?

Log in

No account? Create an account
мера1

ss69100


К чему стадам дары свободы...

Восстановление смыслов


Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
США - это дно человеческого падения, ч. 11.1
мера1
ss69100

...Горячие точки «холодной войны»

В настоящее время «победа» американской пропаганды в «информационной войне» привела к тому, что ложью окутаны многие эпизоды «холодной войны».

В том числе первый крупный «официальный» военный конфликт США и СССР (вернее, стран соцблока со странами капиталистической оси).

Я имею в виду межкорейский конфликт, в который влез Вашингтон, втянул несколько стран ООН и под прикрытием этой ширмы, как и водится, знатно «отличился», спровоцировав раскол корейского народа, гибель 9 миллионов человек, ну и в придачу уничтожение 80% промышленной и транспортной инфраструктуры Корейского полуострова, более половины жилого фонда.

А ковровые бомбардировки уничтожили значительную часть сельскохозяйственных объектов; помимо прочего, разрушение плотин, произведенное по приказу американского командования, привело к затоплению самых ценных земель и вызвало, плюс ко всем бедам войны, еще и голод.

В одной из предыдущих глав уже шел разговор о «горячих фронтах» «холодной войны» в связи с ситуацией, разворачивавшейся в Восточной Европе.

И хотя те события хронологически следовали за Корейским кризисом, выделить же восточноевропейскую тему я решил потому, что события венгерского мятежа (который западные силы сумели разжечь, хотя и не сумели добиться поставленных целей), как и почти параллельные им события, происходившие в соседних странах Восточной Европы, имели непосредственную связь с контекстом прошедшей войны.

Вернее, имели совершенно определенный вектор, направленный на то, чтоб «перерешать» итоги Второй мировой войны, отнять у Советского Союза его Победу.

Американцы и англичане хотели осуществить это уже летом сорок пятого года, двинув против Советского Союза свои объединенные силы, задействовав немецкие дивизии.



Осуществить им это не удалось, однако они не оставляли попыток и в пятьдесят шестом рассматривали возможность сделать венгров «ударной силой» и развернуть-таки войну на восточноевропейском фронте, спровоцировав на этот раз широкий конфликт на венгерско-советском направлении, постепенно превращая его в войну Запада против СССР.

И, по сути, с середины сороковых годов американцы проводили однородную, однообразную линию политической тактики и стратегии на восточноевропейском направлении, заключалась она в том, чтоб найти-таки способ вытеснения Советского Союза, изгнать его с завоеванных Красной армией позиций, отобрать у него эти позиции и как максимум - уничтожить сам СССР.

Природа всех послевоенных провокаций американцев была именно такова, и провокации эти шли сплошной чередой, разве что имели разную степень «успеха». Провокаторы атаковали все без исключения страны Восточной Европы, Венгрия же «поддалась» легче других по той причине, что имела фашистское прошлое и менее благополучное социально-экономическое положение.

Однако чем больше времени проходило со Дня Победы, тем более «каменел» результат, достигнутый Советским Союзом, «цементировались» границы, устанавливался тот порядок вещей, который в целом мог бы обеспечивать равновесный баланс сил Востока и Запада, обеспечивать безопасность, если бы этого желали обе стороны, а не только советская сторона.

Западу же, и в особенности американцам и англичанам, равновесие и баланс были не нужны, им хотелось доминировать, распоряжаться и довлеть над странами, желательно надо всеми сразу, потому англосаксонские «элиты» желали переиграть результаты Великой Войны.

Чуть-чуть отвлекаясь, замечу, что талант Сталина-политика создал ту ситуацию, что границы, которые он прочертил, уже скоро стали настолько «закаменевшими», реальность сталинской политики была настолько эффективным «цементирующим» фактором, что, несмотря на недовольство некоторых европейских сил теми или иными границами, вернее, их конфигурацией, сии рубежи сохраняются таковыми и по сей день, а если государства распадаются, дробятся, то, опять же, лишь по линиям «сталинских границ»; исключения единичны.

А реальность послевоенного исторического контекста приходила постепенно к тому, что вслед за американскими провокациями, еще имевшими надежду выбить советский фактор из Европы, из Кореи (в общем - отовсюду), опрокинуть СССР и разрушить его, последовали уже куда менее «самоуверенные» шаги американцев, куда менее «глобальные» провокации, актуальной целью этих дальнейших кампаний было теперь лишь медленное продвижение своей «сферы влияния», а то и банальное удержание ее.

То есть американцы вынуждены были на время смириться и перейти от откровенно наступательной стратегии, от уверенности в том, что сумеют-таки уничтожить СССР военными средствами, к «позиционной», затяжной, малоэффективной «войне».

Разумеется, немаловажную, а может быть, и решающую роль в этом сыграл фактор обретения Советским Союзом ядерного оружия, превращения СССР в ядерную державу.

Уточняю я все это в данной главе для того, чтоб оговорить важную вещь: «горячие точки» «холодной войны», вернее, ее фронты в целом имели разную природу.

То есть их условно можно разделить на две категории, к первой относятся те провокации американцев (и Запада вообще), которые, в принципе, подразумевали возможность разворачивания войны против СССР, то есть широкой войны, по сути - третьей мировой, к таким конфликтам изначально относился Венгерский мятеж, таким конфликтом мог стать Карибский кризис, к таким конфликтам можно, хотя и с некоторой натяжкой, отнести Корейский кризис, то есть Корейскую войну, с описания которой я начну основную часть данной главы.

Большинство же остальных «горячих фронтов» «холодной войны» относятся к несколько иной категории, то есть к таким провокациям, которые затевались вашингтонскими политиками лишь с целью «отвоевывания» или удержания под своим игом, в своей «сфере влияния» той или иной территории мира, того или иного государства.

Некоторые из этих «фронтов», вернее, в данном случае - «горячих точек», были весьма и весьма кровопролитными или затяжными, но все же по исторической значимости они уступали корейскому или венгерскому прецедентам.

Быть может, и войну, происходившую на Корейском полуострове, мне стоило бы рассмотреть в девятой главе, а в данном разделе рассматривать лишь «горячие точки» локального характера, находившиеся далеко от границ СССР (и почти не способные стать началом новой мировой войны), однако я все же оставлю как есть, поскольку в нынешнем виде изложение моего исследования представляется мне более органичным и логичным.

Пускай так и останется: восточноевропейский «фронт» «холодной войны» отдельно, все прочие - отдельно. Кстати, в Европу в данной главе еще придется вернуться, хотя на этот раз в Южную Европу, в регион, находившийся вне социалистического блока государств, где снова даст о себе знать пресловутая программа «Гладио», финансируемая американцами. //.. * * * ..//

Ну а теперь приступлю-таки к изложению «многосерийной» истории американских провокаций и агрессий, имевших место во второй половине XX века, повлекших огромное количество жертв (и имеющих важное значение для анализа в том числе и нынешних процессов). Итак, первым крупным очагом был корейский.

В целом происхождение конфликта таково: оккупированный японцами Корейский полуостров был, по соглашению между СССР и США, освобожден от японской оккупации совместными силами этих двух держав, советские войска, как можно догадаться, двигались с севера, американские - с юга.

Япония капитулировала. Корейцы рассчитывали, что вздохнут спокойно, казалось, все к тому и шло, однако была одна загвоздка: корейское население, причем и в северной части страны, и в южной, выбрало коммунистов в качестве законной власти.

Понятное дело, что в Северной Корее советские войска (до 1949 года находившиеся на полуострове) всячески поощряли и приветствовали приход компартии к власти, однако левые оказались наиболее влиятельной силой и в Южной Корее, и там они сумели сформировать правительство.

Нация-то была единой, во всяком случае, в описываемый момент, потому удивляться нечему, и южные и северные корейцы выбрали схожий путь политического развития, хотели включиться в коммунистический проект.

Такое положение дел не могло устраивать американские оккупационные силы, и потому довольно скоренько вашингтонские стратеги решили провернуть «свободные выборы» и протащили-таки в южнокорейское правительство Ли Сын Мана - ярого антикоммуниста, непопулярного политика и вообще довольно одиозную фигуру, который прославится впоследствии не только провоцированием военного конфликта, но и грубыми политическими методами, фальсификацией выборов и прочими грязными делишками (даже в Южной Корее он сейчас воспринимается весьма прохладно, не говоря уж о том, как его аттестуют в КНДР).

По естественной логике процесса и согласно договоренностям стран антигитлеровской коалиции Корейский полуостров, вернее, его народ должен был объединиться и жить в едином государстве, чему обязаны были поспособствовать США и СССР, но поскольку корейцы, дай им волю, собирались выбрать коммунизм, американский президент Трумэн решил игнорировать как прежние договоренности, так и необходимость проведения референдума (или другой процедуры волеизъявления корейцев), Белый дом просто решил «взять судьбу Кореи в свои руки».

В последние десятилетия, и особенно в девяностых годах, в инцидентах, послуживших началом Корейской войны, как и в развязывании конфликта вообще, принято было винить Северную Корею, а еще, как утверждалось, «стоявших за ней СССР и КНР», на коммунистов вешали всех собак, они ведь были назначены «официально плохими» (ведь жертва всегда виновата, спросите у палача, а корейцы, имея на то все основания, считают американскую армию именно сборищем палачей, примчавшихся калечить их судьбу во имя призрачных «американских интересов»).

Думаю, самое время дать слово корейским историкам, ведь никто лучше, чем сами корейцы, не сможет описать того момента, который послужил отправной точкой конфликта.

В книге, авторство которой принадлежит Мен Ук Вону и Хак Чхор Киму, можно обнаружить интересный разрез проблемы, в частности, они прямо пишут о том, что более всех в развязывании войны были заинтересованы американцы:

«После Второй мировой войны США проводили хитрую неоколониалистскую политику. И для заморской экспансии они ратовали за так называемую «концепцию войны в два этапа» и «концепцию агентской войны». По сути своей эта военная доктрина просто напоминает поговорку: «Одним выстрелом двух зайцев убить».

Одна выгода для них - подстрекнув страны-сателлиты к войне, разжечь военный пожар, другая - под маской «помощника», «сотрудника» включиться в войну, что дает возможность им прикрыть нутро поджигателя войны, агрессора и взять в руки все послевоенные плоды.

Местом ее первого эксперимента был Корейский полуостров. Конкретнее: подстрекали своих марионеток-лисынмановцев к войне, а они сами под ширмой ООН участвовали в военных действиях» [221 - Вон М.У., Ким Х.Ч. США: Дисторсия картин развязывания корейской войны. Пхеньян: изд. литературы на иностранных языках, 2003, с. 8.].

Но все же американцы колебались, в данный момент в Вашингтоне появилось две «партии», одна жаждала войны, вполне допуская, что она может стать ядерной, другая убеждала, что риск слишком велик и не стоит соваться в чужие дела.

В частности, госсекретарь Дин Аченсон в январе 1950 года пытался убедить американский политический истеблишмент в ненужности вторгаться на чужие территории, говоря о том, что американский-то оборонный периметр на Тихом океане охватывает Алеутские острова, японский остров Рюкю и Филиппины, а Корея не входит в сферу ближайших государственных интересов США.

Казалось бы, это вполне логично, Аченсон прав, американцам было бы лучше всего воздержаться от такого бессмысленного шага, как вмешательство в дела государств, не относящихся к вашингтонской сфере ответственности и не угрожающих Америке; столько жизней было бы сохранено (и корейских и американских), ведь, забегая вперед, отмечу, что война ни к чему не привела, демаркационная линия осталась на месте, корейский народ оказался окончательно разделен.

Но Аченсона в тот момент слушать не стали, это был глас вопиющего в пустыне, ведь в ЦРУ уже вовсю раздували «необходимость вмешательства».

Вот что пишут упомянутые мной корейские историки об участии «босса ЦРУ» Аллена Даллеса в раскручивании маховика начинающейся войны:

«Даллес прилетел в Южную Корею 17 июня 1950 г. в качестве спецпосланника Трумэна, сам инспектировал лисынмановские марионеточные войска на боевых позициях у 38-й параллели, затем в американском посольстве, что в то время было в сеульском отеле "Пандо", имел секретную беседу с Ли Сын Маном, Син Сон Мо и другими военными маньяками - сторонниками "нападения на Север".

Даллес окончательно уточнил план "похода на Север", дал распоряжение "начать наступление на Северную Корею" и заверил местных холуев вот в чем: "Если продержитесь две недели, то за это время США успеют возбудить в ООН дело по поводу нападения Северной Кореи на Южную Корею и заставят ее от своего имени мобилизовать армию, флот и авиацию"» [222 - Там же, с. 10.].

Корейские историки правы, американцы спешили развязать войну, поторапливали ее, и, несмотря на то что Трумэн хотел обделать все под официальным мандатом ООН, произошел-таки прокол, и получилось, что приказ о начале операции в Корее был отдан до начала официального заседания Совбеза.

Американцы, как всегда, суетились, но кровавая бойня, в которую они спешили ввязаться, не могла радовать людей, которые еще не забыли недавнюю войну, потому многие правительства мира, переборов боязнь, выступили-таки с резким протестом против действий США.

В ноте чехословацкого МИД в адрес посольства США от 11 июля 1950 года говорилось: «Правительство Чехословацкой Республики уже в телеграмме от 29 июня с. г. генеральному секретарю Организации Объединенных Наций заявило, что решение членов Совета безопасности в Корее, на которое ссылается президент Соединенных Штатов Америки, грубо нарушает Устав Организации Объединенных Наций и является незаконным.

Более того, правительство Соединенных Штатов Америки не имеет никаких оснований оправдывать свою агрессию в Корее незаконным решением членов Совета безопасности, поскольку президент Трумэн отдал приказ американским вооруженным силам выступить против Корейской Народно-Демократической Республики раньше, чем в Совете безопасности было принято это незаконное решение» [223 - Труд. 1950, № 164, 12 июля.].

Нынешние политиканы и говоруны, как я отметил выше, валят всю ответственность за начало войны, за ее непосредственное развязывание на власти Северной Кореи, хотя в цитируемой же мной выше книге корейских историков приводятся довольно убедительные доводы, опровергающие версию неспровоцированного нападения северокорейцев на территории юга.

После всей той лжи, которой замазали себя американцы, я-то склонен верить корейцам, но, в конце концов, так ли это важно, кто первым сделал что-то явившееся непосредственным началом войны?

Куда важнее смысл разгорающегося конфликта, а состоял он в том, что американцы никак не хотели смириться с тем, что корейцы, китайцы и русские сами будут решать свою судьбу, сами определят свои границы и политический строй своих государств.

Верные духу операции «Раскол», цээрушники и американские деятели вообще стремились и в Азии создать «очаг-раздражитель», вонзить гвоздь, занозу, как это всегда делали англичане, рассовывая свои военные базы и вгрызаясь в колонии.

Американцам нечего было лезть в Корею, но они все равно полезли, будто и впрямь всегда горели желанием увеличить количество жертв в любой войне, в которую могут вмешаться. И, надо сказать, в данном случае это удалось им на славу: подливая масла в огонь, они устроили самую кровопролитную войну века после Второй мировой.

Однако на первом этапе войны все говорило о том, что победа северокорейцев будет быстрой и убедительной, люди Ким Ир Сена пользовались поддержкой населения, на их стороне была моральная правота, они обладали и преимуществом в вооружении. Начав наступление 25 июня, уже к середине августа они овладели столицей страны Сеулом и заняли почти 90% территории полуострова.

Лидер марионеточного правительства Ли Сын Ман трусливо бежал, радуясь уже тому, что хотя бы в плен не попал. И было чему радоваться, ведь северокорейцы-то, как оказалось, воевать умели, им удалось окружить 24-ю американскую пехотную дивизию и взять в плен ее командира, генерал-майора Дина.

В результате войска Южной Кореи и ООН потеряли (по оценке советского военного советника) 32 тысячи солдат и офицеров, более 220 орудий и минометов, 20 танков, 540 пулеметов, 1300 автомашин и др. [224 - Обухов А. Записки военного советника // Интернационалисты. Смоленск, 2001, с. 140.].

Можно говорить о том, что корейцы уже практически победили и вернули себе страну, вытеснив оккупантов, ведь американцы оставались лишь на маленьком клочке полуострова, на самом юго-востоке, где приютились и их марионетки.

Но в сентябре началось массированное десантирование американских и английских сил в район Сеула, к берегам полуострова подогнали авианосцы, по всему свету собрали военщину, чтоб расправиться с непокорным народом, который (негодяй такой) бросил вызов самой американской «демократии»! Корейцев решили давить числом, засылая все новые и новые партии солдат и не считая жертв!

Глядя на то, что происходит, Китай просто не мог оставаться безучастным, тем более китайское руководство заблаговременно сообщило, что если какое-либо некорейское воинское формирование пересечет 38-ю параллель, Китай вступит в войну.

Но, как мы знаем, американцы не договороспособны, с ними не договоришься, они никогда не слушают голос разума, потому их понесло на север, они перешли-таки 38-ю широту и не оставили китайцам ничего больше, как с тяжелым сердцем включиться в конфликт. Но это было еще не так просто, ведь предстояло получить согласие русских, Сталин-то очень не хотел раздувания новой войны, он до последнего надеялся, что все удержится в рамках регионального конфликта.

Китайцы все же решили сформировать специальные части Народных добровольцев и форсировать реку Ялуцзян. Больше ждать было нельзя, ведь любому становилось ясно: коль американцы займут весь Корейский полуостров, они обязательно двинутся и на Китай или, по крайней мере, начнут череду провокаций.

Для консультаций со Сталиным китайским представителям потребовалось почти полмесяца, но промедление было смерти подобно, американцы творили в Корее чудовищные бесчинства.

Американским командованием в войска был спущен приказ убивать любого человека, приближающегося к их позициям на линии фронта, даже если он выглядит, как мирный житель.

Широко практиковались массовые расстрелы пленных и просто людей, заподозренных в коммунизме.

Даже пилотов, спасавшихся на парашюте, американцы расстреливали, чего никогда не делают сколько-нибудь вменяемые военные. Свидетельств о преступлениях американцев против человечности накопилось так много, что впоследствии власти США даже официально вынуждены были признать преступления против беженцев, которых американские снайперы расстреливали и бомбили с воздуха.

Вся территория Корейского полуострова подвергалась массированным ковровым бомбардировкам, причем чаще всего применялись зажигательные бомбы, которые сбрасывались и на мирные города и поселки.

Когда Китай вступил наконец в войну, которую американцы уже порядком распалили, отбросить американские войска китайцам удалось довольно скоро, ведь в очередной раз выяснилось, что американцы - очень никудышные вояки: когда семеро вооруженных на одного безоружного, они герои, а коль приходится сойтись с противником в равном бою, то выглядят звездно-полосатые довольно позорно.

Китайцам, усилившим фронты корейцев, удалось вытеснить американцев и их марионеток к той самой 38-й широте, которую они не велели переходить никому, кроме самих корейцев. «Победное шествие демократии» захлебнулось.

Военные силы СССР практически не принимали участия в боях, разве что велась поддержка с воздуха, но советские военные самолеты, согласно решению командования, не имели права приближаться к линии фронта ближе, чем на сто километров. Хотя любители ядерных бомбардировок - американцы все равно планировали-таки нанести ядерные удары по объектам в Сибири, желали большой войны на чужой территории.

Но большой войны, к счастью, не получилось, американцы зря гнали все новую и новую военную технику, привлекали к «благородному делу» английский спецназ, война зашла в тупик, и в конце концов «граница» между двумя Кореями осталась там же, где и была до начала конфликта, получилось, что девять миллионов корейцев погибли зря.

После долгих препирательств были подписаны условия перемирия, хотя с южнокорейской стороны их никто не завизировал, и потому от имени Юга Кореи, как и от имени «сил ООН», подпись поставил американский генерал.

Вот так усилиями американских «борцов за демократию» еще одна нация оказалась расколота и разобщена. За непокорность американцы мстили и мстят Северной Корее, до сих пор душат ее санкциями, психологической войной, даже официально унижая ее и называя «страной-изгоем».

Южную же Корею, несмотря на то что она попала-таки в лапы Ли Сын Мана, давившего любое инакомыслие, американцы называли и называют демократической страной, изо всех сил стремились удержать в своей сфере влияния, но так никогда и не вывели из этой страны свои оккупационные войска, которые находятся там и по сей день.

Что они там делают, спросите вы. Ответ на этот вопрос - загадка. Сами американцы говорят, что защищают весь мир от угрозы северокорейской военщины и ее ужасной агрессии. И мало того, американцы собираются строить в Европе, у границ России, радары и прочие военные объекты якобы именно для того, чтоб защитить себя и всех прочих от злобных гадов из Северной Кореи.

Все это было бы анекдотично и смешно, если бы не являлось трагедией для корейского народа, который платит за американские «шутки» дорогой ценой.

Обе Кореи расплачивались и расплачиваются за чужую браваду, за американское желание вмешиваться в дела Евразии. КНДР, как я сказал выше, оказалась едва не задушено санкциями и провокациями, проводимыми западными странами, Южная же Корея, хотя и являлась еще недавно одним из «азиатских экономических чудес», тем не менее тоже вынуждена была многим поплатиться, ее народ испытал деградацию основ своей традиционной жизни, утратил почти все национальные критерии, подвергся наплыву самых разных сект и религиозных мракобесов, следствием чего стала удивительная чересполосица самых разных культов и религий в стране, порой совершенно не свойственных корейцам.


Но самое главное: народ Южной Кореи вымирает! Это смешно, но это так! В Южной Корее происходит демографическая деградация, количество стариков резко растет и грозит коллапсом пенсионной системы и экономики вообще.

И это при том, что в проклинаемой всеми Северной Корее с демографией все в порядке, там сохраняется небольшой, но умеренный рост населения именно такого уровня, который оптимален для воспроизводства трудовых ресурсов и развития человеческого потенциала.

И получается, что тот старый анекдот про КПСС, который утверждал, что коль коммунисты начнут управлять Сахарой, в нее нужно будет завозить песок, на самом деле справедлив по отношению к «демократам-капиталистам», ведь довести до демографической деградации нацию корейцев - это еще постараться надо!

И даже если бы в нынешний момент экономисты не предсказывали масштабного экономического кризиса, который способен разрушить такие «экономические чудеса», как японское и корейское (вместе с американской системой и прочими «развитыми экономиками»), то в любом случае положение с демографическими и прочими диспропорциями в южнокорейской экономике не позволило бы ей оставаться сколь-нибудь долгий срок устойчивой системой.

Скорее всего, после того момента, когда американские войска все же будут выведены с полуострова, вся Корея объединится под коммунистическими знаменами Севера, ведь северокорейцы-то хоть в чем-то преуспели, хоть дух нации, стойкость, общественную солидарность и демографию сохранили на нормальном уровне, а южнокорейское «чудо» способно будет сложиться как карточный домик, лишь стоит грянуть настоящему грому кризиса, который камня на камне не оставит от нынешних химер капиталистического мира.

К слову сказать, в Китае, который сейчас все еще увеличивает свое население, с демографией-то тоже могут начаться серьезные проблемы через пару-тройку десятилетий.

Ведь приняв к действию разработанную американцами программу ограничения рождаемости, они изуродовали половозрастную пирамиду так, что армия стариков в стране скоро будет угрожающе огромной (да еще и количество женщин станет слишком малым по сравнению с количеством мужчин, т.к. люди, которым было позволено завести одного лишь ребенка за всю жизнь, гораздо чаще оставляли мальчика).

Будущее Китая -это огромный сюрприз для самих китайцев, но это уже совсем другая тема. Будем надеяться, что трудолюбивые китайцы все же сумеют как-то выйти из всех своих трудностей, к тому же не исключено, что и часть нынешних США в скором времени может оказаться во владении Китая и все расклады весьма поменяются.

Америка слишком долго набирала «долгов», и не об одних финансах я сейчас веду речь. Однажды и ей придется платить по счетам.

А в пятидесятых годах американцы, влезшие в Корею, совсем не желали останавливаться на достигнутом и активно провоцировали Китай. С 1953 года американцы прочно внедряются на Тайвань, благодаря тому, что агент ЦРУ Рэй Клайн ухитряется втереться в доверие к Цзян Цзинго - сыну Чан Кайши, они устраивают совместные попойки, благодаря которым наследный преемник «тайваньского престола» становится полностью податлив и легко входит в число марионеток, которых Вашингтон использует в своих играх.

Тайвань превратился в «бастион США» и базу борьбы с коммунистическим Китаем благодаря тому, что в 1949 году на остров бежало гоминьдановское правительство, вернее, остатки армии Чан Кайши, которая была изгнана китайским народом с материковой территории за создание этим горе-правительством катастрофической ситуации в экономике страны, а также за многочисленные злоупотребления.

В материковом Китае победили коммунисты, наладили тесные связи с СССР, потому американцы кинулись обхаживать тайваньских беглецов со всем усердием.

На чанкайшистское правительство проливается золотой дождь, вернее, поток американских долларов, чтоб имитировать «экономическое чудо» Тайваня, а с 1953 года огромные средства вливаются в дело создания мощной военной машины, которая, по замыслу Вашингтона и Тайбэя, должна обеспечить завоевание материкового Китая и «очищение его от коммунистической заразы».

Как только закончились активные боевые действия в Корее, основные усилия американских спецслужб, «опекающих» дальневосточный регион, сосредотачиваются на подготовке и вооружении боевиков чанкайшистских сил. Чтоб не слишком афишировать свою деятельность (хотя и особым секретом она ни для кого не являлась), ЦРУ действует под прикрытием торговой компании «Вестерн Энтерпрайз».

Никто не мог обнаружить, какого рода коммерцией занималась эта компания, но она никогда не бездействовала. Она обеспечивала организацию, экипировку и обучение чанкайшистов, которые использовали самолеты для налетов на континент.

Сама компания располагала командой наемных солдат, которые жили в современных казармах...

С высоты одной из горных вершин за Тайбэем специалист американских военно-воздушных сил регулярно передавал радиограммы на континент. Сверхзвуковой самолет стратегической разведки СР-71 фотографировал ракетные установки. Объекты съемок указывались специалистами из ЦРУ и со временем шпионские полеты над Китаем все более учащались, порой они проникали на 300 км в глубь территории КНР [225 - Гэрэн А., Варэн Ж. Указ. соч., с. 172.].

В это самое время упомянутый выше Рэй Клайн прибывает на Тайвань, став одновременно агентом ЦРУ и директором дополнительного центра связи американского флота. В его обязанности входила организация «необычных» рейсов через пролив, отделяющий Тайвань от Китая.

В своих мемуарах он вспоминал, как сбрасывал с парашютом и высаживал ночью с лодок «бравых китайцев», у которых шансы на то, чтобы выжить, как он сам признает, были весьма проблематичны. Он разбрасывает над Китаем листовки, обещая значительное вознаграждение золотом для тех, кто дезертирует, унеся с собой важное оборудование или документы, он инспектирует своих оперативников и прислушивается к сигналам подпольных радиопередатчиков групп, засланных в Синцзян [226 - Там же, с. 173.].

Отношения его с тайваньским «руководством», и особенно с сыном самозваного главы Тайваня, складывались самые любопытные, скрепленные общими попойками и даже, по некоторым сведениям, общими оргиями.

Быть может, по причине слишком эпикурейского образа жизни «ответственного за китайское направление» агента «титанические усилия» по воздействию на КНР не увенчались-таки успехом, и все старания ЦРУ, лично Клайна и его «бравых китайцев», которых он рассматривал как дешевый расходный материал,

прошли даром, коммунизм в Китае устоял и ничего ему не делалось. Впрочем, американцы не унывали, в мире было еще немало «расходного материала», который они планировали использовать в своей «работе» и борьбе с негодяйским коммунизмом, врагами демократии и американских интересов.

При Эйзенхауэре Аллен Даллес и его рыцари тайных операций стремились создать угрозу и активизировать шпионаж и на непосредственной территории СССР.

Первый полет У-2 состоялся в 1955 году, и за четыре года было совершено по меньшей мере 50 полетов [227 - Verrier, Looking Glass, p. 197. See also Executive Sessions of the Senate Foreign Relations Committee (Historical Series). Vol. XII, testimony of Hugh L. Dryden of NSA, 1 June 1960. Цит. по изд.: Найтли Ф. Шпионы XX века. М., Республика, 1994.]. Хотя в мемуарах Эйзенхауэр пишет о том, что вся программа шпионских самолетов У-2 -личная инициатива Аллена Даллеса. Тридцать таких самолетов обошлись ЦРУ в 35 млн долларов.

«Одним из краеугольных камней плана, - пишет Эйзенхауэр, - было решение, что самолет в случае непредвиденных обстоятельств будет рассыпаться, а пилот -погибать. На этом настаивали ЦРУ и комитет начальников штабов. Это было безжалостное и ужасное решение, но меня заверили, что молодые пилоты шли на это с открытыми глазами, руководствуясь патриотизмом, бравадой головорезов, определенным материальным стимулом» [228 - Петрусенко В.В. Белый дом и ЦРУ. М., Мысль, 1985, с. 95.].

Здесь, к слову сказать, вновь уместен разговор о том, как «трепетно» американское государство ценит своих граждан. На деле-то оказывается, что советская сторона более человечно отнеслась к пилоту, который 1 мая 1960 года был обнаружен близ Свердловска.

Наша страна обезвредила шпионский самолет, но сохранила пилоту жизнь, не подвергла всему тому, что американцы, как правило, устраивают своим жертвам, и даже в конце концов позволила ему вернуться обратно на родину.

Получается, что родная звездно-полосатая держава и вправду не считала ценностью жизнь этого пилота, хотя, заметим, никакой реальной войны не шло, необходимости жертвовать людьми не было, ведь СССР на США не напал и нападать не собирался. Но вашингтонская демократия всегда была и остается вашингтонской демократией, люди для нее - расходный материал.

Если чуть подробнее остановиться на этом конкретном инциденте, то есть полете Г. Пауэрса в мае 1960 года, то версия о том, что братся Даллесы (глава ЦРУ и глава Госдепа) пошли на должностное преступление и санкционировали шпионский полет в обход запрета президента Эйзенхауэра, который исключил социалистические страны из территорий, над которыми разрешается осуществлять шпионские полеты, поскольку в это время готовилась важная четырехсторонняя встреча в верхах, в которой должны были принять участие главы всех великих держав (кроме Китая), то есть СССР, США, Англии и Франции.

И встреча была-таки сорвана, по сути ЦРУ одержало победу над Белым домом.

Справедливости ради нужно сказать, что президенты США (хоть Эйзенхауэр, хоть его предшественники или преемники) и сами не очень рвались налаживать нормальные отношения и выстраивать пускай и трудный и кропотливый, но такой необходимый диалог с Москвой (да и с Парижем тогда тоже все шло не весьма гладко, ведь во Франции сильны и влиятельны были социалисты).

И пускай в 1960 году Эйзенхауэр попал в глупое положение, но будет не совсем верным утверждение о том, что он не давал своего молчаливого согласия на все то, что творили братья Даллесы. Оба этих подонка, считавшие, что имеют право и обязанность играть жизнями других людей, были солидарны со своим президентом в главном - в нежелании менять стиль, существо американской политики, вернее, ее главную струну.

Но в то же время, если факт «тайной операции» обнаруживался, то, учитывая ее характер, Вашингтон нередко делал заявления, что операция была предпринята вопреки решению высших инстанций, в частности президента.

«Вполне можно сказать о том, что ни одно важное начинание ЦРУ не предпринималось без ведома или одобрения Белого дома», - свидетельствовал Н. Рокфеллер, возглавлявший в 1975 году комиссию по расследованию деятельности ЦРУ на территории США [229 -Такахаси А. Указ. соч., с. 36.].

«Дело обстоит так, что ЦРУ ни в коем случае не может приступить к проведению тайной операции без официального разрешения.

Краткое ее содержание определяет сначала совет национальной безопасности, который предоставляет этот план президенту. После письменного разрешения президента руководство операции берет на себя директор ЦРУ, при этом он обязан доложить о результатах операции комиссиям по разведке обеих палат конгресса», - писал Такаси Какума в книге «Разведывательная война».

И потому версия о превышении полномочий братьями Даллесами может вполне оказаться лишь прикрытием истинной природы данного события, хотя, разумеется, невозможно отметать и нюансы подковерной войны за власть в вашингтонском террариуме.

***
Из книги Максима Акимова „Преступления США”.
.

  • 1
(Анонимно)
У российских олигархов начались большие проблемы.Будем с нетерпением и злорадством ждать как их будут раздевать их американские партнёры и друзья.Дай им просраться, товарищ Трамп!Ты в чем то мне напомнил товарища Сталина.Он тоже любил грабить награбленное

  • 1