ss69100 (ss69100) wrote,
ss69100
ss69100

Categories:

Как бывший информатор КГБ независимую Литву демократизировал

Захватить полковника-морпеха!

Наиболее опасная ситуация сложилась в апреле 1992 года.

Тогда Литва стояла на пороге реального военного конфликта с российскими воинскими частями (бывшими советскими), дислоцированными в республике.

Источником конфликта стало странное указание Ландсбергиса литовским прокурорам задержать гвардии полковника Ивана Черных, командира 3-й гвардейской дивизии береговой обороны, дислоцированной в Клайпеде. Якобы тот в августе 1991 года поддержал московских путчистов.

В ответ не только в этой дивизии, но и в большинстве гарнизонов российских войск, тогда ещё находившихся на территории Литвы (ещё раз напомню, что в республике тогда дислоцировались 3 дивизии Министерства Обороны СССР и одна – МВД СССР), стали формироваться моторизованные и танковые колонны для похода на Вильнюс с целью освобождения Черных.

Ситуацию удалось «разрулить» путём переговоров, но их инициатором был не Ландсбергис.

Один из участников переговоров с российской стороны по освобождению И. Черных в 2007 году опубликовал статью на сайте «pravda.ru», рассказывающую об этом эпизоде литовско-российских отношений. Статья называлась «За пять минут до войны».

В этой статье приводится содержание переговоров между командующим Северо-Западной группой войск генерал-полковником Валерием Мироновым, командующим Балтийским флотом адмиралом Владимиром Егоровым и председателем ВС Литвы Витаутасом Ландсбергисом.

Поражает надменность главы ВС в разговоре с российскими военными. Видимо, Ландсбергис пытался отомстить за тот страх, который он испытал 9 мая 1990 года во время разговора с командующим войсками Прибалтийского военного округа генерал-полковником Федором Кузьминым и командующим Воздушно-десантными войсками СССР генерал-полковником Владиславом Ачаловым.

В апреле 1992 года Ландсбергис уже представлял Литву, являвшуюся членом ООН, но, главное, в Москве сидел его давний покровитель, президент РФ Ельцин. Поэтому Ландсбергис вел себя вызывающе. В ответ на просьбу В. Миронова освободить командира дивизии полковника Черных он пригрозил возбудить уголовные дела в отношении всего командования дивизии.

Когда же Ландсбергису сообщили, что из расположения дивизии Черных на улицы Клайпеды уже выдвинулись пять танков, то он, как бы между прочим, заметил: «Если там эти дураки будут ехать в направлении Вильнюса – ну что ж, заминируем дороги, и всё...».

Напомню, что 3-я гвардейская дивизия береговой обороны, дислоцированная в Клайпеде, имела на вооружении 271 танк Т-72А, 320 БМП (боевые машины пехоты), 153 БТР (бронетранспортёры), 66 152-мм гаубиц «Мста-Б», поражающих цель на удалении до 30 км, и другую военную технику.

В случае конфликта по поводу освобождения И. Черных, президент РФ Ельцин, безусловно, не смог бы справиться с взбунтовавшимися офицерами и солдатами дивизии. Им за 2 года правления Ландсбергиса надоели постоянные провокации.

К этому напомню, что в 1989 году после кровавой межнациональной расправы в Сумгаите (Азербайджан) в Вильнюсе состоялось негласное собрание офицеров советских дивизий, дислоцированных в Вильнюсе и Каунасе. На собрании было решено: если литовские националисты попытаются повторить в Литве Сумгаит, офицеры воинских частей, не дожидаясь приказа из Москвы, сядут за рычаги танков и БМП…

Ландсбергис даже не задумался над тем, что мины не остановили бы советских морпехов. Литовские вооружённые заслоны на окраинах Вильнюса были бы смяты в считанные минуты. Счёт жертвам мог бы пойти на тысячи. Ландбергис же, безусловно, как всегда, успел бы сбежать из Вильнюса.

Известно, что легкий спортивный самолет, пилотируемый Роландасом Паксасом, чемпионом Советского Союза по высшему пилотажу 1980 года, ждал Ландсбергиса трижды, чтобы доставить того в Польшу. Так было вечером 11 марта 1990 года, когда принимался Акт о Независимости, затем в ночь на 13 января 1991 года и утром 19 августа того же года после заявления ГКЧП.

Впоследствии Ландсбергис достойно «отблагодарил» Паксаса. В 2004 году его клан организовал отрешение от должности президента ЛР Р. Паксаса по надуманным обвинениям. Подлинной причиной импичмента было то, что Паксас не поддался на попытки клики Ландсбергиса разбазарить достояние республики.

После ознакомления с вышеизложенными кризисными ситуациями, инициатором которых был Витаутас Ландсбергис и его клика, вопрос о том, кто в Литве был заинтересован в крови январских жертв, отпадает. В этой крови нуждалась только клика Ландсбергиса.

Вот та версия январских событий, которой должна была заняться Генпрокуратура Литвы и которую должен был бы рассматривать Вильнюсский окружной суд! Остаётся надеяться, что рано или поздно эта версия в Литве восторжествует.

Соратники против Ландсбергиса

Озвученную мною надежду о привлечении Ландсбергиса к уголовной ответственности подпитывает следующий факт. 21 марта 2018 года сигнаторы (подписанты) Акта независимости Аудрюс Буткявичюс и Зигмас Вайшвила, бывшие сторонники и соратники Ландсбергиса, зарегистрировали в Генпрокуратуре ЛР заявление с требованием расследовать преступления, совершенные бывшим главой Верховного Совета-Сейма Литвы В. Ландсбергисом и его окружением в 1993–1997 годах в целях удержания или возвращения власти.

Своё заявление подписанты начали так: «Долгие годы после восстановления Независимости в республике скрывалась не только историческая правда, но и осуществляемая преступная деятельность, злоупотребление служебным положением и неправомерным влиянием стремиться сохранить или вернуть утраченную власть. К сожалению, эту политику проводил бывший председатель Верховного Совета Литвы Витаутас Ландсбергис при поддержке своих сообщников…».

В этом заявлении сигнаторы изложили 8 эпизодов преступной деятельности клана Ландсбергиса, начиная с его попытки расправиться ночью 13 января 1991 года в здании Сейма со своими 10 основными политическими оппонентами, прежде всего, с А. Бразаускасом и К. Прунскене.

Далее в заявлении были перечислены фамилии 9-ти литовских каунасских добровольцев, наиболее активно участвовавших в каунасском мятеже, инспирированным Ландсбергисом. Все они, в период с 1993 по 1998 год, были или застрелены, или покончили жизнь самоубийством, или странным образом умерли. Видимо, слишком много знали!

Каунасский мятеж и его последствия

Напомню ситуацию с мятежом. В конце июля 1993 года в Каунасе мятежные добровольцы (так с 1990 г. именовали боевиков Саюдиса) в знак протеста против избрания первым постсоветским президентом Литвы бывшего коммуниста Альгирдаса Бразаускаса, устроили вооружённый мятеж, угрожая идти маршем на Вильнюс. Президентом Литвы они хотели видеть только В. Ландсбергиса, который негласно их поддержал.

Мятеж провалился. Ландсбергис, как всегда, сделал вид, что он ни при чём. Но о его причастности к мятежу знали организаторы. Это были крайне неудобные для Ландсбергиса свидетели. И они стали внезапно умирать.

Особо расскажу об убийстве Юраса Абромавичюса. Одно время он был доверенным лицом Ландсбергиса, а затем стал офицером Департамента государственной безопасности Литвы.

В январе 1997 года Абромавичюс был взорван в своей машине. Его убийство было не случайным. Он активно участвовал в подготовке кровавых январских событий 1991 года в Вильнюсе. В дальнейшем Абромавичюс выполнял деликатные поручения консерваторов, точнее, Ландсбергиса.

Абромавичюс, как начальник штаба «добровольцев», в 1993 году активно участвовал в организации мятежа каунасских добровольцев против законно избранного президента ЛР А. Бразаускаса. Он прекрасно знал, кто стоял за организацией мятежа, который должен был привести к власти В. Ландсбергиса.

По утверждениям А. Буткявичюса, с которым Ю. Абромавичюс имел дружеские отношения, тот за два дня до смерти направил министру Охраны края Литвы Чесловасу Станкявичюсу докладную о преступных делах Ландсбергиса. В ней говорилось об инспирировании темы мятежа каунасских добровольцев, об организации провокационного взрыва моста через речку Бражуоле и т. п. (интервью «Обзору», № 15/170/, апрель 2000 г.)

Однако Абромавичюс упустил из виду, что Станкявичюс, ещё со времен Саюдиса, был верным паладином Ландсбергиса. Реакция профессора-музыковеда оказалась незамедлительной. Абромавичюса устранили, взорвав его машину. Дело о его гибели Генпрокуратура ЛР спустила «на тормозах».

В ноябре 2007 года расследованием убийства Абромавичюса занялась специально созданная комиссия Сейма. Она пришла к выводу, что это убийство следует расценивать «как преступление, совершенное группой лиц, имеющей признаки террористической организации, которые имели и имеют связи с тогдашним и теперешним руководством Союза Отечества», то есть партией Ландсбергиса.

Несмотря на такие выводы, профессор вновь сумел выйти «сухим из воды». Вот такой «интересный» профессор-музыковед живет в Литве, клан которого, вот уже 28 лет управляет республикой. По некоторым данным этот клан контролирует 60% национального богатства республики.

Преступное давление на президента Литвы

Надеюсь, что настанет время, и к обвинениям, выдвинутым Буткявичюсом и Вайшвилой, добавится обвинение Ландсбергиса в преступном нарушении 10,11,12 пунктов 84-й статьи Конституции ЛР. Эти пункты предоставляют только Президенту ЛР право решать важнейшие кадровые вопросы без какого-то воздействия или давления со стороны.

Между тем известно, что Ландсбергис в течение ряда лет указывал президенту В. Адамкусу, кого на какие государственные должности назначать. Об этом сообщил сам Адамкус в воспоминаниях «Paskutinė kadencija. Prezidento dienoraščiai» («Последний срок. Дневники президента», 2011 г.).

Как я уже упоминал, сегодня кадровую политику в Литве определяет тандем Ландсбергис-Грибаускайте. Об этом сообщила в своей книге «Raudonoji Dalia» («Красная Даля», 2013 г., с. 145,151) литовская журналистка Рута Янутене, автор разоблачительных книг о Д. Грибаускайте – «Raudonoji Dalia» («Красная Даля», 2013) и о В. Ландсбергисе – «Dinastija. Landsbergiu isgyvenimo istorija» («Династия. История выживания Ландсбергов», 2014).

Р. Янутене известна в Литве как журналист, не пытающийся ради эффекта добавить в ставшую ей известной правду жизни сенсационные журналистские измышления. Поэтому люди ей доверяют, и Янутене получает от них эксклюзивную информацию, недоступную другим журналистам.

Верховный Совет как братская могила

Я уверен, что В. Ландсбергис и его соратник А. Буткявичюс должны быть привлечены к уголовной ответственности и за преступное намерение устроить в январе 1991 года в здании ВС грандиозный пожар.

Они оба неоднократно публично, в том числе и на уголовном процессе по делу о государственном перевороте (дело № 09-002-91, слушалось в 1996—1999 гг.), подтверждали, что здание Сейма было подготовлено к пожару в случае штурма ВС советскими десантниками. Это и Ландсбергис, и Буткявичюс объясняли мерами защиты от советской агрессии.

Я, будучи депутатом ВС Литвы, 10 января 1991 года был поражён большим количеством различных емкостей с горючими жидкостями в туалетах здания ВС Литвы. О том, что здание Верховного Совета должно было превратиться в гигантский костер, рассказывал на семинаре, состоявшемся 10 января 2013 года в здании Сейма Литвы, майор запаса Альбертас Даугирдас.

Он заявил, что с 11 января «все выходы в Верховного Совета были заблокированы, укреплены проволокой и заколочены». Выступление А. Даугирдаса было изложено в статье под названием «Seimo gynyba 1991 m.: išvykstant V. Landsbergiui įėjimas išminuojamas, parvykus – užminuojamas» («Оборона Сейма 1991 г.: при убытии В. Ландсбергиса вход разминировался, при прибытии – заминировался»), опубликованной 10.01.2013 г. на литовском новостном портале «Delfi.l».

Ясно, что здание ВС Литвы было превращено в смертельную ловушку для людей, которые в нем находились. А в ночь на 13 января, по утверждению А. Буткявичюса, в здании находилось 3 тысячи человек. В считанные минуты подожженное здание ВС превратилось бы для них в огромную братскую могилу.

При этом Буткявичюс преподносит готовившее им и Ландсбергисом преступление как некий подвиг. В интервью газете «Lietuvos rytas» («Утро Литвы». 13.01.2014) он заявил, что «Нам нужна была эта красивая картина: горит демократия Литвы! Только так мы могли убедить иностранных политиков поддержать нас».

Представляете, в огне должны были погибнуть тысячи людей, а для Буткявичюса это была бы красивая картина!

Налицо явная и преступная несоразмерность мер защиты уровню опасности, угрожавшей людям, находившимся в здании ВС Литвы ночью 13 января.

Но об этом в Литве предпочитают молчать. Моральную сторону ситуации с поджогом здания ВС для Ландсбергиса усугубляет то, что, как сообщила бывший премьер-министр Литвы К. Прунскене газете «Respublika» (19.01.2002), «сильные спортсмены должны были его вынести через подземный, специально вырытый тоннель» к самолёту, который доставил бы профессора в Польшу.

Известно, что перед тем, как спортсмены вынесли бы из зала заседаний ВС ЛР Ландсбергиса, боевики Витаутаса Шуштаускаса, лидера каунасского отделения Лиги свободы Литвы, должны были расстрелять 10 политических оппонентов профессора, прежде всего, А. Бразаускаса и К. Прунскене, чтобы те гарантированно остались в горящем здании.

Этот факт В. Шуштаускас впервые озвучил в ноябре 1991 года на встрече с жителями г. Укмерге, заявив, что в январе целью его боевиков было не только «охранять депутатов-коммунистов, но в случае ухудшения ситуации «уложить» их» («Respublika», 16.11.1991).

Более подробно об этом эпизоде Шуштаускас рассказал в своей книге «Laisve ir kraujas» («Свобода и кровь», 2006), а 3 января 2018 года он его озвучил на пресс-конференции Зигмаса Вайшвилы в здании Сейма Литвы.

Преступный живой щит

Уверен, что, наряду с Ландсбергисом, Буткявичюс заслуживает привлечения у уголовной ответственности за публичные призывы к гражданскому населению в январе 1991 года встать на защиту стратегических объектов Вильнюса в качестве живого щита.

Известно, что 28-я статья Женевской конвенции о защите гражданского населения во время войны (1949 г.), а также подпункт xxiii статьи 8-й Римского Статута квалифицируют организацию живого щита, как военное преступление.

В Литве существует немало свидетелей, помнящих, как в начале января 1991 года В. Ландсбергис по радио и телевидению призывал людей на защиту Верховного Совета. В это время А. Буткявичюс, разъезжая на машине с громкоговорителем по Вильнюсу, тоже призывал вильнюсцев на защиту Верховного Совета и телебашни.

При этом он кричал: «Не бойтесь! Солдаты будут стрелять холостыми патронами!». К этому времени предательское окружение Горбачёва уже сообщило в Вильнюс о плане силовой акции и о том, что советским военнослужащим предписано использовать только холостые патроны.

Советского коллаборанта №1 к ответственности

В завершении несколько слов о наглости В. Ландсбергиса. 11 марта 2018 года он в интервью Литовскому телевидению (LRT) заявил: «Литовская ССР была незаконным образованием… В течение пятидесяти лет оккупации территория Литвы была в том или ином смысле зоной военных действий — от красного террора и массовых ссылок до событий января 1991 года. Надо расширить трактовку коммунистического геноцида литовского народа, чтобы покарать всех военных преступников».

Читаю и глазам своим не верю. Оказывается, всех причастных к социалистическому строительству в Литве, а, по Ландсбергису, это был «коммунистический геноцид», следует расценивать, как военных преступников и карать.

Но, как известно, музыковед и преподаватель марксистко-ленинской эстетики В. Ландсбергис был одним из активнейших участников строительства социализма в Литве, о чем свидетельствует его советский послужной список. В части получения почётных званий, учёных степеней, наград и премий Советской Литвы Ландсбергису мало кто может быть конкурентом.

В советский период Ландсбергис стал профессором, дважды лауреатом Государственных премий Литовской ССР, «заслуженным деятелем искусств Литовской ССР», членом редколлегии Главного издательства энциклопедии Литовской ССР, так называемого малого Главлита, отвечавшего за социалистической правильностью энциклопедических материалов, издаваемых в республике.

Правда, вступить в КПСС Ландсбергис, несмотря на две попытки, так и не смог. Это известно мне, как бывшему 2-му, а затем 1-му секретарю Октябрьского райкома Компартии Литвы. В этом райкоме на партучёте находились коммунисты Госконсерватории. Но и без членства в КПСС профессор Ландсбергис по всем параметрам должен именоваться в Литве «советский коллаборант №1» (в Литве коллаборационистов именуют коллаборантами).

Советская биография Ландсбергиса достаточно широко распространена в интернете, что можно считать косвенной пропагандой советского периода Литвы. Ведь Ландсбергис публично не отказался от советских Государственных премий, от звания «Заслуженный деятель искусств», от учёного звания «профессор», присвоенного ему ВАК СССР в порядке исключения (кандидатам наук звание «профессор» не присваивалось) при активном содействии КГБ СССР.

Также известно, что в марте 1989 года Ландсбергис был избран народным депутатом СССР, участвовал в работе Съездов народных депутатов СССР и пользовался всеми льготами, положенными народному депутату СССР.

Я предлагаю привлечь Ландсбергиса к уголовной ответственности за пропаганду советского образа жизни.

Учитывая, что литовский дипломат и политик Альгирдас Палецкис в 2012 году был призван виновным лишь за сомнение в действиях советских войск у телебашни, то Ландсбергис за косвенную пропаганду советского периода своей жизни также должен быть привлечён к уголовной ответственности по части 1-й статьи 170/2 УК ЛР.

В этой связи напомню, что 15 июня 2010 года Сейм Литвы, по инициативе депутата от фракции ландсбергистов-консерваторов «Союза Отечества-Христианских Демократов Литвы» Вилии Алекнайте-Абрамикене, бывшего концертмейстера Литовской консерватории и воспитанницы музыковеда Ландсбергиса, принял поправку к статье 170/2 Уголовного кодекса. Она запрещает отрицать советские преступления в отношении Литвы и советскую оккупацию республики.

Отныне в Литве также недопустимо сомневаться в ответственности советских военнослужащих за гибель январских жертв в 1991 году. Согласно вышеназванной поправке к УК ЛР, тому, кто посмеет утверждать, что жизнь в Советской Литве была нормальной, может грозить до двух лет тюрьмы. А жизнь В. Ландсбергиса в советский период была весьма «нормальной» и благополучной.

Мне, как бывшему 1-му секретарю Октябрьского райкома Компартии Литвы и члену ЦК Компартии Литвы было известно, что в сентябре 1988 года на сверхсекретном заседании бюро ЦК Компартии Литвы (без протокола) по рекомендации председателя КГБ Литовской ССР Эдуардаса Эйсмунтаса вместо слишком самостоятельного Витаутаса Петкявичюса рекомендовало лидером Саюдиса «проверенного» В. Ландсбергиса, музыковеда и информатора КГБ Литовской ССР.

Известно, что семья Ландсбергиса, состоящая из пяти человек, до Саюдиса проживала в 4-комнатной квартире общей площадью 59 кв. м. (ул. Эйдукявичюса, 15-129).

21 ноября 1988 года, то есть буквально через два месяца после обретения поста лидера Саюдиса, профессор с женой и сыном переехал в 4-комнатную квартиру улучшенной планировки общей площадью более 100 кв. м. по ул. Я. Купалы.

Невестка и внук Ландсбергиса прописались по другим адресам. Квартира по ул. Эйдукявичюса формально оказалась свободной, но «кто-то из бывших жильцов» в ней проживал. Прямо квартира № 50 из романа «Мастер и Маргарита».

Помимо этого, профессор в тот же период приобрёл для сына, прописанного по ул. Я. Купалы, двухэтажный дом в Павильнисе.

Он также сумел добиться возвращения отцу – Ландсбергису-Жямкальнису полдома в Каунасе, конфискованного в 1944 году. Все эти жилые помещения профессор обставил импортной мебелью по талонам, на получение которых простые люди в Литве тогда годами стояли в очереди. Он также вне очереди приобрёл новые «Жигули».

И это только за полгода получения доступа к «корыту».

Пора литовскому правосудию воздать профессору по его советским заслугам!

Владислав Швед


***



Источник.

Tags: Горбачёв, КГБ, Литва, СССР, история, митинг, народ, перестройка, советский, социализм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments