?

Log in

No account? Create an account
мера1

ss69100


К чему стадам дары свободы...

Восстановление смыслов


Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
США - это дно человеческого падения, ч. 10.1
мера1
ss69100

Секретные операции, тайный террор и психоцид

Помимо политического и военного террора, которому подвергалось население разных стран мира, в Америке существовали еще и строго засекреченные программы воздействия на личность и сознание.

Госдепом и прочими вашингтонскими властными ведомствами велось несколько типов войн, и параллельно с традиционной - милитаристской - осуществлялись: шпионская, идеологическая и психологическая война.

Однако в дополнение к ним деятели, засевшие в Вашингтоне и Лэнгли, жаждали разработать такой тип войны, который обеспечил бы чудодейственный и быстрый эффект ликвидации противника, подавления инакомыслия, уничтожения коммунистов, а также политических и идеологических противников вообще.

Средство уничтожения человеческого сознания и подчинения его воли жаждали получить в ЦРУ, запуская самые различные программы, некоторые из которых имели ярко выраженный карательный характер.


Для обозначения таких программ я использую термин «психоцид» - подавление человеческой психики, влекущее распад личности, гибель человека или существенный ущерб его психическому, психологическому и соматическому состоянию.

Условно системный психоцид, производимый вашингтонским режимом, можно разделить на две части - теоретическую, то есть исследовательскую, во-первых, и практическую, во-вторых, то есть «боевую», при которой методы психического и химического воздействия на сознание человека применялись на практике, в борьбе за «свободу и демократию», то есть для уничтожения и подавления людей, не согласных подчиняться диктату США.

Теоретические исследования нанесения ущерба психике людей основывались на нацистских экспериментах.

Почти в каждом документе ЦРУ, посвященном проблеме разработки методов эффективного психического воздействия, подчеркивались такие задачи, как «доведение управляемого человека до состояния, при котором он будет выполнять указания против своего желания и даже действуя против таких основных законов природы, как чувство самосохранения».

Исследовательских программ, направленных на достижение цели «превращения человека в растение или послушное орудие», на самом деле было множество, однако первой, которая стала известна широкой общественности, явилась так называемая программа «МК-ультра», информация о ней всплыла на поверхность по причине гибели одного из «подопытных кроликов», которым оказался Фрэнк Олсон.

В 1942 году Франклином Рузвельтом была создана структура, которая получила название ОСС. Это была первая организация, созданная в США для ведения тайной неограниченной войны. Президент поставил во главе ОСС генерала Уильяма Донована -Дикого Билла.

Донован привлек к «работе» Ричарда Хелмса, который в свою очередь отыскал прелюбопытного персонажа - Сиднея Готлиба - редкостного ханжу и лицемера, обожавшего зверушек, но лично посылавшего оперативников со смертельным ядом, предназначенным для убийства таких руководителей иностранных государств, как руководитель Конго - Патрис Лумумба.

К несчастью, у Готлиба был талант ученого, причем в нескольких важных сферах науки. Он занимался широким спектром проблем от анализа почерков до создания стрессов, был сведущ в неврологии.

Чтобы не привлекать внимание широкой общественности, в том числе и медиков, ЦРУ, подыскав в помощники известных профессоров, рассредоточило отдельные исследования в соответствующие для этих работ университеты, клиники и исправительные заведения.

Известно, что эксперименты, имеющие отношение к проекту «МК Ультра», проводились в Бостонском госпитале, на медицинском факультете Иллинойского университета, в Колумбийском, Оклахомском и Рочестерском университетах и т.д.

За время осуществления вышеупомянутой программы были заключены контракты с 80 учреждениями, в том числе с 22 колледжами и университетами, 12 госпиталями и

клиниками, 3 исправительными учреждениями. Воздействию препаратов было подвергнуто не менее тысячи гражданских лиц. Количество душевнобольных и заключенных, над которыми проводились опыты, не известно, количество же военнослужащих, подвергшихся опытам химического воздействия и манипулирования сознанием, составило 6940 человек.

В сентябре 1975 года, с большим опозданием, было признано, что в результате опытов происходила смерть некоторых людей.

За гибель своих подопытных ни один ученый ЦРУ так и не понес наказания. Масштаб можно оценить из того факта, что бюджет программы в 1953 году составлял 6% общего бюджета ЦРУ, при этом средств мониторинга и контроля расходов не предусматривалось.

Сведения о проводившихся экспериментах держались в строгой тайне. Перед уходом в отставку в январе 1973 года Ричард Хелмс приказал уничтожить все записи о проводившихся в ЦРУ испытаниях. Он надеялся на исчезновение памяти об этих экспериментах и их жертвах.

И лишь благодаря цепи невероятных обстоятельств часть сведений просочилась на поверхность. Но, как и водится, была создана государственная комиссия, призванная замять дело и навести тень на плетень.

Она с этой задачей в целом справилась, но спустя несколько лет бывший сотрудник Министерства иностранных дел Джон Маркс, ставший к тому времени свободным писателем, оживил сухие факты доклада комиссии Рокфеллера, опубликовав впоследствии шокирующие сведения, составившие его книгу «ЦРУ и контроль над разумом» [191 - Маркс Д. ЦРУ и контроль над разумом. Тайная история науки управления поведением человека. М., Международные отношения, 2003.].

Вот несколько отрывков из его работы:

«Еще когда эсэсовские врачи проводили свои эксперименты в Дахау, Отдел стратегических служб - Разведывательное управление США в годы войны - учредило комитет по созданию «наркотика правды» во главе с д-ром Уинфредом Оверхолстером, директором госпиталя Св. Елизаветы в Вашингтоне. Учрежденный комитет быстро провел испытания с мескалином, несколькими барбитуратами и скополамином.

В попытках отыскать способы и средства, позволяющие манипулировать людьми, сотрудники ЦРУ и их агенты преодолевали те же многочисленные этические барьеры, которые попирались нацистами... экспериментировали, испытывая неизвестные и опасные методы на людях, не подозревавших о том, что происходило.

Систематически попирали свободную волю и достоинство подопытных и, подобно немцам, предпочтительно выбирали своих жертв среди определенных групп населения, которые рассматривались ими (вследствие предрассудков или по соображениям удобства) как менее достойные, чем те, к которым они относились сами <.. .>

Ричард Хелмс, Сид Готлиб, Джон Гиттингер, Джордж Уайт и многие другие предприняли далеко идущую, сложную атаку против человеческого разума. Как в области гипноза, так и во многих других областях ученые, еще более активные, чем Джон Эстебрукс, стремились получить согласие ЦРУ на проведение тех экспериментов, ответственность за которые они не решались взять на себя.

Порой персонал ЦРУ сотрудничал с учеными, в других случаях агенты ЦРУ проводили эксперименты самостоятельно. Они воздействовали на мозг многих людей, причем некоторым неизбежно нанося вред, скрывали и преуменьшали последствия своих действий. В итоге они дожили до того времени, когда возникли сомнения в отношении их собственного душевного здоровья <.. .>

Сотрудники ЦРУ, работавшие по проекту ARTICHOKE, безжалостно пресекали четкие границы этики. Морзе Аллен считал, что бесполезно экспериментировать на добровольцах. Как бы естественно они ни старались действовать, им известно, что они участвуют в игре.

Сознательно или интуитивно, но они понимают, что никто не причинит им вреда. Аллен чувствовал, что он сможет получить надежные результаты, только работая с субъектами, для которых, как он писал, «многое поставлено на карту (быть может, жизнь или смерть)».

В документах и разговорах Аллен называл такие реалистические испытания «окончательными экспериментами» - окончательными в том смысле, что они будут доводиться до конца. Они не завершаются в тот момент, когда субъекту захочется домой или он почувствует, что ему или его интересам может быть нанесен ущерб. Как правило, субъект даже не подозревал о своем участии в эксперименте.

При изучении проблемы управления поведением исследователи доводили работу только до определенного предела.

С точки зрения Аллена, кто-то должен был затем провести окончательный эксперимент, чтобы определить, как срабатывает предложенный метод в реальных условиях: как наркотик действует на человека, не подозревающего о его применении; как мощный электрошок влияет на память; как длительное отсутствие сенсорных ощущений влияет на сознание.

По определению, окончательные эксперименты выходят за юридические и этические рамки. Предельные (окончательные) эксперименты означали смертельный исход <.. .>

Если ученых и медиков привлекали к участию в окончательном эксперименте, то они обычно выполняли работу тайно. Как объяснил известный невролог из Корнельской медицинской школы Гарольд Вольф, обращаясь с предложением о проведении исследований для ЦРУ, если ожидается, что испытания могут нанести вред испытуемым, то «мы ожидаем, что ЦРУ предоставит испытуемых, а также место, пригодное для проведения необходимых экспериментов».

Любой профессионал, уличенный в попытке проведения экспериментов, спонсируемых ЦРУ (сопровождаемых насильственным удержанием испытуемых, накачиванием нежелательными наркотиками), был бы, вероятно, арестован за похищение или грубое насилие.

Такой ученый утратил бы доброе имя среди своих коллег. В то же время, проводя такие эксперименты под прикрытием ЦРУ, он мог не опасаться юридических последствий <.. .>

На начальном этапе разработки программы MKULTRA те шесть профессионалов, которые работали над ней, затратили много времени на анализ возможностей ЛСД. По утверждению одного из сотрудников, «самым удивительным было то, что такое малое его количество оказывало столь ужасающе сильное воздействие».

Альберт Гофманн перешел в мир иной, проглотив менее 1/100 000 унции. Уже с XIX века ученым было известно воздействие на разум таких веществ, как мескалин, но ЛСД превосходил их по мощности в несколько тысяч раз. Гашиш был известен в течение тысячелетий, но ЛСД был в миллион раз сильнее (по весу).

В одном чемодане могло содержаться достаточно этого вещества, чтобы воздействовать на каждого человека (учитывая всех мужчин, женщин и детей) в Соединенных Штатах. Как вспоминает один из сотрудников TSS, «мы подумывали о том, чтобы ввести некоторое количество ЛСД в водопроводную городскую сеть; после этого по городу бродили бы люди в более или менее счастливом состоянии, не особенно интересующиеся самозащитой».

Однако выведением из строя людей в таких больших количествах занимались армейские химические подразделения, которые также испытывали ЛСД и еще более сильнодействующие галлюциногены. ЦРУ

концентрировало свое внимание на отдельных личностях. В руководстве TSS понимали, что ЛСД искажает представление человека о реальности, поэтому им хотелось выяснить, может ли выбранный препарат повлиять на его лояльность. Могло ли ЦРУ превратить в шпионов отправившихся в «странствие» русских - или наоборот? <.. .>

В рамках проекта MKNAOMI сотрудники SOD создали целый арсенал токсических веществ для ЦРУ. Для того чтобы убить кого-нибудь в течение нескольких секунд, например, с помощью таблетки, применяемой в случае самоубийства, в SOD был предложен сильнодействующий токсин моллюска.

В 1960 году во время злополучного полета американского самолета U-2 над территорией Советского Союза у его пилота Пауэрса в серебряный доллар был впаян кусочек с этим ядом (но он предпочел им не воспользоваться).

Будучи прекрасным средством для человека, желающего мгновенно умереть (или убить кого-нибудь), моллюсковый яд не оставляет времени для бегства, поэтому легко проследить, кто применил его. По мнению сотрудников ЦРУ и SOD, для убийства целесообразнее применять ботулин. При инкубационном периоде от 8 до 12 часов он позволяет киллеру скрыться с места происшествия.

В дальнейшем сотрудники ЦРУ снабжали мафию таблетками с этим смертельным ядом для введения его в молочный коктейль Фиделя Кастро. Если ЦРУ стремилось, чтобы убийство выглядело смертью, вызванной естественной причиной, то существовал длинный список смертельных заболеваний, типичных для той страны, которая выбрана для проведения операции.

Так, в 1960 году шеф секретных служб Ричард Бисселл попросил Сида Готлиба «выбрать болезнь», которая позволила бы убить стоявшего во главе Конго Патриса Лумумбу. На сенатском расследовании Готлиб сообщил, что он выбрал такую болезнь, которая должна была быть похожей на болезни, распространенные в Западной Африке, и которая могла завершиться смертельным исходом. <.. .>

Для тех, от кого оперативники ЦРУ хотели избавиться только временно, у SOD было в запасе около дюжины болезней и токсинов различной силы. В конце списка SOD в качестве вещества, гарантировавшего относительно благополучный исход, стоял стафилококковый энтеротоксин - слабая форма отравления пищевыми продуктами (слабая в сравнении с ботулином).

Эта инфекция почти никогда не завершалась летальным исходом, при ней жертва выводилась из строя примерно на срок от трех до шести часов. Из имевшихся в запасе SOD средств большей вирулентностью отличался вирус венесуэльского конского энцефаломиелита.

Обычно он парализовал человека на срок от двух до пяти дней, после чего тот оставался в ослабленном состоянии еще в течение нескольких недель. Если ЦРУ требовалось вывести человека из строя на несколько месяцев, то в распоряжении SOD было две разновидности бруцеллеза. <.. .>

Исследователи, осведомленные о спонсорстве ЦРУ, редко публиковали что-либо даже отдаленно связанное с теми конкретными и довольно неприятными вопросами, которые люди из MKULTRA предлагали им исследовать.

Это относилось к Гайду и Гарольду Абрамсону, нью-йоркскому аллергологу, который стал первым распространителем ЛСД. Абрамсон описал всевозможные эксперименты с этим препаратом, однако ни слова не написал о своих первых экспериментах с ЛСД, проведенных по поручению управления.

В одном из документов 1953 года Сид Готлиб дает перечень тем, по которым он предлагал Абрамсону провести исследования, расходуя на них те 85 тыс. долларов, которые были ему предоставлены от управления. Готлиб хотел получить «оперативные материалы», связанные со следующими темами:

a)  частичное или полное нарушение памяти;

b) дискредитация человека за счет отклоняющегося (аберрантного) поведения;

c)  изменение сексуальных предпочтений;

d) методы получения информации;

e)  внушаемость (суггестивность);

f)      навязывание человеку чувства зависимости.

//.. * * * ..//

Книга Джона Маркса настолько информативна, ценна и важна для описываемой мной темы, то есть для освещения конкретных эпизодов преступлений американизма, что я готов был бы процитировать весь ее текст целиком, если бы это было возможно, но удержу себя от того, чтоб поместить в данную главу очередную, чересчур объемную цитату, ограничусь последним небольшим фрагментом из предисловия Маркса к своему исследованию: «....конечный результат не исчерпывает содержания атаки ЦРУ на разум.

Полностью рассказать эту историю могли бы только немногие участники, но они предпочитают хранить молчание.

Я постарался сделать все возможное, чтобы приблизиться к истине, но, к сожалению, мне пришлось столкнуться с трудностями, поскольку большая часть участников этих событий отказалась давать интервью, а ЦРУ в 1973 году уничтожило многие ключевые документы».

Действительно, главные фигуранты этих событий молчали и продолжают молчать, и, несмотря на то что Джон Маркс, собирая по кусочкам историю исследовательских работ, направленных на получение средств воздействия на психику и манипулирования сознанием, создает-таки ясность в ее истории и хронологии, судьба результатов бесчеловечных исследований и их практическое применение так и остаются покрыты завесой тайны.

Маркс делает предположение, что экспериментирование и разработки не принесли тех результатов, которых от них ждали, но в то же время и он и многие другие исследователи тайных операций ЦРУ отмечают тот факт, что в отношении самых важных, самых жестоких и самых циничных операций, которые были осуществляемы американскими спецслужбами, формальных документов, как правило, не составлялось.

Была целая плеяда «рыцарей плаща и кинжала», и среди них скандально известный Аллен Даллес, которые предпочитали отдавать приказы и распоряжения на словах, не доверяя дело бумаге.

И потому мы, возможно, так никогда и не узнаем, каким был конкретный план психологической войны против России, каковы были детали его технологий, да и был ли единый и общий план психологических диверсий против России, или каждая из программ, которые мы, к сожалению, вынуждены были испытать на себе, имела отдельный характер.

Мы вряд ли когда-нибудь узнаем, как именно обрабатывали Горбачева, сделав его послушным орудием разрушения великой страны, мы многого не узнаем, поскольку характеристики операций тайного воздействия имели сверхсекретный характер и не были оформлены в качестве бумажных распоряжений, а коль некие планы и стратегии и существовали когда-то, то впоследствии подлежали уничтожению как опасные улики.

Сомнительно даже, узнаем ли мы когда-нибудь, как именно и отчего случилось вдруг, что в середине двухтысячных годов многие лидеры латиноамериканских государств, придерживающиеся левых убеждений и курса на выход из-под тиранической «опеки» Госдепа США, вдруг, как по команде, заболели раковыми болезнями (в частности, Уго Чавес и другие).

«Офицеры» ЦРУ отлично понимали, что их деятельность преступна с любой точки

зрения, в любой системе координат, в любой сфере законности, они знали, что их «работа» мало чем отличается от действий эсэсовцев, да гитлеровские спецы и непосредственно участвовали в американских провокациях, и потому Госдепу и спецслужбам совсем невыгодно было оставлять следы своих преступлений.

Характер же психологической и тайной войны вообще, производимой против России и других государств, мы можем проследить лишь по результатам этой войны, по ущербу, урону, нанесенному нам.

Психологическая диверсионная война велась, она была системна и агрессивна, мало того, она продолжается и сейчас, в данный момент.

На Россию, вернее, на все постсоветские территории воздействовали и продолжают воздействовать самыми нечистоплотными, жестокими и чудовищными средствами, разрушая психологическое равновесие, внушая ненависть к собственной истории, ложные стереотипы и в конечном итоге воспитывая ту самую лояльность противнику.

Не исключено, что часть наработок, связанных с воздействием на человеческую психику, поведение и разум, полученных в ходе многочисленных экспериментов, профинансированных ЦРУ, была тем или иным образом задействована в практических акциях, осуществлявшихся американскими спецслужбами, в частности в тайных операциях, связанных с подавлением психики, с нарушением психологического равновесия огромных масс людей в Европе и мире.

В середине XX века американцы проводили в Европе немало «секретных операций», осуществляли разработку нескольких долгосрочных подрывных программ, но наиболее «грязной» и потому тщательно скрываемой операцией американских спецслужб была программа, получившая после ее разоблачения (произошедшего в 1990 году) собирательное название «Гладио», о ней я уже упоминал в первой главе, когда цитировал статью чешского патриота, сейчас расскажу о данной структуре подробнее.

Термином «Гладио» теперь называют, как правило, всю сеть тайных структур, созданных в европейских странах, хотя в каждой из стран было отдельное название для «своей» тайной армии, организованной специалистами ЦРУ.

Операция «Гладио» - это итальянская часть тщательно продуманной диверсионной войны ЦРУ в Европе, которая имела название «Оставленные позади» (Stay-behind) и была призвана отпихнуть от власти, исключить даже малейший шанс на приход к власти нежелательных для США политических сил и политических деятелей, в первую очередь, разумеется, итальянских коммунистов, которые были весьма популярны в Италии и Европе, пользовались авторитетом и уважением в народе.

Легальными, законными средствами устранить их было невозможно, потому американцы включили тайную машину террора.

Совет национальной безопасности уполномочил ЦРУ в 1947 году начать проводить в Западной Европе тайные операции, чтобы помешать голосованию за коммунистов. Эти тайные операции включали также создание секретных армий НАТО в Западной Европе.

А директива NSC 10/2 1948 года давала ЦРУ поручение от Совета национальной безопасности проводить тайные операции по всему миру [192 - Гансер Д. Секретные армии НАТО в Европе - организованный террор и скрытая война. М., Кучково поле, 2012, с. 97.].

Хотя в Италии вербовка будущих функционеров и рядовых участнике «Гладио» началась еще во время Второй мировой войны, то есть до формальной даты создания ЦРУ. 29 апреля 1945 года Джеймс Англтон, главный представитель Управления

стратегических служб США в Италии, завербовал в Милане и секретно переправил в Рим Юнио Боргезе, бывшего командира «Дечима MAC», элитного подразделения Муссолини.

После окончания войны Англтон с согласия итальянского министра внутренних дел Марио Шельбы приступил к вербовке бывших руководителей секретной полиции Муссолини ОВРА и многочисленных политических и военных кадров фашистов. В 1947 году, со времени начала «холодной войны», в Италии под патронатом того же Марио Шельбы создается подпольная антикоммунистическая организация, финансируемая Англтоном [193 - Дамаскин И.А. Сто великих операций спецслужб. М., Вече, 2007, с. 41.].

С 1951 года ЦРУ и глава итальянской спецслужбы «Сервицио информациони форца армате риунити» (СИФАР) генерал Умберто Брокколи совместно размещают базы «Гладио», создают под строжайшим секретом группы типа «Стэй бихайнд» [194 - Там же.].

В декабре 1955 года полковник Ренцо Рока начинает вербовку «гладиаторов», которые приступают к занятиям под руководством американских и английских инструкторов, в том числе будущего директора ЦРУ Уильяма Колби. 622 «гладиатора» были разделены на пять отделов: разведок, диверсии, партизанский, пропаганды и прикрытия; учебу они проходили в учебном центре в Алгеро-Польина на Сардинии.

В их подготовке участвовал также антисоветский отдел МИ-6, находившийся тогда в Риме [195 - Там же.].

В рамках этой же программы готовили кадры и в Хирфорде, на территории Великобритании. Договор между ЦРУ и СИФАР о создании «Гладио» официально оформляется 26 ноября 1956 года.

Конечно, этот факт держится в большом секрете и всплывает только почти сорок лет спустя. Кредо «гладиаторов» изложит в 1990 году один из бывших руководителей СИФАР Джерардо Серривалле: «Жили в то время в обстановке „пропади все пропадом" и рассуждали примерно так: в случае вторжения русские будут поддержаны коммунистами. Так зачем ждать вторжения? Давайте действовать сейчас!» [196-Тамже.]

Основываясь на обнаруженных документах, этот процесс осветил швейцарский исследователь Даниэль Гансер в своей книге «Секретные армии НАТО в Европе -организованный террор и скрытая война». Гансер подробно описал, как после Второй мировой войны и до 1990 года в странах - членах НАТО параллельно с регулярными армиями Альянса существовали секретные армии.

Этими секретными армиями НАТО руководил и координировал их действия тайный комитет в штаб-квартире НАТО в Брюсселе. НАТО в свою очередь подчинялся Пентагону в Вашингтоне.

Представители секретных армий ежегодно собирались вместе. «На конференциях «оставшихся позади» всегда присутствовали представители ЦРУ», - рассказал генерал Серравалле, руководивший итальянской сетью «оставшихся позади» с 1971 по 1974 год [197 - Гансер Д. Указ. соч., с. 63.].

Вместе с секретными армиями НАТО были созданы тайные структуры, ЦРУ и МИ-6 финансировали создание и деятельность этих тайных партизанских групп, обучали их и закладывали тайники с оружием и взрывчаткой (для осуществления терактов).

Деятельность секретных армий НАТО осуществлялась в Великобритании, США, Италии, Франции, Испании, Португалии, Бельгии, Нидерландах, Люксембурге, Дании, Норвегии, Германии, Греции и Турции.

В данных странах о существовании тайных армий в определенный момент знали лишь некоторые политики. Избранные народом парламентарии, как правило, ни о чем не подозревали. Тем самым секретные армии НАТО были вне любого демократического контроля [198 - «Zeit-Fragen» (Швейцария). 02.02.2009.].

Во многих этих странах члены секретных армий НАТО набирались из числа сторонников ультраправых взглядов. Так, США не дали предстать перед Нюрнбергским судом офицеру СС и Гестапо Клаусу Барбье, «Лионскому палачу», так как его использовали для создания секретной армии НАТО в Германии.

Также и гитлеровский генерал Рейнхард Гелен и другие нацисты были завербованы США для участия в «Гладио» [199 - Гансер Д. Указ. соч., с. 295.].

Согласно секретному документу генерального штаба американской армии (Field Manual 30-3 IB) в задачи секретных армий НАТО входила в том числе дискредитация или нейтрализация правительств, которые являлись нежелательными для США. В 1961 году секретная армия НАТО спланировала, хотя и безуспешно, переворот против правительства де Голля.

В Турции тайная армия НАТО участвовала в военном перевороте 1960 года, в военном путче 1971 года и в военном перевороте генерала Эврена в 1980 году.

«Военный переворот произошел 12 сентября 1980 года, когда Эврен захватил власть во время проведения маневров союзных мобильных сил НАТО Anviel Express. Позднее один из представителей правых экстремистов достаточно убедительно заявил в суде, что убийства и террор 1970-х годов были стратегией по дестабилизации страны и приведению к власти Эврена и «правых» военных: «Убийства являлись провокацией МИТ (турецкой военной разведки).

Посредством провокаций МИТ и ЦРУ подготавливалась почва для переворота 12 сентября». Позднее было установлено, что генерал Эврен на момент переворота руководил отделом специальной войны и командовал секретной армией -Counter-Guerilla. Как только генерал Эврен сменил свою полевую форму на гражданский костюм и сделал себя президентом Турции, все террористические акты внезапно прекратились [200 - «Zeit-Fragen» (Швейцария). 02.02.2009.].

Когда произошел переворот в Турции, президент Джимми Картер находился в опере. Узнав об этом, он позвонил Полу Хенце, бывшему главе филиала ЦРУ в Турции, который незадолго до переворота уехал из Анкары, чтобы стать в Вашингтоне советником президента Картера по безопасности при отделе Турции в ЦРУ. Картер рассказал по телефону сотруднику ЦРУ Хенце о том, о чем тот давно знал:

«Ваши люди осуществили только что государственный переворот!» Президент был прав. Пол Хенце на следующий день после переворота заявил, торжествуя, своему коллеге по ЦРУ в Вашингтоне: «Наши парни справились!» [201 - Гансер Д. Указ. соч., с. 369.]

Исходные документы американского генерального штаба 1970 года (подписаны У. Уэстморлендом): «Этот Field Manual 30-3 IB является весьма актуальным документом, обнаруженным в Италии. Он касается не только секретных армий, но в основном сотрудничества американской военной разведки со спецслужбами в других странах и тайных антикоммунистических операций.

В нем описываются так называемые «false flag operations», манипулируемые террористические акты, чтобы убедить население в коммунистической угрозе [202 - «Basler Zeitung» (Швейцария) 16.12.2004.].

В документе Field Manual 30-3 IB описаны также «операции под ложным флагом». Речь шла о террористических актах, приказы о которых отдавали спецслужбы или их осуществляли, а затем в этом обвинялись коммунисты или социалисты.

В некоторых странах - членах НАТО, согласно Гансеру, применялась такая тайная стратегия воздействия: «Она являлась частью так называемой "стратегии дестабилизации" и была построена на терроризме.

Эта почти дьявольская стратегия была реализована в Италии и Турции, пожалуй, самым успешным образом: взрывы бомб и массовые убийства собственного населения, вину за которые затем сваливали на политического врага - левых [203 - «Zeit-Fragen» (Швейцария). 02.02.2009.].

США оказывали значительное влияние на политику Италии в период с 1945 по 1993 год, ЦРУ, итальянские спецслужбы, итальянская секретная армия НАТО (Gladio), а также праворадикальные террористы вели тайную войну против итальянских коммунистов (ИКП) и социалистов (ИСП).

С одной стороны, США поддерживали миллионами долларов предвыборные кампании христианских демократов (ХДП) против итальянских левых. С другой стороны, совершались кровавые террористические акты [204 - Там же.].

В 1968-1969 годах Италию потрясают волнения студентов и выступления рабочих. В качестве ответа разрабатывается «стратегия напряженности», которая исповедуется неофашистскими элементами итальянских спецслужб и их агентурой. Совершается неудавшаяся попытка государственного переворота «черного принца» Боргезе, за ней следует целый ряд террористических актов, отвлекающих общественное мнение от требований левых сил.

Во всем этом принимают участие «гладиаторы». В это время ЦРУ непосредственно или через «Гладио» финансирует крайне правые группировки, а также лично руководителей итальянских спецслужб [205 - Дамаскин И.А. Указ соч., с. 42.].

Так, незадолго до Рождества 1969 года на оживленных площадях Рима и Милана взорвались четыре бомбы, при этом погибли 16 человек. В этом кровавом злодеянии были обвинены коммунисты.

В 1972 году рядом с итальянской деревней Петеано взорвался заминированный автомобиль, в результате чего погибли три карабинера. Через два дня полиция получила анонимное указание, что преступниками являются «Красные бригады».

В 1974 году посреди антифашистской демонстрации взорвалась бомба: 8 убитых и 102 раненых. В августе 1974 года в поезде «Italicus Express», шедшем из Рима в Мюнхен, взорвалась еще одна бомба. Погибли 12 человек и 48 были ранены.

На вокзале Болоньи 2 августа 1980 года произошел теракт, в котором погибли 85 человек и 200 были ранены. СМИ и политики объявили «Красные бригады» организаторами теракта [206 - «Zeit-Fragen» (Швейцария). 02.02.2009. Там же.].

16 марта 1978 года Альдо Моро (дважды премьер-министр Италии, глава христианско-демократической партии) был похищен по пути в парламент, и через 55 дней его мертвое тело было обнаружено в Риме в багажнике автомобиля.

Возмущение этим вероломным кровавым преступлением, в котором были обвинены «Красные бригады», было огромным. Итальянские левые оказались под большим давлением и потеряли большую часть своей популярности в западном мире.

Даниэль Гансер собрал множество улик по делу Альдо Моро, указывающих на «операцию под ложным флагом» со стороны «Гладио». С 1972 года Альдо Моро постоянно пытался ввести итальянских левых в правительство согласно полученному ими на выборах количеству голосов.

Будучи министром иностранных дел Италии, Моро отправился в 1974 году вместе с премьер-министром Джованни Леоне в Вашингтон. Они намеревались создать правительство вместе с ИКП и ИСП (коммунистами и социалистами). Об этом они хотели поговорить с американцами [207 - Там же.].

После возвращения в Италию Альдо Моро проболел несколько дней и обдумывал свой уход из политики. По словам его жены, Моро получил в Вашингтоне следующий ответ: «Вы должны отказаться от своей политики сотрудничества со всеми политическими

силами в Вашей стране. Либо Вы откажетесь от такой политики, либо Вы дорого за это заплатите» [208 - Гансер Д. Указ. соч., с. 79.].

На всеобщих выборах 1976 года коммунисты опередили Христианско-демократическую партию, получив 34,4% голосов. Как председатель ХДП Альдо Моро признал эту победу. Он решил представить итальянскому парламенту план участия коммунистов в правительстве. Он упаковал соответствующие документы и дал указание своему шоферу отвезти его в парламент. По пути его белый «Фиат» был остановлен и Альдо Моро был похищен...

В 1984 году сторонник правых взглядов Винчигерра, который осуществил террористический акт в Петеано, дал свидетельские показания. Он раскрыл существование «Гладио», итальянской секретной армии НАТО.

Винчигерра рассказал, что «Гладио» участвовала в терактах, вина за которые затем возлагалась на «Красные бригады». «Гладио» должна была в интересах США помешать итальянским левым прийти к власти.

При этом «Гладио» получала поддержку со стороны официальных спецслужб, политиков и военных. В 2000 году итальянская парламентская комиссия, проводившая расследование в отношении «Гладио» и терактов в Италии, подтвердила показания Винчигерры: «Эти теракты, эти бомбы, эти военные акции были организованы людьми внутри итальянского государственного аппарата, или же поощрялись, или поддерживались с их стороны и, как было недавно обнаружено, также со стороны людей, связанных со спецслужбами США» [209 - Гансер Д. Указ. соч., с. 41.].

В Бельгии один из руководителей разведслужбы Мампюи и его правая рука Муайен с 1949 года занимались созданием эмигрантских разведсетей и готовили секретную армию. Муайен создал группы типа «Стэй бихайнд» и законсервированную подпольную разведсеть.

Кроме того, он поддерживал контакты с руководителями национальных отделений «Гладио» и официальными лицами в Италии, Германии, Швейцарии, Испании, которые занимались той же «проблемой»...

***
Из книги Максима Акимова „Преступления США.
.