?

Log in

No account? Create an account
мера1

ss69100


К чему стадам дары свободы...

Восстановление смыслов


Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
На подступах к большой войне
мера1
ss69100

В своей речи перед избирателями 09.02.1946 г. Сталин говорил: «Теперь все признают, как друзья, так и враги, что Красная Армия оказалась на высоте своих великих задач.

Но не так обстояло дело шесть лет тому назад, в период перед войной.

Как известно, многие видные деятели иностранной прессы и многие признанные авторитеты военного дела за границей неоднократно заявляли, что состояние Красной Армии внушает большие сомнения, что Красная Армия плохо вооружена и не имеет настоящего командного состава, что её моральное состояние – ниже всякой критики, что она, может быть, и пригодится для обороны, но для наступления непригодна, что в случае удара со стороны немецких войск Красная Армия должна развалиться, как «колосс на глиняных ногах».

Такие заявления делались не только в Германии, но и во Франции, Англии, Америке.

Теперь мы можем сказать, что война опрокинула все эти заявления, как беспочвенные и смехотворные. Война показала, что Красная Армия является не «колоссом на глиняных ногах», а первоклассной армией нашего времени, имеющей  вполне современное вооружение, опытнейший командный состав и высокие морально-боевые качества.

Не нужно забывать, что Красная Армия наголову разбила германскую армию, вчера ещё наводившую ужас на армии европейских государств.


Следует отметить, что «критиков» Красной Армии становится всё меньше и меньше. Более того, в заграничной прессе всё чаще и чаще появляются заметки, отмечающие высокие качества Красной Армии, мастерство её бойцов и командиров, безупречность её стратегии и тактики. Это и понятно.

После блестящих побед Красной Армии под Москвой и Сталинградом, под Курском и Белгородом, под Киевом и Кировоградом, под Минском и Бобруйском, под Ленинградом и Таллином, под Яссами и Львовом, под Веной и Берлином, — после всего этого нельзя не признать, что Красная Армия является первоклассной армией, у которой можно было бы поучиться многому
».

Вполне понятно, что победа в Великой Отечественной войне не могла быть заслугой только и исключительно Красной Армии: за её победами стояла огромная подготовка советской страны к активной обороне.

Её победы основывались на трёх пятилетках напряжённой работы по строительству социалистического хозяйства, давшего армии необходимые материальные средства для успешного ведения войны. За Красной Армией стоял прочный тыл, за ней стоял весь советский народ. И, главное, за армией стоял самый передовой общественный и государственный строй, важной и непременной частью которого она была.

Можно ли было СССР рассчитывать на победу в тяжелейшей войне с мировой буржуазией без предварительно проведённой индустриализации страны и коллективизации сельского хозяйства, без предварительного разгрома троцкистов и правых, которые «…систематически тянули партию назад и старались всяческими способами стащить её на «обычный»  капиталистический путь развития»[3]?

Ясно, что на победу над сильным и опасным врагом без решения этих задач рассчитывать было нельзя.

Победа в войне потребовала напряжения всех сил страны и народа. В войне участвовал весь хозяйственный, политический, военный, административный, идеологический и культурный аппарат государства, выступая как единое целое.

Каждое условие победы СССР в войне чрезвычайно важно. Но в короткой статье нельзя объять необъятное. Поэтому, учитывая вновь растущий интерес рабочих к военным вопросам, среди предпосылок победы советского народа над фашизмом стоит особо коснуться подготовки вооружённых сил ССР к будущей войне, а ещё более конкретно — военно-теоретической составляющей общего итога войны. Речь, таким образом, пойдёт о:

— марксистско-ленинском учении о войне и армии;

— советской военной доктрине конца 30-х годов и некоторых выводах из империалистических войн и конфликтов 1914 – 1940 гг.;

— идеалистических и механистических подходах к учению Макиавелли и Клаузевица о войне и, наконец,

— о крахе немецко-фашистской военной доктрины.

«Законы артиллерии» и законы истории

Марксистско-ленинское учение о войне и армии неотделимо от учения о диктатуре пролетариата и пролетарской революции, от теории и практики построения социализма. Ленин дал глубокий анализ войн империалистической эпохи.

Он показал, что правильно понять существо войны можно только усвоив, что война есть не «акт божественного очищения человечества» и не «высшая степень активности абсолютного духа» и не «концентрированная воля гениального полководца», а историческое явление, прямо связанное с наличием классового общества.

Прежде чем кто-либо начинает рассуждать о той или иной войне, он обязан «…разобраться, из каких исторических условий данная война вытекала, какие классы её ведут, во имя чего. Не разобравши этого, мы все свои рассуждения о войне осудим на полную пустоту, на споры чисто словесные и бесплодные»[4].

Из этого ленинского определения следует, что всякая война есть продолжение политики господствующих классов воюющих стран, она есть продолжение государственной политики, которая переменила форму действия и перешла от относительно мирных способов, которыми не решаются внутренние и внешние противоречия, к способам насильственного решения этих противоречий.

Война – это часть государственного целого, а целое – это и есть политика.

В самом деле, если мы внимательно посмотрим на те войны, которые ведутся сегодня, то мы увидим, что характер этих войн (например, в Сирии или в Донбассе) определяется характером вызвавшей их политики групп западной и российской империалистической буржуазии. Причём та политика, которую проводит американская или российская олигархия, отнюдь не прекращается с началом войны.

Наоборот, она продолжает руководить войной на всех этапах её развития, во всех поворотах вооружённой борьбы государств.

В отношении войны как продолжения политики необходимо внести ясность. Ленин не раз ссылался на известное определение войны, которое дал К. Клаузевиц: «Война есть продолжение политических отношений при вмешательстве иных средств»[5].

Правда, Ленин расширил и уточнил его: «война есть продолжение политики иными (именно: насильственными) средствами»[6].

Но вместе с  тем Ленин постоянно критикует Клаузевица с марксистских позиций. Эта критика постоянно ускользает от тех наших товарищей, которые сегодня берутся за военные вопросы: у них выходит (с постоянными ссылками на положительную ленинскую оценку отдельно взятого определения Клаузевица и на цитату из письма Энгельса к Марксу от 07.01.1858 г. по поводу книги Клаузевица «О войне»: «Манера философствовать странная, но по существу очень хорошо.»[7]), что классики в вопросах военной теории были последовательными сторонниками идей этого бывшего директора Берлинской военной академии.

А между тем гегельянец Клаузевиц рассматривал политику идеалистически, в частности, как политические отношения между отдельными личностями, королями и полководцами. Ленин же рассматривает политику в классовом обществе как взаимоотношения между классами, как их непрерывную борьбу.

Поэтому в своей статье «Крах II Интернационала» он уточняет определение войны — как «…продолжение политики данных, заинтересованных держав – и разных классов внутри них – в данное время»[8].

Ещё более ясно Ленин показывает классовую сущность войны в лекции «Война и революция». Он приводит правильное определение Клаузевица, но добавляет, что «…Всякая война нераздельно связана с тем политическим строем, из которого она вытекает. Ту самую политику, которую известная держава, известный класс внутри этой державы вёл в течение долгого времени перед войной, неизбежно и неминуемо этот же самый класс продолжает во время войны, переменив только форму действия»[9].

Эти концентрированные марксистские положения, дающие ключ к тайне возникновения войны, легли в основу учения Ленина о сущности войн эпохи империализма.

Анализируя первую мировую войну 1914 – 1918 гг., Ленин писал: «…для понимания современной войны мы должны, прежде всего, бросить общий взгляд на политику европейских держав в целом.

Надо брать не отдельные примеры, не отдельные случаи, которые легко вырвать всегда из связи общественных явлений и которые не имеют никакой цены, потому что также легко привести противоположный пример.

Нет, надо взять всю политику всей системы европейских государств в их экономическом и политическом взаимоотношении, чтобы понять, каким образом из этой системы неуклонно и неизбежно вытекла данная война
»[10].

На что здесь указывает Ленин? Как раз на то обстоятельство, что война как общественное явление тесно связана с другими общественными явлениями. Она есть продукт развития капиталистического хозяйственного уклада.

В своей работе «Империализм, как высшая стадия капитализма» Ленин вскрывает общие закономерности развития империалистической эпохи, крайнее обострение всех её противоречий, вытекающее из неравномерного развития мировой системы империализма.

Он показывает неизбежность и крайнюю реакционность разбойничьих грабительских войн между мощными группами финансово-монополистической буржуазии разных стран. «Войны эти, — пишет Ленин, — являются продолжением той политики захватов, расстрелов целых народностей, неслыханных зверств, которые проделывали немцы и англичане в Африке, англичане и русские в Персии…»[11].

Вся первая империалистическая война была настоящей бойней для рабочего класса и остальных трудящихся воюющих государств, была войной капиталистических рабовладельцев, магнатов капитала, стремившихся переделить колонии и рынки, богатые источники сырья и плодородные земли.

При этом империалисты стремились не просто вырвать друг у друга далёкие колонии, они стремились захватить окультуренные и хорошо освоенные территории в Европе, подчинив себе и ограбив соседей.

Это была война гниющего капитализма, который, цепляясь за малейшую возможность, рассчитывал ослабить, «слить» революционную борьбу международного рабочего класса, пытался, таким образом, оттянуть, предотвратить свою надвигающуюся гибель.

Большевики во главе с Лениным вели беспощадную войну с оборонческой софистикой социал-предателей из II Интернационала, они разоблачали подлые приёмы Троцкого, Зиновьева[12], Каменева и прочих двурушников, которые пытались доказать, что классовые противоречия между буржуазией и пролетариатом «стираются» перед лицом войны, что во время войны классовая борьба должна быть свёрнута, что стачки рабочих во время войны есть преступление против нации и отечества.

Гражданская война рабочего класса против национальной буржуазии объявлялась анархическим бунтом. Ленин же в своих работах того периода показал, что война гигантски ускоряет победу пролетариата и что политика классов не прекращается во время войны, а вырастает и обостряется до предела.

Анализ обстановки внутри воюющих государств в период 1914 – 1917 гг. показывал, что в результате крайнего обострения всех внутренних общественных противоречий в этих странах появляется необходимость борьбы за превращение империалистической войны в войну гражданскую, т.е. борьбы за свержение капиталистического правительства и взятие пролетариатом всей политической власти.

Но при том, что война выступает в качестве катализатора и ускорителя социального переворота, не следует метафизически считать, что война сама по себе является решающей и определяющей предпосылкой революции (такое мнение часто проскакивает не только у буржуазных идеологов, которые все причины Октябрьской революции сводят к неудачной для царизма войне, но и у части молодых и старых товарищей, которые, не задумываясь, повторяют эту пошлость).

Основой превращения империалистической войны в гражданскую и осуществления пролетарской революции является вся та политика, которая велась до войны, те классовые противоречия, которые существовали задолго до войны и продолжаются и усиливаются в её ходе.

«Сама по себе» война не изменяет того генерального направления, в котором исторически развивается политика классов (их борьба), а лишь корректирует и ускоряет это развитие.

В самом деле, первая империалистическая война была на тот момент величайшим историческим кризисом и, как всякий кризис, она «…обострила глубоко таившиеся противоречия и вывела их наружу, разорвав все лицемерные покровы, отбросив все условности, разрушив гнилые или успевшие подгнить авторитеты»[13].

Империалистическая война, поэтому, явилась для социалистической революции могучим подспорьем, ускорившим её подготовку и осуществление.

Такое соотношение войны и революции, сам закон неравномерного развития капитализма в империалистическую эпоху, а также ленинское учение о возможности победы революции в отдельно взятой стране, всё это в совокупности «…даёт революционную перспективу пролетариям отдельных стран, развязывает их инициативу в деле натиска на свою, национальную, буржуазию, учит их использовать обстановку войны для организации такого натиска и укрепляет их веру в победу пролетарской революции»[14].

Империалистические войны есть войны за захват чужих территорий и национальных богатств. Они являются результатом обострения общих противоречий капиталистического строя, следствием постоянной необходимости возрастания капитала, постоянной гонки капиталистов за максимумом прибавочной стоимости.

Идёт постоянная борьба за новые рынки сбыта и вывоза капитала – за передел ранее поделённого мира. «Бешеная борьба между различными группами капиталистов замечательна в том отношении, что она включает в себя, как неизбежный элемент, империалистические войны, войны за захват чужих территорий»[15].

При этом такие войны неизбежно ведут к взаимному ослаблению капиталистических стран, к ослаблению позиций капитализма вообще, к приближению пролетарской революции. В этом смысле первая империалистическая война сыграла в деле русской социалистической революции немалую роль. Какую?

В этом отношении существовало три обстоятельства внешнего порядка, прямо связанные с той войной.

Первое – то, что социалистическая революция в России началась в период войны между двумя группами империалистических держав, которые, будучи заняты войной, «…не имели ни времени, ни средств уделить серьёзное внимание борьбе с Октябрьской революцией»[16]. Это дало возможность революции использовать противоречия между империалистами для укрепления и организации своих сил.

Вторым обстоятельством внешнего порядка было то, что затяжная империалистическая война измучила трудящиеся массы, которые хотели мира и самой логикой вещей были подведены к пролетарской революции, как к единственному возможному выходу из войны. Это обстоятельство позволило объединить революционный переворот с окончанием ненавистной войны и усилило симпатии к русской пролетарской революции у рабочих масс на Западе и угнетённых народов на Востоке.

Третьим обстоятельством, способствовавшим победе рабочего класса в России, послужило наличие относительно мощного рабочего движения в Европе, назревание революционного кризиса в ряде стран, в частности, в Германии. Такое положение дел обеспечило Октябрьской революции верных союзников в её борьбе против империалистической войны и против самих империалистов.

Из правильного анализа внутренних и учёта внешних обстоятельств и вытекала тактика большевиков, направленная на превращение империалистической войны в войну гражданскую, на осуществление социалистической революции.

В марксистско-ленинском учении о войне и армии особое место занимает вопрос о необходимости вооружения рабочего класса, о завоевании и удержании им политической власти с оружием в руках, о необходимости создания мощной вооружённой опоры диктатуры пролетариата – Красной Армии.

Революция обязана умело защищать свои завоевания, а большевизм никогда не стоял на точке зрения пацифизма, абстрактной, ханжеской проповеди мира «вообще», борьбы против всякой войны вообще, не разбирая её классовой сути и социальных корней.

«Большевики не были против всякой войны. Они были только против захватнической, против империалистической войны. Большевики считали, что война бывает двух родов.

Война первого рода – это война справедливая, незахватническая, освободительная, имеющая целью либо защиту народа от внешнего нападения и попыток его порабощения, либо освобождение народа от рабства капитализма, либо, наконец, освобождение колоний и зависимых стран от гнёта империалистов.

Война второго рода – это война несправедливая, захватническая, имеющая целью захват и порабощение чужих стран, чужих народов»[17].

Для эпохи империализма, с конца 19 века и по наши дни, характерны практически  непрерывные захватнические несправедливые войны, которые ведёт мировая буржуазия.

А в чём состоят характерные особенности справедливой войны? Справедливые войны ведутся во имя освобождения угнетённых народов, для защиты их от внешнего нападения и попыток порабощения, идущих извне.

Эти войны также несут в себе бедствия и разрушения, но, тем не менее, они являются прогрессивными общественными явлениями, так как приносили и приносят человечеству пользу, уничтожая (полностью или частично) старые, отжившие порядки, свергая насильников и эксплуататоров и освобождая народы, находившиеся под иностранным гнётом. История России знает немало освободительных справедливых войн.

В них трудящиеся массы России отстаивали единство и целостность территории своей страны, они боролись против усиления классового гнёта, понимая, что иноземные захватчики будут ещё более страшными эксплуататорами и грабителями, чем свои, национальные грабители и эксплуататоры.

Такими были войны под предводительством князя А. Невского против шведов, против польских панов и интервентов в начале 17 века. Справедливой была и освободительная война народа против наполеоновского нашествия.

Прогрессивными, национально-освободительными были войны, которые сопровождались разрушением феодально-крепостнических отношений в Европе. Такими были (примерно до 1795 года) войны победившей Великой французской революции, «…французских революционных народных масс против объединённой монархической, отсталой, феодальной и полуфеодальной Европы»[18].

В конце 18 – начале 19 вв. войны в Европе часто носили национально-освободительный характер. Эти войны, происходившие в эпоху молодого промышленного капитализма, отражали борьбу нового буржуазного общества со старым, крепостническим. Но и в эпоху империализма неизбежны национально-освободительные войны колониальных народов против гнёта иностранных империалистов.

О таких войнах Ленин писал: «Не только вероятны, но неизбежны в эпоху империализма национальные войны со стороны колоний и полуколоний… Национально-освободительные движения здесь либо уже очень сильны, либо растут и назревают. Всякая война есть продолжение политики иными средствами. Продолжением национально-освободительной политики колоний неизбежно будут национальные войны с их стороны против империализма»[19].

В чём особенности национально-освободительных войн против империалистического господства? В том, прежде всего, что такие войны порождают восстания и войны против капиталистического рабства.

В этом состоит главное отличие национально-освободительных войн империалистической эпохи от национально-освободительных движений эпохи промышленного капитала, которые велись во имя победы буржуазии и ради создания и укрепления буржуазных государств.

Национально-освободительные войны конца 19 – первой половины 20 вв. приводили к ослаблению всей системы мирового империализма и к усилению кризиса капиталистического общества в целом. Поэтому национальные движения новейшей истории включались в борьбу международного рабочего класса за пролетарскую революцию.

Сталин, давая характеристику национально-освободительным движениям первой половины 20 века писал, что капиталистические монополии, неравномерное развитие ведущих капиталистических стран, империалистические войны ведут к объединению «…фронта революционно-пролетарского и фронта колониально-освободительного»[20].

Отсюда вывод, что войны при империализме неотвратимы «обычными» политическими средствами, а коалиция пролетарской революции в Европе с колониальной революцией на Востоке и единый фронт революции против мирового фронта империализма неизбежны.

Но с наибольшим основанием можно считать справедливыми и прогрессивными именно революционные войны, которые вёл и будет вести рабочий класс против национальной и международной буржуазии, осуществляя силой и оружием революцию и защищая с оружием  в руках её завоевания и своё социалистическое отечество.

Тут затрагивается вопрос о роли насилия в истории. Эта роль громадна. Причём все господствующие эксплуататорские классы, без всяких ограничений используя насилие в своих интересах, отказывали в этом праве классам угнетённым и эксплуатируемым.

Как в рабовладельческом царстве Хаммурапи, так и сегодня в России буржуазная власть проповедует недопустимость насилия во внутренней политике (для трудящихся масс, но не для себя!): как только в трудящихся массах крепнет понимание необходимости силовой революционной борьбы, сразу же весь сонм чиновников, идеологов, попов и социал-предателей начинает дружный вой о социальном мире, о «дикости» насилия, о пацифизме, пользе всяких реформ и т.д.

Так господствующий класс идеологически защищает своё положение в обществе, консервирует отжившие и реакционные общественные отношения. Если же трудящие массы перестают верить в «классовый» мир и гармонию интересов и переходят к делу, против них тут же открывается ничем не ограниченное насилие со стороны господствующего класса буржуазии и его эксплуататорского государства.

На это насилие, хочет того пролетариат, или нет, он вынужден отвечать насилием же.

Это значит, что все великие исторические вопросы решаются только силой, и эта сила не может быть иной, как только вооружённой силой. Для уничтожения капиталистического общества нужна вооружённая сила пролетариата, умеющая владеть современным оружием, военной техникой, обладающая военными знаниями.

Эту мысль коротко и ёмко выразил Сталин ещё в далёком октябре 1905 года, на митинге в Тифлисе по поводу объявления царского манифеста: «Какая революция может победить без оружия и кто тот революционер, который говорит: долой оружие?.. Что нужно, чтобы действительно победить? Для этого нужны три вещи: первое, что нам нужно, — вооружение, второе – вооружение, третье – ещё и ещё раз вооружение»[21].

Ленин следующим образом оценивает задачи рабочего-большевика в периоды нарастания революционной ситуации:

«Завтра у тебя отняли избирательный бюллетень, тебе дали в руки ружьё и великолепную, по последнему слову машинной техники оборудованную скорострельную пушку, — бери эти орудия смерти и разрушения, не слушай сентиментальных нытиков, боящихся войны; на свете ещё слишком много осталось такого, что должно быть уничтожено огнём и железом для освобождения рабочего класса, и если в массах нарастает злоба и отчаяние, если налицо революционная ситуация, готовься создать новые организации и пустить в ход столь полезные орудия смерти и разрушения против своего правительства и своей буржуазии»[22].

Эпоха империализма порождает не только захватнические и грабительские войны. Она неизбежно порождает и гражданские войны, «…которые во всяком классовом обществе представляют естественное, при известных обстоятельствах неизбежное продолжение, развитие и обострение классовой борьбы»[23].

Это положение в особенной мере относилось к РСФСР, как к первой стране победившего пролетариата, одно существование которой тут же предполагало нарастающее стремление буржуазии к её уничтожению.

Причём одной из двух главных сил, предназначенных для уничтожения социалистической республики, были именно эксплуататорские классы внутри страны и некоторая часть одураченных ими крестьян России. Поэтому классовая война мировой буржуазии против молодой советской республики и приобрела в 1918 – 1921 гг. характер гражданской войны.

Развитие капиталистического хозяйства совершается неравномерно. Иначе и быть не может при расширенном товарном производстве.

«Отсюда непреложный вывод: социализм не может победить одновременно во всех странах. Он победит первоначально в одной или нескольких странах, а остальные в течение некоторого времени останутся буржуазными или добуржуазными.

Это должно вызвать не только трения, но и прямое стремление буржуазии других стран к разгрому победоносного пролетариата социалистического государства. В этих случаях война с нашей стороны была бы законной и справедливой.

Это была бы война за социализм, за освобождение других народов от буржуазии
»[24].

Поэтому для победившего в революции пролетариата и крестьянства гражданская война в России 1918 – 1921 гг. была самой законной и справедливой войной. Она была продолжением политики пролетарской революции и диктатуры пролетариата.

Примечания

[3] И. В. Сталин. Речь на предвыборном собрании избирателей Сталинского избирательного округа г. Москвы 9 февраля 1946 г. Воениздат НКО СССР, стр. 19.

[4] В. И. Ленин, ПСС, т. 30, стр. 333.

[5] К. фон Клаузевиц, СС, т. 2, ГВИЗ, 1937, стр. 374.

[6] В. И. Ленин, ПСС, т. 18, стр. 197.

[7] К. Маркс и Ф. Энгельс, ПСС, т. 22, стр. 286.

[8] В. И. Ленин, ПСС, т. 18, стр. 249.

[9] В. И. Ленин, ПСС, т. 30, стр. 333.

[10] Там же, стр. 334.

[11] В. И. Ленин, ПСС, т. 30, стр. 339.

[12] «Троцкистская контрабанда под флагом учения Маркса и Ленина». КиО, № 1-2, 1931 г., стр. 5-6.

[13] В. И. Ленин, ПСС, т. 18, стр. 77.

[14] История ВКП(б), краткий курс, стр. 163-164.

[15] И. В. Сталин. Вопросы ленинизма, изд. 11, стр. 3

[16] Там же, стр. 78.

[17] История ВКП (б), краткий курс, стр. 161.

[18] В. И. Ленин, ПСС, т. 30, стр. 333,

[19] В. И. Ленин, ПСС, т. 19, стр. 182.

[20] И. В. Сталин. Вопросы ленинизма, изд. 11, стр. 17.

[21]Л. Берия. К вопросу об истории большевистских организаций в Закавказье. Изд. ПЛ, 1938 г., стр. 64.

[22] Ленин, ПСС, т. 18, стр. 276.

[23] Ленин, ПСС, т. 19, стр. 324.

[24] Ленин, ПСС, т. 19, стр. 325.

Фархад Узбоев, Арон Лейкин,
военно-историческая секция РП

***



Источник.

.

  • 1

Через такое же путинское ворье и организацию царь ,первую мировую проиграл и сам пострадал.


Социальная идея ,справедливость армию и народ во вторую мировую сплотила.


  • 1