мера1

ss69100


К чему стадам дары свободы...

Восстановление смыслов


Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Германские дивизии в 56 километрах от Парижа
мера1
ss69100
100 лет назад, в конце мая – июне 1918 года, германские войска вновь предприняли попытку прорвать оборону союзников.

К 3 июня немцы приблизились на 56 км к Парижу. Однако из-за нехватки резервов они 6 июня остановили своё продвижение, и наступление захлебнулось.

В итоге общее стратегическое положение германской армии на Западном фронте ухудшилось.

К выступам у Амьена и во Фландрии прибавился теперь еще и выступ на Марне, что значительно увеличивало общую протяженность фронта и требовало больших сил для его удержания.

Кроме того, наличие выступов обеспечивало англо-французским войскам удобные исходные районы для контрударов во фланги германских армий.

План операции

Несмотря на общую неудачу наступления в Пикардии и Фландрии (при некоторых успехах по захвату территории и оттеснению противника) и большие потери, понесенные германской армией в марте и апреле 1918 года, верховное командование не отказалось от дальнейших попыток разгрома вооруженных сил Антанты на Западном фронте.

«Мы, — говорил Людендорф, — должны были сохранить инициативу, которую захватили в свои руки, и за первым большим ударом при первой же возможности нанести второй».

Сразу же после завершения битвы на р. Лис началась разработка плана нового наступления. Германцы по-прежнему стремились разгромить английскую армию. Однако в ходе прежнего сражения союзное командование сосредоточило в Пикардии и Фландрии значительные резервы.

В результате возобновление операции в этом районе неизбежно натолкнулось крепкую оборону и готового и сильного противника. Поэтому германское верховное командование решило целесообразным отвлечь часть расположенных там резервов Антанты, предприняв в конце мая наступление на участке между Реймсом и р. Уазой, а затем уже снова атаковать британцев на Сомме или во Фландрии.

В наступлении должны были принять участие 18-я, 7-я и 1-я армии группы армий кронпринца Вильгельма. Успех наступления в этом районе создавал непосредственную угрозу Парижу, который находился всего в 120 км от линии фронта и поэтому неизбежно должен был вызвать переброску французских резервов к месту прорыва.

Операцию планировали начать 27 мая ударом 7-й армии и правого фланга 1-й армии на участке Аббекур, Бримон протяжением около 70 км. 30 мая к операции подключался левый фланг 18-й армии. Фронт прорыва расширялся до 86 км. И в первых числах июня намечалось предпринять наступление на участке Мондидье, Нуайон.

Таким образом, германское наступление должно было состоять из нескольких взаимосвязанных армейских операций, общий фронт которых, постепенно расширяясь, достиг бы 120 км. Одновременно организовать наступление на таком фронте оказалось невозможно, так как часть артиллерии, участвовавшей в мартовской операции, ещё не успели перебросить.

Таким образом, первоначально наступление имело ограниченную цель – отвлечь силы противника от предполагаемого места прорыва, чтобы можно было продолжить наступление во Фландрии. Планировалось достигнуть р. Эны у Суассона. За несколько же дней до начала операции было принято решение о распространении наступления по обе стороны от Суассона и на несколько километров южнее р. Вель.

Германские дивизии в 56 километрах от Парижа
Третья битва в Эне. Французская пехота на марше, британцы отдыхают у дороги


Силы сторон. Подготовка

К 27 мая германцы сосредоточили в районе планируемого удара 34 дивизии (21 — в первом эшелоне, 7 — во втором, 6 — в третьем), 5263 орудия (3632 легких и 1631 большой и особой мощности), 1233 миномета и около 500 самолетов. Им противостояла 6-я французская армия, располагавшаяся на 90-километровом фронте (на правом фланге стоял 9-й британский корпус).

Она имела на передовых позициях 11 пехотных дивизий, подкрепленных 31 территориальным батальоном и 27 пулеметными ротами. В армейском резерве находились 4 пехотные дивизии, в резерве главного командования — 8 пехотных и 2 кавалерийские дивизии.

Французская артиллерия насчитывала 1400 орудий, авиация — 14 эскадр. Германские войска на участке прорыва имели, таким образом, двойное превосходство над противником по количеству дивизий первого эшелона и почти четырехкратный перевес в артиллерии.

Условия для наступления были довольно сложными. Германским дивизиям предстояло преодолеть реки Эллет, Урк, Вель и Марну. Местность изобиловала высотами и благоприятствовала ведению оборонительных действий.

Однако французы, считая свои позиции достаточно сильными от природы, не уделяли должного внимания их инженерному оборудованию. Тактическая глубина французской обороны была от 8 до 12 км.

Первая укрепленная полоса глубиной до 4 км состояла из трех-четырех линий окопов.

За ней находилась вторая оборонительная полоса, состоящая из двух-трех линий окопов. В 5 — 6 км позади второй полосы имелись отдельные узлы сопротивления. При этом французская оборона продолжала строиться на старых принципах удержания во что бы то ни стало первой полосы.

То есть сосредоточение основных сил французов на первой полосе обороны позволяла германцам обрушить всю мощь своего огня по этой группировке, разгромить её и создать благоприятные условия для дальнейшего прорыва.

Исходя из опыта мартовских и апрельских боев, германское командование дополняло и уточняло изданные ранее инструкции о ведении наступательного боя. Дополнения «заключались в еще большем разрежении пехоты, в возрастании значения тактики небольших ударных групп, в усовершенствовании согласования работы... пехоты с артиллерией».

В новой инструкции от 17 апреля 1918 года различалось два вида наступления: 1) методическая атака против противника, занимающего сплошную укрепленную полосу, и 2) атака междуполосного пространства, не имеющего сплошного фронта.

В первом случае применялась усиленная артподготовка, а сама, атака пехоты производиться по точно разработанному плану под непосредственным руководством высшего командования. Для атаки междуполосного пространства продолжительная артподготовка признавалась ненужной.

Успех боя в этом случае при отсутствии подвижного огневого вала зависел от инициативы младших командиров, четко организованного взаимодействия пехоты с артиллерией сопровождения, быстрого подавления узлов сопротивления и пулеметных гнезд противника.

Артподготовка должна была идти 2 ч. 40 мин. С окончанием артподготовки артиллерия создавала подвижной огневой вал, которому надлежало продвигаться скачками в 200 м, разделяемыми промежутками в 6 минут (1 километр в 40-50 минут). Чтобы не допустить отставания артиллерии сопровождения, головным пехотным батальонам придавались артиллерийские взводы.

В пехотных частях было увеличено число пулеметов. Пулеметами были вооружены также обозы и транспорты для защиты от налетов вражеской авиации. Войска получили первые противотанковые ружья.

Особое внимание немцы уделили сохранению тайны места и времени операции. Дивизии, предназначенные для удара, выдвигались в эти районы непосредственно перед началом атаки. Специальным приказом по 7-й германской армии в штабах корпусов и дивизий были назначены офицеры, ответственные за проведение мер по обеспечению скрытности.

В районе передовых позиций запрещалось создавать сооружения, которые нельзя было быстро замаскировать. Усилен был контроль за радио- и телефонными переговорами. Секретные документы воспрещалось передавать ниже полковых штабов. Войска передвигались только ночью.

В целях дезинформации противника по всему Французскому фронту демонстративно готовились к наступлению, в особенности против британских войск, где союзники больше всего ожидали удара немцев. В 2-й и 18-й германских армий умышленно было объявлено о предстоящем наступлении. В тылу группы армий кронпринца Руппрехта оставалась сильная артиллерия, организовывались ложные передвижения войск, усилилась радиоактивность. Германские самолеты регулярно совершали налеты на тылы англичан.

Это позволило сохранить тайну до 26 мая. Союзное командование не ожидало удара немцев на этом участке.

Сюда были даже отведены для отдых четыре британских дивизии, обескровленные боями во Фландрии и на реке Лис в апреле. 25 мая командиры британских дивизий получили от французского Генштаба сообщение: «Нет никаких указаний, по нашему мнению, что противник провел подготовку, которая позволит ему завтра перейти в атаку».

Только утром 26 мая французами были захвачены двое пленных, которые предупредили союзников о готовящейся атаке германской армии 27 - 28 мая. Французское командование спешно начало перебрасывать резервы на фронт 6-й армии и приводить её войска в полную боевую готовность, но предпринять действенные меры для отражения угрозы уже не успело.



Наступление

27 мая, в 2 часа ночи внезапно, без предварительной пристрелки, 4400 германских орудий открыли огонь на 71 километровом участке фронта между городами Реймс и Суассон. Стрельба велась на всю тактическую глубину обороны 6-й французской армии и корректировалась наблюдателями с привязных аэростатов и самолетов.

Уже в течение первых минут на французских позициях произошли многочисленные взрывы боеприпасов. Большое число французских орудий было уничтожено прямыми попаданиями.

Газы химических снарядов наполнили весь район расположения 6-й французской армии, связь была нарушена. Оборона противника была полностью подавлена. Так начался третий этап германского Весеннего наступления на Западном фронте.

После более чем двухчасовой артподготовки в 4 ч. 40 минут утра под прикрытием огненного вала в атаку пошла германская пехота.

В отличие от предыдущих операций огневой вал был двойным. Впереди главного огневого вала, непосредственно предшествовавшего пехоте и состоявшего из осколочных снарядов, двигался второй огневой вал из химических снарядов, который должен был загнать пехоту противника в его укрытия и убежища.

Французская артиллерия была настолько парализована короткой, но мощной артподготовкой, что не могла серьёзно помешать германской пехоте.

К 11 часам войска 7-й германской армии, не встречая серьёзного сопротивления, овладели Шмен-де-Дам и вышли на р. Эну. Немцы продвинулись на 8 – 9 км и преодолели главную линию обороны противника.

Захватив мосты через р. Эну, которые союзники не успели разрушить, германцы переправились на южный берег. Части германской пехоты широким фронтом продолжали стремительное продвижение на юг. К исходу дня они достигли р. Вель и местами форсировали ее.

Таким образом, результаты первого дня наступления превзошли ожидания германского командования. Оборона союзников была прорвана на всю глубину. Германские войска прошли в центре, по прямой линии, около 20 км.

На флангах союзники оказали более сильное сопротивление. Главная цель наступления — оттянуть союзные резервы из Фландрии и Пикардии — была достигнута. К месту прорыва срочно перебрасывались 10 пехотных и 3 кавалерийские дивизии 5-й французской армии.

Наступление продолжалось ночью и на следующий день с прежней силой. В полдень 28 мая 7-я армия достигла высот южнее р. Вель и здесь в соответствии с планом операции остановилась. Однако быстрый и решительный успех германских дивизий вдохновил верховное командование. В 14 часов 36 минут войскам был отдан приказ продолжать наступление.

В связи с отставанием флангов особое внимание обращалось на развитие прорыва в сторону Реймса и Суассона, так как без этого дальнейшее продвижение на юг было опасным. В приказе подчеркивалась необходимость овладения Суассоном.

В этом случае французы вынуждены будут отвести свои войска с территории между реками Эна и Уаза, что создаст благоприятные условия для перехода 18-й армии в наступление в направлении на Компьен. Конечной целью операции 18-й, 7-й и 1-й армий ставился выход на рубеж Компьен, Дорман, Эпернэ. Таким образом, операция, запланированная как вспомогательная и отвлекающая, перерастала в решительное наступление с задачей выиграть как можно больше пространства на парижском направлении.

Особенно упорные бои 28 мая шли за Суассон. Основной удар германских войск в этом районе приняла на себя 39-я французская пехотная дивизия. Атакованная с фронта и флангов, она стала отходить на запад к Суассону, открывая фронт.

Срочно подвозившиеся к участку прорыва союзные дивизии вступали в сражение частями по мере прибытия и были не в состоянии закрыть брешь, расширявшуюся с каждым часом. К исходу дня германские войска продвинулись на 6 — 8 км. На участке между р. Эной и Реймсом 6-я французская армия отступила с укрепленных позиций. Позади нее остались только передовые укрепленные линии Парижа. В ночь на 29 мая пал Суассон.

Русский военный историк, генерал Андрей Зайончковский, писал: «Французы успели направить в бой девять свежих дивизий, но не могли надлежащим образом организовать управление быстро отступавшими войсками.

В результате германцам, проявившим необычайную энергию, удается за день продвинуться еще на 6–8 км, расширить фронт своего наступления до 60 км (на востоке почти до Реймса, а на западе за Пинон) и захватить за 2 дня операции свыше 20 000 пленных. В Париже, который начал снова обстреливаться 210-мм пушками, возникла паника и началась эвакуация».

Французскую столицу обстреливали из тяжелых орудий, город подвергался налетам германских бомбардировщиков. Из-за опасности положения 28 мая в район сражения были направлены ещё 10 пехотных дивизий из состава Северной группы армии, а также 4 пехотные дивизии и 2-й кавалерийский корпус из состава резервной группировки.

Однако к месту прорыва они прибывали разновременно, в течение 29 мая — 1 июня, и частями. Французское командование испытывало большие трудности в организации войск на непрерывно атакуемом и постоянно меняющемся фронте.

29 мая германцы продолжали натиск, продвинулись в центре на 12 км и вышли на линию Суассон, западнее Фер-ан-Тарденуа, Бетини и продолжали наступление к Марне. Французы не спешили укреплять центр, считая, что Марна остановит германцев, но продолжали усиливать фланги.

Вечером 29 мая Петэн отдал распоряжение перейти 30 мая в контрнаступление на флангах германского выступа и не допустить переправы противника через Марну.

Но намеченное контрнаступление не состоялось. 30 мая германское командование расширило фронт наступления вводом в сражение левофланговых корпусов 18-й армии и правого фланга 1-й армии. Особенно энергично наступление развивалось в южном направлении и достигло правого берега Марны. Немцы захватили 800 орудий и уже 50 тыс. военнопленных (в основном французов). Но это был последний день крупных успехов германских дивизий.

На южном берегу Марны французам удалось организовать оборону. На флангах германские войска особых успехов не добились.

31 мая немцы особенно настойчиво атаковали в направлении на Шато-Тьерри. Им противостояла Марокканская дивизию. Она перекрыла шоссе на Париж и стойко противостояла 3 германским дивизиям. Вскоре марокканцев подкрепили две французские дивизии.

Вместе с ними контратаковали полки тиральеров, зуавов (колониальные войска Франции), русского легиона и отбросили противника. Упорный бой весь день шел на реймсских высотах, но самого города взять так и не удалось.

Сражение при Шато-Тьерри продолжалось и в первые дни июня. Сюда перебросили американские войска. Спешно создавая новые укрепления в местах прорывов германцев, американские солдаты копали траншеи ночью с 1 на 2 июня, часто используя одни штыки.

В таких примитивных окопах можно было укрыться только в лежачем положении. Но этого оказалось достаточным, чтобы остановить продвижение немецкой пехоты и держать оборону в течение двух суток.

Это дало возможность подготовить новые, более серьезные оборонительные линии укреплений в ближнем тылу и окончательно остановить вражеское наступление. К 3 июня германские дивизии приблизились к Парижу уже на расстояние 57 километров, но они уже выдохлись.

Французы успели сосредоточить на фронте германского наступления крупные силы, включая американцев. Бои протекали теперь более планомерно, сопровождались частыми контратаками и переходили в позиционные.

Германские дивизии утрачивали первоначальную ударную силу, вследствие удлинения фронта их оперативная плотность снизилась. А темпы подхода французских подкреплений были выше темпов введения в сражение германских соединений.

По мере приближения к Парижу усиливалось сопротивление французских войск. В итоге соотношение сил постепенно менялось в пользу союзников. Также на ход германского наступления неблагоприятно влияло постоянное отставание флангов. Плохо обстояло дело и с работой тыла.

Продвинувшиеся на 60 км центральные корпуса 7-й армии испытывали большие затруднения в снабжении, которое осуществлялось по единственной ширококолейной дороге восточнее Суассона. В последующие дни наступление затухает, а 5 июня прекращается сначала на флангах, а затем и в центре. 6 июня 1918 года германское командование отдало приказ всем войскам остановиться на достигнутых рубежах.

Британский военный историк Нейл Грант отмечал: «Преимущество нападения, как и двух предыдущих наступлений, заключалось в его внезапности. Этот участок фронта не рассматривался англичанами в качестве возможного поля сражения, и потому сюда зачастую направлялись войска, которым требовался отдых.

Но когда немцы двинулись на запад по направлению к Парижу, они наткнулись на оборонительное кольцо, поспешно сооруженное Петэном и подверглись яростному нападению 2-й американской дивизии в стратегическом месте Шато-Тьерри».

Чтобы устранить угрозу правому флангу 7-й армии в районе Суассона и спрямить фронт между выступами у Амьена и Шато-Тьерри германское командование предприняло 9 — 13 июня наступление 18-й армии на р. Уаза в общем направлении на Компьен.

Однако на этот раз немцам не удалось создать значительного численного превосходства. 21 дивизии 18-й германской армии противостояли на 33-километровом фронте от Мондидье до Нуайона 15 дивизий и 4 танковые группы (160 танков) 3-й французской армии. Подготовка наступления велась спешно, без соблюдения необходимой секретности.

Воздушная разведка французов вскрыла подготовку германцев. Эти данные подтверждали и показаниями пленных. Поэтому французское командование, учтя опыт битвы на Эне, начало перевод основной массы войск 3-й армии на вторую позицию и отдало необходимые распоряжения о проведении артиллерийской контрподготовки.

9 июня ночью началась артподготовка и в 4 часа 20 минут германская пехота перешла в наступление. Немцы в течение первых двух дней вклинились во французское расположение на 10 км. До Компьена оставалось всего 7 км.

Однако утром 11 июня 4 французские дивизии при поддержке танков контратаковали германцев и несколько потеснили их. 13 июня наступление 18-й германской армии было прекращено, не достигнув поставленной задачи.


Германские солдаты, раненные во время битвы при Эне. Июнь 1918 года


Итоги

В результате наступления 27 мая — 6 июня 1918 года германская армия взломала оборону французов на 80-километровом фронте и углубились в их расположение на 60 км. До Парижа уже доставали дальнобойные орудия. Основная цель операции — оттянуть с английского фронта резервы — была достигнута. Но немцы, после первого большого успеха, продолжили наступление и не смогли добиться разгрома противника.

В военном отношении благодаря четкой организации артиллерийской подготовки и хорошей тактической выучке германские войска показали невиданный для Западного фронта темп наступления: 20 км — в первый день и 10-12 км — на второй день.

Продвижение во многом облегчалось тем, что французское командование сосредоточило основные силы 6-й армии на первой позиции. Это облегчило германцам задачу по их быстрому разгрому. Определенную роль сыграло и то, что французское командование не успело уничтожить мосты через р. Эну.

Далее французы успели быстро перебросить подкрепления и немецкие войска выдохлись, утратили ударную мощь и численный перевес, не сумели сохранить брешь и развить наступление на Париж. Фронт стабилизировался.

Потери союзников составили около 127 тыс. человек (Франция — 98 тыс., Британия — 29 тыс.). Германские войска также понесли большие потери —около 100 тыс. человек убитыми, ранеными и пленными.

Потери германской армии в сражении на р. Уаза с 9 июня составили 25 тыс. человек, французов — около 40 тыс.

Таким образом, наступление 27 мая — 13 июня ухудшила общее стратегическое положение германской армии на Западном фронте. К выступам у Амьена и во Фландрии прибавился теперь еще и выступ на Марне, что значительно увеличивало общую протяженность фронта и требовало больших сил для его удержания. Кроме того, наличие выступов обеспечивало союзникам удобные плацдармы для контрударов во фланги германских войск.

Так закончилась последняя битва из серии сражений под общим названием Весеннее наступление германцев. Тактический успех операции очевиден: германские армии взяли вверх во всех сражениях и продвинулись на некоторых рубежах более чем на 50 км, убитыми, ранеными и пленными союзники потеряли более 850 тыс. человек.

Однако и германские потери были почти такими же: около 700 тыс. человек. Стратегические задачи, ставившиеся германским Генштабом перед войсками, выполнены не были. Союзные войска не удалось расчленить, британцев «сбросить в море», а французов отбросить к Парижу и вынудить просить мир.

При этом Германия вложила в эти операции все оставшиеся силы и средства, исчерпала почти все свои резервы. Негативную роль сыграла и австро-германская интервенция в России, поглотившая значительное число необходимых во Франции дивизий и кавалерию, что не позволило бросить резервы и конницу в образовавшиеся бреши и разить первые успехи.

Блокада и длительная война истощила военно-экономические возможности Германии. А союзники имели возможность восстанавливать силы за счёт отсутствия блокады, связей с колониями и помощи мощных Соединенных Штатов.

Во Францию сплошным потоком шли американские дивизии. В итоге американская помощь стала решающим фактором в войне на истощение, в которой как немцы практически полностью истратили свои ресурсы.


Французские танки Renault FT-17 стоят в резерве во время битвы при Эне. Май 1918 года

Самсонов Александр
***

  • 1
(Анонимно)
Победитель в (войне-жептвоприношенни)всегда назначается
В ту войну не один квадратный метр германской територии не был окупирован.
Но Германия проиграла.
Восточный фронт был с Риги до Крыма.

Интересно, кого тогда первоначально назначили победителем во Второй мировой?

  • 1
?

Log in

No account? Create an account