?

Log in

No account? Create an account
мера1

ss69100


К чему стадам дары свободы...

Восстановление смыслов


Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Доклад Изборскому клубу. Гражданское общество: русская модель-2
мера1
ss69100

...Другим важным отличием Земского собора времен Ивана Грозного от западного представительства были его состав и структура.

Как указывает В.О. Ключевский, на Земских соборах второй половины XVI в. «представителями народа являются все должностные, служащие лица…

Тесная органическая связь соборного представительства с местным управлением, построенным на личной ответственности и мирской поруке, даёт понять, для чего понадобилось оно правительству.

Земский соборный представитель и помимо собора был ответственным дельцом местного управления.

Самая важная для правительства особенность такого дельца заключалась в том, что его правительственная деятельность в своих отправлениях была гарантирована личною ответственностью и общественным поручительством»[18].


Таким образом, на Земских соборах Ивана Грозного присутствовали такие делегаты, которые уже были избраны населением как ответственные лица местной администрации, которые пользовались доверием и царя, и народа.

Будучи представителями государства, эти административные деятели являлись одновременно и выборными от народа, или, говоря современным языком, — народными депутатами.

Земский собор был един в двух лицах — и как народное представительство, и как некий государственный совет, состоящий из должностных лиц, призванный и решать важнейшие вопросы, и воплощать в жизнь свои же решения.

Земский собор состоял из самых доверенных представителей народа, являвшихся в то же время доверенными представителями государственной власти
.

В указанных выше особенностях Земского собора и было коренное отличие, определившее разницу в векторе развития Востока и Запада Европы в Новое время.

***

История Земских соборов — это история развития российского общества в Новое время, эволюции государственного аппарата, формирования общественных отношений, изменения в сословном строе. Формирование главного общественного института шло параллельно с формированием новой политической системы Российского государства в момент перехода от Средневековья к Новому времени.

Огромную роль в этом сыграл сам царь Иван IV — человек незаурядного ума, один из величайших русских государственных деятелей за всю историю существования Российского государства. Именно он, опираясь на святоотеческое учение о симфонии властей, разработал теорию православного самодержавия.

С.М. Соловьёв писал: «Иоанн IV был первым царём не потому только, что первый принял царский титул, но потому, что первый сознал вполне всё значение царской власти, первый составил сам, так сказать, её теорию, тогда как отец и дед его усиливали свою власть только практически»[19].

Замечательный русский религиозный философ Лев Тихомиров (бывший народоволец, раскаявшийся в своих революционных грехах и превратившийся из либерального Савла в самодержавного Павла) так охарактеризовал эту теорию: «Правильнее было бы сказать, что Иоанн Грозный первый сформулировал значение царской власти, и в её формулировке, благодаря личным способностям, был более точен и глубок, чем другие.

Но идеал, им выраженный, — совершенно тот же, который был выражаем церковными людьми и усвоен всем народом»[20].

Иван Лукьянович Солоневич назвал этот идеал «народной монархией», указав в одноимённой книге те идеи, на которых, как он считает, базировалось в прошлом и будет воссоздано в будущем русское самодержавие: русский национализм, неразрывно связанный с православием, монархическая государственность, основанная на единоличном наследовании престола и опирающаяся на внеклассовое, бессословное общенациональное народное представительство[21].

Такое общенациональное народное представительство и собрал первый русский царь вскоре после своего венчания на царство.

Первый Земский собор — собор социального «примирения» (1549).

Принятые на этом соборе решения (прежде всего — о создании местного самоуправления) свидетельствуют о том, что он был инструментом для решения важнейших государственно-политических вопросов, начиная от изменения тогдашнего «основного закона» страны — Судебника и заканчивая утверждением о необходимости реформ всех сторон государственной жизни.

Именно этот собор заложил основы местного самоуправления, установив выборность народом должностных лиц повсеместно, в том числе и в частных владениях бояр, отгороженных прежде от государственной власти древней системой привилегий и иммунитетов.

Можно сказать, что это был первый шаг по пути к «национализации» боярских вотчин, продолженный затем и уравнением вотчины с поместьем, и опричной чисткой Центральной России от самих вотчинников и их окружения, которую царь называл «перебором людишек».

Кризис противостояния старой и новой социально-политических систем вёл к обострению борьбы между удельной княжеско-боярской партией, с одной стороны, и поместным дворянством и царём с другой. Две эти силы сошлись в середине XVI века в борьбе за власть.

Именно власть, а не собственность, как отмечает А.И. Фурсов, и была главным объектом борьбы этих сил, в чём и заключается специфика русской истории: «Итак, борьба дворянства и боярства — не миф, но главный объект борьбы — не собственность, а власть, поскольку только власть на Руси регулировала (регулирует) доступ к вещественной субстанции, к общественному продукту»[22].

Таким образом, в истории России, в том числе и в российской истории XVI века, борьба за высшую власть велась как за инструмент справедливого (или несправедливого) перераспределения общественного продукта внутри общества.

В этой борьбе коллективным представителем подавляющего большинства населения страны и стал Земский собор, а выразителем интересов «олигархов» — т.н. «Избранная Рада». Ближайшим историческим аналогом Избранной Рады в нашей истории можно назвать коллаборационистскую Семибоярщину Смутного времени и преступную Семибанкирщину 90-х гг. ХХ века.

***

Вторым фактором, оказавшим значительное влияние на социальное и политическое развитие России в XVI в. была опричнина. Вопрос об опричнине — её характер, задачи, цели, результаты — один из самых острых и «водораздельных» для исследователей вопросов, поставленных перед исторической наукой эпохой правления Ивана Грозного.

А.И. Фурсов как основной результат опричнины указывает преодоление в целом и основном ещё «не стёртых» к середине XVI века «многих дефектов-реликтов киевской, владимирской и ордынско-удельной эпох, которые пришлось «кусать» и «выметать» опричнине… Опричнина до конца «дотёрла» удельную систему, устранив даже её следы; окончательно «переварила» Новгород и в значительной степени поставила под контроль церковь»[23].

В политическом смысле опричнина была тем, что сейчас называется «чрезвычайным положением». Царю законодательно предоставлялось право, без совета и приговора Боярской думы, судить бояр, реквизировать их имущество, отправлять в ссылку и даже казнить.

Земский собор 1564/65 гг. вкупе с Боярской думой утвердил эти особые полномочия.

Так считает ряд известных историков. Как указывает академик Л.В. Черепнин[24], такого мнения придерживаются Н.И. Костомаров, А.А. Зимин, С.О. Шмидт, Р.Г. Скрынников.

Причём особенность Земского собора 1565 г., утвердившего опричнину, как пишет Черепнин, «заключается в том, что он собрался не по инициативе царя, а по инициативе сословий, в отсутствие царя».

Царь на этом соборе не присутствовал. Опричнина стала выбором (и, в какой-то мере, — даже требованием) народа, поддержавшего Ивана IV в его борьбе с боярско-княжеским олигархатом за единую сильную Русь во главе с царём, опирающимся на народ.

***

Однако, как уже говорилось выше, в правление Романовых и местное самоуправление, и Земский собор, и сама народная монархия как проект были свернуты, и Россия на два столетия погрузилась в абсолютизм, пришедший с Запада на смену православному самодержавию.

Только к началу XIX века часть российской элиты пришла к пониманию необходимости общественных и экономических реформ. Но понадобилось еще полвека, восстание декабристов и поражение в Крымской войне, чтобы реформы, пусть и половинчато, стали воплощаться в жизнь.

После освобождения крепостных крестьян в 1861 г. важнейшей с точки зрения создания гражданского общества в России была реформа местного самоуправления, или Земская реформа. Первого января 1864 г. на части территории Российской империи было введено Положение о губернских и уездных земских учреждениях, которые регламентировало создание земских учреждений и выборы в них.

По существу, это были первые после Земских соборов всесословные органы местного представительства, и в этом качестве они могли бы сыграть решающую роль в преодоление перманентного социально-экономического кризиса, который поразил Россию в XIX в. и продолжался до 1917 г.

Однако, мало того что таким образом императорское правительство пыталось переложить заботы, в том числе и финансовые, о местном образовании, медицине, благоустройстве, соцобеспечении и даже тюрьмах на плечи населения, но и «бессословность» этих земств оказалась такой же извращённой, как и безземельная «свобода» бывших крепостных.

Иначе и быть не могло, потому что буржуазные реформы не только запоздали как минимум на полвека, но и проводились в жизнь представителями отжившего класса помещиков-землевладельцев.

По существу, все реформаторские усилия имперского правительства свелись к тому, чтобы как можно дольше сохранить за классом землевладельцев их преимущества, включая завуалированную зависимость от них бывших крепостных. Что привело к тому, что эти реформы не смогли снять имеющиеся противоречия, загнали их вглубь и стали катализатором дальнейшего раскола российского общества.

Разработанная в недрах МВД Земская реформа была призвана защитить дворянские интересы. Формально она предполагала, что в выборах мог участвовать человек любого сословия, но выборная многоступенчатая система с тремя куриями и многочисленные цензовыми ограничениями имущественного характера делала земство ещё одной попыткой власти стреножить исторический процесс, ограничить как буржуа, так и крестьянство.

Председателями губернских и уездных съездов были предводители дворянства. Существовал ряд ограничений для земств: земские собрания и управы были лишены права общаться между собой, они не имели принудительной власти, так как полиция им не подчинялась; их деятельность контролировалась губернатором и министром внутренних дел, имевшим право приостанавливать исполнение любого постановления земского собрания.

В целом, хотя земская и городская реформы самоуправления и создали некоторые минимальные предпосылки для развития гражданского общества в России, но фактически они служили инструментами сохранения в иной форме прежних привилегий господствующего класса землевладельцев и объективно вели к углублению революционного кризиса в стране.

Перефразируя известное выражение, можно сказать: «Никто не хотел революции. Революция была неизбежна».

И основная вина за это лежит на правящей элите, которая, утратив способность к политическому анализу, потеряв веру в Бога, забыв о своём предназначении, не смогла реформировать социально-политическую систему, использовать опыт народного представительства вечевого периода и Земских соборов, отказаться от евроцентристских идеологем, принимающих на Русской земле деструктивный характер.

Династия Романовых так и не смогла подняться до концепции народной монархии и, в конце концов, получила самоубийственную «войну всех против всех». В ответ на неспособность старых элит реформировать государственное устройство «сверху», социально-политический и экономический строй в России был революционным путём преобразован «снизу». Инструментом такого преобразования послужили Советы.

Считается, что советская форма государственного устройства явилась практическим воплощением марксистской теории о построении коммунизма путём установления власти диктатуры пролетариата.

Однако, как минимум для первых лет Советской власти, утверждение о классовом марксистском происхождении власти Советов несправедливо. Первоначально Советы были созданы восставшими рабочими стихийно в 1905-1907 годах, затем существовали как органы параллельной власти в Российской Республике при Временном правительстве и были символом Советской России вплоть до её краха в 1991-1993 годах.

О самобытности и стихийности создания Советов народом свидетельствует и лидер РСДРП (б) В.И. Ленин.

В 1906 г. он решительно отрицал марксистский характер Советов: «Эти органы создавались исключительно революционными слоями населения, они создавались вне всяких законов и норм всецело революционным путём, как продукт самобытного народного творчества, как проявление самодеятельности народа, избавившегося или избавляющегося от старых полицейских пут.

Это были, наконец, именно органы власти, несмотря на всю их зачаточность, стихийность, неоформленность, расплывчатость в составе и в функционировании»[25].

С.Г. Кара-Мурза считает[26], что власть Советов была не классовой, а корпоративной и сословной: «В отличие от буржуазно-либеральной установки, Советы рабочих, солдатских и крестьянских депутатов формировались как органы не классово-партийные, а корпоративно-сословные, в которых многопартийность постепенно вообще исчезла». Как пишет Кара-Мурза, и в 1917 году Советы были организованы по инициативе народных масс и общественных институтов, в первую очередь кооперативов и заводских касс взаимопомощи[27].

Наверное, не будет ошибкой сказать, что генетически Советы оказались связаны и с Земскими соборами, и с более древним органом русского самоуправления — вече. История завершила виток по своей спирали и вернулась к тому месту, где её естественное течение прервали Романовы — к Земскому собору как Совету всея земли.

История «короткого» ХХ века в России (1917–1991) показала всему миру возможность построить справедливое общество, в котором большинство людей чувствует себя не только социально защищенными, но и социально востребованными, призванными к активной общественной жизни, участниками исторических процессов.

Советы были блестящий попыткой построить в России гражданское общество, основанное на социальной справедливости, которое не удалось по двум причинам: невозможности одновременной социальной революции сразу в большинстве экономически развитых стран мира и первородному греху человеческому — жадности, который развратил советский народ, а партийную элиту привёл на стезю предательства.

Основную роль в разрушении советской модели организации общества сыграло противоречие между бесклассовым характером т.н. номенклатуры (советской правящей элиты) и её управленческой функцией (сейчас мы видим подобный процесс во многих глобальных корпорациях, где менеджеры высшего звена постепенно заменяют владельцев не только в сфере управления, но и становятся фактическими собственниками).

Советская номенклатура, управляя огромными богатствами страны, не имела права на него, и в любой момент то или иное событие партийной жизни могло выбросить любого члена номенклатуры и его близких из привилегированного слоя.

Именно это, наряду с элементарной человеческой жадностью и стремлением к личному обогащению, стало причиной того предательства высшего партийно-хозяйственного слоя советского общества, в результате которого Советский Союз был разрушен изнутри, а представители номенклатуры оказались во главе вновь образованных государств, банков, концернов и корпораций.

Разрушение советского гражданского общества началось задолго до падения СССР и завершилось разгромом в 1993 г. Верховного совета, государственным переворотом и «принятием» колониальной конституции, установившей зависимость РФ от международных (западных) законов. С тех пор гражданское общество в России находится в дезорганизованном состоянии.

И в настоящее время наличие политических партий (большинство из которых выражают либо интересы чиновников, либо находятся на содержании у тех или иных влиятельных экономических групп) и многочисленных «общественных», «неправительственных» и «некоммерческих» организаций вовсе не свидетельствует о существовании в современной России гражданского общества. Кризис российского общества и российской государственности, к сожалению, не преодолён, а углубляется.

Для его преодоления нужна глубокая реформа всей социально-политической жизни страны.

Однако вместо этого мы видим всё ту же прискорбную половинчатость в реформировании страны, которая была в середине XIX — начале ХХ вв. (от т.н. «Великих реформ» 1860-х и до октябрьского Манифеста 1905 г.) и которая может иметь те же последствия, причём на фоне аналогичных началу ХХ в. факторов: финансовой и экономической зависимости России от мирового капитала, нашей промышленной отсталости, подготовки ведущих держав к новой мировой войне.

***


Земские соборы XVI в. не только стабилизировали социальную ситуацию в стране, но и позволили царю и народу обрести единство, столь необходимое в тот тяжёлый исторический период, когда в жесточайшей борьбе между боярско-княжеским олигархатом, готовым растащить Русь по вотчинам, и центральной властью, Российское государство входило в Новое время, создавая единое экономическое, политическое, социальное и, главное, духовное пространство.

Гражданская активность большинства населения России второй половины XVI — начала XVII вв., организованного в земство, воспитание в земской системе самостоятельно и широко, в государственном масштабе мыслящих лидеров, позволило народам России в момент смертельной опасности Смуты, в условиях отсутствия и государства, и верховной власти, победить врага и воссоздать русскую государственность.

Это урок всем нам, ныне живущим в России.

Александровская общественная палата предлагает изучать этот опыт, творчески его переработать, исходя из современных условий, и применить на практике для возведения устойчивой и справедливой государственной системы, включающей всё лучшее, что было выработано поколениями наших предков от самых древних вечевых времен до Земских соборов Ивана Грозного и социальных завоеваний советской власти.

Преемственность опыта госстроительства, учёт национальных, географо-климатических, экономических, культурных, этических и прочих особенностей Русской цивилизации должны стать непременным условием построения такой системы.

С чего же начать это строительство?

Александровцы предлагают начинать с учреждения в Александрове Института развития Российской государственности им. Ивана IV Васильевича Грозного.

Наш город стал второй малой Родиной для этого великого правителя России, именно здесь, в Александрове, он закладывал основы современного государства Российского. И именно здесь в начале XXI века была создана первая народная общественная палата в России, здесь была написана книга «История гражданского общества России: от Рюрика до наших дней».

Здесь бьется духовное сердце России. Александровская земля хранит царскую поступь, здесь воссоздаётся нами великодержавная история нашей Родины.

Александровский кремль, сам город, с его храмами и монастырями, должен стать символом возрождённой русской государственности, величия русского Духа, власти, идущей от Бога и несущей божественные Любовь и Справедливость!

Чтобы это произошло, в первую очередь надо сформулировать государственную идеологию России.

Для этого необходимо решительно отказаться от идеологии «офшорного компрадорства», пропитавшей современные «элиты», и сформировать новый правящий класс. При этом все изменения должны проходить эволюционным путём: свой лимит революций Россия уже выбрала в XX веке.

Наша общая задача — добиться национальной консолидации, а консолидировать нацию можно только на основе общих нравственных и исторических ценностей русского и других народов Евразии. Если консолидация будет успешной, а политический курс будет проложен в верном направлении, через несколько лет мы станем свидетелями появления новой парадигмы публичных ценностей в России.

Завершится ли процесс национальной консолидации нашей победой? Удастся ли нам разрешить проблемы, поставленные перед нами XXI веком? Какой будет наша страна и мир вокруг нас?

В первую очередь это зависит от активной жизненной позиции каждого гражданина России, от того, сможем ли мы создать легитимную и справедливую общественно-политическую систему взаимодействия общества и власти. Для этого власть и общество России должны быть едины.

Такое единство может обеспечить только социально-политическая система, обеспечивающая взаимодействие власти и общества на всех уровнях государственного управления, поддерживающая социальную справедливость, обеспечивающая соблюдение законности и правопорядка, равное для всех без исключения граждан.

У нас есть исторический образец такой системы организации гражданского общества: народная монархия Ивана Грозного и его Земские соборы. Взяв всё лучшее от этих исторических образцов, творчески переработав их для современной эпохи развития российского общества, мы можем и непременно должны построить в России стратегический союз народа и власти — иного пути в будущее у нас нет.

***

Народу нужна сильная власть, а сильная власть базируется на крепком фундаменте. Непременными элементами такого фундамента должны быть национализация (земли, полезных ископаемых, основных предприятий тяжёлой промышленности, связи, путей сообщения, национального банка и т.п.), социальные гарантии, защита гражданских прав простого человека. Только так можно вернуть реальную власть государству.

Необходимо выстраивание устойчивой системы сохранения преемственности в управлении государством, которая позволит продолжить политический курс на укрепление и возрождение страны.

Мир входит в эпоху катаклизмов, и Россия может выжить в это время только за счёт полной консолидации общества, в котором власть учитывает интересы народа, а народ поддерживает власть.

Что для этого можно сделать уже сегодня?

Мы видим пути преодоления социально-политического кризиса и возрождения России в следующем:


  1. Возвращение к сословной структуре общества. Обычно сословное деление общества воспринимается как нечто негативное и неактуальное. Так нас учили в советское время (хотя само советское общество с его делением на трудящихся, интеллигенцию и управленцев без особой натяжки можно назвать сословным), так мы считаем по привычке и сейчас. Однако это не так.


Сословия — социальные группы, различающиеся по своим обязанностям перед обществом и государством, несущие каждая свои особые обязанности. Трудящийся кормит воина и чиновника, воин защищает чиновника и земледельца, чиновник управляет на благо страны и народа.

Особенно важна в этой системе справедливость распределения обязанностей, так как от этого зависит, как разные сословия воспринимают возложенные на них обязанности — как сизифов труд или как труд во имя общей цели.

Само слово «сословие» напоминает «содружество», «сотоварищество», «сотрудничество», т.е. нечто объединяющее, с ярко выраженным положительным смыслом. Сословия — это государственное тело, живой организм. Сословия трудятся совместно во имя сверхцели, сверхидеи, одинаково важной для всего народа.

В отличие от сословий, для которых вопрос собственности есть вопрос второстепенный, имеющий узкое значение «хлеба насущного», необходимого для сохранения жизнедеятельности, классы различаются по своему отношению к собственности и разделяют общество на группы, каждая из которых преследует свои частные меркантильные цели и стремится, ввиду этого, захватить для себя в обществе определённые преимущества, а потому вступает в конфликт с другими классами.

Для победы над противником классы создают политические партии. «Партия» в переводе на русский означает «часть», «группа». Классы раздирают единое общество на противоборствующие группировки и ведут перманентную войну всех против всех внутри государства. Это разрушают общество изнутри, ибо «Царство, разделившееся в себе, не устоит».

В связи с этим мы предлагаем распустить все партии, включая «правящую», и сформировать в России сословную структуру общества, как наиболее пригодную для будущей цивилизационной модели, идущей на смену национальному (капиталистическому) государству.


  1. Для реализации необходимой социально-политической реформы нужна новая элита (управленцы).

    Основой для её формирования должен стать Закон, определяющий порядок отбора кандидатов на государственную службу, их обучения, воспитания и допуска к госслужбе; при этом должен действовать категорический запрет семейственности, знакомства, кумовства; формироваться новая элита должна исключительно на конкурсной основе и профессиональном отборе лучших из лучших.

    Как пример такого формирования новой элиты можно указать систему подготовки кадров госслужащих в Китае[28].


  2. Бисмарку приписывают фразу о том, что Франко-прусскую войну выиграл прусский школьный учитель. Так это или нет, но в подготовке новой элиты роль школы трудно переоценить: именно она должна дать ту массу образованной и патриотически воспитанной молодёжи, которая станет источником кандидатов в управленческое сословие.

    В связи с этим мы видим крайнюю необходимость в скорейшем реформировании системы российского образования исходя из новых задач и, в первую очередь, введение новых учебников по истории и обществоведению.

    В целом же система образования новой России должна способствовать функционированию «социальных лифтов» для молодёжи: сословия — это не замкнутые касты, между которыми нет никаких переходов, а живой организм, служащий для наиболее полного развития талантов и возможностей каждой «клеточки» на благо всего общества.


  3. Едва ли сохранение и возрождение России возможно без её титульного и государствообразующего народа — русских.

    Однако сегодня сложилась абсурдная ситуация, когда в Конституции РФ не только не определён статус русского народа как государствообразующего, но и просто отсутствует упоминание о русских, как об одном из народов «многонациональной» России.

    Это опасное для российской государственности положение должно быть незамедлительно исправлено: в российской конституции должен быть прописан статус русского народа как титульной государствообразующей нации.

    Без решения «русского вопроса» остаются пустым звуком разговоры о «Русском мире» и «Евразийской цивилизации» — без русских проект единого евразийского пространства просто рассыплется и станет добычей алчных «партнёров» с Запада и с Востока.


  4. Фундаментом российского гражданского общества, наряду с новой управленческой элитой, как и во времена Ивана Грозного, должны стать структуры местного самоуправления.

    Здесь уместно вспомнить, что, прежде всего, гражданское общество России — это система легитимного, профессионального и ответственного взаимодействия между структурами гражданского общества и всеми ветвями власти на всех уровнях — от муниципального до федерального.

    Поэтому под структурами местного самоуправления подразумеваются не только (и даже не столько) какие-либо административные органы местной власти, но вся совокупность общественных организаций региона: общественные палаты (советы), творческие союзы, объединения и ассоциации представителей творческих профессий; торгово-промышленные палаты и объединения предпринимателей; профсоюзы; ассоциации жилищного самоуправления (ТСЖ, ЖСК, домовые советы); ветеранские организации; средства массовой информации и т.п. — вплоть до клубов по интересам и других объединений граждан.


Опыт и практика Общественной палаты г. Александрова позволяет предложить следующую структуру взаимодействия общества и власти: во всех муниципальных образованиях создаются муниципальные (гражданские) Общественные палаты (советы), формируемые гражданами в соответствии с Федеральным законом.

Порядок взаимодействия Общественных палат с многочисленными общественными, профессиональными, творческими союзами, советами и организациями на муниципальном уровне должен быть легитимным, профессиональным и ответственным.

Ибо данное взаимодействие — не организация досуга, а реальная, крайне необходимая профессиональная работа по координации, объединению профессиональных, творческих усилий граждан, направленная на решение проблем территории проживания, решение социально-значимых вопросов, организации совместной деятельности с властью по вопросам местного самоуправления, совместно со структурами прокуратуры, счётной палаты, КРУ, обеспечение эффективного профессионального контроля за расходованием бюджетных средств, ходом работ по реализации социально значимых проектов.

Общественные советы — во всех без исключения ветвях власти и на всех её уровнях — важнейший, основной институт гражданского общества.

Важность и незаменимость его в том, что именно через общественные советы во взаимодействие с властью вовлекаются самые лучшие профессионалы, активные граждане, обладающие большим практическим опытом в данной области деятельности. Формировать такие советы — обязанность гражданских структур: Общественных палат. Но палат действительно общественных, а не сформированных «под себя» правящей партией или чиновниками.

Это принципиально важное условие, неисполнение которого делает всю систему ничтожной, бессмысленной и как итог опасной для общества. Необходимо категорически отказываться от порочной практики формирования Общественных палат политическими партиями, администрацией, представителями власти различного уровня.

Общественные палаты должны выступать конкретными выразителями интересов большинства граждан на территории проживания. Они должны отстаивать основные законные интересы населения: условия их проживания, безопасности, соответствие экологической обстановки нормативным требованиям, уровень социального, медицинского обслуживания, образования, занятости, сохранения культурных и местных традиций.

То есть выражать то, что волнует и беспокоит любого человека независимо от его образования, социального положения, партийной принадлежности, культуры, вероисповедания, уровня гражданского самосознания и социальной активности.

Опыт формирования Общественной палаты г. Александрова, многолетний опыт практической деятельности по проблемам развития гражданского самосознания, опыт совместной деятельности со многими общественными организациями, и прежде всего, российской Ассоциацией ТСЖ и ЖСК (журнал «Председатель ТСЖ», редактор С. Беркимбаева), указывает на готовность и способность граждан России к активной общественной, профессиональной работе в вопросах организации местного самоуправления в местах непосредственного проживания граждан.

Наш проект предусматривает новый порядок формирования региональных Общественных палат. Ныне действующий порядок формирования ОП в регионах скопирован с «Закона об Общественной палате РФ», где Президент РФ формирует 50% состава своим решением.

Подобное «копирование» привело к тому, что ОП регионов заполнены «представителями правящей партии» и изображают видимость взаимодействия общества и власти. В некоторых регионах ОП не сформированы по-настоящему до сих пор, что говорит о нежелании региональной власти что-либо менять. ОП в таких регионах оторваны от общества, от граждан и не представляют их интересов.

Предлагаемая нами модель гражданского общества категорически отвергает какое-либо партийное влияние на все без исключения элементы системы. Авторитет и влияние партий во всех государствах мира стремительно падает. Это объективный процесс эволюционного развития человечества. Россия прошла свой сложный путь «партийного строительства» и, имея колоссальный опыт в этой области человеческого бытия, способна далее двигаться путём развития и применения гражданских процедур, используя, прежде всего, здравый смысл и мудрость.

И тут необходимо добавить, что на сегодняшний день единственными легитимными структурами гражданского общества в России являются Общественные палаты регионального и федерального уровня.

Однако, поскольку эти организации сформированы «правящей» партией и представителями власти, они, к сожалению, не всегда адекватно представляют и выражают интересы большинства граждан. ОП РФ, региональные ОП пока что последовательно обеспечивают лишь видимость взаимодействия власти и общества, что вызывает недовольство и недоверие граждан.

Поэтому необходим новый закон «Об общественных палатах России», который правильнее было бы назвать «Закон о гражданском обществе России».

Этот закон должен, прежде всего, утвердить понятие гражданского общества в России как системы профессионального, легитимного и ответственного взаимодействия общества и власти на всех уровнях. Именно взаимодействия — это главное!


  1. Для подготовки и проведения в жизнь необходимых социально-политических реформ мы предлагаем создать в Александрове, который был при Иване IV Грозном полтора десятилетия столицей России, Институт Российской государственности как научно-исследовательский, методологический и учебный центр для всей России.


Кривоносов М. М.

Манягин В. Г.


[18] Ключевский В.О. Состав представительства на Земских соборах Древней Руси / В. кн.: Ключевский В.О. Сочинения в восьми томах. Т. VIII. Исследования, рецензии, речи (1890-1905). М.: Издательство социально-экономической литературы, 1959.

[19] Соловьев С.М. История России с древнейших времен. Том 6. Глава 2. Правление боярское / http://www.magister.msk.ru/library/history/solov/solv06p2.htm

[20] Тихомиров Л.А. Монархическая государственность. М.: Сербский Крест, 2004.

[21] Никандров Н. Иван Солоневич: народный монархист. М.: Алгоритм, 2007.

[22] Фурсов А.И. Вперед, к победе! М.: Книжный мир, 2013.

[23] Фурсов А.И. Указ. соч.

[24] Черепнин Л.В. Земские соборы Русского государства в XVI—XVII вв. — М.: Наука, 1978. — 416 с.

[25] Ленин В.И. Победа кадетов и задачи рабочей партии.

[26] Кара-Мурза С.Г. Советская цивилизация, т. 1. Советская власть.

[27] Кара-Мурза С.Г. Указ. соч.

[28] Подробнее об этом см.: Делягин М.Г. Империя в прыжке. Китай изнутри. М.: Книжный мир, 2015.

***

  • 1

Ну а куда ивану грозному деваться было,?,это альтернатива и политическая новгородской республики была,только вот ничем не ограниченная диспотия абсолютизмом завершилась ,идею советской власти от туда почерпнули много старообрядцев в рабочем движении были внеся идеи земских советов,даже пожелание молодым было, совет вам,да любовь.


  • 1