ss69100 (ss69100) wrote,
ss69100
ss69100

Categories:

Что такое прибыль? А деньги?

Если бы не ценное содержание, то, безусловно, подобному стилю не было бы места на этих страницах. Однако сегодня следует сделать исключение из этого простого правила. Исключительно потому, что текст, по сути, весьма качественный и мировоззренчески актуален.

*

Я конечно дико извиняюсь, что вылазию с банальными вопросами (тут, естественно, вскакивает поручик Ржевский с криком: «Гусары! Ни слова о … Баккене!»), но помогите разобраться простым труженикам полей и ферм, что такое прибыль?

Нет, гугль у нас конечно тоже есть, но то, что там написано — нежизненно как-то, не до-конца понятно.

То, что прибыль — разница между доходами и расходами — понятно. Купил барыга у крестьянина огурцов на тыщу рублей, продал за три тыщи — вот «на эти три процента и живем»…

А вот ежели не с точки зрения барыги доходов-расходов смотреть, а в масштабах всей планеты Земля [уж тут извиняйте — меньшими категориями и не мыслится как-то время — субъективное понятие, возникающее в психике человека при сопоставлении частот колебательных процессов (явлений), один из которых выступает в качестве эталонного.

В силу того, что выбор процесса-эталона субъективен, время — субъективный фактор бытия и не является его атрибутом
] и в натуральном выражении к тому ж, в огурцах, типа?

И еще — можно ли прибыль описать без денег, без стоимости? Оно какая загогулина нарисовывается для учОных!

Вот смотрите.

Берем пшеничное зернышко — сеем в землю. Из одного зерна вырастает несколько колосков, на каждом — несколько десятков зерен. Натуральный прирост — в десятки, сотни раз от первоначального. Все что нужно — земля, солнце, человеческий труд. Такая ж приблизительно хрень и с коровой, овцой. За продуктивный период — до семи-десяти ягнят или телят даст одна овца или корова. Плюс — молоко, шерсть — в качестве бонуса. Куры, опять, же… В общем: яйко, млеко, шнель-шмель… В общем — прирост.


Раньше держали скот и продукты его жизнедеятельности использовали в качестве удобрений. Натуральный биогеоценоз. Корова давала молоко, баран — шерсть, пчелы — мед, куры кругом бегали; старики корзинки там плели, ткачихи че-то ткали, кузнец че-то ковал — всем необходимым себя деревня худо-бедно обеспечивала.

Прибыли, правда, не было, зато — молоко настоящее было, а не пальмовое масло, вода и ароматизаторы, (идентичные, правда, натуральным) и все трудились сообща на свежем воздухе.

В общем — не было ни доходов, ни расходов, соответственно — и прибыли не было. (А прирост, повторюсь — был).

Появились, допустим, деньги. Откуда появились — не суть (а то еще обвинят в разжигании, а — зря). #невидимая_рукарынка (с) оценила курицу в одну стоимость, зерно — в другую и тут — поперло, что называется. Прибыль то-есть.

Давайте, чтоб понятнее было — на простом примере.

Сериал «Под куполом» смотрели? Там типа городишко какой-то мериканьский типа куполом невидимым накрыло — самолет летит — хрясь — вдребезги. А куполу — хоть бы че… Непроницаемый ибо. Но — прозрачный.

В общем — представьте, что нашу первозданную деревеньку с полями окрест — тоже неким виртуальным куполом принакрыло. Солнечный свет — пропускает, дождь — пропускает, человека и прочие объекты материального миру — нет.

Но все внутри у нас есть для жизни: дровишки, поля-леса-грибы-ягоды, рыбка в речке плещет, коровы — мычат, девки румяные… (Тут опять внутренний поручик Ржевский с шашкой наголо полет фантазии прерывает…).

В обчем — есть все, кроме денег. Так называемый первобытно-общинный коммунизм— идеал, к которому должно стремиться человечество в своем развитии, пропагандируется издревле. В переводе с латыни слово «коммунизм» означает общинность, общность. Кроме того, в латинском языке это слово имеет общий корень со словом «коммуникация», то есть связь, в том числе и информационная связь между людьми, что по-русски именуется «со-ВЕСТЬ». Иначе говоря, коммунизм — общность людей на основе совести..

Каждый делает то, что у него лучше всего получается, все делится на всех, женщины и дети к столу приглашаются в первую очередь, старики и немощные — во вторую, благородные и бородатые мужи — защитники и кормильцы — приступают к трапезе только после того, как все кто слабее — утолил голод. Да и нет никакого голода…

Какой голод, когда из одного зерна, брошенного в землю — более сотни зерен вырастает… Сена корове заготовить на год — неделя делов… Правда — трудиться руками приходилось, офисная работа тогда не в почете была, за неимением офисов… Зато — у всех все самое лучшее. Сделанное по индивидуальному заказу.

Понты колотить — считалось безнравственным… Кичиться новым луком, допустим, или телегой — смысла нет — лук или телега у каждого — уникальные и сделаны — по индивидуальному заказу. С любовью сделаны, притом, самым лучшим в мире деревне мастером…

Извиняюсь, отвлекся…

В общем — под куполом все есть и всем хватает. Зашибись и нищтяк — полный. Экология, опять же.

И вот — из-за купола некто подкидывает внутрь некие, скажем, расчетные единицы, золотые монетки или даже ракушки, например (чтоб быстрее к пониманию консенсуса прийти, не отвлекаясь на собственную ценность золотишка).

И — идейку хоп — подкидывает — что таперича, робяты — можно торговать — да ищще и с прибылью. Раньше — сделали себе телегу — да и езди — пока колесо не отвалится, или — накосили хором ржи — на год всем хватит. А теперь — можно так телегу выгодно продать, что и вовсе можно год руками не трудиться, а только, скажем — торговать. С прибылью. И вот у кого-то ловкого так торговать получается, что ему кто-то неловкий — должен становится. Денег становится должен, ибо — влез в убыток.

Ладно, давайте, чтобы понятнее было, на пальцах. И представим, для простоты, что под куполом — только два человека: Иван и Кузьма.

Сцена 1 (классический первобытно-общинный коммунизм).

У нас под куполом, допустим, есть общяковый гектар землицы и с десяток курей бегает. Иван, имея к тому предрасположенность, выращивает в год 100 пудов пшеницы. Сам съедает за год 30 пудов, 60 отдает Кузьме, 10 — оставляет на семена. А скажем, Кузьма — получает от курей-несушек 100 цыплят, выращивает их, смотрит за ними и по достижении съедобного веса — 50 отдает Ивану, 50 съедает сам. Курам, типа, надо 30 пудов пшеницы в год на прокорм.

При коммунизме первобытно-общинном — все ровно получается. Всем всего хватает. Эксплуатации — ноль. Перепроизводить кур или зерна сверх запаса на черный день — смысла нет — все равно не съешь. (Кондратьев со своими циклами — отдыхает, ибо кризисов — нема).

Сцена 2 (капитализм— уклад общественной жизни, в котором господствует индивидуалистический способ организации производства и распределения на основе права частной собственности и формального равенства всех граждан перед законом. Государственный сектор экономики является обслуживающим по отношению к частному сектору со спекуляцией, но пока без ростовщичества).

(Те же под куполом + мани (специально для поручика транслейт: «мани» — это деньги по-американски, а не несколько одноименных особей женского полу. Представим, что под куполом совершенно нет ракушек и их туда привнесли в количестве 400 шт. (Давайте использовать в примере не долляры, а ракушки, чтобы не смущать мозги сакральной ценностью банкнот).

После того, как под куполом появились безпроцентные мани — ракушки — 200 у Ивана, и 200 — у Кузьмы, допустим, курс на курицу, скажем, установился #невидимо-рукорыночным путем — в 1 ракушку, а за пуд пшеницы — 2. И — понеслось.

Иван, выращивает по-прежнему в год 100 пудов пшеницы. Сам съедает за год 30 пудов, 60 продает Кузьме за 120 ракушек, 10 пудов — оставляет на семена. 50 кур покупает себе на питание у Кузьмы за 50 ракушек. Прибыль за год — 70 ракушек. (Не важно, у кого прибыль и какая, главное — она есть в нашем примере. Нас же тенденция антересует, а не цена на курей).

Кузьма — выращивает 100 курей, 50 продает Ивану (+50 ракушек), 50 съедает сам. Курям надо 30 пудов пшеницы в год на прокорм (-60 ракушек). И 30 пудов зерна — на прокорм Кузьме (-60 ракушек еще раз).

Итого за год убыток Кузьмы — 70 ракушек. Больше кур выращивать — смысла нет — спроса нет. Меньше зерна курам не дашь — сдохнут. С собственным питанием — такая же петрушка. Экономить, будем, для простоты примера считать, не на чем. Кузьма, конечно, попытается кур больше вырастить и продать. Может у него что то и получится, допустим, финансово зажиревший Иван больше курей станет есть, но — тенденция для Кузьмы все равно — печальная — количество ракушек у него в сейфе под подушкой будет сокращаться.

Т.е. уже к концу третьего года первоначальные деньги ракушки (200 шт.) которые мы, волею своей фантазии, завели под купол и одарили Кузьму — у него закончатся. А у Ивана — появятся к первоначальному «баблосу» 200 ракушек прибыли.

Что делать дальше Кузьме? Курям нужен корм, самому жрать охота, а ракушек — нема. А у Ивана — есть ракушки. К гадалке не ходи — Иван скорее всего, сначала предложит общедолевую собственность в виде гектарчика земли и 10 несушек приватизировать, потом — выкупит у Кузьмы его долю в имуществе, бросит сам выращивать пшеницу и начнет заставлять Кузьму в свободное от курей время выращивать вместо Ивана зерно. За ракушки.

Например — 50 ракушек в год. Заработная плата, типа. И на нее — будет продавать Кузьме зерно и кур. Ибо — стал монополистом — капиталистом. Земля, куры его, ракушек — куры не клюют, работник — Кузьма — за «бабло» трудится, которое к Ивану и возвращается. И под подушкой — лежит. («У Ивана под подушкой лежит денежка-ракушка». Авторская народная песня).

Сцена 3 (капитализм со спекуляцией и со ссудным процентом)

(Те же, что и раньше, но — баблосики под купол дали под 10% годовых. Кто дал — угадайте сами с трех раз)

Иван, выращивает в год 100 пудов пшеницы. Сам съедает за год 30 пудов, 60 продает Кузьме за 120 ракушек, 10 — оставляет на семена. 50 кур покупает себе на прокорм — отдает Кузьме 50 ракушек. Прибыль от деятельности за год — 70 ракушек. С 200 полученных ракушек надо отдать 20 за пользование кредитом. Наружу за купол. (Мы как творец данной фантасмагории купол делаем проницаемым только для ракушек). Чистая прибыль за минусом процентов — 60 ракушек.

Кузьма — выращивает 100 курей, 50 продает Ивану (+50 ракушек), 50 съедает сам. Курам надо 30 пудов пшеницы в год на прокорм (- 60 ракушек). И 30 пудов зерна — на прокорм Кузьме (- 60 ракушек еще раз). Итого за год операционный убыток Кузьмы — 70 ракушек. Который увеличивается на сумму процентов за пользование кредитом (-20 ракушек в год) до -90 ракушек.

Первоначальные деньги Кузьмы (200-90=110 ракушек) закончатся в начале третьего года. Плюс — имеется кредит 200 ракушек и каждый год надо платить 20 ракушек процентов. (Будем считать, что сам кредит гасить не надо пока — очень добрый кредитор в пример наш попал (а че ему добрым не быть? — у него этих ракушек «этого гуталину ну просто завались, вот и шлет кому попало»).

Кузьма идет в батраки к Ивану и из 50 ракушек зарплаты относит за купол ежегодно двадцать ракушек.

Смотрим, че у Ивана?

У Ивана в перспективе — тоже не фонтан.

Ибо до тех пор, пока ему бабло-ракушки Кузьмы в виде прибыли перетекали — он богател. Вполне возможно — даже кредит сгонял — досрочно погасил, чтоб проценты ракушки на ракушки не капали.

Но, как говорят учОные — недолго музыка играла, недолго фраер танцевал…

Кузьме-то полюбасу — двадцать ракушек каждый год за купол отдавать надо. Т.е. каждый год из под купола 20 ракушек полюбасику уходит. А оставшиеся у Кузьмы с зарплаты 30 ракушек он у Ивана покупает кур и зерно (сокращая количество калорий в своем питании, за неимением ракушек).

Через определенное количество лет, лежащий на печи и не работающий Иван-биснесмЭн обнаруживает, что ракушки в тумбочке закончились, а Кузьма не может купить ни кур, ни зерна ибо — денежная масса М2 ракушки под куполом сократились до 0.

А как иначе, если Ивану приходит от Кузьмы тридцать ракушек в год, а отдает он Кузьме — пятьдесят. В реальной-то жизни Иван о проблемах Кузьмы и не подозревает, поэтому он думает, что выручка у него падает по бог-знает-каким причинам. Кризис, поди, думает, али еще какая рецессия-стагнация… Мало ли чего в рыночной экономике могет быть…

И вот, товарищи дочитатели, наступает — Тадамц! — момент, когда Ивану нечем заплатить Кузьме зарплату.

И, по логике вещей, Иван должен сам начать трудиться. Лавэ-то — нанэ.

Но — поскольку он привык уже к роли хозяина мира, привык к тому — что Кузьма у него — навроде шныря — подай — принеси, к ракушечкам заветным — привык, то Ивану — глубоко западло опять начинать трудиться руками.

И Иван принимает единственно верное, с его точки зрения, решение — призанять бабла еще ракушек за бугром куполом — в надежде, что все вскоре наладиться.

И он опять из заемных ракушек дает зарплату Кузьме, опять кайфует, но — дальше ситуация ухудшается — долг Ивана начинает расти в связи с появившимися процентами. Ликвидность, как ховорится — убывает.

Дальше — и мальцу понятно. Наступает момент, когда под куполом ракушки опять математически обоснованно заканчиваются (каждый год наружу уходят проценты ракушки Ивана и Кузьмы), а из-за купола спрашивают на полном якобы наивняке — «Ихде лавэ?»

А лавэ — нанэ! (Лавэ = ракушки, кто забыл). Долг один имеется ракушечный. А ракушек физических — нема.

Дальше: землю сельхозназначения и курей у незадачливого бизнесмена Ивашки кредиторы-ракушкодатели — забирают за долги. Самому ему теперь выращивать нечего и не на чем. Основные производственные фонды сократились до нульсена.

Кузьме новые хозяева — платят некую символическую зарплату (да тот же полтосик ракушек, че хорошего правильного убогого чела обижать?), а продукты труда Кузьмы — вывозят за купол. Он оказывается — непроницаемый только для аборигенов. А эмитентам бабла — ракушек никакой купол не страшен.

Вы спросите, а что же с Иваном?

А два варианта, господа и товарищи. Он или вешается, не в силах ни вернуть долги, ни стать наемным рабочим типа лоха-Кузьмы, или — впрягается рядом с Кузьмой в наемные работники и пожизненно гасит проценты по кредиту.

Нефть и газ куры и зерно из-под купола начинают систематически вывозится вовне. Ракушки со временем (когда появятся компьютеры) станут полностью цифровыми и с кредиток Ивана и Кузьмы ежемесячно будет списываться по 20 ракушек процентов. И туда же — капать по полтосу ракушек — зарплаты ежемесячно. А к Пасхе — премия. О как!

Вот вам вся игра с ненулевой суммой. (Это когда сумма выигрыша одних игроков не равна сумме проигрышей других). Или еще проще — когда одни ракушки зарабатывают, а другие — их печатают находят в неограниченном количестве.

А виртуальные Иваны и Кузьмы — это искусственно созданная внешними силами, обладающими настоящими знаниями толпо-элитарная схема устройства человечества с паразитарно-рабским индивидуалистическим мировоззрением. Лоховским, замечу, мировоззрением.

А мораль в сей сказочке такова, что если ты не хочешь быть рабом, то не надо стремиться стать господином — паразитом, ежели мозог у тебя — меньше, чем у тех, кто придумал такие нехилые категории, как прибыль и деньги ракушки.

А придумав такие нехилые категории, как прибыль и деньги ракушки и купив на эти деньги ракушки армии учОных-экономистов и армии просто крепких ребят, готовых дать в рог и Ивану, и Кузьме, и учОным, при малейшем их отклонении от предназначенного для них сценария, верховные Паразиты — придумщики — закайфовали на этой планете не-по-деццки и надолго.

Или вы еще не поняли, о каком куполе речь? И над каким шаром?

С. Грошев
***

Tags: #невидимая_рукарынка, #невидимо, капитализм, мировоззрение, прибыль, ростовщичество, рынок, ссудный процент, экономика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 47 comments