?

Log in

No account? Create an account
мера1

ss69100


К чему стадам дары свободы...

Восстановление смыслов


Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
США - это дно человеческого падения, ч. 8.2
мера1
ss69100

Но в данный период вписана она была в новый этап мирового противостояния, звучание смыслов которого очень льстило американскому «подростковому» самолюбию, ведь тешило вашингтонский режим тем, что он является элитой настоящей сверхдержавы.

Хотя, понятное дело, в действительности-то не мог являться ею, ведь великая нация не должна и не может опускаться до того, что себе позволяли американцы, не брезговавшие самими гнусными средствами, потому, быть может, они и привели к нынешнему моменту себя и мир к порогу экономического коллапса, что глубоких смыслов у них не было, разрушать научились, а строить нечто великое - кишка тонка.

Так вот, начало «холодной войны» я отсчитываю с 14 февраля 1945 года, когда произошла так называемая «случайная бомбардировка» Праги, которую совершили американские ВВС.

Как гром среди ясного неба на жилые кварталы исторического центра чешской столицы посыпались бомбы, это напоминало внезапный ад, поскольку налетело сразу шестьдесят В-17 Flying Fortess, которые сбросили на самые густонаселенные районы города 152 бомбы.

Никто не мог понять - почему американцы решили нанести удар по Праге? Зачем? Какой в этом смысл?

Однако когда прошел первый шок, объяснение явилось со всей очевидностью - ущерб наносился с целью уничтожения промышленности, чтоб она не попала в советскую зону оккупации, то есть русским.

Не зря же потом нас попрекали тем, что технологическое и промышленное развитие идет в социалистическом блоке хуже (ведь «западные критики» сами и позаботились, чтоб осложнить нам жизнь, диверсий-то было много, самых разных, и после войны и во время нее).

Позже, когда от американцев потребовали объяснений по поводу разрушения Праги, ими была озвучена версия едва ли не издевательская: они сказали, что все шестьдесят бомбардировщиков сбились с курса и что на самом деле они поначалу хотели бомбить Дрезден. Прагу же разбомбили по чистой случайности!

И хотя бомбить Дрезден и прочие города Восточной Германии уже не было смысла, но американцы и англичане бомбили-таки, тщательно превращали в руины почти все, что могло достаться русским, то есть послужить нам в деле восстановления промышленности. Жертв этих авианалетов было очень много, причем «по ошибке» бомбили и лагеря военнопленных.










В Праге же 14 февраля 1945 года было разрушено более сотни уникальных исторических зданий, десятки важных инженерных и промышленных объектов, но главное, погиб 701 человек и было ранено 1184 человека! Запомните эти цифры! Семьсот человек погибло только из-за того, что американцы «ошиблись», вылетев бомбить.

В последние двадцать лет нам все уши прожужжали о так называемой «Пражской весне», в первой главе я уже упоминал об этом, американская (и западная пропаганда вообще) преподносили произошедшее как некую освободительную революцию, что была подавлена советским режимом.

На самом же деле это была банальная политическая провокация с использованием «оранжевых технологий», как сказали бы сейчас.

Западные провокаторы банально применили все те наработанные схемы воздействия, которые они пользовали и в Румынии сразу после войны (но Сталин тогда очень грамотно потушил заразу), и в Венгрии в 1956 году, и, разумеется, позже, в наши времена. Но тогда мы многого не знали, и чехи о многом не догадывались, потому «оранжевая провокация» в глазах многих людей выглядела как нечто стихийное.

К счастью, и Пражский мятеж 1968 года удалось нейтрализовать, потушить за довольно краткий срок, и потому-то мы, да и весь мир, получили возможность еще двадцать лет спокойно жить, развиваться и не знать всего того, что обрушилось в 1991 году.

Если бы «Пражская весна» не была потушена сразу, то войны в Югославии, на Кавказе, все многочисленные провокации, гибель людей, поломанные судьбы, вымирание нашего

населения и деградация промышленности начались бы раньше. Провокацию в Праге необходимо было погасить, вернув баланс сил в Европе на прежнее место, не позволив Западу сожрать кусок той территории, которая была добыта нами в боях с нацистами.

Но при подавлении Пражского мятежа 1968 года в общей сложности было примерно семьдесят жертв, причем подавляющее большинство погибло не на прямую от действий военных сил Варшавского договора, а от несчастных происшествий, от давки, в суматохе.

Менее ста жертв! И можно ли это сравнить с семью сотнями погибших от «случайного налета»?

Все последние двадцать лет, да чего там, гораздо дольше, нам твердили о «злых советских негодяях», творивших насилие в Праге, но ни словом не упоминали то, что было семикратно чудовищнее - циничные действия американских военных, которые происходили в тот же исторический отрезок, чуть раньше.

В семь раз больше жертв, в десять раз больше раненых, причем никакой официальной цели, только тайное вредительство.

Но пропаганда представила все так, будто американцы - хорошие, а русские - плохие, все равно плохие, хотя благодаря русским Чехословакия-то и была воссоздана, несмотря на все «Мюнхенские сговоры» и действия немецких «евроинтеграторов».

Однако в послевоенный период вашингтонский режим навязал блоку социалистических государств, и прежде всего Москве, помимо гонки вооружений и фронта идеологической борьбы, еще и политический фронт, на флангах которого с удивительной периодичностью возникало все то, что провокаторы пытались разжечь в Венгрии в 1965 году или в Чехословакии в 1968-м.

Хотя их внутренняя природа была не совсем неодинакова.

В Будапеште были признаки фашистского мятежа, и хотя, понятное дело, основную роль в разжигании конфликта сыграли западные, и в первую очередь американские спецслужбы, но в Венгрии в результате грамотных действий идеологических провокаторов взбунтовались именно те элементы, которым обломали рога в сороковых, то есть хортистские, нилашистские, фашиствующие элементы, к которым примкнули уголовники.

Когда нынче нам пытаются представить Венгерский мятеж как попытку демократической революции, то кажется, будто пропагандисты считают своих слушателей полным дураками или детьми, не умеющими читать и не знающими самых элементарных фактов истории.

Сразу после войны Венгрию готовили, ее натаскивали, словно собаку для травли дикого зверя, ее делали орудием, разжигая «революцию», призванную отбросить «империю Москвы», нанести решающий удар.

Американцами, англичанами, а также спецслужбами свежеиспеченной ФРГ в отношении Венгрии и других стран Восточной Европы осуществлялось почти все то же самое, что делала гитлеровская система чуть ранее, разве что Гитлер действовал открыто и явно, американцы же и их нынешние «союзники» делали это исподтишка, используя скрытые рычаги, методики тайной психологической и диверсионной войны.

В 1947 году было создано ЦРУ, в 1949 году появилось НАТО, и началась очередная глава в истории агрессий против Советского Союза. В кабинетах этих структур снова заговорили о планах развязывания мировой войны, теперь ее начало планировали на 1953-1954 годы.

В пятидесятых годах, по воспоминаниям Роже Гейсана и Жака де Лоне, западные агенты-провокаторы, связанные с ЦРУ, сплошным потоком хлынули в Венгрию, подстрекая начать мятеж. Стюарт Стивен рассказывает о конкретных деталях этой

«тайной операции»: «Специальное военное подразделение, состоявшее из политических эмигрантов, прошедших специализированную подготовку в ЦРУ и дислоцировавшихся в Германии, было послано в Венгрию для оказания помощи «революционерам».

Радиостанция «Свободная Европа», в то время уже почти полностью контролируемая ЦРУ, подстегивала пыл венгерских мятежников и призывала их продержаться еще немного, обещая скорую помощь и поддержку. Радиостанция распространяла также инструкции по изготовлению «коктейля Молотова», как могла поощряла вооруженное восстание» [160 - Гэрэн А. Варэн Ж. Указ. соч., с. 51.].

Самым горячим «борцом венгерской революции» был «офицер» ЦРУ Фрэнк Визнер, как только он узнал, что в Будапеште начались-таки волнения, он тут же примчался в Мюнхен, где располагалась штаб-квартира радиостанции, «руководившей» восстанием. «Из Мюнхена, - вспоминает Мосли, - Визнер изливал потоки пропагандистских речей, стремясь раздуть бурю и пробить брешь в плотине, которая сдерживала ее.

В момент, когда мятеж нарастал, Визнер еще более усилил градус своих прокламаций и уже открыто обещал возможность интервенции Запада против СССР или лгал, стараясь использовать венгров как пушечное мясо, брошенное под русские танки. Он заявлял: «Продержитесь немного, наши друзья с запада уже идут...» [161 - Там же, с. 51.]

Хотя, быть может, он и вправду верил, что этот мятеж, который удалось раздуть из небольшой череды волнений, станет настоящим началом войны против русских, его накрыло нечто вроде эйфории, которая охватывает азартного игрока, ведь все силы, которые он отдавал секретной деятельности, направленной против Советского Союза, должны были принести «плоды».

Подготовленные инструкторами ЦРУ специальные полки уже были готовы к вторжению за «железный занавес».

Визнер обратился к Даллесу, интересуясь, как скоро будет дан сигнал к выступлению, однако на «самом верху», то есть на Капитолийском холме, снова струхнули в последний момент, решили не рисковать, не отважились бросать русским настоящий вызов, все ограничилось засылкой вооруженных групп боевиков да «диссидентов», деятельность которых привела к кровавым столкновениям, унесшим жизни около двух с половиной тысяч венгров и около семисот советских солдат.

Любопытным фактом является то обстоятельство, что после «проигранного матча» (то есть после того как тот венгерский мятеж схлопнулся) главный тренер и главный болельщик, то есть Фрэнк Визнер, как и положено наставнику проигравшей стороны, впал в уныние, да настолько, что даже спиваться начал и скандалить с сослуживцами. Вернувшись на родину, он пребывал в столь взбудораженном состоянии, что начальник, Аллен Даллес, отдал распоряжение о его госпитализации.

Вот так люди «горят на работе», хотят веселой игры, войны и крови, а им подсовывают мир, скучный, не дающий увидать проклятых русских с перерезанными глотками.

Организаторы венгерского мятежа назвали его «операция Фокус», и хотя сей фокус не удался, а роль США и ФРГ не стала секретом для любого человека, который хоть сколь-нибудь детально знаком с ситуацией, тем не менее в течение долгих лет западная пропаганда пыталась-таки представить венгерский мятеж как некое стихийное действо, демократическое восстание простого народа, подавленное «кровавым режимом Москвы».

Эту ложь до сих пор пытаются утверждать в качестве факта, это чудовищно, ведь существует детальная хронология событий, вернее, провокационной кампании, которую развернули американцы в Венгрии. Очень ценным источником является книга Яноша Береца - венгерского автора, непосредственно знакомого с канвой событий, который

цифрами и упрямыми фактами опровергает сказку о «демократической революции» и называет вещи своими именами. Книга так и называется: «Крах операции "Фокус"» [162 -Берец Я. Крах операции «Фокус»: Контрреволюция пером и оружием. Пер. с венг. М., Политиздат, 1986. 255 с]. Очень рекомендую ее всем, кто желает знать факты.

Берец подробно, буквально по пунктам, описывает данную провокацию, как она протекала, как ее организовывали. После прочтения книги Яноша Береца невозможно продолжать верить в «демократический характер» Венгерского восстания.

Можно сказать, что характеристики этого «народного восстания», его детали легко узнать в ливийских событиях, разворачивающихся на наших глазах, и в сирийских, происходящих в тот момент, когда я пишу эти строки. Стоит лишь сделать поправку на более развитые технологии, которыми нынче пользуются «западные освободители», да еще пару незначительных нюансов современной поры, и картина предстает очень и очень узнаваемая.

Даже религиозный фактор и тот является шаблоном! Нынче применяют оболванивание исламских фанатиков, а в Венгрии 1956 года натаскивали католически настроенную молодежь, пытаясь делать фанатиков из юношей и подростков, но и тогда и сейчас призыв один: «Крушить, разрушать, истреблять».

К счастью, в пятидесятых и шестидесятых годах провокации провалились, и Венгрия и Чехословакия сумели устоять, остаться в социалистическом блоке, но, к сожалению, в конце восьмидесятых годов то «освобождение», процесс которого мы сейчас наблюдаем в Сирии, которое коснулось и нас самих в 1991, а затем ив 1993 году, сумело изуродовать Европу и мир.

В пятидесятых-шестидесятых средства психологической войны, воздействия на людей были еще не столь искусными, каковыми они сделались к концу восьмидесятых.

Те листовки, сбрасываемые с помощью ракет и воздушных шаров, о которых с негодованием пишет Берец в своей книге, хотя и вызвали катастрофу самолета (он пишет и о ней), сделали еще далеко не ту работу, которая сумеет осуществиться в восьмидесятых, когда манипулирование сознанием людей дойдет до заоблачных высот и тех же чехословаков убедят практически добровольно согласиться на то, что им совсем невыгодно и вредно, ведь ситуация, которая сложилась после «падения железного занавеса», значительно ухудшила жизнь граждан бывшей Чехословакии.

Судите сами: страна стала раздроблена на две части, фактически лишена экономической и любой другой самостоятельности, культура труда изуродована - часть людей страдает от безработицы, другая часть вынуждена жертвовать многим ради того, чтоб удержаться на рабочем месте, ведь нагрузка на одного работника теперь выше (чтоб сократить других и уменьшить затраты), это вам не социалистические времена, следствием является резкое увеличение сердечно-сосудистых расстройств и депрессий и среди тех, кто не имеет работы, и среди тех, кто постоянно находится в страхе потерять работу.

Нация вымирает, Чехию используют в самых разных, порой весьма мерзких целях, к примеру, в рамках Евросоюза приняли законы, по которым Чехия фактически превратилась в свалку опасных для здоровья продуктов, и все то, что не хотят потреблять в Германии, везут чехам. В результате врачи бьют тревогу - частота заболеваний раком пищеварительных органов значительно повысилась.

И вымирание, разнообразные проблемы, кризисные явления наличествуют теперь не только в сфере материальной жизни, но и в духовной, этической, ведь восточно-европейские общества в нынешней модели мироустройства лишены будущего, их обезличили, сделали моральными калеками, неким «материалом» для строительства новых конструкций. Чехия-то - не самый удручающий пример, вы в Румынию съездите, особенно в глубинку, вы такого насмотритесь!

В реалиях соцлагеря страны Восточной Европы были авангардом, привилегированной частью нашего сообщества, теперь они превратились во второсортные регионы экономического и демографического бедствия, из которых Германия лишь высасывает соки, а американцы превращают их в антироссийский военный кордон, а то и плацдарм для подавления России.

Но все выглядело и по инерции все еще продолжает выглядеть так, будто чехословаки в конце 80-х сами выбрали то, что на самом деле убивает их народ, уничтожает его перспективы.

Как тут не вспомнить замечательную книгу С.Г. Кара-Мурзы «Манипуляция сознанием», я просто не могу не привести здесь цитату из этой работы: «Строго говоря, как только манипуляция сознанием превратилась в технологию господства, само понятие демократии стало чисто условным и употребляется лишь как идеологический штамп. В среде профессионалов этот штамп всерьез не принимают.

В своей «Энциклопедии социальных наук» Г. Лассуэлл заметил: «Мы не должны уступать демократической догме, согласно которой люди сами могут судить о своих собственных интересах».

Однако нам долгие годы внушали, что в Венгрии была «демократическая революция», особенно в конце восьмидесятых и в девяностые нас буквально закормили пропагандой о зловредности проклятых коммунистов и благородном порыве свободолюбивых венгерских борцов.

Тот факт, что «революция» была организована и спланирована в Вашингтоне и координировалась из Мюнхена, а производилась руками бывших хортистских офицеров (союзников фашистского рейха) и банальных уголовников, оставался за скобками. Об этом и сейчас не очень любят говорить, манипуляция сознанием сейчас как никогда искусна.

Но не исключено, что спустя определенное время нынешний миропорядок рухнет, перестанут довлеть и искусственные структуры, подобные так называемому Евросоюзу, который допускает заигрывание с нацистским прошлым, к примеру, в Прибалтике и в той же Венгрии.

Нынешнее положение дел не может продолжаться вечно, скоро все должно измениться, и тогда Россия закономерно вернется к своей естественной роли, нам нужно будет возвращать на место все то, что смела и исковеркала чумная эпоха девяностых и двухтысячных.

И находить общий язык с теми людьми, которым вдалбливали в головы русофобские мифы, установки о «злых коммунистах» и «демократической венгерской революции», нам тоже нужно будет, как бы сложно это ни было.

Нам необходимо будет осуществлять трудную работу реабилитации советского периода, возвращения доверия всех, без исключения, восточноевропейских народов, ведь они наши соседи, они снова должны стать нашими союзниками, а не «санитарным кордоном», ненавидящим Россию и ее порядки, «сдерживающих» Россию своей русофобской политикой.

Как уже отмечалось в предыдущих главах, планы Западных держав, и прежде всего Англии, еще в начале XX века были направлены именно на создание такого положения, которое существует нынче, то есть на формирование сети восточноевропейских «лимитрофов», что должны иметь постоянную неприязнь к России, враждебность к русским, будто всегда держать наготове острые иглы, отравленные ядом, которые не позволят сложиться ни общеславянской конфедерации, ни любому другому сообществу Восточной Европы и России.

Сталин в послевоенный период переиграл Черчилля и Запад вообще, Сталин повернул Восточную Европу лицом к России, лицом к Москве, оставил иглы с внешней стороны, получилось необыкновенно удачно и выгодно для России, Восточная Европа стала нашим союзником, а не врагом.

Но в девяностые в результате деятельного участия США все снова развернули вспять, опять ввергли ситуацию в неестественное русло, повернув наших восточноевропейских союзников спиной к нам, выставив железные рогатки перед нами, оснастив их все теми же иглами.

И мало того, «железный занавес» сместили на восток, ведь граница России и Запада переместилась в Прибалтику, где начались чудовищные политические процессы абсурдного апартеида, происходящие до сих пор.

Венгерский мятеж был одной из «горячих точек» так называемой «холодной войны», таких точек, вернее - фронтов было, к сожалению, немало, им я намерен посвятить отдельную главу, подробно рассказав о каждом из эпизодов, события же, разворачивавшиеся в Восточной Европе сразу после войны и в первые послевоенные десятилетия, стали первой серией данной исторической драмы.

Но были ли виноваты Советы, были ли вина Москвы в том, что эти события разворачивались-таки? В чем состояла вина русских?

Вина советской стороны на самом-то деле заключалась в том, что и в Венгрии, и в Румынии, и в Польше, и даже в ГДР мы повели мягкую, очень человечную политику, чуть не с первого послевоенного дня начав строить отношения добрососедства по принципу: «Кто старое помянет...»

Советский режим принес в Восточную Европу мир, надеясь, что ужасы войны уже отрезвили многих и более подобное не повторится, и потому, быть может, мы не заставляли тех же венгров каяться, не напирали на их чувство вины, не проводили «охоту на ведьм», мы просто хотели начать жизнь с чистого листа.

А в Венгрии, как видно, нужно было проводить масштабные и серьезные люстрации, суды над всеми бывшими хортистами и нилашистами, жесткую политику, которая не основывалась бы на одном лишь: «Ребята, давайте жить дружно». Мы пытались сделать все народы Восточной Европы дружественными нам и друг другу, но далеко не все венгры были готовы к этому, вернувшись с фронтов войны, где они нередко убивали наших женщин и детей...

Однако фактор преступного военного прошлого некоторых категорий венгерского народа сам по себе не был решающим и не смог бы сыграть той роли, которую ему хотели навязать американские провокаторы (о чем и свидетельствует Янош Берец).

Роль западных, и прежде всего американских спецслужб, была решающим фактором и в случае венгерского восстания, и позже, в ходе пражских событий 1968 года. Уж кого-кого, а чехов и словаков трудно заподозрить в органической ненависти к русским.

Они на самом-то деле очень отличались и отличаются от венгров и даже от поляков и своей ментальностью вообще, и отношением к русским-советским. Неприязни к русским у чехов и словаков не было, как и агрессии друг к другу, эти люди оказались куда разумнее, чем их соседи, многие чехи и подавляющее большинство словаков понимали, чем они обязаны Советскому Союзу, и были благодарны русским.

Даже в нынешние времена, когда СССР оболган, облит грязью, память его подвергнута поруганию, премьер Словакии - Роберт Фицо во всеуслышание сказал перед десятками телекамер, что реалии социалистического времени ни в какое сравнение не идут с реалиями Евросоюза, в который втянули Словакию, поскольку тех возможностей, той стабильности, того отношения, которое было при социализме, нынче нет и в помине.

Нынче экономика Восточной Европы деградирует, а остатки ее подчинены американским и немецким магнатам, население стареет и вымирает, наркомания растет пугающими темпами, а ведь советский проект давал людям совсем иное.

На Роберта Фицо началось политическое давление, его попытались заставить замолчать, но факт остается фактом, в Словакии люди прекрасно понимают, что дала им Советская Россия, что она принесла в Восточную Европу.

И в Чехии, особенно из уст простых людей, довольно часто можно услышать хорошие слова в адрес России и Советского Союза, быть может, у чехов выше уровень интеллекта, чем у тех же поляков, но не так уж много чешских граждан купились на ту агрессивную пропаганду, которой загаживают им мозги денно и нощно, демонизируя Россию и продолжая лгать о Советском Союзе.

В Польше же с этим делом картина немного иная, и немалая часть поляков дала себя обмануть и разжечь в своих сердцах лютую, почти животную ненависть к русским, к России и к СССР.

Позволив развернуть в своей стране кампанию агрессивной вражды к России и к советскому прошлому, лживых обвинений в «геноциде», якобы устроенном Сталиным, поляки сами не понимают, что льют воду на мельницу тех, кто использует геббельсовскую ложь, пропаганду, сработанную теми людьми, что являются наследниками политической силы, которая во время войны почти полностью уничтожила Польшу и планировала уничтожить и самих поляков, а остатки их переселить за Урал.

Именно Советский Союз, и конкретно Сталин с Жуковым и Рокоссовским, фактически подарили Польше новое государство, надарили им земель, отдали полякам большую часть Восточной Пруссии, помогали экономически.

Немцы же уничтожили миллионы поляков, не собирались сохранять их государство, но нынешняя Польша, в которой окопалось марионеточное прозападное правительство, ненавидит Россию даже больше, чем Германию, повторяет лживые байки о «разделе Польши по пакту Молотова-Риббентропа», хотя любой хоть сколько-нибудь сведущий историк не может не знать, что Сталин в 1939 году не трогал Польшу, он вернул лишь оккупированные поляками территории Западной Украины, Западной Белоруссии и Южной Литвы, не переходя «линию Керзона», то есть ту границу, которая самим Западом была признана западным рубежом СССР и восточным рубежом Польши.

Сталин был сторонником сохранения Польского государства и даже фактически пошел на конфликт с Гитлером из-за Польши, что, быть может, стало одной из косвенных предпосылок войны.

Защитить Польшу от Гитлера военными средствами Сталин тогда просто не мог, тем более сама Польша перед этими событиями грубо нарушила договор о ненападении, сожрав, на пару с Германией, Чехословакию.

Как только польское руководство выдвинуло «ультиматум» Чехословакии с требованием «возвратить» Тешинскую область, Сталин предупредил Польшу, что агрессия ее против чехов повлечет разрыв договора о ненападении, но поляки проигнорировали предостережение Советской России, напали на Чехословакию, пребывая в тот момент в благостном согласии с нацистами и надеясь захватывать чужие земли и дальше.

Но недолго пришлось радоваться агрессивной польской «элите», скоро Германия сожрала и Польшу. А восстановил польское государство-то именно Советский Союз, лишь благодаря русским можно видеть на нынешней карте мира эту обширную и монолитную территорию, закрашенную обычно салатовым цветом.

И насколько должны быть благодарны поляки нам, русским, этого и сказать невозможно, тем более после стольких веков террористической политики Польши против западнорусских земель, после стольких обид, нанесенных нам поляками!

Но мало того, что советский режим в 1945 году способствовал созданию независимого польского государства, мало того, что он настоял на передаче Польше обширных

территорий и даже включил в ее состав Белосток с прилегающей территорией (который нынешние белорусские националисты считают исконными землями Белой Руси, то есть русской землей), мало того, что полякам была предоставлена экономическая помощь, так ведь Сталин и все его преемники принялись выстраивать добрые, человечные отношения с Польшей все по тому же принципу: «Ребята, давайте жить дружно», то есть поляков не призывали каяться, не было проведено кампании по выяснению исторических обид, которую сейчас активно раскручивает марионеточный режим Польши, хотя теперь выворачивает все наизнанку, используя передержки и ложь.

Россия отчего-то почти все простила Польше, не стала напоминать о зверски замученных в 1921 году красноармейцах, лишний раз не напоминала о кошмарном терроре, который творили поляки на территориях Западной Украины и особенно Западной Белоруссии и Южной Литвы, а ведь этот террор не уступал по своим масштабам и гитлеровским зверствам.

Чего стоит один лишь факт, что за неполные двадцать лет польской оккупации Виленского края литовцев в Вильнюсе почти не стало, к концу оккупации их было всего 2% от населения города!

Мы, русские, вернули Вильнюс (и всю южную, так называемую «Срединную Литву») Литовской республике, способствовали восстановлению литовской системы образования, литовской государственности, всячески содействовали демографическому восстановлению литовской нации (а нынче-то, под опекой Германии и США, она лишь вымирает, люди разбегаются из республики, причем часть литовцев едет и в Россию).

Но нынешняя американская пропаганда так мастерски сумела оболгать Советский Союз, так умело выдать полуправду за истину, так загадила мозги людям, что теперь мы можем услышать претензии по поводу «советской оккупации» от людей, сидящих в вильнюсских кабинетах, то есть в том городе, который был возвращен русскими литовцам (!!!), практически подарен, и до того момента, пока «советская оккупация» не началась, в городе-то, и во всем Виленском крае, продолжало исчезать литовское население, и если бы не «советская оккупация», его не стало бы вовсе!

Чем являются заявления о «советской оккупации»? Пожалуй - глумным оксюмороном, то есть абсурдом! Но технологии навязывания этого абсурда разрабатываются за океаном, в США были созданы специальные институты, специальные ведомства, которые отыскивали возможности разжечь лютую ненависть в душах людей, живущих в государствах, расположенных по периметру границ СССР, и вмешательство во внутренние дела этих государств со стороны Запада было наглым, настойчивым, навязчивым.

Еще в начале XX века английские стратеги писали о необходимости окружить Россию цепочкой государств, которые всегда были бы раздражителем для нее, всегда представляли бы собой цепь агрессивных, копающихся в язвах исторических обид, режимов. И в послевоенный период эта стратегия была снова взята на вооружение, теперь в ее осуществлении активное участие стали принимать американцы.

Послевоенная возня американцев и англичан в Европе - это весьма любопытная тема, мерзкие делишки Черчилля, которые он хотел провернуть, нагло навязав свое «влияние» даже территориям, освобожденным Советской армией, вызывают лишь брезгливость к этому политическому аферисту и преступнику.

Он почему-то был уверен, что плоды победы, завоеванные кровью советских солдат, должны принадлежать лишь ему, в «Фултонской речи» и других своих, в том числе и официальных, заявлениях он говорил о том, что мир должен подчиняться людям, говорящим лишь на английском языке. Этот

престарелый аморальный человек просто органически не способен был понять суть событий, которые разворачивались перед его глазами во время Великой Войны, и той роли, которая выпала русским в этом мире, в этой истории. Даже Рузвельт, пораженный масштабом происходящего, назвал события, разворачивающиеся на Восточном фронте, эпическими.

При всей критике, которой достоин этот весьма неоднозначный политик, он сумел-таки дойти умом и ощутить, какой эпос разворачивается перед его глазами, какого античного масштаба достигли подвиги советских солдат и весь ход русской советской истории.

На смену Рузвельту пришел Трумэн, в тот момент когда война еще не успела закончиться, и уж он-то был под стать Черчиллю, а может быть, и еще более беспринципен и мелок, являя собой не человеческую личность, а лишь некую функцию осуществления агрессивной политики, уничтожающей чужие жизни, чужие судьбы, несущей лишь слепую стратегию примата, садистского доминирования людей, говорящих на английском языке.

Еще до окончания войны Черчилль (одновременно рассматривавший возможность нападения на СССР), контактируя со Сталиным, писал ему о деталях своих прожектов, в которых оговаривались «сферы влияния» в послевоенных странах, освобожденных от фашизма.

Ничуть не стесняясь, Черчилль предлагал даже закрепить тайное соглашение, оговаривающее, насколько процентов то или иное восточноевропейское государство будет подчиняться Лондону и Вашингтону, насколько - Москве.

В голове у английского интригана просто не укладывалось положение вещей, при котором он не лез бы в чужие дела, не вмешался во внутренние процессы иностранных государств, не навязал бы свою волю. Англичане и американцы так привыкли помыкать другими, привыкли делить мир, что лезть в дела Восточной Европы они считали само собой разумеющимся.

Когда нынче доносятся «гневные речи», всевозможные «обличения» в адрес Сталина и, к примеру, «Договора о ненападении», чаще всего называемого нынче пактом Молотова-Риббентропа, когда я слышу, что этому документу приписывают нечто ужасное, выставляя соглашения негодяйством, к которому прибегнул Сталин, я способен лишь грустно улыбнуться, ведь сей документ является настолько политически оправданным, что уж в сравнении с английскими и американскими интригами и многочисленными пактами и сговорами смотрится рядовым, вполне морально нейтральным соглашением.

Сколько раз политика американизма опускалась до значительно более чудовищных вещей, сколько раз черчиллизм прибегал к преступным сделкам за спинами других народов. Вот и в послевоенный период американцы и англичане были уверены, что завоеванное советскими солдатами принадлежать на самом деле должно Западу, а коммунисты недостойны быть весомой политической силой.

Демонизировать коммунистов американцы стремились всегда, и до войны и после. Пользуясь же открывшимися перед ними возможностями послевоенного времени, они с еще большим размахом принялись репрессировать людей, вмешиваться, давить, принуждать.

Весьма значимую роль в этом сыграли разнообразные «разведывательные службы» США, и в первую очередь, разумеется, ЦРУ, разделившая свою деятельность на два основных направления - шпионаж и тайные операции.

В данной главе я постарался коснуться как можно более широкого круга политических нюансов того периода истории, что разворачивался в самые последние месяцы военного времени и в первые послевоенные годы, то есть периода, являющегося условным началом так называемой «холодной войны».

Но в это же самое время параллельно текущим процессам американцы разрабатывали и другой, совершенно новый, неслыханный вариант силовой угрозы русским, непредсказуемый вариант, на этот раз - ядерный. О нем вы узнаете из следующей главы.

***

Из книги Максима Акимова „Преступления США”.
.