?

Log in

No account? Create an account
мера1

ss69100


К чему стадам дары свободы...

Восстановление смыслов


Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Преступная ликвидация СССР
мера1
ss69100

19 августа 1991 г. в 6 часов утра по радио и телевидению было передано заявление Председателя Верховного Совета СССР А. И. Лукьянова от 16 августа 1991 г., в котором содержался призыв пересмотреть содержание проекта нового Союзного договора, согласованного в Ново-Огареве, внеся в него ряд положений, предусматривающих:

1) сохранение в СССР единого экономического пространства,
2) единую банковскую систему,
3) закрепление за Союзом собственности, необходимой для его нормального функционирования как федеративного государства,
4) недопустимость приостановления действия законов СССР со стороны республик, законов республик со стороны СССР.

Предлагалось эти вопросы еще раз рассмотреть на сессии Верховного Совета СССР, а затем на Съезде народных депутатов СССР.

Следует заметить, что сами по себе эти предложения и их реализация не исключали ликвидацию союзной и российской государственности путем подписания упомянутого договора. Требовалось иное — отмена законов о земле и о собственности и основанных на них деклараций национально-государственных образований о суверенитете.

В то же день,19 августа 1991 г., радио начинает передавать информацию о введении ЧП в некоторых районах СССР. Одновременно были обнародованы Указ вице-президента СССР Г.И. Янаева и заявление «Советского руководства» о создании Государственного комитета по чрезвычайному положению в СССР и обращение ГКЧП к советскому народу. В ГКЧП СССР входили: О.Д. Бакланов, В.А. Крючков, B.C. Павлов, Б.К. Пуго, В.А. Стародубцев, А.И. Тизяков, Д.Т. Язов, Г.И. Янаев.

О влиянии тех или иных событий на жизнь общества и их правовой оценке можно судить только в контексте предшествующего и последующего состояний общества. Все видели, что страна катится в пропасть и ждали, что кто-то и что-то должен сделать, чтобы положить конец падению в бездну.

В этом свете августовское «действо» не было неожиданностью. Вопросы, граничащие с недоумением, возникли в ходе совершения этого «действа», и особенно по его окончании. И главным из них был и остается вопрос: с какой целью все это делалось? Ведь для предотвращения грядущей катастрофы нужны были иные действия.

Сам «путч» был каким-то странным. Танки ввели, но телевидение не отключили. Комендантский час ввели, но въезд в Москву оставили свободным, аэродром закрывать не стали.


А вот как оценивало это событие радио «Голос Америки»: «Хотя путч, по-видимому, готовили тщательно, действия заговорщиков выглядели довольно дилетантски. Не было никаких арестов, границы и аэропорты оставались открытыми.

Даже запрещенные вначале реформаторские органы печати продолжали выходить. Правда, экипажи танков направили стволы орудий туда, где назревали очаги сопротивления московских демократов. Но армия в народ не стреляла, и москвичи сразу не почувствовали слабость организаторов путча. Они украшали пушки танков цветами и флажками в традиционных национальных русских цветах, раздавали танкистам бутерброды, фрукты, молоко и сигареты.

Таким образом, то, что едва не завершилось трагедией, оказалось опереточным фарсом».

21 августа Горбачев прибыл в Москву, а членов ГКЧП арестовали. Горбачев дорого бы дал, чтобы забылась его оговорка в первые часы после возвращения из «форос-ского плена»: «Всей правды вы никогда не узнаете».

Вскоре последовало постановление Президиума Верховного Совета СССР за подписью Лукьянова «О неотложных мерах по восстановлению конституционного порядка в стране».

«1. Считать незаконным фактическое отстранение президента СССР М. С. Горбачева от исполнения его конституционных обязанностей и передачу их вице-президенту.

2.Потребовать от вице-президента Г. И. Янаева немедленной отмены его указов и основанных на них постановлений о чрезвычайном положении как юридически недействительных с момента их подписания.

Внести на рассмотрение внеочередной сессии Верховного Совета СССР положение о создании депутатской комиссии для осуществления контроля за ходом расследования действий должностных лиц, нарушивших Конституцию СССР».

Одновременно в стране была развязана беспрецедентная антикоммунистическая истерия с тем, чтобы голословно обвинить КПСС если не в организации заговора, то в причастности к нему. Так, в блиц-интервью АиФ на вопрос: «Что ждет Гидаспова? (секретаря Ленинградского обкома КПСС)» Собчак ответил: «Он вызван к следователю. Возбуждено уголовное дело... Я ему сказал: «Вы могильщики своей партии. Если бы вы действительно думали о судьбе своей партии, вы и все члены обкома выбежали бы на улицу и кричали, что к этому перевороту не имеете никакого отношения». Но они этого не сделали».

Удобная формула. А если бы они «выбежали» на улицу, то тогда еще в большей мере можно было бы утверждать о причастности КПСС к «заговору» по принципу: на воре шапка горит. Волчья логика, известная из басни Крылова «Волк и ягненок»: последний оказался виновным потому, что волк хотел есть.

Не хватило трезвости в оценке опереточного фарса и Комитету конституционного надзора СССР, который в своем заявлении назвал его антиконституционным государственным переворотом.

«Выступление гэкачепистов, — пишет Г. Шахназаров, — получило официальное наименование «государственный переворот». Как его назвать в конце концов, не самое важное. Хотя от этого в немалой степени зависят последующие оценки. Так вот, определение неверно. Не могут быть названы переворотом действия, не приведшие к смене власти. Переворот по смыслу понятия может быть только успешным, в отличие от мятежа, который, как сказал английский поэт «не может кончиться удачей, в противном случае его зовут иначе».

Это высказывание нуждается в уточнении. Заговор — тайное соглашение о совместных действиях против кого-нибудь в политических и других целях. В случае с ГКЧП не было тех действий, которые свидетельствовали бы о желании совершить государственный переворот. Обратимся вновь к Г. Шахназарову: «Если бы введенные в Москву танки открыли огонь по баррикадам и были поддержаны атакой с воздуха, почти мгновенно все было бы кончено. Покорились бы и республики, о чем свидетельствует их осторожная реакция, явно рассчитывая на то, чтобы выиграть время, посмотреть, как будут развиваться события в столице Союза... Главная причина провала августовского заговора в том, что у него не было признанного вождя, готового пойти до конца, взять на себя ответственность за кровопролитие. Ни один заговор никогда еще не увенчался успехом, если не находился человек, без колебаний отдающий приказ: пли!».

Никто не отдал такого приказа, так как это не входило в планы заговорщиков, разыгравших этот фарс. Он был нужен прежде всего Горбачеву, чтобы скрыть свою причастность к ликвидации Союза ССР. Такой вывод можно сделать из многочисленных утверждений Горбачева о том, что августовский путч сорвал процесс формулирования новых союзных отношений между суверенными государствами, осложнил, подстегнул дезинтеграцию — уже не только государства, но и общества; августовский путч довел общий кризис до предельной черты. Самое губительное в этом кризисе, говорил Горбачев, — «расход государственности»; путч в августе 1991 года прервал перестройку, после него многое развивалось уже по совсем иным правилам и с другими направлениями; была возможность сохранить страну, если бы не путч...

Да, все это шло в русле завершения ликвидации союзной государственности. Однако это было не началом конца, а продолжением процесса ликвидации Союза ССР. В этом плане так называемый заговор был задуман и исполнен как один из шагов на пути к окончательному оформлению развала союзного государства.

Достаточно объективным представляется суждение, что было бы серьезной ошибкой считать, что развал Советского Союза является результатом путча. Совершенно очевидно, что отказ руководителей ряда союзных республик подписать союзный договор со ссылкой на то, что путч сделал это нереальным или невозможным, является неоправданным... Видимо, даже если бы 20 августа начался процесс подписания договора, он не завершился бы присоединением многих республик, что само по себе делало союзный договор нереальным. Уточним: предлагаемый договор по своему содержанию не имел целью сохранение Союза ССР.

Многие обозреватели отмечают совершеннво неожиданное, никак не мотивированное и никем не объясненное прекращение путча. Никакой военной угрозы «демократы» для путчистов не представляли и наступления на них не вели. Никаких переговоров, на которых путчисты под давлением постепенно сдавали бы свои позиции, не было.

В акцию ГКЧП не были вовлечены никакие организованные политические силы. Высший оперативный орган Политбюро никакой деятельности в этот период не вел и документов не принимал. 20 августа в Москве находилось примерно 2/3 членов ЦК, однако Секретариат от проведения пленума отказался. Даже дела, возбужденные после августа против областных организаций КПСС, а также против ряда членов Политбюро и секретарей ЦК КПСС, были прекращены ввиду полной непричастности этих организаций и лиц к событиям в Москве.

Не было и никаких массовых выступлений против ГКЧП в Москве; несмотря на призыв Б.Н. Ельцина и мэра Г.Х. Попова, не забастовало ни одно предприятие, кроме товарно-сырьевой биржи.

В сущности, августовские события показали, кому и для чего нужен был так называемый путч, помогли с новой силой высветить контрреволюционную сущность проводившихся в стране перестройки и реформ, их конечные цели.

Сразу после «путча», 22 августа, вышло постановление Верховного Совета РСФСР о признании национальным флагом Российской Федерации исторического флага России — полотнище из горизонтальных белой, лазоревой, алой полос.

23 августа вышел Указ президента СССР «О прекращении деятельности политических партий и движений в войсках МВД СССР и других правоохранительных органах и всех иных военных формированиях». Было опечатано здание ЦК КПСС. 24 августа последовал Указ Президента СССР «Об имуществе Коммунистической партии Советского Союза», которым поручалось Советом народных депутатов взять под охрану это имущество, чем все органы партии лишались материальной основы своего существования без каких-либо законных оснований. Одновременно М. С. Горбачев слагает полномочия Генерального секретаря ЦК КПСС и обращается к членам ЦК КПСС с призывом о самороспуске.

24 августа маршал Ахромеев повесился в своем кремлевском кабинете. Он оставил записку, в которой говорилось: «Все, над чем я работал, разрушается». Позднее о смерти Ахромеева распространялись различные слухи, отчасти потому, что для советских генералов более обычным было стреляться. Правые оппозиционеры высказали предположение, что либо он был убит, либо предупрежден, что если не покончит с собой, то пострадает его семья. Этот последний слух основывался на загадочной строчке в записке, адресованной его семье: «Я всегда ставил интересы государства выше ваших, но теперь я поступаю наоборот».

24 и 25 августа — Украина и Белоруссия провозгласили независимость, 26 августа — провозглашена независимость Молдавии.

Тут же Б. Ельцин подписал указ о признании независимости Эстонии. Не обретшая еще сама в полной мере государственности Россия первая признала Эстонскую Республику.

В конце августа поверенный в делах США Дж. Коллинз встретился с помощником М. Горбачева А.С. Черняевым и передал ему письмо Буша для передачи Горбачеву, одновременно спросив Черняева: «Как с Прибалтикой?» Черняев ответил: «Горбачев исходит из того, что Прибалтика отделяется, но оформить это может только Съезд народных депутатов, открывающийся 2 сентября».

30 августа вышло постановление Верховного Совета СССР «О первоочередных мерах по предотвращению попыток государственного переворота». Утверждалось, что «осуществление государственного переворота стало возможным из-за сохранения основ командно-административной системы управления государством и народным хозяйством, отсутствия необходимых сдержек и противовесов исполнительным властям со стороны законодательной и судебной властей, традиционного монополизма органов государственной безопасности, а также в связи с несовершенством законодательства, недостаточной регламентаций деятельности высших органов государственной власти и управления...

Провал попытки реакционных сил остановить развитие общества создал новую ситуацию, в которой стало возможным ускоренное продвижение по пути перемен и которая вызывает необходимость пересмотра республиками проекта договора об обновлении Союза... »

Принято решение: «Ввести на рассмотрение очередного пятого Съезда народных депутатов СССР проект закона об изменении Конституции СССР... Предложить Президенту СССР: в соответствии с принятыми Верховным Советом СССР законами и постановлениями осуществить действенные меры по ускорению разгосударствления и приватизации государственной собственности, демонополизации народного хозяйства и укреплению рыночных структур. Вопрос о прекращении деятельности структур Коммунистической партии Советского Союза должен рассматриваться в установленном законодательством порядке».

Последняя фраза была пустой болтовней. Никто не обратился в Верховный Суд СССР с представлением о прекращении деятельности КПСС, ибо для этого нужны были доказательства, а не надуманные утверждения «об участии руководящих органов КПСС в подготовке и проведении государственного переворота». А на нет и суда нет. Его место занял произвол. КПСС лишалась возможности действовать и исключалась из политических процессов, проходивших в стране...

Заметим, что запрету подверглась не только деятельность КПСС. Сразу же после августа 1991 г. Ельцин инициировал ходатайство России перед ООН об отмене Резолюции ООН 1975 г., квалифицирующей сионизм как форму расизма и расовой дискриминации. Он же осуществил разгон Антисионистского комитета (общественной организации, деятельность которой находилась в полном соответствии с действующей тогда Конституцией страны).

2 сентября открылся внеочередной и последний V Съезд народных депутатов СССР. На Съезде было решено создать не предусмотренные Основным Законом новые органы власти — Совет представителей народных депутатов и Государственный совет, приостановив «действие соответствующих статей Конституции СССР».

Те высшие должностные лица СССР, которые все еще оставались у власти, начали быстро сдавать свои полномочия. Характерно заявление Председателя Комитета конституционного надзора СССР С.С. Алексеева: «Будем говорить начистоту: наш Союз находится не просто на грани развала, а уже находится в состоянии развала... Мы, должностные лица, должны расчистить это поле, должны уйти в отставку. Я готов это сделать сразу. Так давайте мы тоже пойдем по такому пути... »

К 4 сентября в адрес Съезда поступило почти 2 тыс. писем и телеграмм граждан, трудовых коллективов. Общим для всех обращений являлась тревога за судьбу народа, целостность Союза. Люди обращались к Президенту, народным депутатам с просьбой принять меры для сохранения страны, напоминали о воле народа на мартовском референдуме.

Граждан беспокоил распад, предстоящий раздел Союза, установление границ, потоки беженцев. Они считали, что наряду с экономическим кризисом это приведет к катастрофе, новым национальным конфликтам, а возможно, и к более тяжелым последствиям.

Тем не менее, Съезд народных депутатов СССР под давлением Горбачева и его сторонников принял Закон «Об органах государственной власти и управления Союза ССР в переходный период», которым высшим представительным органом власти Союза ССР объявлялся «Верховный Совет СССР, состоящий из двух самостоятельных палат: Совета республик и Совета Союза». Тем самым Съезд практически принял решение о самороспуске.

По мнению юриста и обществоведа Д. Л. Златопольского, решение V Съезда народных депутатов СССР, находившееся в вопиющем противоречии с волей народа, означало нормативное постановление о разрушении СССР...

6 сентября 1991 г. Государственный Совет СССР принял три постановления о призвании независимости Литовской Республики, Латвийской Республики и Эстонской Республики.

Эти постановления приняты органом, не имевшим на это права, с игнорированием требований ст. 70, 71, 72, 74 и 76 Конституции СССР, Закона СССР от 3 апреля 1990 г. и Постановления Верховного Совета СССР от 3 апреля 1990 г., ст. 2 Закона СССР от 26 апреля 1990 г. «О разграничении полномочий между Союзом ССР и субъектами федерации», игнорированием итогов референдума 17 марта 1991 г., п. 1 Постановления Верховного Совета СССР от 21 марта 1991 г., согласно которому предписывалось: «государственным органам Союза ССР и республик руководствоваться в своей практической деятельности решением народа, принятым путем референдума... исходя из того, что это решение является окончательным и имеет обязательную силу на всей территории СССР...».

28 ноября 1991 г. был принят Указ Президента РСФСР «О реорганизации центральных органов государственного управления РСФСР», которым образовывались министерства, комитеты, главные управления РСФСР, а в

Приложении к нему указывались «Министерства и ведомства РСФСР, которым передаются имущество, финансовые и другие средства, предприятия, организации и учреждения упраздняемых министерств и других центральных органов государственного управления». Министерствам и государственным комитетам РСФСР передавалось имущество, финансовые и другие средства более 70 ликвидируемых органов государственного управления СССР, в том числе 34 министерства и 27 комитетов Союза ССР.

К концу ноября у Союзного правительства ничего не осталось, кроме деморализованных армии и флота, расчлененных сил безопасности, судов и прокуроров без ясной юрисдикции да институтов президента и министерства иностранных дел, чье министерство было только что переименовано в Министерство внешних сношений.

Завершался процесс ликвидации остатков союзного государства — его органов.

8 декабря 1991 г. в Беловежской Пуще, вне всяких норм и процедур, лидерами трех республик (за Республику Беларусь — С. Шушкевич, В. Кебич, за РСФСР — Б. Ельцин, Г. Бурбулис, за Украину — Л. Кравчук, В. Фокин) было подписано «Соглашение о создании Содружества Независимых Государств», которым объявлялось, что «Союз ССР как субъект международного права и геополитическая реальность прекращает свое существование...

С момента подписания настоящего Соглашения на территории подписавших его государств не допускается применение норм третьих государств, в том числе бывшего СССР».

Последняя фраза отличается циничным безразличием к судьбе советских людей, жизнь, правовое положение которых определялись общесоюзными законами; особенно это коснулось тех граждан, кто оказался за пределами своих национально-государственных образований или не имеющих их на территории СССР. Между прочим, таких граждан в стране насчитывалось свыше 70 млн. чел.

Законом СССР от 3 апреля 1990 г. «О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР» устанавливалось, что «выходящая республика компенсирует все издержки, связанные с переселением граждан из пределов республики». Отныне эти люди обрекались на произвол судьбы, а точнее, были брошены на произвол властей «суверенных» республик, превращающих их в изгоев.

Соглашение от 8 декабря 1991 г. находится в грубом противоречии с принятым в ходе всесоюзного референдума 17 марта 1991г. решением 76% советских граждан о сохранении СССР. Все это свидетельствует о юридической ничтожности Соглашения от 8 декабря 1991 г. как акта, не основанного на нормах союзных законов и общих принципах международного права, а следовательно, лишенного возможности порождать какие-либо юридические последствия как для 280 млн. советских граждан, так и для государств мирового сообщества.

Не делает это соглашение законным и постановление Верховного Совета РСФСР от 12 декабря 1991 г. «О ратификации соглашения о создании Содружества Независимых Государств», а равно и принятое в тот же день Верховным Советом РСФСР Постановление «О денонсации Договора об образовании СССР», утвержденного I Съездом Советов СССР от 30 декабря 1922 г. в г. Москве.

Договор об образовании СССР от 30 декабря 1922 г. не относится к числу международно-правовых актов, денонсация-расторжение которых часто предусматривается в самом тексте таких договоров.

К тому же Договор об образовании СССР от 30 декабря 1922 г., ставший составной частью первой Конституции СССР 1924 г., закреплявшей за каждой из союзных республик право свободного выхода из СССР, — утратил свое государствообра-зующее начало вместе с принятием новой Конституции СССР 1936 г., а затем и Конституции СССР 1977 г. Поэтому ссылаться на этот устаревший Договор 1922 г. при принятии важнейшего решения о дальнейшей судьбе государства было, по меньшей мере, юридически безграмотно.

Прекращение существования Союза ССР как субъекта международного права, бывшего участником около 16 тысяч международных договоров, в том числе по вопросам государственной территории и государственных границ, осуществлено с грубым нарушением принципов международного права, в которых сложились механизмы защиты законных прав и интересов государств.

Это, прежде всего, Устав Организации Объединенных Наций от 26 июля 1945 г., Венская Конвенция о праве международных договоров 23 мая 1969 г., Декларация о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и содружества между государствами в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций от 24 октября 1970 г., Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе от 1 августа 1975 г., Венская конвенция о правопреемстве государств в отношении договоров от 22 августа 1978 г., Декларация о недопустимости интервенции и вмешательства во внутренние дела государств от 9 декабря 1981 г. и Венская конвенция о правопреемстве государств в отношении государственной собственности, государственных архивов и государственных долгов 1983 г.

Следует заметить, что ликвидация Союза ССР не может быть оправдана и ссылками на принцип самоопределения народов и наций. Этот принцип является основным при решении проблем колониальных и зависимых народов, о которых говорится в гл. 11 —13 Устав ООН.

В Декларации о принципах международного права от 24 октября 1970 г. указывается, что «территория колонии или другая несамоуправляющаяся территория имеет, согласно Уставу Организации Объединенных Наций, статус отдельный и отличный от статуса территории государства, управляющего ею; такой отдельный и отличный, согласно Уставу, статус будет существовать до тех пор, пока народ данной колонии или несамоуправляющейся территории не осуществит свое право на самоопределение в соответствии с Уставом и в особенности — с его целями и принципами».

На территории СССР не было территорий, отдельных или отличных от общего статуса его территории ввиду отсутствия на ней колониальных и зависимых народов. Отсюда «самоопределение» не может осуществляться с сепаратистских позиций в ущерб территориальной целостности и политического единства суверенного государства.

Право наций на самоопределение, как говорится в упомянутой Декларации «не должно толковаться как санкционирующее или поощряющее любые действия, которые вели бы к расчленению или к частичному или полному нарушению территориальной ценности или политического единства суверенных и независимых государств, имеющих правительства, представляющие весь народ, принадлежащий к данной территории, без различия расы, вероисповедания или цвета кожи».

Неприкосновенность и целостность государственной территории является одним из основных принципов международного права.

Принцип нерушимости государственных границ составляет одну из важнейших основ безопасности европейских народов и сформулирован в Заключительном акте совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе в 1975 г.: «Государства-участники рассматривают как нерушимые все границы друг друга, как границы всех государств в Европе... Они будут, соответственно, воздерживаться от любых требований или действий, направленных на захват и узурпацию части или всей территории любого государства-участника».

Советский Союз был участником Заключительного акта Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1975 г., а следовательно, должен был продолжать свое существование в пределах собственной территории, ее целостности, нерушимости и неприкосновенности государственных границ. Самопровозглашение субъектами Союза ССР — союзными республиками независимости является актами захвата и узурпации территории субъекта международного права.

Возникшие на территории СССР государства не имеют легитимной основы своего существования, так как их появление связано с противоправным расчленением территории СССР и посягательством на его государственные границы.

Последовавший прием этих государств: Латвии, Литвы и Эстонии—19 сентября 1991 г., России — 24 декабря 1991 г., Азербайджана, Армении, Казахстана, Киргизии, Таджикистана, Туркмении и Узбекистана — 2 марта 1992 г., Молдавии — 6 апреля 1992 г., Грузии — 31 июля 1992 г. в Организацию Объединенных Наций не прибавляет ей авторитета и не делает легитимным развал Союза ССР.

9 декабря 1991 г. Горбачев выступил с Заявлением в связи с соглашением глав трех государств. Оно, как всегда, изобиловало пустыми фразами и положениями, исключающими одно другое:

«Для меня как Президента страны главным критерием оценки этого документа является то, насколько он отвечает интересам безопасности граждан, задачам преодоления нынешнего кризиса, сохранения государственности и продолжения демократических преобразований. Это соглашение имеет позитивные моменты... В любом случае для меня очевидно следующее. Соглашение прямо объявляет о прекращении существования Союза ССР. Безусловно, каждая республика имеет право выхода из Союза ССР, но судьба многонационального государства не может быть определена волей руководителей трех республик. Вопрос этот должен решаться только конституционным путем с участием всех суверенных государств с учетом воли их народов».

О каком «сохранении государственности» можно вести речь, если в Соглашении констатировалось юридическое оформление прекращения существования союзной государственности?! Ни слова об имевшем место всесоюзном референдуме 17 марта 1991 г. И далее: «В создавшейся ситуации, по моему глубокому убеждению, необходимо, чтобы все Верховные Советы республик и Верховный Совет СССР обсудили как проект Договора о Союзе суверенных государств, так и Соглашение, заключенное в Минске.

Поскольку в Соглашении предлагается иная форма государственности, что является Компетенцией Съезда народных депутатов СССР, необходимо созвать такой съезд. Кроме того, я бы не исключил и проведение всенародного референдума (плебисцита) по этому вопросу».

Бесспорно одно — в своем Заявлении Горбачев не осудил «глав трех государств», поправших конституционные нормы, регламентирующие порядок прекращения членства в Союзе ССР союзной республики как субъекта федеративного государства.

Такая позиция Горбачева находилась в грубом противоречии с его обязанностями, закрепленными в конституционном законе СССР «Об учреждении поста Президента СССР и внесении изменений и дополнений в Конституцию (Основной Закон) СССР» от 14 марта 1990 г., согласно которому: «Главой Советского государства — Союза Советских Социалистических Республик является Президент СССР» (ст. 127). «Президент СССР: 1) выступает гарантом соблюдения прав и свобод советских граждан, Конституции и законов СССР; 2) принимает необходимые меры по охране суверенитета Союза ССР и союзных республик, безопасности и территориальной целостности страны... » (ст. 123). К этому обязывал Горбачева и текст принятой им присяги Президента СССР...

10 декабря президент Украины Л. Кравчук дал интервью корреспонденту «Правды», заявив: «Нами принят ряд решений, главное из них — соглашение о создании Содружества Независимых Государств... Как основатели Союза 1922 года мы приняли решение о его ликвидации... У нас состоялся разговор сразу после подписания документов с президентом Михаилом Горбачевым... Ельцин проинформировал о результатах нашей работы президента США Джоржа Буша.

Делали мы все открыто, в соответствии с законами. Президент Горбачев знал о том, что мы встречались в Минске. Цель встречи не только в том, чтобы успокоить людей, но взять в руки тот процесс развала, который шел и идет сегодня под «славным» руководством «славного» центра. Надо, чтобы люди знали, ибо найдутся охотники переложить вину на нас: дескать, они, такие-сякие, разрушили Союз. Надо сказать, он начал разрушаться в 1985 году, и авторы этого разрушительного процесса всем известны...».

Заявление нуждается в ряде замечаний и дополнений. Учредителями Союза ССР были не только УССР, БССР и РСФСР, но и ЗСФСР, включавшая Азербайджан, Армению и Грузию, состоявшиеся съезды Советов республик которых в декабре 1922 г. приняли декларации об образовании Союза ССР. Учредительный Съезд Советов СССР, состоявшийся 30 декабря 1922 г., представлял все национальности объединяющихся социалистических республик.

Руководители трех республик, подписавшие соглашения от 8 декабря 1991 г., полномочий на учреждение СНГ путем ликвидации Союза ССР не имели. Сказался, прежде всего, крайне низкий уровень профессионализма этих «законодателей», если о нем вообще можно говорить.

Факты свидетельствуют о том, что развалу Союза ССР способствовало вмешательство США и их союзников во внутренние дела страны. Так, директор ЦРУ США Д. Вулси признал: «Мы и наши союзники вместе с демократами России и других государств бывшего Советского Союза и советского блока одержали победу в холодной войне». Здесь четко высвечена роль «пятой колоны» в виде «демократов России и других государств бывшего Советского Союза».

Денег на подрыв СССР не жалели. По данным, сообщенным Министерством иностранных дел Латвии уже в более позднее время, США в процесс разложения Советского Союза только за 1985—1992 годы вложили 90 миллиардов долларов.

Факты вмешательства США и их союзников во внутренние дела страны подтверждаются и высказыванием президента США Б. Клинтона на совещании Объединенного комитета начальников штабов 25 октября 1995 г:

«Последние десять лет политика в отношении СССР и его союзников убедительно доказала правильность взятого нами курса на устранение одной из сильнейших держав мира, а также сильнейшего военного блока... Мы добились того, что собирался сделать президент Трумэн с Советским Союзом посредством атомной бомбы. Правда, с одним существенным дополнением — мы получили сырьевой придаток, а не разрушенное атомом государство, которое нелегко было бы воссоздать.

Да, мы затратили на это многие миллиарды долларов, но они уже сейчас близки к тому, что у русских называется самоокупаемостью. За 4 года мы и наши союзники получили различного стратегического сырья на 15 млрд. долларов, сотни тонн золота, драгоценных камней и т. д. Нам передано за ничтожные суммы свыше 20 тыс. тонн меди, до 90 тыс. тонн алюминия, тысячи тонн цезия, бериллия, стронция.

В годы так называемой перестройки в СССР многие наши военные и бизнесмены не верили в успех предстоящих операций — и напрасно. Расшатав идеологические основы СССР, мы сумели бескровно вывести из войны за мировое господство государство, составляющее основную конкуренцию Америке. Наша цель и задача — и в дальнейшем оказывать помощь всем, кто хочет видеть в нас образец западной свободы и демократии.

Когда в 1991 году ЦРУ передало на Восток для осуществления наших планов 50 млн. долларов, а затем еще такие же суммы, многие из политиков, военные также не верили в успех дела. Теперь же, по прошествии четырех лет, видно — наши планы начали реализовываться.

Однако это не значит, что нам не над чем думать. В России, стране, где еще недостаточно сильно влияние США, необходимо решить одновременно несколько задач:

— всячески стараться не допустить к власти коммунистов. При помощи наших друзей создать такие предпосылки, чтобы в парламентской гонке были поставлены все мыслимые и немыслимые препоны для левых партий;

— особое внимание уделять президентским выборам. Нынешнее руководство страны нас устраивает во всех отношениях. И потому нельзя скупиться на расходы. Обеспечив занятие Ельциным поста президента на второй срок, мы тем самым создадим полигон, с которого уже никогда не уйдем.

— для решения этих двух важных политических моментов необходимо сделать так, чтобы из российского руководства ушли те, кто скомпрометировал себя. Даже незначительное «полевение» российского президента не означает для нас поражения. Это будет лишь ловким политическим трюком. Цель оправдывает средства...

Да, мы позволим России быть державой, но империей будет только одна страна — США».

Это не пустые слова. Они имеют в своей основе точное знание всего того, что уже сделано в России по ликвидации всех видов ее безопасности, в том числе и с помощью заокеанских «советников».

Приведем еще одно свидетельство к сказанному. В ноябре 1991 года была поездка специалистов по нефтепереработке и нефтехимии из разных стран мира в США, в Хьюстон (Техас). Центральным было участие в заседании Американского Нефтяного Института (АПИ).

Американское понятие — институт — в общем-то далеко от нашего. АПИ — это своеобразная полуобщественная ассоциация, которая организует периодические встречи нефтяных и нефтехимических компаний (в т.ч. конкурирующих), на которых они занимаются «притиркой» своих интересов. На заседание АПИ была приглашена в качестве почетного гостя Маргарет Тэтчер, которая незадолго до этого стала экс-премьером Англии. Кстати, М. Тэтчер — химик по образованию, хотя и очень мало поработала по специальности.

М. Тэтчер произнесла чисто политическую речь, которую можно было бы озаглавить «Как мы разрушали Советский Союз». Вот как пишет об этом С.Ю. Павлов: «Не знаю, предупредили ли ее, что в зале присутствуют русские (вполне возможно — нет). М. Тэтчер является леди сколь умной, столь же и циничной.

Роль ее в разрушении Советского Союза была существенной, и она стремилась весьма откровенно об этом поведать. Ее оценка состояния экономики СССР и произошедшей с ним метаморфозы в корне отличаются от того, что преподносили нам наши СМИ.

Тэтчер сказала: «Советский Союз — это страна, представлявшая серьезную угрозу для западного мира. Я говорю не о военной угрозе. Ее в сущности не было. Наши страны достаточно хорошо вооружены, в том числе ядерным оружием.

Я имею в виду угрозу экономическую. Благодаря плановой политике и своеобразному сочетанию моральных и материальных стимулов Советскому Союзу удалось достигнуть высоких экономических показателей. Процент прироста валового национального продукта у него был примерно в два раза выше, чем в наших странах. Если при этом учесть огромные природные ресурсы СССР, то при рациональном ведении хозяйства у Советского Союза были вполне реальные возможности вытеснить нас с мировых рынков...

***



Из книги В. Дрожжина „Ликвидация СССР и сионизм”.


  • 1

Вырастила партия иуд,до сего дня ее воспитанники дело отцов рушат


Видимо, вырождение происходит всегда, когда люди не сталкиваются с трудностями по жизни.

Проблема в учении ,старообрядцы в экстримальных условиях на родине и вне ее, убеждения,традции память сохраняют.А сдесь уму как за якорь зацепится не за ,что вот по сто раз на дню мнения и убеждения меняют,и парт билеты если надо достанут,мол работу подрывную вели .


От СССР к России ,которая нигде не кончается.

(Анонимно)
От мирового идейного гегемона - до глобального идеологического лидера....Время идет вперед и уже Россия это новый глобальный игрок в мировом пространстве :задачи и вызовы стоящие перед нашей державой очень сложные и неприятные...одно из них -латинизация алфавита и уход от кириллицы -без этого Россия не сможет занять достойное место в глобальном мире....стать равноправным постоянно доминирующим игроком...Сохранить свою идентичность,духовность,нравственность и стать ведущим глобальным субъектом-вот архиважная задача, даже путем потери кириллической письменности. Изучайте английский ,но и свой не забывайте.

(Анонимно)
ЕВРЕИ УЕХАЛИ А САЛЬНИКОВ ОПЯТЬ НЕДОВОЛЕН

Ты, анонимный Паниковский, жалкий, завистливый, больной и ничтожный человечек. Печень бы поберёг, а то слишком много желчи изливаешь, онаним.

(Анонимно)
С КАКОЙ ЦЕЛЬЮ ВЫ РАССКАЗЫВАЕТЕ МНЕ ЗА СВОЮ ПЕЧЕНЬ. ОБРАТИТЕСЬ ЗА ПОИОЩЬЮ К ИЗРАИЛЬСКИМ МЕДИКАМ. ТЕМ, ЧТО РАЗВАЛИЛИ СССР И ВЫВЕЗЛИ С СОБОЙ В ЧЕМОДАНАХ САВЕЦКУЮ МЕДИЦИНУ. ТЕЛЬ ХАЙ.

(Анонимно)
ИНТЕРЕСНО

ЧЕМ УПОРОЛСЯ АВТОР

ДЛЯ НАЧАЛА ВОСПОЛЬЗУЙТЕСЬ ШПАРГАЛКОЙ

http://www.ejwiki.org/wiki/%D0%A6%D0%B5%D0%B8%D1%80%D0%B5%D0%B9_%D0%A6%D0%B8%D0%BE%D0%BD_(%D1%81%D0%B8%D0%BE%D0%BD%D0%B8%D1%81%D1%82%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B5_%D0%B4%D0%B2%D0%B8%D0%B6%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5)

  • 1