?

Log in

No account? Create an account
мера1

ss69100


К чему стадам дары свободы...

Восстановление смыслов


Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
США - это дно человеческого падения, ч. 11.2
мера1
ss69100

...Здесь я, пожалуй, отвлекусь от перечисления бесконечных агрессивных вылазок американских «борцов с коммунизмом», хронологии которых посвящена эта глава, и раскрою одну из ключевых мыслей моего нынешнего исследования.

Она касается конечно же все той же «борьбы с коммунизмом», хотя сейчас, когда коммунизм отошел в сторону, она все же продолжается, теперь идет борьба с «империей Москвы», однако она есть продолжение все той же «священной войны».

Американское руководство, и особенно Госдеп и ЦРУ (ставшие при братьях Даллесах едва ли не главными политическими структурами страны) и в самом деле истово и искренне ненавидело коммунизм и самих себя убеждало, что нет такой цены, которую не стоило бы заплатить за уничтожение коммунизма, нет такой «грязной операции», которая не была бы оправдана.


На словах деятели вашингтонской власти были озабочены тем, что СССР способен в любую минуту нанести ядерный удар (и потому стоит уничтожить «империю Москвы» первыми), однако на самом деле и Эйзенхауэр, и все прочие президенты, главы Госдепа, а уж тем более высшие чины ЦРУ прекрасно понимали, что русские не собираются бить первыми, не нанесут удар, пока не полетят бомбы со стороны США.

Вопросу ядерной угрозы я посвятил отдельную главу, сейчас же упоминаю о данном аспекте лишь в связи с тем, что хочу зафиксировать тезис, который свидетельствует о том, что ядерную угрозу американцы нарочно и умышленно пристегивали к вопросам идеологической войны.

Боялись же они именно ее, то есть «ползучей советизации», они смертельно опасались того, что социализм распространится по миру так же естественно, как он завоевал огромные пространства Евразии.

В девяностых годах XX века нас, советских людей, оглушенных залпами «информационной войны», приучали и почти уже приучили к мысли, что социализм проиграл что-то капитализму в конкурентной борьбе, и разрушение социалистической системы было чем-то закономерным.

На самом же деле это ложь, и ложь довольно грубая, топорная, поскольку в экономическом и социальном плане капитализм очень сильно проигрывал социалистическому способу производства и политического устройства, и все годы в СССР и прочих соцстранах наблюдался более высокий экономический рост, чем в

США и капстранах. Видимость «экономического чуда» США, Канады и некоторых других стран достигалась, во-первых, тем обстоятельством, что на территории СССР прогремело две мировых войны и были чудовищные разрушения (и главное, «усталость и истощение» народа), но, во-вторых и в главных, в течение всего послевоенного полувека (теперь уже больше) система так называемого капитализма, рыночная система развивалась в долг, она делала все больше и больше долгов, навешивая этот груз на шеи потомков и теперь уже совсем доведя систему своей экономики до коллапса.

Американская система была объективно менее конкурентоспособна, чем советская, и я снова повторю главную мысль: она опережала лишь в умении вести войну обмана, «информационную войну», и в умении делать многомиллиардные долги. Немаловажным источником доходов традиционно являлось ограбление зависимых территорий (часть из которых, к примеру, страны Центральной Африки, Ближнего Востока, американцы «доят» и сейчас).

Социализм же был необычайно привлекателен для масс, для огромного количества людей, и потому американцам нужно было его «сдерживать», чтоб удержаться самими, чтоб не менять концепцию вашингтонской державы.

А что было бы, коль коммунизм победил, коль социализм пошел бы по планете широким фронтом?

Скорее всего, в шестидесятые и семидесятые годы не было бы уже ничего ужасного (для американской «элиты»), Москва никого бы так и не стала бомбить ядерным оружием, ничего апокалиптического не случилось бы, ведь в Московской империи наступили более чем «вегетарианские времена», но американцам, и особенно их «элите» пришлось бы меняться значительно и кардинально, им нужно было бы менять свой стереотип отношения к равенству, к труду, к человеку вообще.

В части деклараций и СССР и США, то есть обе мировые системы, боролись за равенство, однако в советском варианте это было абсолютное, уравнительное, солидарное равенство, когда каждый равен другому, у всех одинаковые права и возможности; в американском же варианте все было иначе, ведь, как и прежде, американская «элита», то есть люди, которые считали себя «настоящими американцами», не желали «равенства с неравными».

Эту фразочку я на всю жизнь запомнил с тех пор, как только начал изучать проявления американизма Впервые я заметил эту фразу, когда читал о том, как возмущенно отвергали «равенство с неравными» республиканцы Юга в ответ на возгласы аболиционистов, убеждавших всех в том, что негры - тоже люди и достойны равенства.

Республиканцы же никак не могли и не хотели согласиться с этим, они боролись за равенство, но оно должно было распространяться на тех лишь, кто достоин этого равенства, а негры, по умолчанию, такой привилегии не достойны.

Но важен здесь не сам вопрос расизма, а тот принцип, который определяет американский «стереотип равенства», ведь для него постоянно требуется наличие «низших», «неравных».

Диккенс, побывавший в США, не без некоторой брезгливости описывал стереотип «свободы» американского республиканца, воспроизводил тезис, который был сформулирован (самими американцами) следующим образом: «Я не потерплю никого над собой и никто из низших не должен чересчур приближаться ко мне».

Вот здесь и кроется самое ядрышко! Американская демократия никогда и ни при каких условиях не хотела и не могла отойти от своей истинной сути, и не в одних республиканцах дело, ведь даже сделав-таки «одолжение» и немного отойдя от расовых

предрассудков (хотя в нынешний момент они возрождаются снова), американцы тем не менее всегда нуждаются в том, чтоб были те низшие, за счет которых происходило бы возвышение «американской элиты», американского народа (в который не входили ни индейцы, ни негры, ни множество прочих групп, а в идеале должны были считаться этим народом лишь выходцы из германоязычных стран).

Настоящий «белый» американец всегда был одержим этой манией: «Я не потерплю никого над собой», но вместе с тем он же уверен, что есть «низшие», которые менее полноценны, чем он, и должны ему подчиняться. На роль этих низших можно назначить кого угодно (какая разница!), не негры-рабы, так жители латиноамериканских стран или азиаты, негодные русские коммунисты, кто угодно!

И вот от этого-то принципа «свободы» американская «элита» не могла и не хотела отказываться.

Даже когда я начинал изложение этого исследования, я еще не до конца имел для себя ответ на вопрос: «Почему вашингтонская элита так боялась коммунистов?», ведь она же будто бы была сильнее и успешнее?! Чего же было так переживать?! Ну и жили бы себе за океаном, глядели бы, как коммунизм сам по себе загнется?!

Оказалось, все очень непросто!

Американизм на самом деле отлично понимал свою слабость и временность своего «триумфа, взятого в долг», вашингтонский режим накапливал огромные долги, но прекрасно знал, что если бы вдруг двум этим идеям -полной и всеобщей свободе (советско-коммунистической) и свободе, при которой есть-таки «низшие» и «высшие», дали возможность честной конкуренции, не совершали бы бесконечных кровавых провокаций, осуществляемых Госдепом и ЦРУ, то люди нашей планеты обязательно выбрали бы первое, выбрали бы то, что мы обычно называем коммунизмом.

Это так очевидно и так естественно, что, придя к данному заключению, я уже нисколько не сомневаюсь в нем. Это почти банальность, и беда лишь в том, что нас, особенно в последние двадцать лет, всеми силами стремились обмануть, заставить сомневаться в очевиднейших вещах и верить в химеры, навязываемые нам американской пропагандой.

И если бы вдруг допустить, что после полета Гагарина, когда социализм доказал себя в двух важнейших Победах, советское влияние беспрепятственно пошло бы по планете и случилось бы то, чего так боялась американская элита, то есть «победа коммунизма», то американцам в этот период вряд ли угрожала бы физическая кара, какое-то насилие со стороны русских, нет, скорее всего «вегетарианская» советская нация, твердившая: «Лишь бы не было войны», ничего подобного делать бы уже не стала, но американцам пришлось бы меняться, очень меняться, существенно меняться.

Им не пришлось бы отказываться от слов «свобода» и «равенство», но пришлось бы наполнить все это другим содержанием, теперь уже настоящим, а не бутафорским.

И этого они совсем не желали.

Что любопытно: русские всегда готовы были меняться и менялись. Наш социализм претерпевал значительную и важную эволюцию, и даже когда в девяносто первом году мы обманулись весьма жестоко, когда позволили впустить в наш град «троянского коня», всю эту горбачевско-яковлевскую гадость, притащившую на своем хвосте американских диверсантов, мы-то искренне хотели идти к новому, еще более искреннему равенству.

Я не стремлюсь снять с себя и своего народа всю вину целиком, конечно, и мы виноваты, что приняли подленькую американскую обманку за нечто настоящее и важное, за возможность достичь настоящего равенства и справедливости (не зря же

Справедливость является нашей национальной идеей), но конечно же американская «элита» виновата куда больше, ведь она не сумела подняться до такого человеческого состояния, когда смогла понять и оценить тот дружеский и открытый порыв, тот добрый и честный жест, который явили русские в ответ на американские уверения.

Американцы так и не смогли отказать себе в очередной подлости и ударили-таки нам в спину. Мы рассчитывали на честность их речей, они же объявили потом, что таким образом «побеждали нас в холодной войне».

Чего стоит эта «победа», мы теперь видим, ведь оказалось, что это никакая не победа и не конец «холодной войны», а лишь тяжелое ранение, которое сумела нанести подленькая вашингтонская орда тому субъекту, который вышел к ней в девяностом с открытым сердцем и хотел дружить и сотрудничать.

Мы, русские-советские, готовы были изменяться и желали эволюционировать, достигать новой человеческой ступени, а американцы, по крайней мере их «элита», не хотели менять себя, не хотели достигать состояния «нового человека», оставаясь все той же, которая некогда произросла из рабовладельчески-пиратской колонии.

«Коммунистическая экспансия» угрожала им лишь одним - необходимостью очеловечиваться, но именно этого они более всего опасались и не желали, и ради сохранения своей «неизменности» они совершали поистине чудовищные вещи.

Они вновь и вновь понимали, что нужно агрессивно наступать и вредить «стану коммунизма», разрушать основу жизни любого государства, которое (даже не декларируя вражды с США) все же становилось на путь «иной системы».

И здесь, наверное, самое время перейти к описанию американской поддержки деспотических режимов Ближнего Востока, продолжая хронологическое повествование.

Все знают о том, что Вашингтон поддерживал и поддерживает нежную дружбу с режимом саудитов.

Это удивляло и удивляет многих людей, которые пытались взглянуть на США как на демократию, ведь более тоталитарного режима, чем строй Саудовской Аравии, придумать невозможно: воинствующее дикое средневековье и ничего больше. Видать, чувствует вашингтонская «элита» родство и близость к этой, задержавшейся в прошлом, системе жизни и политики.

Понятное дело, что одной из главных причин лояльного отношения к саудитам является их полная покорность американским приказам, Эр-Рияд полностью подстелился под американские интересы, однако не все так просто, ведь нередко бывало, что американцы уничтожали и те режимы, лидеры которых были лояльны, убирали одного лидера, чтоб сменить его на другого, еще более лояльного, или делали это с тем лишь, чтоб «возбудить регион», поджечь с помощью вспыхнувших беспорядков и соседние страны.

Но Саудовскую Аравию не трогают! Она не собиралась и не собирается «демократизироваться», но ее не трогают! Любопытно, не правда ли?!

Хотя может показаться не менее любопытным, что и в событиях, развернувшихся в середине XX века в Иране, американцы, нагло вмешавшиеся во внутренние дела этого государства, стали поддерживать деспотический режим шаха, несмотря на то что сам шах и его команда были изгнаны из страны иранскими патриотами, установившими политический строй куда более близкий к демократии и народовластию, чем предыдущий режим, реставрацию коего американцы решили поддержать силой «тайных операций».

В Иране американцы при активном участии англичан «блестяще осуществили» операцию «Аякс», свергнув правительство Национального фронта, которое возглавлял Мохаммед Мосаддык (пытавшийся противодействовать разграблению нефтяных богатств страны американскими и британскими компаниями), навязали Тегерану такие соглашения, что получили возможность поделить по-братски богатства иранских недр, да и всякое движение к социализму и социальной справедливости задавить, разумеется.

Результаты удачной для американцев операции «Аякс», однако, сумели продержаться не так уж и долго, ведь в 1979 году в Тегеране произошла исламская революция, и американцев погнали с позором.

Когда Иран уже выбился из обоймы и сбросил американское влияние, Запад стал провоцировать провокации против него с территории Ирака. К слову сказать, приснопамятный Саддам Хусейн, с которым так истово боролись американцы в 90-х годах, был приведен к власти при помощи ЦРУ.

Американцы способствовали смещению законного правителя страны Абделя Керима Касема, который был столь же неугоден им, как и Мосаддык, а на смену Касему подготовили молодого и горячего Саддама Хусейна, являвшегося вполне послушным орудием американской политики в регионе в течение трех десятков лет.

Он вполне устраивал Вашингтон, американцы снабжали его оружием. Как минимум пять американских администраций поддерживали весьма теплые отношения с Саддамом.

ЦРУ вышло на Хусейна еще в 1959 году, сразу после того как Абдель Керим Касем вышел из враждебного социалистическим странам «Багдадского пакта», навязанного странам Ближнего и Среднего Востока Англией и США. Касем спокойно относился к коммунистам, допускал их в руководящие органы, развивал международную торговлю нефтью, не считал нужным пресмыкаться перед западными корпорациями.

Американцы были взбешены его поведением, однако поначалу рассчитывали убить его тайно, с помощью отравленного платка. В недрах ЦРУ как раз формировалась такая структура, как «Комитет по нанесению вреда здоровью», которая впоследствии будет брошена на борьбу с Фиделем Кастро и некоторыми другими лидерами, давшими пинка американской военщине. Курировал эту замечательную затею Ричард Бисселл.

Абдель Кериму Касему хотели доставить платок, который будет пропитан «обессиливающей жидкостью», то есть убить не убьет, но сделает «растением», выведет из игры. Заместитель директора по планированию Ричард Хелмс, которому доложили о родившейся идее столь элегантного «выведения из строя», сказал, что это было бы «в высшей степени желательно».

Однако операция не достигла успеха, не получилось угробить Касема с помощью стараний «Комитета по нанесению вреда здоровью» (Касем так ни разу и не взял в руки тот «платок-киллер», будто интуитивно чувствуя опасность), потому ставка была сделана на привычные меры дестабилизации страны, американцы стали вербовать обычных предателей, свергать иракского лидера по наработанной схеме.

В этот момент и удалось втиснуться в политический процесс тому человеку, который сделался теперь знаменит на весь мир - Саддаму Хусейну. Американцы помогали ему финансово, проводили подробный инструктаж и обучение «талантливого революционера».

Впрочем, и вооруженное покушение на власть Касема не увенчалось успехом, убийцы провалили задание, их удача заключалась лишь в том, что им удалось скрыться и бежать за границу. И лишь в 1963 году удалось свергнуть Касема, к власти пришла партия БААС и горячо любимый американцами Хусейн, в отношениях Вашингтона с которым никакой особой напряженности не было. Руками Саддама была развязана война против Ирана. Стратегия американцев была направлена на то, чтоб противники нанесли друг другу как

можно больше урона, чтоб оба государства были ослаблены до последней возможности. Постреволюционный Иран (вышвырнувший наконец американцев из страны) был Вашингтону как кость в горле, но и излишне сильный и влиятельный Ирак тоже не планировался, американцы хотели высасывать соки из региона, расхищать богатейшие запасы нефти, потому стабильные режимы на Ближнем Востоке им были не нужны.

Американцы снова и снова потакали Саддаму, а порой осуществляли прямую техническую помощь в войне против Ирана. К примеру, американские специалисты «глушили» радары иранцев, когда шло иракское наступление на полуостров Фао в феврале 1988 года.

И почти все то, в чем так яростно и горячо обвиняли Саддама позднее, было совершаемо или с согласия американцев, или даже было напрямую санкционировано ими.

Первым же заданием, которое поручили Хусейну, когда он пришел к власти, стало устранение неугодных Вашингтону персон. Сотрудники ЦРУ не постеснялись передать поименные списки персон, подлежащих уничтожению, и Саддам выполнил задание, устроив массовое уничтожение этих людей. Затем он вошел во вкус, стал во всем подражать своим американским покровителям, набил тюрьмы, применял пытки.

Но если и стоило судить его международным трибуналом, то максимум, чего он должен был удостоиться, - статуса соучастника, исполнителя, поскольку руководители кровавого действа сидели по ту сторону океана, в вашингтонских кабинетах.

Сначала они действовали руками Хусейна и народ Ирака страдал, но эти страдания были еще с полбеды по сравнению с теми, которые начались после того, как самого Саддама «свергли» силы «коалиции».

Времена правления Хусейна вспоминаются теперь иракцам как благословенная пора, ведь тогда была пускай и суровая, но законность, репрессии если и касались, то лишь определенной части «неугодных».

Все познается в сравнении, и каким бы ни был этот удивительный «лидер» Ирака, его власть, даже замешанная на американских интригах, была более терпимой, чем нынешняя ситуация, происходящая под непосредственной американской оккупацией. Жизнь Ирака сейчас просто уничтожена, она растоптана, и гражданская война, подогреваемая умелыми действиями ЦРУ, похоже, не скоро закончится, ведь она соответствует «американским интересам».

И если вы думаете, что война против Ирака началась потому, что Саддам чем-то не угодил американцам, то вы ошибаетесь, он бы и дальше исполнял команды, но война была нужна Вашингтону, она входила в их планы.

В кабинетах звездно-полосатой власти были уверены, что она нужна экономике, она оздоровит оборонку, ее нужно осуществить, с тем чтобы протестировать новые виды оружия, в том числе бомбы с обедненным ураном, химическое и прочие виды запрещенных средств уничтожения людей (об этом я расскажу подробнее в последующих главах).

А Хусейн-то все годы, что находился у власти, охотно покупал американское оружие, обогащая США, но это сыграло потом с ним злую шутку, ведь когда американцы запланировали наступление и начали наземную операцию, они вывели из строя часть компьютерных программ того оружия, которое находилось в распоряжении армии Ирака.

И сопротивление Саддама оказалось в значительной степени парализовано. Получилось, что Хусейн тратил огромные деньги на бесполезную груду металла, американцы обвели его вокруг пальца, обманули, как ребенка.

И когда им понадобилось его убрать, они сделали это, совершив «остроумное мошенничество». Они считали его своим клиентом, рабом, а свобода раба всегда находится в полном распоряжении хозяев.

Однако если бы не мошеннические ухищрения, то американцам бы не удалось создать даже видимость победы над народом Ирака, ведь начиналась-то

«война» как акция по свержению режима Саддама Хусейна, но продолжилась она как многолетний террор над иракцами, продолжающийся и поныне, даже после того как войска коалиции официально выведены из этой страны, расколовшейся на части.

А когда война ведется хоть сколько-нибудь честно, американские военные проигрывают всегда, и это несмотря на то что военный бюджет США сейчас превышает траты на вооружение всех стран мира вместе взятых, но сила звездно-полосатой орды заключена только в одном - в способности к провокациям и фальсификациям, в войне обмана и тайных «грязных операциях».

Говоря об активном вмешательстве американцев в дела Ближнего Востока, нельзя не вспомнить о так называемых «братьях-мусульманах», деятельность которых так активизировалась в нынешний момент, однако, расследуя историю «политического становления» этой египетской (а затем и трансграничной группировки), я обнаружил, что она использовалась американцами задолго до начала нынешней «арабской весны».

Когда недавняя египетская «революция», разразившаяся на наших глазах и сместившая Мубарака, только закончилась, посеяв в стране хаос и неутихающие беспорядки, многих людей вне Египта и даже некоторую часть самих египтян немало удивлял тот факт, что западные страны, и прежде всего США, не стремились воспрепятствовать проникновению во власть Египта откровенно радикальной, неприкрыто шовинистской группировки, которую являют собой «братья-мусульмане», хотя, казалось бы, «революция», взбудоражившая Каир и окрестности, происходила под «либеральными» лозунгами!

Американцы же выразили вполне явное удовлетворение «итогами» этой «революции», хотя для любого вменяемого человека, наблюдавшего со стороны и не знакомого с нюансами диверсионной деятельности американцев в данном регионе, расклад свершившейся реальности приводил в недоумение и обескураживал, ведь вместо умеренного и договороспособного Мубарака, то есть светского человекообразного политика, «освободительная и либеральная» революция привела к власти людей, намеревающихся тянуть Египет в средневековье, насаждать такие порядки, которые ничего общего не имеют с демократией и свободой (о распространении которой так пекутся американцы)!

Но ларчик просто открывался, ведь порывшись в истории вопроса, можно обнаружить, что «братья-мусульмане» - давний «клиент» американцев, опекаемый ЦРУ и Госдепом, вложившими в поддержку этого радикального движения немалые средства.

«Братья-мусульмане» были основаны в 1929 году (по другим сведениям, в 1928-м) и ничем особым не отличались от множества подобных группировок и псевдорелигиозных течений, данное движение было создаваемо обычным фанатиком, разглагольствовавшим, разумеется, о чистоте исламской веры и необходимости бороться за эту святую цель и за продвижение «чистого ислама» везде и всюду.

Реальной же деятельностью «братьев-мусульман» почти с самого начала стал терроризм и борьба за власть [230 - Кожушко Е.П. Современный терроризм: анализ основных направлений. Под общ. ред. А.Е. Тараса. Минск, «Харвест», 2000, с. 250.].

Но наибольший интерес для анализа может являть собой то обстоятельство, что на теоретиков движения большое воздействие оказал пример нацистской Германии и Италии времен Муссолини. Джавад Рашид утверждал, что «братья-мусульмане» служили великолепным орудием для западных держав, которые с сороковых годов расценивали это движение как крупное препятствие на пути расширения коммунистического влияния и советского «проникновения» [231 - Герэн А., Варэн Ж. Указ. соч., с. 68.].

Особой поддержки «братья-мусульмане» удостоились от Кермита Рузвельта, с 1943 года работавшего в Управлении стратегических служб США, этот деятель американских спецслужб считал «братьев» важным козырем в своей работе и отводил им существенную роль в борьбе против Насера в Египте.

А потом и против Асада в Сирии. В 1965 году, находясь в сговоре с ЦРУ, «братья-мусульмане» организовали заговор с целью свержения насеровского режима, но мятеж провалился, основные действующие лица заговора были арестованы [232 - Герэн А., Варэн Ж. Указ. соч., с. 69.].

Однако поддержка «братьев-мусульман» и после провалов продолжается и даже активизируется, Запад видит в них силу, способную нанести серьезный вред просоветским течениям.

В Западной Германии «братьям» создают условия для проведения съездов «боевого авангарда», поскольку часть немецких деятелей, в душе продолжавшая быть нацистами и мечтавшая реабилитировать дело своих отцов и добиться реванша, симпатизирует «братьям-мусульманам» по причине их довольно явственного тяготения к фашистской идеологии.

Знаковый съезд «братьев-мусульман», проходивший в ФРГ в начале 80-х годов, приводит к тому, что в руководстве организации оказывается наиболее «активное», экстремистское крыло во главе с Саидом Хавва и Али аль-Баянуни.

Хотя кишащее террористически настроенными элементами руководство «братства» оказывается неспособно поладить и между собой, отчего находится на грани раскола, но его террористическая и «политическая» деятельность тем не менее активизируется все более и более.

В Египте «братья-мусульмане» принимают участие в выборах (их партия запрещена, но они обходят запрет, проходя по спискам других объединений или в качестве независимых кандидатов), в 1984 году они выступали в блоке с «либеральной» партией «Новый Вафд», покровительствуемой, разумеется, американцами, хотя в парламент, даже при помощи всех этих ухищрений, удалось провести лишь восемь «братьев-мусульман».

Однако на следующих выборах «братство» сумело пропихнуть в парламент уже 37 человек. Когда руководство данной организации было не удовлетворено результатами выборов, оно провоцировало беспорядки, как это случилось в 2005 году.

В Сирии же «братья» действовали путем жестокого террора. Еще с семидесятых годов они начали разжигать в стране антиправительственную пропаганду и провоцировать вооруженную борьбу, убеждая фундаменталистски настроенных мусульман (которых была лишь часть) в том, что излишне светская политика Асада ведет к нарушению исламского порядка.

В Сирии «братья-мусульмане» разворачивают настоящую охоту на людей, «активно сотрудничавших с режимом», и особенно на видных алавитов, к которым принадлежали и чиновники госаппарата Дамаска. Террористы убивают ректора Дамасского университета Мохаммеда Фоделя, генерального прокурора страны Аделя Мини, с этого начинается их путь к организации Исламского восстания в Сирии, в ходе которого погибло немало сирийцев.

Пока внимание ЦРУ было занято организацией беспорядков в Иране, сирийским «братьям-мусульманам» не оказывали столь системной помощи, которая могла бы привести к успеху их провокации, но после того, как в Иране произошла революция, «братству» перепадает немало средств из щедрой американской руки, участвует и Саудовская Аравия, экстремистов заботливо снабжают оружием.

И конечно же «братья-мусульмане» рады стараться! С середины 1979 года они активизируют теракты, делают кровавые инциденты почти ежедневными. Американские инструкторы помогают «совершенствовать» работу «братьев», потому в арсенале борьбы организации все чаще появляется метод взрыва автомобилей, начиненных взрывчаткой. В 1981 году один из таких взрывов унес жизни девяноста человек.

Террор, производимый в Сирии, был системным, но, собрав волю в кулак, братья Асады сумели-таки побороть экстремистскую группировку, задавив и восстание 1982 года, которое было ею организовано, в результате чего к 1985 году бандитов, остававшихся в Сирии, удалось переловить, а провокации свести на нет. Асады победили, победу одержал умеренный светский режим.

Американцы вынуждены были скрежетать зубами, но поделать ничего не могли.

Но и после поражения войны провокаций в Сирии Госдеп не спешил полностью разочаровываться в давних «партнерах», он продолжал прикармливать их и, как мы могли видеть в событиях текущего момента, задействовал «братьев-мусульман» в ходе разжигания «арабской весны».

Нынче происходит нечто дежа вю, нечто вроде глумливого, повторяющегося по старому сценарию фарса, когда против Сирии опять осуществляется кровавая провокация, спланированная американцами. Теперь отбиваться вынужден сын Хафеза Асада - Башар Асад.

Неоднозначной остается и ситуация вокруг Судана, который усилиями Вашингтона был разделен недавно на две части, причем дележка осуществлена таким образом, что в южной части, почти полностью контролируемой американскими марионетками, сосредоточены основные природные богатства страны (главным образом нефть).

Однако история, разворачивающаяся на наших глазах в Судане, имеет давние корни.

В Африке, как и прочих регионах мира, американцы инспирировали выгодные для них политические перевороты, сажали своих марионеток, что обусловило создание целого «проамериканского пояса»: от Кении, родины нынешнего президента США, через Эритрею, Эфиопию, Уганду, Бурунди, Руанду до Заира-Конго. Идеология создания цепи этих марионеточных режимов подразумевала стратегию «защитного буфера» для «друзей американской демократии» от «суданского экспансионизма».

Судан был назначен главным врагом Вашингтона на Черном континенте, потому против режима хартумской власти проводилась масса вредительских операций. И хотя режим там, возможно, был не самым образцовым, но американское вмешательство в дела Африки создало куда больше бед, как и во всех прочих местах, куда вмешивались вашингтонские деятели.

С активизацией их вмешательства начались нарастание кровавых столкновений, политические убийства, конфронтация и вражда. Для подрывных операций против Судана американские спецслужбы содержали в Уганде военные базы, с которых они поддерживали деньгами, оружием и подготовкой суданских повстанцев в их борьбе с режимом Хартума.

Здесь испытывали и самые различные и современные разведывательные методы и технику в борьбе против ненавистных Вашингтону лидеров Судана.

К нынешнему моменту «борьба» американских спецслужб принесла плоды, Судан оказался-таки расколот. Но тогда, в середине XX века, в первые послевоенные десятилетия, американцы были более «успешны» в центральной части Африки, в частности в 1965 году ЦРУ поддержало военный путч заирского диктатора Мобуту, как и наступление вождя заирских повстанцев Кабилы на Киншасу, который после взятия столицы провозгласил себя президентом этой страны, переименованной в Демократическую Республику Конго, хотя до того Кабила при прикрытии ЦРУ по стратегическим соображениям выморил голодом десятки тысяч руандийских беженцев.

Роберт фон Люциус, многолетний корреспондент «Франкфуртер Альгемайне Цайтунг» в Африке, сообщал: «За короткий срок число сотрудников ЦРУ в Киншасе увеличилось с двух до пятнадцати». Но с точки зрения французов Заир-Конго входит в сферу французских интересов. Так что французская и американская разведка борются друг с другом.

Обозленная действиями Вашингтона французская разведка, по информации газеты «Нью-Йорк Тайме», тайно, через фирму «Геолинк», поставляла оружие Мобуту Сесе Секо. Великобритания, тоже заботящаяся о своем влиянии в этом богатом природными ресурсами регионе, в это же время организовала тренировку солдат Кабилы инструкторами SAS в Уганде.

Так конфликт в Заире в начале 1997 года стал конфликтом между разведками Парижа, Вашингтона и Лондона. Поражение в гонке за полезными ископаемыми Заира-Конго потерпела в первую очередь Франция, не имеющая никакого влияния на Кабилу и окончательно потерявшая свою власть и доступ к полезным ископаемым.

Зато американские горнообогатительные концерны уже во время наступления войск Кабилы на Киншасу получили первые концессии в богатой медью заирской провинции Шаба.

С точки зрения американцев главная цель была достигнута. Не судьба боровшихся за выживание во времена правления Мобуту заирцев, а только стратегический доступ к заирским природным богатствам для американских концессионеров был главной мотивацией американской поддержки Кабилы, который в прошлом был другом прав человека не в большей степени, чем сам диктатор Мобуту.

На вопрос, введет ли поддержанный Вашингтоном Кабила демократию в Заире-Конго, комментатор газеты «Вельт ам Зоннтаг» Зигмар Шеллинг ответил так: «Ничего не свидетельствует в пользу этого, когда речь заходит о человеке, который подписывает в захваченных областях договора об эксплуатации богатейших природных ресурсов с международными концернами так, как будто вся страна принадлежит лично ему» [233 -Ульфкотте У. Совершенно секретно: БНД. @ Военная литература, 2005.].

В игру, разворачивающуюся вокруг Заира-Конго, была включена также и Бельгия, ведь данная африканская территория еще недавно являлась бельгийской колонией, но к шестидесятым годам XX века официальный Брюссель мог играть лишь второстепенную роль и плелся в обозе Вашингтона, хотя есть сведения, что охота на знаменитого Патриса Лумумбу - премьер-министра Заира - велась американцами и бельгийцами сообща, но, разумеется, ЦРУ и здесь играло главенствующую роль.

Истинные обстоятельства убийства Лумумбы очень долго оставались не выяснены, в данный момент считается, что они установлены-таки с максимально возможной точностью, и картина гибели премьер-министра такова: он был схвачен сообщниками Мобуту - марионетками американцев- и на самолете вывезен в труднодоступный лесной район к Моизу Чомбе в Катангу.

Вместе с Лумумбой были похищены его соратники Окито и Мполо, их подвергли пыткам, после чего прибыли политические соперники -Чомбе, Кимба для того, чтобы поглумиться над ними, лицезреть вид их мучений.

Затем Лумумбу расстреляли (по другим сведениям, он умер от побоев). Чтобы скрыть преступление, тело премьер-министра было расчленено, растворено в кислоте и после этого останки были сожжены. Убийство было приписано жителям деревни.

Такую картину восстановили специалисты, занимавшиеся расследованием убийства спустя сорок лет после событий, она может оказаться верной, а может содержать неточности.

Абсолютно неоспоримым же фактом, подтвержденным всеми исследователями, является приказ президента США Дуайта Эйзенхауэра, появившийся в августе 1960 года, согласно которому сотрудники ЦРУ должны были ликвидировать Лумумбу при помощи яда.

***
Из книги Максима Акимова „Преступления США”.