?

Log in

No account? Create an account
мера1

ss69100


К чему стадам дары свободы...

Восстановление смыслов


Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Почему рубль «освободили» от доллара
мера1
ss69100

С 1 марта 1950 г., согласно постановлению союзного Совмина от 28 февраля, прекращалось принятое с июля 1937 г. исчисление курса рубля к инвалютам на основе доллара США.

Впредь этот курс определялся на базе постоянного золотого содержания советских денег и, соответственно, средней цены на золото в Советском Союзе и на мировом рынке. Впервые национальные деньги были «отвязаны» от американского доллара. Впрочем, продолжалось это недолго…

Судя по современным общемировым финансово-экономическим тенденциям, такая денежная политика и сегодня актуальна для многих стран, которые продолжают воплощать в жизнь то, что было осуществлено в СССР в 1950 г. в отношении «дедолларизации» рубля и советской внешней торговли.

А в тот период такое решение, по оценкам, например, Экономического и Социального совета ООН, Европейской и Дальневосточной комиссий ООН (1952–1954 гг.), почти вдвое повысило эффективность советского экспорта – в тот период, заметим, промышленного и наукоёмкого.

За счет «отвязки» такой продукции от долларовых цен стран-импортеров, которые стремились всячески занижать цены на советский экспорт, особенно промышленный. Что, в свою очередь, позволило быстро наращивать производственные, особенно экспортно-производственные мощности в большинстве советских промышленных отраслей.


Одновременно СССР получил возможность ускорить технологическое обновление и предотвратить свою зависимость от технологического импорта из США и «долларизованных» стран. Поскольку все они в торговле с СССР после 1946 г. намеренно взвинчивали цены на свою продукцию и столь же намеренно – занижали цены на экспортируемые из СССР товары.

Кроме того, перевод на «золотой рубль» большей части советской торговли с другими странами – членами созданного в 1949-м СЭВ, а также с Китаем, Монголией, Северной Кореей, Вьетнамом и со многими развивающимися странами фактически формировал межгосударственный финансово-экономический блок, а в более широком контексте, – общий рынок «недолларизованных» государств.

Поэтому неудивительно, что на первом послевоенном экономическом совещании народно-демократических (даже с участием вроде бы уже проамериканской – «титовской» Югославии), большинства развивающихся и даже ряда капиталистических стран (Швеции, Финляндии, Исландии, Австрии, Швейцарии и не имевшей тогда дипотношений с СССР Ирландии), состоявшемся в первой половине апреля 1952 г. в Москве, советская делегация во главе с зампредседателя Совета Министров СССР Д. Т. Шепиловым предложила нечто беспрецедентное и для того периода, и для современной общемировой финансово-экономической ситуации.

А именно – не мировые и не долларовые цены, а «взаимосогласованные внешнеторговые цены, развитие бартерной (товарообменной) внешней торговли».

И, пожалуй, – самое главное: «…создать общую-межгосударственную валюту с обязательным золотым содержанием-исчислением. Что, в свою очередь, ускорит «недолларизованную», подлинно равноправную экономическую интеграцию (а значит, и политическую интеграцию. – А.Ч.) народно-демократических и бывших колониальных, то есть развивающихся государств. К которой могут присоединиться, в какой-либо форме, те страны капитализма, которые в «долларизации» не заинтересованы…».

Возможности такого рода интеграции и опасности «долларизации» мировой экономики и торговли обосновал И. В. Сталин в своей последней книге – «Экономические проблемы социализма в СССР» (1952 г.). И, по воспоминаниям Д. Т. Шепилова, А. Н. Косыгина, академика-экономиста Т. С. Хачатурова и председателя Госплана СССР в первой половине 1950-х М. З. Сабурова, – именно те рекомендации и прогнозы Сталина были в основе предложенного советской делегацией. А эти предложения были одобрены всеми иностранными делегациями-участницами того форума.

Но даже в высшем советском руководстве того периода были, похоже, противники столь грандиозного проекта. Это проявилось хотя бы в том, что документы и материалы того совещания были изданы в СССР в 1952–1953 гг. очень ограниченным тиражом, а в переводных советских изданиях – только на английском и французском. В отличие от большинства дружественных СССР народно-демократических и многих развивающихся государств. Даже в СМИ упомянутых капстран публикации материалов того форума и вызванные этим дискуссии продолжались до 1954 г. включительно…

После кончины Сталина об этом комплексном проекте в СССР и вовсе «забыли», а в начале 1960-х – ввиду социально-экономических и политических авантюр Н.С. Хрущева – пришлось не только резко девальвировать «сталинский золотой рубль«– в 10 раз, но и фактически уменьшить золотое содержание даже девальвированного, то есть обесцененного рубля.

А к концу 1970-х гг. – де-факто ликвидировать его золотое содержание. Причем внешняя торговля СССР с большинством государств уже с конца 1950-х стала снова осуществляться в долларах США – в отличие от первой половины 1950-х, когда она со всеми странами осуществлялась в основном в «сталинских золотых рублях» и/или в поныне высокоплатежеспособных франках Швейцарии. Сегодня, кстати говоря, в русскоязычной интернет-сети даже фрагментарных материалов вышеупомянутого Московского совещания не найти уже лет пять…

Но подчеркнем, что и сегодня во многих странах и региональных блоках разрабатываются или уже реализуются аналогичные проекты.

Так, в обращении между десятью исламскими странами с 2005 г. действует «золотой динар»; на золотую основу и/или исчисление переведены валюты КНР и пяти стран Юго-Восточной Азии, а также Ливии, Ирана, Судана, Йемена, Венесуэлы, Боливии. Обсуждается проект введения азиатско-тихоокеанской валюты – «Азиана», курс которой будет рассчитываться в основном на базе усреднения мировых и внутренних (то есть в странах-участницах такого проекта) цен на золото.

Такой же проект ныне дорабатывается и в рамках «Боливарианской инициативы для Америки» (Бразилия, Венесуэла, Боливия, Эквадор, Куба, Никарагуа).

Бессрочная ценность такой идеи, впервые воплощенной в СССР, обусловлена прежде всего тем, что «отвязка» от американского доллара позволяет государствам фактически не зависеть (или в минимальной степени зависеть) в своем социально-экономическом развитии и, частично, в своих внешнеэкономических связях от стратегии Федеральной резервной системы США.

А стратегия эта, как известно, связана с претворением не только экономических, но и долговременных геополитических интересов Соединенных Штатов во всех регионах мира. Поэтому идеология и конкретика и проекта «сталинского золотого рубля», и рекомендаций того же Московского совещания 1952 г. была отражена, например, в схожих предложениях КНР, подробно изложенных еще в ноябре 1977-го – в решениях XI съезда компартии КНР. Такого рода проекты, повторим, воплощает не только Китай. По тем же очевидным причинам.

Из Постановления Совета Министров СССР, 28 февраля 1950 г.:

«…Отмена карточной системы в декабре 1947 г. и серьезное снижение цен на товары массового потребления, проведенное три раза в течение 1947–1950 гг., привели к еще большему укреплению рубля, повышению его покупательной способности и повышению его курса в отношении иностранных валют.

Но в западных странах произошло и продолжается обесценение валют, что уже привело к девальвации европейских валют. Что касается Соединенных Штатов Америки, то непрекращающееся повышение цен на предметы массового потребления и продолжающаяся на этой основе инфляция, о чем неоднократно заявляли ответственные представители правительства США, привели также к существенному понижению покупательной способности доллара.

В связи с вышеуказанными обстоятельствами, покупательная способность рубля стала выше его официального курса.

Ввиду этого, Советское Правительство признало необходимым повысить официальный курс рубля, а исчисление курса рубля вести не на базе доллара США, как это было установлено в июле 1937 г., а на более устойчивой – золотой основе, в соответствии с золотым содержанием рубля.

Исходя из этого, Совет Министров Союза ССР постановил:

1. Прекратить с 1 марта 1950 г. определение курса рубля по отношению к иностранным валютам на базе доллара и перевести на более устойчивую, золотую основу, в соответствии с золотым содержанием рубля.

2. Установить золотое содержание рубля в 0,222168 грамма чистого золота.

3. Установить с 1 марта 1950 г. покупную цену Госбанка СССР на золото в 4 руб. 45 коп. за 1 грамм чистого золота.

4. Определить с 1 марта 1950 г. курс рубля в отношении основных иностранных валют, исходя из золотого содержания рубля, установленного в пункте 2:

4 руб. за один американский доллар вместо существующего – 5 р. 30 коп.

11 руб. 20 коп. за один фунт стерлингов вместо существующего – 14 р. 84 коп.

Поручить Госбанку СССР соответственно изменить курс рубля в отношении к другим иностранным валютам.

В случаях дальнейших изменений золотого содержания иностранных валют или изменений их курсов, Госбанку СССР установить курс рубля в отношении к иностранным валютам с учетом этих изменений».

Совет экономической взаимопомощи: забытые заветы Сталина…

1 февраля 1949 г., 60 лет тому назад, начал официально работать Совет экономической взаимопомощи (со вступлением в СЭВ Албании). А о создании такой организации было объявлено правительствами и информагентствами СССР, Болгарии, Венгрии, Польши, Румынии и Чехословакии 9 января того же года. В 1950, 1962 и в первой половине 1970-х в СЭВ вступили ГДР, Монголия, Куба и Северный Вьетнам.

На фоне беспрецедентной антироссийской, а по сути – антирусской кампании в Восточной Европе преднамеренно забыта исключительная роль СССР в быстром экономическом восстановлении и развитии восточноевропейских стран. Причем его «плодами» те страны активно пользуются и сегодня.

Механизм согласования экономических интересов в рамках СЭВ эффективно работал до середины 1970-х гг., то есть до того периода, когда СССР стал быстро превращаться в поставщика для стран СЭВ почти исключительно сырьевой продукции, особенно нефти и газа. А со второй половины 1970-х вдобавок обозначилось существенное повышение зависимости СССР от импорта производственных капиталовложений, разнообразных технологий и широкого ассортимента потребительских товаров, включая продукты сельского хозяйства и пищевой промышленности.

Сперва – из региона СЭВ, а затем (с конца 1970-х) – и из «западных» государств. Которым из СССР с того времени тоже поставлялось преимущественно нефте– и газовое сырье…

В связи с 60-летием СЭВ, примечательны некоторые основополагающие документы-направления экономической, в том числе энергетической и транспортной политики СССР в Восточной Европе во второй половине 1940-х – середине 1950-х гг.

Подчеркнем, что в начале деятельности СЭВ СССР не планировался в роли бессрочного трубопроводного поставщика нефти и газа восточноевропейским странам!

На совещании руководителей восточноевропейских стран (кроме Югославии и Восточной Германии: ГДР вступила в СЭВ вместе с Албанией в январе – феврале 1950 г.) в начале января 1949-го в Москве, провозгласившем создание СЭВ, И. В. Сталин отметил, что «видимо, в ваших странах будут расти потребности в нефти, газе, другом промышленном и энергетическом сырье.

Мы, конечно, будем его поставлять на льготных условиях, но у вас есть собственные ресурсы такого сырья, особенно в Албании и Румынии. Пусть его не так много, как в СССР, но его нужно по максимуму использовать и перерабатывать. И проводить тщательную геологоразведку.

Строить длинные трубопроводы в Восточную Европу из нашей страны – это дорого, долго и наверняка приведёт к тому, что вы «привыкнете» к этим поставкам, забросите ваши отрасли по переработке такого сырья и геологоразведку.

А если у нас возникнут временные проблемы с добычей или транспортировкой или если у вас резко подскочит потребление, – вероятно, будете обвинять СССР в срыве поставок и требовать их увеличения.

В любом случае, сырье для промышленности и энергетики лучше перевозить в ваши страны разными видами транспорта, чтобы не привязываться к одному виду транспорта, например, трубопроводному, ибо это вредно по многим причинам. Но объемы таких перевозок не должны расти как грибы после дождя: объемы эти должны зависеть и от вашего спроса, и от того, как вы будете относиться к вашей энергетике, геологоразведке и к использованию наших поставок…»

Словом, ещё 60 лет тому назад руководитель СССР отчетливо понимал опасности сырьевой ориентации экономики и экспорта Советского Союза.

Что касается роли СССР и СЭВ для экономики Восточной Европы, подчеркнём: по имеющимся данным, минимум 65 % ныне действующих в странах бывшего СЭВ производственных (включая пищевые отрасли), транспортных и энергетических мощностей было создано в 1946—1970-х гг. с помощью СССР или исключительно Советским Союзом.

А по темпам роста объемов промышленного и сельскохозяйственного производства восточноевропейские страны СЭВ в 1950—1970-х гг. входили в 15 стран-мировых лидеров по этому показателю. Плюс к тому, СССР с 1947–1949 гг. отказался от репарационных платежей и поставок с Венгрии, Румынии, Болгарии (бывших союзниц гитлеровской Германии), а с 1951 г. – и с ГДР. Общая сумма этого «отказа» в текущих ценах превышает 130 миллиардов долларов.

А всё это, вместе взятое, – именно тот базис, который позволяет восточноевропейской экономике существовать и развиваться. Зато сегодня свыше 60 % экспортного ассортимента стран Восточной Европы-участниц бывшего СЭВа, включая Албанию (вышедшую из СЭВа с 1963 г.), и нынешнего Евросоюза – прежде всего это разнообразные промышленные товары, производство и экспорт которых были налажены в «СЭВвовский» период, – подвергается всевозможным ограничениям в центрально– и западноевропейских государствах – членах ЕС.

То есть, восточноевропейская экономика снова превращается в аграрно-сырьевую, какой она, большей своей частью, была до Второй мировой войны…

У «послесталинского» же СССР в рамках СЭВ были свои не очень-то афишируемые приоритеты. Скажем, при строительстве экспортных нефте– и газопроводов в 1960—1980-х гг. советским руководством ставились задачи, например, обойти республики Прибалтики, «непросоветскую» Румынию; избежать прохождения этих артерий через Молдавию-Румынию (во избежание потенциально возможной «смычки» Румынии с этнически родственными ему Молдавией и ее руководством); достичь зависимости титовской Югославии (СФРЮ) только от советских нефти и газа; способствовать сокращению румынского и албанского нефтегазоэкспорта в регион СЭВ и в СФРЮ (автор был одним из участников таких разработок). Что и было сделано.

Так, газопровод СССР – Румыния – Болгария – Турция, действующий с конца 1970-х, обходит Молдавию: он проложен в Румынию через южные районы бывшей Бессрабии, что с 1946 г. в составе Одесской области Украины. И все республики теперь уже бывшей Югославии более чем на 80 % зависят от российских нефти и газа. Причем трубопроводы были туда проложены в «СЭВовский» период через Болгарию и Венгрию и даже Австрию, но не через Румынию.

В связи с трубопроводно-сырьевой переориентацией политики СССР в восточноевропейском регионе СЭВа, ухудшением его отношений Советского Союза с Румынией, Албанией и возросшей ролью СФРЮ в «СЭВвовской» стратегии Москвы в 1960—1980-х гг., примечательны мнения об этом высокопоставленных деятелей ряда стран Восточной Европы.

Мехмет Шеху, 26 мая 1967 г., «Радио Тирана» (премьер-министр Албании в 1949–1981 гг.): «СССР намерен обеспечивать своими нефтью и газом не все страны СЭВ, некоторые из них не станут и транзитными для этих поставок в капиталистические страны Европы. СССР, решая эти вопросы, руководствуются прежде всего отношением властей стран-членов СЭВ и Варшавского договора к советской политике, а экономические факторы – на втором плане.

Поэтому многим советским институтам поручено обосновать, вопреки объективным экономическим обстоятельствам, невыгодность транзита нефти и газа из СССР в Восточную и Западную Европу через Прибалтику, Румынию и СФРЮ.

Ставится также задача свести к минимуму экспорт нефти и газа из Албании и Румынии в страны СЭВ, а затем в СФРЮ. С идеологией и практикой СЭВа, сформированными под руководством Сталина, покончено…».

Джемал Биедич, 25 сентября 1968 г., «Радио Югославии» (председатель Скупщины (парламента) Боснии-Герцеговины в 1968–1977 гг.): «В СССР разработана долгосрочная программа экспорта нефти и газа. Но, например, СФРЮ не станет для этих поставок транзитной страной: нефть и газ в Италию СССР настроен поставлять через Австрию, считая это направлениие хотя и более протяженным и дорогостоящим, но в транзитном плане более надежным, чем югославское.

В этом транзите не повезло и Румынии, отказавшейся, наряду с Албанией, ввести свои войска в Чехословакию в рамках акции Варшавского договора (из этого Договора, в котором участвовала и Румыния, Албания вышла 31 августа 1968 г. – А.Ч.). А экспорт румынских нефти и газа в другие страны СЭВ быстро сократится благодаря советским поставкам.

И почти все они будут идти через Украину, что может быть обусловлено давними связями большинства нынешних руководителей СССР с Украиной или их украинской национальностью…».

Отметим, что даже… «Пионерская правда» 13 декабря 1960 г. призывала «быстро увеличивать поставки советской нефти братским странам», и пионеров – наращивать «сдачу металлолома, чтобы… быстрее был построен нефтепровод «Дружба» для поставок нефти из СССР братским странам». Словом, характер деятельности СЭВа, да и отношение других его участников к СССР принципиально изменились (о чем, повторим, предупреждал Сталин…) в связи с превращением СССР в «сырьевого донора» и Восточной, и капиталистической Европы.

Но, скажем так, фундамент экономики восточноевропейских стран-участниц СЭВ, заложенный в первые 10 лет СЭВа с помощью исключительно СССР, остаётся тем же фундаментом и в нынешней Восточной Европе.

Против диктата доллара

В настоящее время активно формируется новая межгосударственная политико-экономическая структура – БРИКС, в состав которой вошли Бразилия, Россия, Индия, Китай и ЮАР. Между тем, переговоры о создании аналогичного блока велись еще в конце 1940 – первой половине 1950-х гг., то есть 50–60 лет тому назад. Имеются малоизвестные публикации и документы, проливающие свет на причины, побудившие практически те же государства формировать такой блок…

Недавно Бразилия и РФ договорились о взаимном безвизовом режиме и о развитии торговли друг с другом в национальных валютах.

Продолжаются – в рамках всей БРИКС – переговоры о межгосударственных «перекрёстных» льготах в торговле и капиталовложениях; о двух– и многосторонних экономических и гуманитарных проектах; о создании БРИКСовского фонда финансирования капиталовложений и стимулирования экспорта, а также по согласованию внешней, в том числе внешнеэкономической политики.

Тем временем, Международная организация кредиторов (WOC) и некоторые зарубежные СМИ сообщают о возможном присоединении к БРИКСу Аргентины, Венесуэлы, Индонезии, Белоруссии, Туркменистана, Малайзии, Ливии, Сирии, Мьянмы (Бирмы), Судана и Ирана.

И сегодня (как и в те времена) проблема не потеряла своей актуальности. Дело в том, что общемировая финансово-экономическая система, базирующаяся в основном на долларе США и, соответственно, американской экономической политике, чревата не только частыми кризисами, направленными в том числе против «недолларизованных» стран, но и превращением всё большего числа государств в фактические колонии – экономические и политические – США и их союзников.

Поэтому сама ситуация требует создания блока «недолларизованных» государств – экономически развитых и политически влиятельных.

Публично такая идея была впервые высказана советским руководством ещё в апреле 1952 г. на проходящем тогда в Москве международном экономическом совещании при участии деловых кругов из 49 государств.

В прозвучавшем на этом форуме докладе секретаря ЦК ВКП(б) и замминистра иностранных дел СССР доктора экономических наук Д. Т. Шепилова отмечалось, в частности, что «текущие и новые тенденции в мировой экономике и торговле показывают, что наступление американского доллара на всё большее число стран усилится. Соответственно, усилится и политические давление со стороны США.

Поэтому, если государства заинтересованы в сохранении самостоятельности своего социально-экономического развития, нужно выработать согласованную, взаимовыгодную систему взаимной торговли и взаимных расчетов, основанную, прежде всего, на стабильности нацвалют. Такой подход позволит создавать единый рынок в составе таких государств.

А первым шагом такого рода можно считать недавнее создание Совета экономической взаимопомощи…» (См.: «План Маршала» – колониализм в американской «упаковке». Будапешт: Информбюро коммунистических и рабочих партий, 1952; «Политическая экономия». М.: «Наука», 1953; «Декларация о создании Совета экономической взаимопомощи». М., 1949).

Кроме того, необходимость именно интеграционного экономического взаимодействия «недолларизованных» стран на базе СЭВа отмечена и в последней книге И. В. Сталина «Экономические проблемы социализма в СССР» (сентябрь 1952 г.). Такая линия с конца 1940-х гг. стала одной из доминирующих во внешнеэкономической политике СССР.

Соответствующие переговоры с потенциальными участниками потенциального «антидолларового» блока – Бразилией, Аргентиной, Индией и Китаем – Советский Союз проводил, повторим, в конце 1940-х – первой половине 1950-х гг.

Правда, эксперты полагают, что нынешняя Россия в рамках БРИКС стремится ослабить сверхвысокую степень своей внутри– и внешнеэкономической «долларизации». А вот 50–60 лет назад Советский Союз был главным претворителем в жизнь такой экономики и внешней торговли, которые если и зависели от доллара США, то в минимальной степени.

Однако это «несовпадение» сути проблемы не меняет, поскольку общемировая финансово-экономическая система, созданная после 1945 г. под эгидой США и связанных с ними транснациональных структур, на протяжении всего этого времени постоянно угрожала экономической самостоятельности многих государств.

Сегодня от той же системы исходит всё та же угроза. Но в настоящее время система начинает спонтанно разрушаться и попутно ввергает в кризисную бездну всё большее число государств. А БРИКС – единственная реальная альтернатива этой исчерпавшей себя системе, о чём впрямую заявил министр иностранных дел РФ Сергей Лавров на заседании Госдумы России 21 мая с.г. в рамках «Правительственного часа».

Так как же начиналась инициатива по созданию БРИКС?

Еще в марте 1949 г. делегация СССР в рамках экономического и социального совета («ЭКОСОС») ООН предложила, в связи с созданием СЭВа, обсудить в рамках Генассамблеи ООН советско-восточноевропейский проект региональных (в том числе латиноамериканского) экономических союзов.

Это предложение в «ЭКОСОСе» поддержали восточноевропейские страны-соавторы проекта, т. е. союзницы СССР, и, что интересно, многие латиноамериканские и азиатские страны, а также Эфиопия (возглавляемая в 1932–1974 гг. императором Хайле Селассие). Но идея была «провалена» США и другими странами Запада.

Это же предложение встретило поддержку латиноамериканских и других развивающихся стран, а также Австрии, Ирландии, Исландии и Швеции на уже упоминаемом международном экономическом совещании в Москве в апреле 1952 г. Причем в данном контексте речь шла и о возможном расширении СЭВ. Но эти проекты, что называется, ушли в архивы после марта 1953-го…

Что же касается Бразилии, то с ней СССР установил дипотношения, причем по её инициативе, в апреле 1945 г. А тогдашнее руководство этой страны в том же году предложило нам развивать беспошлинную и бартерную торговлю, включающую, например, поставки в СССР тропического и субтропического сырья – сельскохозяйственного, лесного и текстильного – по низким ценам. Москва в ответ предложила увеличить экспорт в Бразилию разнообразного советского оборудования и приступить к созданию совместных предприятий.

Стороны в конце 1945 г. начали соответствующие переговоры, а на май 1948 г. планировался визит правительственной делегации Бразилии в СССР с участием представителей крупного бразильского бизнеса. В ходе этого визита уже намечалось подписать и соответствующие советско-бразильские соглашения. Причем аналогичные проекты Бразилия также обсуждала с Польшей, Венгрией, Чехословакией, Румынией, Финляндией.

Но под давлением США и Великобритании, которые в 1947 г. в «поддержку» своих усилий значительно повысили пошлины на бразильские товары, – комплексное долгосрочное сотрудничество СССР (и упомянутых стран) с Бразилией не состоялось.

Более того: американцы, инспирировав внутриполитические беспорядки в Бразилии в 1946–1947 гг., смогли убедить бразильские власти – с помощью как упомянутых, так и других экономических рычагов давления, да и не брезгуя политическими фальшивками, – что те беспорядки якобы организовали местные коммунисты и советские агенты. В результате Бразилия разорвала дипотношения с СССР в октябре 1947 г. А восстановлены они были только в ноябре 1961-го…

Что же касается Аргентины, то с начала 1950-х гг. мы использовали любые возможности для всестороннего развития взаимного сотрудничества. Причем не только пресса, но и некоторые советские дипломаты и чиновники того времени подчеркивали, что Аргентина под руководством «признанного национального лидера – Х. Д. Перона – может не только ликвидировать свою неоколониальную зависимость от империализма, но и организовать подлинную, равноправную интеграцию Южной Америки» (см., напр., А. И. Сизоненко, «Россия, СССР, Аргентина: 100 лет отношений», М.: Ин-т Латинской Америки-Дипломатическая академия МИДа СССР, 1985; «Экономическая газета». М., 1952, № 20; «Аграрный эксперт». М., 2008, № 12).

Такие мнения и публикации фактически были приурочены к одному из последних внешнеполитических мероприятий И. В. Сталина – его беседе с послом Аргентины в СССР Леопольдом Браво, состоявшейся 7 февраля 1953 г. Некоторые её фрагменты нелишне воспроизвести:

«…Браво говорит, что во всех странах Латинской Америки развивается движение за экономическую независимость.

Сталин говорит, что для того, чтобы стать самостоятельными, надо иметь свою индустрию.

Браво полностью соглашается с этим. Говорит, что поэтому они борются в Аргентине за экономическую независимость, и имеют в этом деле некоторые успехи. И сообщает, что в текущем году аргентинские заводы впервые дали сельскому хозяйству страны качественные тракторы и грузовики собственного производства.

Сталин отвечает, что этот факт отражает линию Аргентины на достижение технологической и общеэкономической самостоятельности.

…Браво сообщает, что долгое время Англия ела аргентинское мясо бесплатно, так как мясохладобойни, железные дороги и флот принадлежали Англии, и что Аргентине даже приходилось часто доплачивать за экспортируемое в Англию мясо, чтобы там оно было дешевым.

Сталин спрашивает: «Будет ли так продолжаться в дальнейшем?»

Браво отвечает, что впредь этого не будет и… отмечает, что Аргентина испытывает нехватку вагонов и железнодорожного оборудования.

Сталин говорит, что «у нас найдутся и вагоны, и машины для Аргентины». И просит передать наилучшие пожелания национальному лидеру – Хуану Доминго Перону.

Браво горячо благодарит, сообщает об аналогичных пожеланиях г-на Перона генералиссимусу и премьер-министру И. В. Сталину и в его лице – Советскому Союзу.

…Сталин говорит, что латиноамериканским странам надо бы объединиться. Замечает, что, «может быть, латиноамериканским странам следовало бы образовать что-нибудь вроде Соединенных Штатов Южной Америки?»

Браво говорит, что в латиноамериканских странах происходит объединение движения против иностранного империализма, и что Аргентина показывает пример в деле завоевания экономической независимости.

Сталин говорит, что надо создать какой-нибудь союз латиноамериканских стран для позитивных целей, т. е. для экономического строительства, а не только для организации сопротивления США. Спрашивает, – захотят ли латиноамериканские страны образовать именно такой союз?

Браво отвечает, что у латиноамериканских стран существует такое желание, но, как только какая-либо страна начинает бороться за экономическую независимость, США поднимают против неё враждебную кампанию, обвиняя её в приверженности к коммунизму и в зависимости от СССР.

Сталин говорит, что «это лишь выдаёт бедность ума руководителей США…».

Но под давлением Вашингтона и Лондона многие латиноамериканские страны были в то время вынуждены либо прервать дипотношения с СССР, либо надолго отзывать «для консультаций» своих послов из Москвы.

Дело в тех странах доходило и до «прозападных» переворотов. Так, националистическое руководство Аргентины во главе с Х. Д. Пероном было в 1955 г. свергнуто аргентинскими военными с помощью ЦРУ (и почти на 20 лет Перон стал эмигрантом во «франкистской» Испании…). А США и позже мешали развитию аргентино-советских отношений, как и созданию южноамериканского экономического союза (подробнее см. книгу аргентинского историка и публициста Г. К. Мардоньеса «ЦРУ без маски». М.: «Прогресс», 1980.).

Идею «антидолларового» межгосударственного блока СССР обсуждал в тот период и с Индией. Здесь, прежде всего, следует отметить переговоры И. В. Сталина с послами Индии в СССР – 5 марта 1952 г. с С. Радхакришнаном и 17 февраля 1953 г. – с К. Меноном: это было последнее внешнеполитическое мероприятие И. В. Сталина…

На этих переговорах речь шла и «о возможном объединении экономических, в том числе внешнеторговых усилий Китая и Индии для создания в Азии дееспособного блока «недолларизованных» государств». Кстати, азиатский вариант такого блока выдвигало с 1951 г. руководство КНР, которое, естественно, поддерживало и упомянутую советскую инициативу (см., напр.: «Новый международный экономический порядок в Азии». Пекин – Москва, 1953).

Но, повторим, после марта 1953 г. такие планы и здесь потерпели фиаско. А инспирированный в основном извне китайско-индийский военный конфликт 1961–1962 гг., казалось бы, «похоронил» идею политико-экономического союза Китая и Индии.

К тому же СССР в том конфликте вследствие нараставших политико-идеологических противоречий с КНР поддержал, как и западные государства, Индию (вопреки советско-китайскому договору 1950 г. о взаимопомощи в течение 30 лет). И хотя Китай выиграл ту войну в Гималаях, её последствия до сих пор сказываются в китайско-индийских отношениях. Так, Индия оспаривает сложившуюся с 1963 г. границу с Китаем на 40 % её протяженности…

В послесталинском СССР почти не упоминалось о таких проектах, в том числе о международном экономическом совещании в Москве в апреле 1952 г.

Потому что, повторим, кардинально изменилась политика советского руководства, которая не предусматривала создания мощного политико-экономического блока социалистических стран, «непрозападных» развивающихся стран и «непроамериканских» государств Западной Европы (Австрия, Ирландия, Финляндия, Швеция).

Но в книге «История Москвы в годы Великой Отечественной войны и в послевоенный период» (М.: «Наука», 1967), после многолетнего забвения, вкратце сказано о таких проектах – можно сказать, предтечах современного БРИКС. Дословно это выглядит так: «…К голосу движения сторонников мира стали прислушиваться все более широкие круги мировой общественности.

Даже среди капиталистов появились люди, которые начали осознавать бесперспективность «холодной войны» и связанного с ней нарушения нормальных экономических связей между странами. Свидетельством роста подобных настроений было международное экономическое совещание в Москве, которое проходило с 3 по 12 апреля 1952 г. в Доме Союзов. В нем участвовали представители деловых кругов из 49 стран.

Задача совещания состояла в том, чтобы изыскать возможности для улучшения жизни людей путем мирного сотрудничества и развития экономических связей между всеми странами.

В обращении к Генеральной Ассамблее ООН участники совещания подчеркивали большую роль международной торговли в укреплении мира. Сурово осудив искусственные преграды, воздвигаемые империалистами Запада торговле с социалистическими и некоторыми другими странами, совещание приняло решение создать Комитет содействия развитию международной торговли…».

Но дальше в той книге – ни слова о том, что же произошло с этими инициативами, и почему они не были реализованы…

***



Это отрывок из книги Алексея ЧичкинаАнатомия краха СССР. Кто, когда и как разрушил великую державу”.



  • 1
Да. Потому, что Россия тогда была бы навроде сегодняшней Африки.

  • 1