ss69100 (ss69100) wrote,
ss69100
ss69100

Categories:

Шей гвоздём

«Шей гвоздём», – так говаривал мой дедушка Николай Сергеевич, преподавая мне первые уроки плотницкого дела.

Помню, что даже привлекая весь свой опыт развитого восьмилетнего ребёнка, я никак не мог взять в толк, почему же гвоздём надо именно «шить», ведь куда как логичнее было бы употребить глагол «приколачивать».

Наверно, я задавал этот вопрос и вслух, но что ответил мне дедушка, не сохранила моя неверная память.

Недавно мне попалась информация[1], проливающая свет на происхождение этого фразеологизма. У Некрасова, Горького и других писателей мы можем встретить слово «расшива», которым обозначалось судно баржевого типа, обычно плоскодонное.


Строились такие барки в основном для сплава леса и до появления во второй половине XIX века парового судоходства были наиболее распространёнными речными судами. Названием они, видимо, обязаны тому факту, что по своему предназначению были одноразовыми и разбирались на дрова по прибытии в конечный пункт, то есть расшивались.

Отсюда же берёт начало диалектное слово «шитик», которое В. И. Даль в своём словаре объясняет таким образом: «мелкое речное судно» (волжское слово) или «лодка с нашивами, набоями, с нашитыми бортами» (сибирское слово).

У Даля же мы находим слово «шива», которое никак не связано с одним из главных богов индуизма, а обозначает недолблёную лодку.

Об изготовлении у древних русов «набойных лодий», обшитых досками, сообщал византийский император Константин Багрянородный (X век по традиционной хронологии).

Говорят, что русы пришивали доски к своим судам не только деревянными гвоздями, но также ивовыми прутьями и корнями можжевельника. Так что специфика употребления вроде бы нетипичной для плотницкого дела лексики могла сложиться и сохраниться с тех самых пор.

Кстати, и само слово «гвоздь» не всегда обозначало привычное для нас металлическое изделие в виде стержня и заострённым концом с одной стороны и шляпкой с другой.

В этимологическом словаре Г. А. Крылова читаем: «Это существительное хорошо иллюстрирует то, как может многократно изменяться смысл изначального слова.

В древних славянских языках исходное слово первоначально имело значение «лес» (в древнесербском «гвозд» – лес, в древнечешском hvozd – лесистая горная местность»[2].

Переход значений, по мнению автора, осуществлялся приблизительно следующим образом: от «леса» к «дереву», затем к «ветке», затем к «заострённому клинышку» и наконец к «гвоздю» в сегодняшнем смысле этого слова.

Добавим, что в русском также есть несколько видоизменённое, но всё же узнаваемое слово – «хворост», означающее сегодня сухие ветки, но ранее имевшее значение «кустарник, мелкий лес». Если записать его, как это делают языковеды, условной латиницей, то сходство будет более заметным – hvorstъ.

Вначале «гвозди» изготавливались не только из древесных пород, но также из шипов различных растений, костей рыб и других доступных материалов.

Заводское производство началось в конце XVIII века в Англии с изобретением специальных гвоздильных машин. В России проволочные гвозди массово начали производить с 1872 года.

То, что в древности в качестве сырья для изготовления крупных гвоздей могли служить и кости животных, говорит название «костыль» – метиз, используемый для крепления рельсов к шпалам при железнодорожном строительстве.



Дм. Муравкин


***


Источник.

Tags: Даль, народ, русский, этимология, язык
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments