной валюты во время революции. Они забыли, как хорошо себя зарекомендовала «Колониальная расписка» прежде. Однако Банк Англии не забыл. Менялы не могли позволить Америке снова печатать свои деньги.

Поэтому в Конституции США про этот вопрос ничего не сказано. И эта прискорбная ошибка, как ими и планировалось, оставила менялам замечательную лазейку.

11. Банк Соединенных Штатов

В 1790 году, менее чем 3 года спустя после подписания Конституции, менялы снова нанесли удар. Став Первым Секретарем Казначейства, Александр Гамильтон предложил на рассмотрение Конгресса законопроект о новом частном центральном банке.

По странному совпадению обстоятельств именно в этот год Анхель Ротшильд сделал следующее заявление из «флагманского» банка Ротшильдов во Франкфурте: «Дайте мне право выпускать и контролировать деньги страны и мне будет совершенно все равно, кто издает законы».

Чарльз Коллинз, современный кандидат в президенты США, отметил: «Александр Гамильтон был инструментом в руках международных банкиров. Он хотел сделать американскую банковскую систему частной и ему это удалось».

Любопытно, что одной из первых должностей Гамильтона после окончания юридической школы в 1782 году, был помощник при главе Североамериканского банка Роберте Моррисе. Как оказалось, еще за год до того Гамильтон писал Р. Моррису письмо, где были следующие слова: «Если национальный долг не слишком большой, он может стать национальным благословением».

Благословением кому? Через год бурных дебатов в 1791 году Конгресс одобрил законопроект и дал новому банку под названием Первый Банк Соединенных Штатов лицензию сроком на 20 лет. Банку со штаб-квартирой в Филадельфии предоставили монополию на выпуск американской валюты несмотря на то, что 80% его акций должно было находиться во владении частных инвесторов, а 20% передано правительству США.

Смысл был в том, чтобы не допустить правительство к управлению банком. Оно лишь было должно предоставить держателям 80% уставного фонда стартовый капитал. Как и в случае с Североамериканским банком и с Банком Англии до него, акционеры так и не оплатили полностью свои акции.

Правительство США сделало первоначальный платеж в сумме 2 млн. долларов, благодаря которому банк с помощью волшебной схемы операций с частичным покрытием выдал другим акционерам кредиты на выкуп оставшейся 80% части уставного капитала, таким образом обеспечив им абсолютно безрисковые капиталовложения.

Как и с Банком Англии, имя нового учреждения было специально выбрано таким образом, чтобы скрыть его частный характер. И имена инвесторов так же никогда не разглашались. Лишь через много лет достоянием общественности стал тот факт, что за идеей создания Первого Банка США стояли Ротшильды.

Конгрессу США эта идея было преподнесена, как способ стабилизировать банковскую систему и покончить с инфляцией. Что случилось потом, спросите вы? В течение следующих 5 лет правительство США заняло у Банка США 8,2 млн. долларов.

За этот же период уровень цен вырос на 72%. Джефферсон, будучи в то время избранным на пост Госсекретаря, не мог этому помешать и потому смотрел на процесс заимствований с грустью и горечью: «Если бы только было можно внести в Конституцию единственную поправку, отнимающую у правительства право занимать!».

То же самое чувство испытывают миллионы американцев сегодня. Они наблюдают с беспомощностью и разочарованием, как федеральное правительство бесконечными заимствованиями уничтожает экономику.

Таким образом, если второй в истории США частный центральный банк был назван Первый Банк США, эта была отнюдь не первая попытка создать американский центральный банк, принадлежащий частным лицам.

И так же как в случае с Банком Англии, большую часть денег, необходимых для учреждения банка, выложило правительство, затем банкиры просто ссудили друг друга, чтобы выкупить оставшуюся часть акций. План заговора оказался очень прост. И держать его в секрете долгое время было практически невозможно.

Но давайте вернемся обратно в Европу, чтобы посмотреть как один единственный человек смог манипулировать всей британской экономикой, раньше всех завладев новостью об окончательном поражении Наполеона.

12. Восхождение Наполеона

В 1800 году в Париже по образцу Банка Англии был организован Банк Франции. Однако Наполеон не доверял Банку Франции и принял решение, что Франция должна окончательно избавиться от долгов. Он заявил о том, что если правительство финансово зависит от банкиров, то страной управляет не правительство, а банкиры. «Рука, которая дает, всегда оказывается выше руки, что берет. У денег нет отчизны. У финансистов нет патриотизма и честности – их единственная цель это чистоган». (Наполеон Бонапарт).

В это время Франции подоспела неожиданная помощь со стороны Банка Америки. В 1800 году Томас Джефферсон победил Джона Адамса и стал 3-им президентом США. В 1803 году Джефферсон и Наполеон заключили сделку. США предоставили Наполеону 3 млн. долларов в обмен на огромный кусок принадлежавшей французам американской территории к западу от реки Миссисипи.

Сделка стала известна как «Покупка Луизианы». С помощью этих денег Наполеон быстро снарядил армию и начал распространять влияние по всей Европе, захватывая все на своем пути. Однако Банк Англии сразу же решил этому воспрепятствовать. Он предоставил кредиты практически каждой стране, находившейся в стане противников Наполеона, и заработал на войне фантастические барыши.

Пруссия, Австрия и, в конечном итоге, Россия залезли к нему «по уши» в долги только для того, чтобы остановить Наполеона. Четыре года спустя, когда основной костяк наполеоновской армии находился в России, 30-летний Натан Ротшильд, глава Лондонского офиса семейного банка Ротшильдов, придумал смелый план, как доставить во Францию партию золота, необходимую для того, чтобы финансировать нападение на Наполеона герцога Веллингтонского из Испании.

Позже на одном из деловых ужинов в Лондоне Натан хвастался, что это была лучшая в его жизни сделка. Однако он еще не ведал о том, что его действительно лучшая финансовая операция впереди.

В результате натиска Веллингтона с юга и ряда военных поражений Наполеон был вынужден отречься от престола в пользу Луи XVIII. Предположительно пожизненно Наполеона сослали из Франции на крошечный остров Альба недалеко от итальянских берегов.

В то время когда, временно потерпевший поражение от Англии (при финансовой помощи Ротшильдов), Наполеон находился в ссылке, Америка также пыталась избавиться от своего центрального банка.

13. Гибель Первого Банка Соединенных Штатов

В 1811 году на рассмотрение Конгресса был предложен законопроект о возобновлении лицензии Банка Соединенных Штатов. Разгорелась горячая дискуссия, и законодатели из Пенсильвании и Вирджинии приняли резолюцию с просьбой Конгрессу об отзыве лицензии банка.

Пресс-корпус того времени атаковал банк, открыто называя его жуликом, стервятником, вампиром и коброй. Таким образом, если в Америке что-то оставалось независимым, так это пресса.

Конгрессмен по имени Пи Ди Портер предпринял наступление на банк с трибуны Конгресса, заявив, что если лицензия банка будет возобновлена, то Конгресс (цитирую) «…пригреет на своей груди одобренную Конституцией змею, которая рано или поздно укусит эту страну в сердце и лишит ее завоеванных свобод».

В результате тучи над банком сгустились. Ряд исследователей даже утверждают, что Натан Ротшильд пригрозил, что если банковская лицензия не будет возобновлена, то США навлекут на себя катастрофическую по своим последствиям войну. Но это не помогло. Когда «пыль осела», обновленный законопроект оказался «зарублен» Палатой Представителей с перевесом в 1 голос и был «заторможен» в Сенате.

К тому времени Белым Домом заправлял 4-ый американский президент, Джеймс Мэдисон. Как мы помним, Мэдисон был ярым противником частного центрального банка. Поэтому его вице-президенту, Джорджу Клинтону, удалось разрубить Гордиев узел в Сенате и отправить банк в небытие.

Всего через 5 месяцев Англия напала на США и началась война 1812 года. Но англичане одновременно воевали с Наполеоном, и потому война закончилась в 1814 году вничью. И хотя менялы на какое-то время потерпели поражение, они еще крепко держались на плаву. Им понадобилось всего 2 года, чтобы снова реанимировать свой банк, еще более мощный и влиятельный, чем прежде.

14. Битва при Ватерлоо

Но давайте вернемся к Наполеону. Поскольку ничто так наглядно не демонстрирует изобретательность Ротшильдов, как пример захвата в свои руки Британского фондового рынка после битвы при Ватерлоо.

В 1815 году, через год после окончания войны 1812 года в Америке, Наполеону удалось сбежать из ссылки и возвратиться в Париж. Для его захвата были посланы французские войска. Однако этот человек обладал такой харизмой, что вместо этого солдаты снова собрались под флаги своего бывшего военачальника и провозгласили его императором.

В марте 1815 года Наполеон собрал армию, которую английскому герцогу Веллингтонскому удалось победить менее чем через 19 дней под Ватерлоо.

Ряд исследователей считают, что для перевооружения армии Наполеон занял у Банка Англии 5 млн. фунтов стерлингов. Однако на самом деле эти деньги пришли из банковского дома Губерта в Париже. Тем не менее, именно с этой исторической вехи для частных центральных банков стало обычной практикой во время войны поддерживать противостоящие друг другу стороны.

Зачем центральному банку финансировать обе воюющие стороны? Причина в том, что война лучший в мире генератор долгов. Для победы в войне страна готова занять любую сумму. Поэтому предположительному неудачнику дадут взаймы ровно столько, чтобы поддерживать надежду на победу, а вероятному победителю столько, сколько необходимо для победы.

Кроме того, такие кредиты обычно сопровождаются гарантией того, что победитель оплатит долги проигравшего.

Поле битвы при Ватерлоо находится приблизительно в 200 милях к северо-востоку от Парижа, на территории современной Бельгии. Здесь в 1815 году Наполеон потерпел свое окончательное поражение, заплатив за него тысячами жизней французов и англичан.

Именно здесь 18 июня 1815 года 74.000 французская армия встретилась с 67.000 солдат из Великобритании и других европейских стран. Исход битвы изначально представлялся сомнительным.

Однако нанеси Наполеон удар несколькими часами раньше, до подхода английского экспедиционного корпуса, он бы вероятно выиграл эту битву. Но независимо от предположительного исхода военных действий, Натан Ротшильд в Лондоне продолжал вынашивать планы захвата английского фондового рынка и, по возможности, Банка Англии.

Он разместил своего доверенного агента по имени Роквуд с северной стороны от поля битвы, недалеко от пролива Ла-Манш. И как только исход битвы был предрешен, Роквуд переправился через пролив и доставил Натану новости на 24 часа раньше, чем в Лондон прибыл курьер герцога Веллингтонского.

Ротшильд сразу же поспешил на фондовую биржу и занял свое привычное место, рядом со старинной колонной. Все глаза были направлены на него – все знали, что у Ротшильдов непревзойденная сеть информаторов по всему миру. Если бы Веллингтон проиграл, а Наполеон победил, финансовое положение Великобритании бы стремительно пошатнулось.

Ротшильд выглядел грустным. Он стоял на своем месте без движения, с глазами, опущенными долу. Затем он внезапно начал продавать. Видя это, нервные инвесторы могли подумать, что, должно быть, битва Веллингтоном проиграна. Рынок стремительно рухнул вниз. Вскоре все продавали облигации английского правительства. Цена облигаций резко снизилась. Тогда Ротшильд через своих агентов начал их тайно скупать лишь за небольшую долю той цены, которую они имели всего час назад.

«Ох уж эти мифы и легенды!», - скажете вы. Однако через 100 лет газета «Нью-Йорк Таймз» опубликовала рассказ о том, как правнук Натана пытался убрать из книги о фондовом рынке главу с этой занимательной историей. Семья Ротшильдов назвала эту историю лживой и бездоказательной, и подала в суд. Однако суд отказал им в иске и присудил их к оплате всех судебных издержек.

Что еще более занимательно - ряд историков пишут о том, что в течение нескольких часов после битвы при Ватерлоо Натан Ротшильд захватил контроль не только над английским рынком правительственных облигаций, но и над Банком Англии.

Получила ли семья Ротшильдов контроль над первым и крупнейшим в мире частным центральным банком самой могущественной державы того времени или нет, одно можно сказать с определенностью – к середине XIX века Ротшильды стали богатейшей семьей мира.

Они управляли рынком правительственных долговых обязательств, открывали повсюду филиалы банков и производственные компании. Недаром остаток XIX века назван «Веком Ротшильдов».

Несмотря на свое колоссальное могущество, Ротшильды предпочитают держаться в тени. Хотя семья контролирует торговые сети, промышленные, торговые, горнорудные и туристические корпорации, только немногие из них носят имя Ротшильдов.

По оценке экспертов, к концу XIX века Ротшильды владели половиной мировых богатств. Однако как бы велико было их состояние, было бы разумным предположить, что с тех пор оно приросло. Тем не менее, с начала этого века Ротшильды пытаются вбить в общественное сознание мысль о том, что хотя их богатства растут, но влияние уменьшается.

15. Второй банк Соединенных Штатов

Тем временем в Вашингтоне в 1816 г., всего через год после битвы при Ватерлоо и инициированного Ротшильдами захвата Банка Англии, американский Конгресс одобрил законопроект об очередном частном центральном банке. Этот банк получил название «Второй Банк США».

Устав нового банка был точной копией уставов предыдущих - 20% акций передавалось правительству США. И конечно, федеральная доля была оплачена Казначейством непосредственно в «закрома» банка.

Затем, благодаря фокусу банковских операций с частичным покрытием, эти деньги превратились в кредиты частным инвесторам, на которые последние и выкупили остающиеся 80% уставного капитала. Как и прежде, имена основных акционеров остались в секрете.

Однако известно, что крупнейший пакет акций, всего около 1/3 части УК, был продан иностранцам. Как сказал об этом один современник событий, «…не будет преувеличением сказать, что Банк Соединенных Штатов имеет такое же отношение к Великобритании, как и к США».

Таким образом, по данным ряда исследователей, к 1816 году Ротшильды захватили контроль как над Банком Англии, так и над новым частным Банком США.

16. Президент Эндрю Джексон

12 лет манипуляций с американской экономикой со стороны Второго Банка США показали американскому народу «кто есть кто». Тогда противники банка выдвинули в качестве кандидата на пост Президента США почтенного сенатора от штата Теннеси, героя битвы под Новым Орлеаном Эндрю Джексона.

Изначально никто не гарантировал Джексону шанса на победу. Ведь банк уже давно научился управлять политическим процессом с помощью денег. Однако, к удивлению и ужасу менял, Джексон победил на выборах в 1828 году. Последний был полон решимости прекратить деятельность банка при первой подходящий возможности и не оставлял попыток реализовать эту идею.

Но выданная банку 20-летняя лицензия истекала лишь в 1836 году, т.е. на последнем году второго срока Джексона, если бы ему посчастливилось быть избранным на второй срок.

В течение своего первого срока Джексон на миллионы долларов урезал затраты на содержание государственного аппарата. Он сократил на 2.000 человек 11.000-ный аппарат служащих федерального правительства.

В 1832 году, ввиду приближения новых выборов, банк нанес упреждающий удар. Он надеялся, что Джексон не отважится вступить в открытое противостояние. Банкиры убедили Конгресс досрочно (на 4 года раньше) продлить лицензию банка. Как вы можете догадаться, Конгресс уступил их просьбам и передал законопроект на подпись президенту.

Однако Несгибаемый Гикори (так его прозвали американцы – гикори это разновидность произрастающего в США ореха), не будучи трусом, встретил их атаку во всеоружии и наложил на законопроект вето. Содержащее вето послание Конгрессу до сих пор является одним из величайших документов в американской истории. Оно четко аргументирует ответственность американского правительства перед своими гражданами, как богатыми, так и бедными:

- «От щедрот нашего правительства воздается не только нашим гражданам. Более чем на 8 млн. долларов акций центрального банка принадлежит иностранцам… Что опасней для нашей свободы и независимости, чем банк, который по своему происхождению так мало связан с нашей страной?»

- «Отдать банку на откуп нашу валюту, распоряжение бюджетом страны и держать тысячи наших граждан в зависимости от него… гораздо более масштабный вызов и грозная опасность, чем противостояние военной мощи противника»

- «Если политика правительства сведется к концепции равной защиты своих граждан, то, как дождь льет одинаково для всех, так равномерное распределение государственных дотаций на сильных и слабых, на богатых и бедных станет несправедливым благом. В законе, представленном мне, видится широкое и неоправданное отступление от этих справедливых принципов» (Эндрю Джексон).

Позже, в июле 1832 года Конгресс оказался не в состоянии преодолеть вето Президента. После чего у Джексона появились серьезные основания для переизбрания. Он обратился со своими соображениями прямо к народу. Впервые в истории страны Джексон провел выездную президентскую кампанию по всем Соединенным Штатам. Надо отметить, что прежде кандидаты в президенты оставались дома.

И это называлось проведением предвыборной кампании! Лозунгом кампании Джексона было: «Джексон и никакого центрального банка!».

В качестве противовеса национальная Республиканская партия выдвинула сенатора Генри Клейна. Несмотря на то, что банкиры «влили» в предвыборную кампанию Клейна 4 млн. долларов, Джексон прошел на второй срок преобладающим большинством голосов избирателей.

Однако сам он прекрасно понимал, что война только начинается. Вновь избранный президент осознавал - гидра коррупции ранена, но не мертва. Поэтому Джексон дал указание своему новому Секретарю казначейства, Луи Маклейну, начать перевод правительственных средств со счетов Второго Банка США в более надежные кредитные организации. Однако Маклейн отказался подчиниться.

Тогда Джексон уволил Маклейна и назначил новым Секретарем казначейства Уильяма Дуэйна, который также отказался выполнять указание и тоже был уволен. После назначения на эту должность Роджера Тейни, последний, начиная с 1 октября 1833 г. действительно начал переводить средства со счетов Второго Банка США. Джексон ликовал: «У меня есть цепь, с помощью которой я обуздаю всех сопротивляющихся!». Однако банк еще далеко не был побежден.

Его председатель, Николас Бидл, надавил на Конгресс и тот опротестовал назначение Тейни Секретарем Казначейства. Затем, в припадке редкостного высокомерия, Бидл пригрозил вызвать депрессию в случае непродления лицензии банку.

«Если этот почтенный Президент полагает, что после того, как он снимал скальпы с индейцев и садил в тюрьму судей, может самочинно обращаться с центральным банком, он заблуждается» (Николас Бидл).

Затем в беспрецедентном для центрального банкира приступе откровения, Бидл признал, что Банк собирается сократить объем денежной массы в обращении, чтобы заставить Конгресс возобновить его работу. «Ничто, кроме всенародного бедствия, не произведет впечатления на Конгресс… Единственная наша гарантия безопасности - четко следовать политике жесткого сдерживания (денежной массы)… и я не сомневаюсь, что это приведет к возобновлению хождения национальной валюты и продлению лицензии банка» (Николас Бидл).

Какое удивительное откровение! Тут-то и раскрылась вся сермяжная правда – Бидл собирался использовать право банка на сокращение денежной массы для того, чтобы держать Америку в депрессивном состоянии до тех пор, пока она не сдастся. К несчастью, такие случаи уже происходили в истории США и могут случиться сегодня. Бидл исполнил свои угрозы – вскоре банк действительно сократил объем денег в обращении, потребовав возврата всех кредитов и отказавшись выдавать новые.

Как результат, последовала паника на финансовом рынке и глубокая экономическая депрессия. Естественно, что вину за экономический кризис Бидл возложил на президента Джексона, обосновав это тем, что причина кроется в отзыве бюджетных средств со счетов банка. К сожалению, эта задумка сработала.

Сократились заработные платы, резко подскочили цены и безработица, не говоря уже о многочисленных банкротствах предприятий. Народ начал роптать. Буквально в каждой передовице тех лет редакторы проклинали президента Джексона. Кроме того, центральный банк пригрозил заморозить платежи, идущие на поддержку различных политических сил.

В результате всего через месяц Конгресс собрался на сессию, которая получила название «панической». Через 6 месяцев после перевода правительственных средств со счетов центрального банка Джексон был подвергнут процедуре импичмента с раскладом голосов 26 : 20.

Это был первый подобный случай в истории Конгресса США. Джексон в свою очередь, набросился на банк: «Вы ядовитые змеи внутри государства! Я собирался вас высечь и я сделаю это!»

Судьба Америки держалась на волоске. Если бы Конгресс собрало достаточно голосов для преодоления президентского вето, то банку бы была предоставлена еще одна 20-летняя монополия на распоряжение национальной валютой. Срок, достаточный для дальнейшего укрепления и без того немалой власти банка! Но произошло чудо – в поддержку Джексона с серьезной критикой центрального банка выступил губернатор Пенсильвании.

Сверх того, Бидл был уличен в принародном хвастовстве о том, как банк собирается обрушить экономику. Это сразу же изменило политический расклад сил. 4 апреля 1834 года Палата Представителей проголосовала 134 : 82 против продления лицензии банка. Еще более убедительный перевес голосов был достигнут при голосовании о создании специальной Сенатской комиссии по расследованию степени вины банка в экономическом кризисе.

Когда члены специальной комиссии прибыли в здание банка в Филадельфии, Бидл отказался им предоставить бухгалтерские книги. Также он не позволил провести инспекцию счетов, связанных с кредитами и авансами, выданными конгрессменам. Кроме того, он отказался выступить с показаниями перед Комиссией в Вашингтоне.

8 января 1835 года Джексон погасил последнюю часть национального долга. Это стало возможным благодаря разрешению банкам выпускать валюту на сумму выкупленных правительственных облигаций, а не просто за счет выпуска казначейских обязательств, не обеспеченных долгом.

Через несколько недель, 30 января 1835 года, убийца по имени Ричард Лоуренс стрелял в Президента Джексона из двух пистолетов, но, слава Богу, оба раза промахнулся. Позже суд признал его невиновность по причине умственной невменяемости.

Однако после своего освобождения он хвастался, что некие могущественные европейцы заказали ему убийство и обещали в случае поимки защитить.

В следующем году, по истечении срока действия лицензии, Второй Банк США прекратил свое существование. Бидл бы арестован и отдан под суд по обвинению в мошенничестве. Его судили и вскоре оправдали. Однако он продолжал находиться под следствием по подозрению в совершении более мелких прегрешений.

После истечения своего второго президентского срока президент Джексон вышел в отставку и прожил остаток жизни в своем поместье недалеко от Нэшвилла.

Его здесь до сих пор помнят за решимость в борьбе с центральным банком. Действительно, ему удалось так хорошо «ликвидировать» частный центральный банк, что менялам понадобилось целых 77 лет, чтобы «зализать раны».

Когда Джексону задавали вопрос, что он считает самым важным достижением в своей жизни, он отвечал: «Я ликвидировал банк».


***
Из книги Дм. Карасёва „Банки-убийцы”.

  • 1
Это только доказывает, что все беды на Земле только от евреев.

(Анонимно)
В таком случае следовало бы сделать аудит бед от евреев и неевреев и кто они и те и другие пофамильно. И тогда наверняка станет очевидным, что всему виной евреи с их ростовщической стратегией, это подтверждает и Карасёв в соей книге "Банки-убийцы".

(Анонимно)
Дайте Ротшильду право право выпускать и контролировать деньги в России и ему будет совершенно все равно, кто издает законы в ней, но для эотого, маленькая деталька, Ротшильду надо, всего лишь, скупить депутатский корпус госдумы.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account