?

Log in

No account? Create an account
мера1

ss69100


К чему стадам дары свободы...

Восстановление смыслов


Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
США - это дно человеческого падения, ч. 9.2
мера1
ss69100

Впрочем, директива СНБ 20/1 полностью соответствовала американской традиции ведения войны, которой восхищался не кто иной, как Гитлер.

В его новейшей биографии, написанной американским историком Дж. Толандом, сказано: «Гитлер утверждал, что свои идеи создания концентрационных лагерей и целесообразности геноцида он почерпнул из изучения истории... США.

Он восхищался, что... в свое время на Диком Западе были созданы лагеря для индейцев. Перед своими приближенными он часто восхвалял эффективность американской техники физического истребления - голодом и навязыванием борьбы в условиях неравенства сил» [186 - J. To land. Adolf Hitler, N. Y., 1981, p. 702.]. Журнал «Ньюсуик» восхвалил эту книгу как «первую работу, которую должен прочитать каждый, интересующийся Гитлером... В ней сообщается много нового», а автор был удостоен в США премии Пулитцера. //.. * * * ..//

Сороковые годы, в течение которых американские политики хотели успеть разбомбить СССР, пока он не стал на ноги, к счастью, истекли, американцы не решились или не успели обрушить на Москву и другие города нашей страны ядерный град, в 1949 году у Советского Союза появилось ядерное оружие, что стало шоком для вашингтонских стратегов, который тем не менее явился отчасти отрезвляющим ледяным душем, хотя отрезвил не до конца.


Даже после установления ядерного паритета разработка планов нападения на СССР не прекратилась, более того, интенсифицировались исследования, направленные на такой сценарий превентивной войны, при котором американцы должны были нанести-таки удар, но остаться безнаказанными.

Ядерный паритет был дополнительным сдерживающим фактором, но не стал лекарством от агрессивности, которое подействовало бы на вашингтонских политиков.

Потому-то они продолжали наращивать свою ядерную мощь и все более и более приближали ее к границам Советского Союза, что в конце концов привело к так называемому «Карибскому кризису», когда американские ядерные бомбы и ракеты были размещены даже в Турции, то есть в непосредственной близости от советских границ (что и предполагал один из планов, разработанных еще в сороковые годы).

Урегулированию Карибского кризиса посвящено немало книг, не стану подробно описывать его детали, они слишком хорошо известны, замечу лишь, что слово «урегулирование» подходит не совсем.

Ведь, несмотря на то что многим людям казалось, будто «холодная война» наконец закончилась (и было немало публикаций и исследований, в которых окончание «холодной войны» провозглашалось с началом разрядки), но агрессивное поведение США продолжало быть фактом, оно сделалось лишь более скрытным, более изощренным.

Но планы нанесения ядерных ударов по территории СССР, а затем и России, когда Советского Союза уже не стало, после второго (и вновь ложного) «окончания» все той же «холодной войны» не перешли в разряд нереальных или фантастических сценариев, поскольку любой американский президент остается связанным преемственностью «крупных стратегических целей», в разряд которых никогда не входило долгосрочное дружественное партнерство с Россией.

К сожалению, иллюзии такого партнерства до сих пор не изжиты у нас в стране и в известной мере возродились в эпоху Клинтона, который, однако, как сообщила газета «Вашингтон пост» в декабре 1997 года, в ноябре того же года подписал секретную директиву, в которой говорил о возможности нанесения ядерного удара по российским военным и гражданским объектам.

Дать объяснение такого решения Клинтон не счел необходимым. В том же 1997 году в документах по «стратегии национальной безопасности», подписанных Клинтоном, было заявлено, что США будут применять силу решительно и односторонне.

В таком контексте высказанная несколько лет назад Мадлен Олбрайт надежда, что России «надоест тема НАТО» и что она перестанет воспринимать мир в тонах «холодной войны», несомненно, отзывается черным юмором, а «ястребиная» позиция Мадлен Олбрайт (во время войны в Боснии с раздражением спросившей Колина Пауэлла: «Зачем нужна великолепная военная структура, если вы говорите, что ею нельзя воспользоваться?»), которую некоторые (например, А. Янов) стремились представить неким исключением, как видим, напротив, лишь является последовательным развитием магистральной линии.

И делать это тем легче, что необходимость маскировки исчезла вместе с могущественным соперником [187 - Мяло К.Г. Россия и последние войны XX века. М., Вече, 2002.].

Летом 1996 года журнал Foreign Affairs порекомендовал ежегодно тратить на вооружения 60-80 млрд долларов, чтобы «сохранить роль Америки как глобального гегемона».

Тогда же один из ведущих экспертов вашингтонского Центра стратегических и международных исследований заявил, что за годы «холодной войны» вооруженные силы США слишком уж размагнитились, обленились, так как не могли идти на широкое применение оружия. Теперь же, по его мнению, США «следует нацелиться» на боевое

использование силы. Трудно более ярко обрисовать сдерживавшую роль СССР, которую миру, возможно, еще лишь предстоит оценить в полной мере! [188 - Там же.]

Не менее откровенно высказалась годом ранее и «Рэнд Корпорейшн» при разработке вариантов стратегии США: если раньше США приходилось исходить из того, что «военная мощь является мечом, который нужно держать в ножнах», то ныне подход надо менять. США более не могут позволять себе «роскошь» неприменения силы [189 -«Правда». 24.10.1996.].

Влиятельная французская газета Le Monde diplomatique тогда же, в 1996 году, внесла окончательную ясность: путем продвижения НАТО на Восток «западные страны берутся защищать, при необходимости всеми военными средствами, нынешнее фактическое территориальное положение, являющееся результатом расчленения бывшего Советского Союза».

Дорого же нам обошлась «перестройка», но еще дороже она может обойтись нашим детям, если нынешний миропорядок продолжит существовать, ведь уничтожение России, наполовину осуществленное в девяностых, может показаться недостаточным, и стоит прийти к власти какому-нибудь политику типа Трумэна или Клинтона, план окончательного уничтожения России может стать реальностью, тем более средства американской ПРО все более и более приближаются к нашим границам.

Нынешняя вашингтонская Америка имеет двусмысленное положение, она, по прогнозам большинства экономистов, доживает последнее десятилетие могущества на вершине своей «финансовой пирамиды» и очень скоро должна будет распрощаться со статусом лидера, погрузившись в тяжелую экономическую нестабильность, которая в свою очередь станет причиной политического ослабления.

Спасти Америку может только чудо. Но дело в том, что чудеса в истории случались. Чудо - это один шанс из тысячи, иногда он может выпасть в качестве жребия.

Для всего мира будет лучше, чтоб в данном случае чудо не произошло и агрессивный режим Вашингтона перестал нависать надо всеми, вмешиваться в дела независимых государств и создавать перманентную угрозу, однако в любом случае нынешняя ситуация должна стать нам уроком. //.. * * * ..//

Возгонка ядерной истерии и гонка вооружений вообще, навязанная Америкой и Англией Советскому блоку, создавала в мире нервозность и напряжение, фотографии хиросимской катастрофы, облетевшие мир и запечатлевшиеся в общественном сознании, стали ночным кошмаром многих людей.

Одна из моих знакомых рассказывала, что во время так называемого «Карибского кризиса», да и после него, по-настоящему боялась, что однажды среди ночи завоют сирены и с неба обрушится ядерная бомбардировка.

Но мало того, что архитекторы ядерной войны запугали детей в далекой России, но они ведь и себя, любимых, доводили порой до такого состояния, что, читая их биографии, не знаешь - то ли смеяться, то ли плакать.

Вот, к примеру, упомянутый уже Форрестол - видный деятель американской политики, побывавший даже министром обороны, но в какой-то момент он до такой степени дошел, что спятил с ума, был помещен в психиатрическую клинику, но и там все твердил: «Русские идут! Они везде! Я видел русских солдат!»

В конце концов он выбросился с шестнадцатого этажа! Правда, и его гибель была использована для возгонки новой истерии и шпиономании, ведь кому-то из американских политиков пришло в голову, что Форрестола выбросили, что не сам он выбросился. Зачем и кому могло понадобиться

убивать пациента, находящегося на излечении в психушке, - доподлинно не уточнялось, однако под подозрением был не один лишь советский Комитет госбезопасности, но и еще пяток других спецслужб разных государств.

Хотя Форрестола-то все же могли-таки укокошить, но скорее всего свои же, чтоб сбрендивший политик не проговорился о чем-то еще более чудовищном, сверх того что было известно миру о планах ядерных бомбардировок или о других проделках «империи добра», ведь секретов у этой «добропорядочной» державы всегда было ох как много, и коль когда-нибудь рассекретят все документы, все свидетельства их преступлений, то у многих американофилов пропадет дар речи.

Развязка истории некогда кровожадного и агрессивного Форрестола, настаивавшего на строительстве авианосных групп, быть может, и забавна, но ядерная истерия в середине XX века, как и во второй его половине, продолжала подпитываться вашингтонскими стараниями и все нарастала.

Страх, постоянная угроза наступления ядерного кошмара висела в воздухе благодаря этим стараниям. Американцы ухитрились даже с перепугу потерять несколько атомных бомб, уронив их в океан, а несколько сбросить на нейтральные страны.

Вот уж и вправду получается, что кошмарное оружие попало в руки подростков, которые даже обращаться с ним не умеют.

Дело в том, что в период «холодной войны» стратегическим командованием ВВС США проводилась, помимо прочих, так называемая операция «Хромовый купол».

Операция сия заключалась в постоянном «патрулировании» воздуха над Европой стратегическими бомбардировщиками с ядерным оружием на борту. При вылете летчикам назначались цели на территории СССР, которые должны быть атакованы, как только командование США даст сигнал. Это позволяло незамедлительно начать ядерную войну, коль такое решение будет принято Вашингтоном. Самолеты должны были нанести максимальный ущерб после первой же волны бомбардировок и, пользуясь преимуществами неожиданного нападения, остаться безнаказанными, вернувшись за новыми бомбами для русских.

Несмотря на то что ничего подобного советское командование не предпринимало, не гоняло самолеты с атомными бомбами над головами людей, тем не менее американская операция «Хромовый купол» продолжала осуществляться. Бомбардировщики, как правило, находились в воздухе около суток, делали несколько дозаправок, затем их сменяли другие, и так без перерыва над Европой (от Гренландии и Канады до Испании и Италии) постоянно кружилась злая масса ядерных бомб. И однажды произошла катастрофа.

17 января 1966 года на «боевое патрулирование», как и обычно, вылетели бомбардировщики B-52G «Стратофортесс», два из них, принадлежавшие шестьдесят восьмому бомбардировочному крылу, направились в район Испании, на борту каждого из них находилось ни много ни мало, а четыре термоядерных бомбы B28RI мощностью 1,45 мегатонны.

Планировалось две дозаправки в воздухе, и во время второй из них бомбардировщик столкнулся с заправщиком, причем погодные условия были отличными, причиной катастрофы стало недопустимое сближение самолета с заправщиком.

В катастрофе погибли четверо членов экипажа танкера, зато из семи членов экипажа бомбардировщика четверо выжили и катапультировались из начавшего гореть самолета. Этот пожар заставил их применить аварийный сброс бомб, и страшные подарки полетели на Испанию. Парашют открылся лишь у одной из бомб.

По чудовищной иронии судьбы одна из них приземлилась в район местного кладбища и упокоилась с миром, лишь частично сдетонировав.

Хотя жилые строения находились рядом, серьезных бед не произошло; другая бомба упала в русле реки Альмансора, которая служила источником питьевой воды для местного населения, от удара о грунт она взорвалась; к счастью, противоположные объемы тротила взорвались несинхронно, и вместо сжатия детонационной радиоактивной массы произошел ее разброс, осколки бомбы разлетелись вокруг.

Одну из бомб, ту единственную, у которой раскрылся парашют, обнаружили испанские жандармы, она была полностью целой.

Поиски последней из бомб затянулись надолго, она упала в океан, и для ее обнаружения была потрачена астрономическая по тем временам сумма. Бомба лежала на семидесятиградусном склоне разлома, глубина которого доходила до 1300 метров, и в случае сильного шторма мог произойти мощный подводный взрыв.

В результате этой ядерной катастрофы был нанесен ущерб экологии региона, испанская общественность оказалась взбудоражена и испугана той опасностью, которой подвергали страну американцы, постоянно гоняя самолеты с ядерным оружием над их территорией. Лишь по стечению обстоятельств человеческие жертвы оказались минимальными.

В операции подъема бомб со дна океана принимал участие первый в истории США афроамериканский военный водолаз, который стал инвалидом во время этой операции.

Эта катастрофа была не последней и не единственной, похожее событие произошло и над Гренландией, оно могло бы повлечь еще более серьезные последствия, ведь термоядерные заряды взорвались, но, к счастью, местность была совершенно безлюдной, потому дело обошлось радиоактивным заражением ледяной поверхности.

Этот случай удалось скрыть от общественности, и датское общество (Гренландия входит в состав Дании) узнало обо всем лишь в 1995 году, когда и произошел громкий скандал и политический кризис, поскольку американское свинство нарушило безъядерный статус Дании, и тогдашнее датское руководство пускай и вынужденно, но было замешано в нарушении основополагающих международных договоров.

Зато самой Америке на все это плевать, никакие договора она никогда не соблюдала и соблюдать не собиралась, действуя как испорченный подросток. И когда датчане подали иски в международные суды, истцов, причем совершенно не интеллигентно, послали, как в том рассказе Зощенко, где обиженному советовали самому проглотить свою обиду и замолкнуть на этом.

Датчанам объявили, что все компенсации и прочее в данном случае возможны лишь на национальном уровне, и если датское государство желает, пускай само выплачивает деньги облученным и прочим пострадавшим (их было немало, в частности -ликвидаторы последствий катастрофы).

В двух описанных мною случаях ядерные бомбы либо взорвались, либо были найдены, но в истории США были и такие случаи, когда бомбы просто «потерялись» и не нашлись до сих пор.

Вот, к примеру, 5 февраля 1958 года у побережья американского штата Джорджия был потерян бомбардировщик, экипажу которого пришлось экстренно сбросить в океан водородную бомбу, которая до сих пор не найдена.

Был случай (уже в 2007 году), когда шесть термоядерных ракет были по ошибке установлены на бомбардировщик, не предназначенный для этого, и перемещены из одного штата в другой.

Случаев подобного чудовищного идиотизма немало, угрозу представляет собой не только злой умысел вашингтонского режима, всегда находящегося в состоянии войны с этим миром и всегда планирующего уничтожать кого-то и начинать «тотальную войну»,

но опасность для человечества представляет сам факт наличия в руках американского руководства этого страшного оружия, способного несколько раз уничтожить все живое на планете. Оружие сдерживания, то есть гениальное достижение десятков поколений ученых было превращено американцами в источник постоянной угрозы миру и постоянного риска даже для тех стран, которые вообще не вовлечены в контур предполагаемых боевых действий.

Невозможно себе представить, чтоб СССР или Россия совершили бы то же самое, что сделал Трумэн, цинично сбросивший ядерные бомбы на мирные города, но невозможно представить и ситуацию, когда советские самолеты ежедневно таскали бы над Европой ядерное оружие, возили его в самолетах, подвергая такой немыслимой опасности миллионы людей, да еще совершали бы аттракционы преступной халатности, которыми отличились американцы.

Американскому же «подростку» все равно, он вполне бы мог развязать ядерную войну, это было очень даже вероятно, и, понимая все это, владея всеми нюансами проблемы, невозможно снова и снова не отдать должное Сталину.

Политическая сноровка которого и выдержка сумели удержать мир на грани, за которой мы могли бы превратиться в облученных мутантов (разумеется, те из нас, кто сумел бы выжить).

У Трумэна буквально чесались руки, ему так хотелось шарахнуть сразу по двадцати городам СССР, ему так были нужны чужие страдания, чужие беды, исковерканные судьбы, Черчилль дышал в унисон с его чаяниями, оба очень хотели уничтожить Россию, когда у нас еще не было ядерного оружия.

И они бы попытались сделать это, струхнули они лишь по той причине, что наверняка понимали, что даже если останется десяток русских, они отдадут долг, ведь русские никогда не нападают первыми, но всегда дают ответ и приходят за своим, если оно того требует.

Англоязыкий «подросток» отлично понимал, что как бы ни была ослаблена Россия, тягаться с русскими ему кишка тонка, не родилась еще та сила, которая сломала бы русских по-настоящему.

Но все это давило на его извращенную психику, заставляло его нездоровую гордыню мелко пениться, возгоняться, и он мог бы в порыве жажды нового насилия и самоутверждения отдать-таки приказ о ядерных бомбардировках советских городов, и лишь тот факт, что Сталин умело держал за руки этого «подростка», грамотно и терпеливо сдерживал его агрессивный порыв, сумел переиграть обоих держателей ядерной бомбы - и Трумэна и Черчилля, сумел вывести ситуацию в другую плоскость, спас мир от весьма и весьма вероятного «ремейка» мировой войны, от нового блицкрига, на этот раз атомного.

И вторя западным антисталинским пропагандистам, можно сколько угодно поливать Сталина дерьмом, от него не убудет, можно хоть все горло сорвать, надрываясь в криках и поношениях, выискивая у него грехи, но он сумел создать в мире такую ситуацию, когда возник ядерный баланс двух полюсов, и это удивительное оружие сумело-таки стать орудием сдерживания, а не средством тотальной войны, о которой грезили составители вашингтонских стратегий.

Сталин оказался чрезвычайно ответственным политиком, и порой смешно, причем до колик смешно, слышать тех самых говорунов, которые горло срывают, охаивая его, называя его непредсказуемым, кровожадным, злобным монстром, а ведь именно он затупил то копье, которым человечество могло бы проткнуть самое себя.

У Сталина уже в конце сороковых появилось ядерное оружие, но он его не собирался применять, а ведь коль он был бы и вправду бессовестным, неадекватным злодеем, то что могло помешать ему повторить опыт «демократа» Трумэна, начав бомбить кого-нибудь,

что, раз он бездумный злодей? Но он-то как раз и явился той силой, которая позволила этому миру выиграть время, оттянуть момент, когда ядерное оружие было новым и актуальным, когда применение его казалось таким заманчивым, таким желанным для американских политиков, грезивших новыми «достижениями».

Кто знает, что могло статься с человечеством, коль англо-американский мир оставался бы единственным владельцем ядерного арсенала и не сумел сдержать своей подростковой тяги ударить?

Но, к сожалению, ядерная угроза существует и по сей день, из уст американских политиков можно нередко услышать примерно следующее: «Зачем мы тратили такие огромные средства на производство ядерного оружия, если его нельзя применить?»

Не только «ястребы» Пентагона середины XX века, но и упомянутый выше Клинтон допускал ядерную войну как средство обеспечения доминирования США в Евразии.

В администрации одного из его предшественников - Рейгана открыто говорили о том, что ядерное оружие не должно быть лишь оружием сдерживания, что его можно и нужно использовать не в «оборонительной» и «ограниченной» войне, но и в «затяжной» и что это будет необходимым условием для полной победы над СССР [190 - Сергеев Ф.М. Указ. соч., с. 158.].

И поскольку в западном полушарии с завидным постоянством воспроизводятся одни и те же безумные в своей агрессивности идеи, мир нуждается в новой системе обеспечения безопасности, которая исключала бы фактор случайной прихоти политиков типа Трумэна, Гитлера или Клинтона.

И, на мой взгляд, новая система международного ядерного сдерживания должна включать в себя концепцию коллективного ответа, то есть необходимо выработать такой международный договор, согласно которому в случае появления ядерного агрессора, вернее, в момент начала превентивных бомбардировок остальные страны, являющиеся ядерными державами, обязаны нанести ядерный же удар по той стране, которая явилась агрессором, ударила первой.

В этом случае можно было бы не бояться ядерной программы Ирана, ядерной программы Северной Кореи и прочих стран (которых малюют перед нами странами-изгоями), ведь каждая страна, получившая ядерное оружие, обязана была бы присоединиться к доктрине коллективного ответа, и потому стать агрессором уже не имела бы возможности, а становилась бы лишь одним из гарантов ненанесения ядерного удара.

Главное преимущество этой концепции состоит в том, что наращивание числа ядерных держав уже не будет нести такой немыслимой опасности, какая существует нынче, ведь чем больше стран сумеют получить ядерную бомбу, тем более уязвимой окажется та, что решится ударить первой.

В этом случае и гонка за получением ядерного оружия не будет такой заманчивой, как нынче, не станут страны надрывать ресурсы своих экономик, чтоб сделаться еще одним членом клуба «стран-сдерживателей», и это будет уже лишь почетная обязанность.

Нынче-то небольшие страны потому и стремятся обзавестись ядерным оружием, что испытывают совершенно оправданный страх перед американской агрессией, которая способна обрушиться на любой уголок нашей планеты, способна начать беспричинную бомбардировку в любой момент.

Однако в тех условиях, что существуют сейчас, то есть в реалиях нынешнего миропорядка, американцы наверняка не согласились бы с принятием сформулированной мной и, как кажется, довольно разумной доктрины, они всячески препятствовали бы ее претворению в жизнь (еще бы, ведь они «столько денег угрохали на ядерную программу»).


И все же идея ядерного оружия, как и подобных ему средств «абсолютной войны», должна состоять в том, чтоб доводить идею войны до абсурда, тем самым устраняя опасность войны, выводя ее из поля актуальной реальности.

Американцы делают все, чтоб быть ядерным гегемоном и, не позволяя никому пользоваться этим оружием, самим применять-таки его, когда захочется, но жизнь не стоит на месте, не исключено, что коллапс долларовой пирамиды или по крайней мере существенное ослабление устойчивости американской финансовой системы в корне изменят миропорядок, соотношение сил и политический контекст, и разумным силам, которые всегда присутствуют в этом мире, но задавлены сейчас диктатом вашингтонской орды, будет немного легче строить новую, безопасную и справедливую архитектуру мира (обязательно многополярную, мультивалютную и гуманистичную), основанную на неприменении оружия, причем не только ядерного!

Должны быть выработаны механизмы максимального исключения из политической реальности средств достижения целей при помощи наступательной войны, к которой всегда прибегали американцы.

Ядерное же оружие и подобные ему средства нападения (а их может появиться еще немало, ведь научно-технический прогресс продолжает безудержно развиваться) должны быть подчинены единой системе глобального сдерживания, чтоб у мирного населения были гарантии, что такие люди, вернее нелюди, как Трумэн, бомбивший ядерным оружием Хиросиму и Нагасаки, или Клинтон, уничтожавший Югославию бомбами с обедненным ураном, больше не смогут осуществлять свою параноидальную политику, основанную на культе наглых претензий мирового распорядителя.

У всего человечества, у нас всех должны появиться гарантии, что даже коль такие персоны, как Гитлер или Трумэн, сумеют захватить власть в будущем, они больше не смогут рассчитывать на безнаказанный превентивный удар, не смогут бредить манией мирового господства.

Принятие доктрины коллективного ответа на превентивный удар кажется мне не только полезным, но необходимым, наш мир обязан стать безопаснее, обязан стать справедливее, и любой «глобальный политик» должен понимать: ударишь первым, решишься «окончательно устранить» страну-конкурента, нанести непоправимый ущерб -автоматически подпишешь приговор себе самому, и приговор этот будет приведен в исполнение автоматически, со всех сторон разом.

Вот на этом я, пожалуй, и завершу главу о ядерной угрозе. В следующей главе вы узнаете о том, как американцы пытались заполучить еще один вид оружия массового поражения, на этот раз психологического, но, заполучив его, они обращались с этим опасным арсеналом не более здраво, чем с ядерными ракетами, оказавшимися в их распоряжении.

***



Из книги Максима Акимова „Преступления США.
.

  • 1
В 1949 г. было только первое испытание и то сомнительно, второе испытание ядерного оружия в СССР только сентябрь 1951 г. Так что у США было достаточно времени для ядерного удара. К тому же потенциал ответного удара по США появился ещё позже.

  • 1