ss69100 (ss69100) wrote,
ss69100
ss69100

Categories:

Инженерно-марксистский взгляд на распад СССР

« … Как получилось, что в 30-50-е система худо-бедно работала, а чем дальше — тем больше скатывалась в фикцию и процесс ради процесса» — такой вопрос мне задал Никита Б. в обсуждении статьи «Август-91: что привело советских инженеров к стенам “Белого дома”»

В своих рассуждениях я исходил из того, что в развитии производительных сил наступает рубеж, за которым этому развитию начинают препятствовать наличные производственные отношения — они же отношения собственности. Я даже привел слова Маркса:

«…производительные силы общества приходят в противоречие с существующими производственными отношениями… Из форм развития производительных сил эти отношения превращаются в их оковы. Тогда наступает эпоха социальной революции».

Применительно к развитию советского общества это означает: к началу 80-х годов производственные отношения, существовавшие в советской экономике, перестали соответствовать задачам развития производительных сил и превратились в оковы для их дальнейшего развития.

Это выразилось, во-первых, в обнулении темпов роста, а во-вторых, в качественном отставании в целом ряде производств и технологий — прежде всего в информационных технологиях.


Несоответствие производственных отношений развитию производительных сил явилось основой того общего кризиса, в котором советского общество оказалось в начале 80-х годов. Попыткой выхода из этого кризиса и явилась так называемая «перестройка». Этот кризис привел к революционной ситуации, признаки которой в конце 80-х годов мы все наблюдали — мы видели, что и верхи не могут, а низы не хотят.

Почему назревшая революция не состоялась — этого я не касался; я только хотел сказать, что август-91 был кульминационной точкой недовольства низов вообще и технической интеллигенции в том числе, что технарями двигала надежда на такое обновление общества, которое позволило бы преодолеть наше отставание в области высоких технологий.

Ну а чем конкретно объяснить это наше обозначившееся отставание, какие конкретно особенности общественных отношений, устройства власти и общества стали помехой дальнейшему развитию страны, стали оковами для развития производительных сил – давайте поразмышляем.

* * *

Чем, на самый поверхностный взгляд, характеризовалось развитие экономики в 30-е — 50-е годы, и почему существовавшие тогда производственные отношения этому развитию не только не мешали, а даже способствовали?

Тогда опережающими темпами развивалась минерально-сырьевая база и промышленная инфраструктура. На мой взгляд, именно инфраструктура может служить визитной карточкой и тогдашней советской экономики, и тогдашних методов хозяйствования.

«Советская цивилизация» как таковая началась с двух инфраструктурных проектов — с плана ГОЭЛРО, положившему начало созданию первой в мире общенациональной энергетической системы, и с модернизации железнодорожного транспорта.

Если кто забыл или не знает: именно с развала железнодорожного транспорта начался развал тыла Российской империи в мировой войне и общая разруха.

А новая власть этот урок, видимо, усвоила очень хорошо — и поддержанию и развитию железнодорожного транспорта уделялось первостепенное значение. Новая власть хорошо понимала, что транспорт — это основа для создания единого экономического и культурного пространства.

Продолжением развития общенациональной транспортной сети явилось создание Единой глубоководной транспортной системы в европейской части страны — ЕГТС. В рамках этой системы внутренними водными путями были соединены Балтийское, Белое, Каспийское и Черное моря. Эта система оказала огромное воздействие на развитие и экономики в целом, и во многом содействовало укреплению военной безопасности страны.

Наконец, в 20-е годы началось, а в 50-е обрело новое дыхание и вплоть до краха страны не прекращалось развитие воздушного транспорта. Гражданский воздушный флот окончательно сформировал в стране единое экономическое и культурное пространство.

Для инфраструктурных проектов характерна огромная трудо- и капиталоемкость. Это объемы работы, исчисляемые в колоссальных натуральных показателях. Один только сравнительно короткий Волго-Донской канал — это 900 тыс. работающих, это 150 миллионов кубометров вынутого грунта и миллионы кубометров уложенного бетона.

Бетон и сталь, плотины и шлюзы, судоходные и ирригационные каналы, железнодорожные магистрали с путевым хозяйством, с туннелями и мостами, с системами сигнализации и связи; аэродромы со всем их хозяйством, линии электропередач, распределительные устройства и подстанции – вот что такое 30-е — 50-е годы.

30-е – 50-е годы — это объекты, создание которых требовало миллионов тонн материальных ресурсов всех видов и миллионов человеко-лет человеческого труда.

Вся система хозяйствования была настроена на управление колоссальными ресурсами — в том числе миллионами пар человеческих рук.

Это создавало определенную традицию, определенную инерцию — в том числе инерцию психологическую. Что такое постановка задачи и что такое конечный результат, исчисляемый в кубометрах — это министр или директор, выросший в сталинской или брежневской системе, вполне мог понять.

Зачем нужен персональный компьютер, если ни его производство, ни его применение не приносило результата, прямо измеряемого в тоннах, такой руководитель понять не мог. А самое главное, для подобных технологий не нужны были миллионы человеческих рук, не нужны были многотысячные производственные коллективы — соответственно, не нужны были и формы организации производства, характерные для рытья каналов.

Нужна была гибкость, нужна была мобильность, нужны были горизонтальные связи между предприятиями, нужна была возможность иметь свободные средства в распоряжении предприятий — а этого традиционная организация хозяйства обеспечить не могла.

И на уровне подсознания эти руководители, видимо, понимали, что если у предприятий появятся на счетах свободные средства, если предприятия будут взаимодействовать между собой напрямую, по горизонтали — а только так и можно решать вопросы разработки и производства высокотехнологичной продукции, — то они, эти руководители, будут не нужны. Не нужны будут целые структуры, целые общественные институты.

Таким образом, само появление новых видов продукции требовало новых видов работ, новых форм организации труда — по сути дела, новых отношений собственности, — которые были совершенно несовместимы со сложившимся на рубеже 20-х 30-х годов порядком вещей — порядком, весьма незначительно изменившимся после смерти Сталина.

Нужен был нео-НЭП. Но мы оказались отброшенными в дооктябрьскую эпоху – и сейчас скатываемся в эпоху допетровскую.

Николай Кудряков

***



Источник.

Tags: СССР, власть, информационная, история, общество, перестройка, система, советский, технологии, управление, экономика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 54 comments