?

Log in

No account? Create an account
мера1

ss69100


К чему стадам дары свободы...

Восстановление смыслов


Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
США - это дно человеческого падения, ч. 11.3
мера1
ss69100

...На фоне истового грабежа, осуществляемого американцами, вмешательство Москвы в дела Африки и стран «третьего мира» вообще выглядит как нечто удивительное в своей человечности, ведь мало того, что СССР не собирался разграблять богатства этих стран, Москва буквально нянчилась с ними, помогая их экономике стать на ноги.

К примеру, в 60-х Индия на 15% удовлетворяла свои потребности по развитию экономики из бюджета СССР, а Египет - аж на 50% [234 - Шамбаров В.Г. Государство и революции. М., Алгоритм, 2001, с. 492.].

А требовала Москва за это лишь одно: ненаправленности ракет, которые могли быть размещены в данной стране, на территорию СССР. То есть взамен на поток советских инвестиций, технологий, строительство больниц, поликлиник и прочего нужно было лишь отказаться от вступления во враждебный России военный блок, объявить себя прогрессивным и антиимпериалистическим режимом, и больше ничего!


В то же время, попадая под влияние США, любая страна обязана была удерживать страну в курсе проамериканской экономической политики, отказаться от взаимодействия с СССР и другими социалистическими странами (что было б еще с полбеды), но плюс к тому предоставить в полное владение Вашингтона все недра, все богатства, допустить в свою страну хищнический американский капитал, который орудовал за границами США так, что говорить неохота.

Экологическая ситуация после бурной деятельности американских корпораций оставляла желать лучшего, да и люди, работники этих предприятий, становились полурабами (положение работников было хуже статуса любого гастарбайтера, приезжающего из этих стран в Европу или Северную Америку, вы сами можете сравнить, если уж к нелегалам в США относятся, мягко говоря, не очень хорошо, то к их собратьям, жившим в странах «третьего мира», отношение было еще более чудовищным). //.. * * * ..//

Теперь переместимся в другой регион мира, в Центральную Америку, где американцы продолжали осуществлять свои схемы системных провокаций, направленные, как и во всех прочих случаях, на навязывание собственного господства, вернее, наглого доминирования.

В середине XX века американцы терпели немало поражений на «фронтах скрытой войны», но когда государство-жертва было небольшим, то и «победы» случались, к примеру, в Гватемале.

Черед Гватемалы пришел в 1954 году. В этом небольшом государстве Центральной Америки, где в ту пору утвердилось правительство законно избранного, заметим, президента Хакобо Арбенса, развернувшего энергичное движение в сторону патриотического режима хозяйствования, американцы вознамерились провернуть очередную «революцию».

Арбенс стремился вывести страну из состояния отсталости, укрепить национальную экономику, обеспечить элементарные права рабочим и служащим, провел аграрную реформу, в ходе которой пришлось изъять некоторую часть земель у американской «Юнайтед фрут компани». И хотя эти земли достались ЮФКО совершенно бесплатно, а правительство Гватемалы тем не менее компенсировало «убытки», уплатив 600 тыс. долларов «банановому спруту», американские монополии возненавидели Арбенса [235 -Петрусенко В.В. Белый дом и ЦРУ. М. Мысль, 1985, с. 79.].

Нужно отметить, что «Юнайтед фрут компани» имела не меньшее влияние в Вашингтоне, чем нефтяные корпорации, ее дела вела та же адвокатская контора «Салливен энд Кромвелл». Именно Дж. Ф. Даллес, выступая в качестве представителя конторы, выработал в тридцатых годах «соглашения» с гватемальским диктатором Убико, по которым ЮФКО достались бесплатно огромные земельные массивы в Гватемале. Любопытно, что после ухода из госдепартамента бывший директор ЦРУ Б. Смит стал одним из директоров ЮФКО [236 - Там же, с. 80.].

И потому неудивительно, что стоило только появиться в Гватемале патриотично настроенному лидеру, в ЦРУ тут же заговорили о нешуточной угрозе, нависшей над «безопасностью США», о надвигающейся коммунистической экспансии... и далее по привычному списку.

Дальше все шло как обычно: ЦРУ собрало, обучило и вооружило наемников против правительства Арбенса. Их разместили в Никарагуа и Гондурасе, где действовала тайная радиостанция ЦРУ, развернувшая «психологическую войну» против народа Гватемалы, и скоро провоцируют государственный переворот, ЦРУ извлекает из тени (будто у себя из-под полы) некоего полковника, словно сделанного по заказу - Карлоса Кастильо Армаса, он и возглавляет марионеточное проамериканское правительство.

Одним из сотрудников ЦРУ, руководивших наемниками перед их вторжением в Гватемалу и во время него, был Дэвид Э. Филлипс. В своей автобиографии «Ночное бдение» он не постеснялся передать эйфорию, которая царила в Белом доме и ЦРУ после свержения законного главы Гватемалы и приведения к власти К. Армаса. Филлипс не скрывает, что сохранил о ней скорее приятное впечатление, и рассказывает с особой гордостью, что был принят президентом Эйзенхауэром и тот поздравил его по этому случаю.

Однако он замечает не без черного юмора: «Армас был плохим президентом, который терпел коррупцию в своем правительстве и который с большей охотой раболепствовал перед «Юнайтед фрут компани», чем занимался своим народом...» [237 -Phillips D.A. The Night Watch. N. Y., 1977, p. 197.]

Далее Филлипс пишет: «Было ясно, что гватемальская полувоенная операция была вопиющей интервенцией, но все мы были убеждены в оправданности данной акции американской внешней политики. Эйзенхауэр считал Гватемалу успехом ЦРУ и не имел, я уверен, никаких моральных колебаний, организуя операцию... Короче говоря, мы позаботились о решении этой небольшой проблемки Эйзенхауэра» [238 - Там же, с. 111.].

Вот так решение «небольшой проблемки» Эйзенхауэра обошлось многолетней трагедией для гватемальского народа. Военно-террористические режимы, сменявшие друг друга в этой «банановой республике», затопили страну кровью [239 - Петрусенко В.В. Указ. соч., с. 81.].

Американцам было весело и потешно, они наблюдали за процессами, происходящими в Гватемале точно так же, как подросток наблюдает за котенком, к хвосту которого привязал пустую металлическую консервную банку с острыми краями. Чем больше гватемальский котенок метался и стремился избавиться от обузы, тем больше он ранил себя, исходя кровью, и тем веселее становилось садисту-подростку.

В обнародованном в девяностых годах докладе гватемальской «Комиссии правды» отмечалось, что «США неоднократно вмешивались во внутренние дела Гватемалы в период конфликта. Так, ЦРУ прямо или косвенно поддерживало незаконные операции правительства против повстанческих формирований.

Вплоть до середины 80-х годов правительство США оказывало давление на гватемальские власти с тем, чтобы сохранить в этой стране несправедливую социальную и экономическую структуру», говорилось, в частности, в документе. По данным «Комиссии правды», во время 36-летней гражданской войны в Гватемале, которая закончилась в 1996 году, погибло и пропало без вести более 200 тыс. человек [240 - «Дуэль», № 14 (105) 04.06.1999.].

После того как была подавлена Гватемала, пришел черед Кубы. Эйзенхауэр буквально воспылал манией уничтожить режим кубинской республики и лично Фиделя Кастро. Для начала было решено применить тот арсенал ядов и тайных средств, которые разрабатывались под чутким руководством Сиднея Готлиба и Ричарда Хелмса в рамках программы MKNAOMI.

Отдел технических служб ЦРУ изготовил и отправил на Кубу специальные пилюли со смертельным ядом, действие которого проявилось бы через два-три дня после попадания в организм, причем медицинское вскрытие не смогло бы установить причины смерти.

Предполагалось, что один из агентов ЦРУ, завербованных среди кубинского персонала, бросит эту таблетку в стакан с прохладительным напитком. Исполнителю этого плана была приготовлена премия в 50 тыс. долларов. Но лицо, получившее таблетки, так и не смогло ими воспользоваться для приведения в жизнь плана ЦРУ [241 - Леонов Н.С., Бородаев В.А. Фидель Кастро. Политическая биография. М., Терра-Книжный клуб, 1998.].

Разочарованный неудачей, президент Эйзенхауэр в марте 1960 года одобрил проект операции ЦРУ по свержению Фиделя Кастро при помощи тайной военной операции с использованием армии наемников. В соответствии с этим проектом планировалось подготовить испаноговорящих боевиков, забросить их на Кубу и с их помощью спровоцировать массовые народные выступления против режима После этого на остров должны были прибыть руководители эмигрантского движения и провозгласить себя временным правительством «Свободной Кубы».

В документах ЦРУ акции присваивалось кодовое наименование операция «Плутон». Непосредственно разработкой плана вооруженного вторжения занимался эксперт Пентагона по десантно-диверсионным акциям полковник Элкотт. Но данный эпизод истории прославился на весь мир не под именем древнеримского повелителя загробного мира Плутона, а под названием: «Операция в заливе свиней», согласитесь, довольно символично получилось: свиньи вторглись на Кубу.

Подготовку намечалось закончить к началу декабря 1960 года.

Плацдармом для вторжения на Кубу должна была стать Гватемала, в стране были созданы военные лагеря, где осуществлялась подготовка диверсантов и бойцов будущей интервенции против режима Кастро и Гевары, проамериканское марионеточное правительство Гватемалы дало согласие на использование всех аэродромов страны для агрессии против Кубы.

Помимо Гватемалы подготовка наемников проводилась в специально созданных ЦРУ лагерях в Никарагуа (Пуэрто-Кабесас) и в США (Новый Орлеан, Форт Майер и Майами). Оперативная группа планирования формировала военизированные подразделения из числа кубинских эмигрантов и занималась их подготовкой.

В качестве сил первого эшелона было отобрано более 1400 человек, объединенных в так называемую «бригаду 2506». Каждому наемнику присваивался номер. При этом нумерация начиналась с 2000. Это делалось для создания видимости более крупной группировки наемников. «Бригада 2506» состояла из четырех пехотных, моторизованного и парашютно-десантного батальонов, роты танков, бронеотряда и батальона тяжелых орудий.

Возглавлял «бригаду 2506» бывший капитан батистовской армии Сан Роман [242 - Доценко В.Д. Флоты в локальных конфликтах второй половины XX века. М., ACT; СПб., Terra Fantastica, 2001, с. 105.].

Однако «операция» происходила в 1961 году, и мало того, в апреле месяце этого года, то есть почти совпадала с легендарным полетом Гагарина, и потому, наверное, американцы просто не могли «победить» в это время, судьба не допустила бы даже малейшей вероятности, чтоб очередная американская подлость достигла цели.

Осуществлением агрессии против Кубы занималась вся «элита» ЦРУ, помимо Аллена Даллеса, Джеймса Энглтона, Ричарда Хелмса, Роберта Эмори, Лаймона Киркпатрика.

Имена-то какие! Каждый так замазан кровью и грязью, что ни в каком чистилище не отмоются! Сколько чужих слез на их совести, поломанных судеб, сколько тайных и явных убийств они спланировали! Они готовы были пойти на любое скотство, если считали, что это приблизит их к преследуемой цели, методы достижения которой были агрессивны и мерзки.

Общее руководство было возложено на Ричарда Бисселла, занимавшего в то время пост заместителя директора ЦРУ по планированию. «Ветераны» гватемальской операции не сомневались в том, что Куба станет для них очередным триумфом. Сам Бисселл в то время рассматривался как наиболее вероятный преемник Аллена Даллеса на посту директора ЦРУ и, разумеется, рассчитывал, что успешное разрешение «кубинского вопроса» еще более упрочит его положение [243 - Пыхалов И.В. Центральное разведывательное управление (ЦРУ). СПб., Нева; М., Олма-пресс, 2002.].

Ключевым элементом плана боевых действий было нанесение ударов с воздуха. Бригаду должны были поддерживать 24 американских бомбардировщика В-26. Предполагалось, что восемь американских самолетов с опознавательными знаками кубинских ВВС, пилотируемые кубинцами-эмигрантами, обученными в Гватемале, нанесут последовательно два мощных удара по важнейшим авиабазам республики 15 апреля и на рассвете 17 апреля, перед самой высадкой десанта с моря.

Эти внезапные удары с воздуха должны были парализовать кубинскую авиацию, лишить ее возможности атаковать десант наемников и таким образом проложить путь для вторжения.

Затем авиация, приданная бригаде, должна была разрушить железнодорожные и шоссейные мосты в районах Гаваны, Матансаса, Ховельяноса, Колона, Санта-Клары и Сьенфуэгоса. Как отмечал впоследствии Фидель Кастро, Соединенные Штаты стремились осуществить широко задуманный план, учитывая все детали; такие планы, разработанные во всех подробностях, присущи обычно крупным американским военным операциям [244 -Сергеев Ф.М. Указ. соч., с. 158.].

В соответствии с требованием госдепартамента участие США в затеваемой операции тщательно маскировалось. Вот что пишет по этому поводу Д. Филлипс: «До вторжения оставалось четыре дня. Первый воздушный налет планировалось осуществить 15 апреля, за два дня до начала вторжения. Совершенно неожиданно меня привлекли к разработке мер, связанных с организацией бомбардировок.

Чтобы скрыть причастность США к вторжению, а также то, что нападение эмигрантов направлялось извне, в последний момент было решено создать видимость, будто идея первой бомбардировки возникла на самой Кубе. Бомбардировка трех кубинских аэродромов должна была выглядеть так, будто это сделали летчики ВВС Кастро, перешедшие на сторону эмигрантов, а не эмигранты, прилетевшие на самолетах из Центральной Америки.

Мне поручили в течение 24 часов подготовить все для решения этой немыслимой задачи». Словом, все было сделано в духе печально знаменитой провокации гитлеровцев перед вторжением в Польшу 1 сентября 1939 года. Подобно тому как в нападении на радиостанцию в Глейвице участвовали эсэсовцы, переодетые в форму польских солдат, ЦРУ для провокации на Кубе подготовило группу кубинских контрреволюционеров, и среди них своего агента - 35-летнего пилота Марио Сунигу.

Ему предстояло изображать летчика народной Кубы, порвавшего с Революционным правительством и решившего якобы вместе с группой других эмигрантов выступить против своих соотечественников.

Вскоре после налета американских бомбардировщиков Сунига должен был «перелететь» в международный порт Майами и заявить администрации аэропорта и представителям печати, будто налет совершен «восставшими кубинскими летчиками», недовольными режимом Кастро и поднявшимися в воздух вовсе не с авиационной базы ЦРУ в Пуэрто-Кабесас (Никарагуа), обозначаемой в документах разведки «Хэппи-Вэлли», а с Кубы. Для пущей достоверности ему в карман вложили пачку гаванских сигарет последнего выпуска. Другой самолет должен был приземлиться в Ки-Уэсте [245 - Сергеев Ф.М. Указ соч., с. 159.].

«Меня беспокоило то, - пишет Филлипс, - что этой истории не очень-то поверят во Флориде (в среде кубинских эмигрантов) и уж, конечно, не поверят на Кубе, где Кастро может легко установить истину. Я послал несколько телеграмм на авиабазу в Никарагуа и распорядился, чтобы там подготовили экипажи, выделенные для осуществления плана дезинформации: подумали, как летчики должны быть одеты, что будут говорить, а также позаботились, чтобы самолетам до взлета были нанесены хотя бы минимальные повреждения для создания видимости того, что они побывали в бою» [246 - Там же.].

Соответственно «обработали» специалисты из ЦРУ и бомбардировщик Суниги, чтобы его можно было предъявить представителям печати как «самолет кубинских ВВС», обстрелянный из пулемета при «бегстве Марио Суниги с кубинского аэродрома» [247 -Там же.].

Когда подготовительные операции были закончены, агрессия против Кубы началась, американский самолет-разведчик U-2 произвел фотосъемку всей территории Кубы. Фоторазведка подтвердила наличие на аэродромах до 15 самолетов. На следующий день восемь бомбардировщиков В-26 с опознавательными знаками кубинских ВВС нанесли удары по военным объектам Кубы; 3 самолета группы «Линда» нанесли бомбовый удар по аэродрому Сан-Антонио-ле-Лос-Баньос, 3 самолета группы «Пума» - по аэродрому

Кампо-Колумбия и 2 самолета группы «Горилла» - по аэродрому Сантьяго-де-Куба. Руководители ЦРУ признали эти бомбардировки успешными, посчитав большую часть кубинских самолетов уничтоженными. Однако еще до этих ударов все самолеты были рассредоточены, а на местах их прежних стоянок находились макеты. Из 24 самолетов ВВС Кубы наемникам удалось уничтожить всего лишь 2 машины [248 - Доценко В.Д. Указ. соч., с. 110.].

Поздно вечером 14 апреля из базы Пуэрто-Кабесас вышли корабли и суда интервентов. Накануне они приняли до 2,5 тыс. тонн вооружения и боеприпасов, 5 танков М41 «Шерман», 10 бронетранспортеров, 18 противотанковых орудий, 30 минометов, 70 противотанковых ружей «базука». Одновременно из базы, расположенной на острове Вьекес, вышли корабли прикрытия.

Вечером 16 апреля в район высадки американцы доставили танкодесантные катера. К району были подтянуты американские авианосцы «Эссекс» и «Шангри Ла», а также десантный вертолетоносец «Боксер» с батальоном морской пехоты на борту [249 - Там же, с. 111.].

В ночь на 17 апреля «морская тактическая группа» вошла в залив Кочинос. В миле от берега корабли и суда стали на якорь. С флагманского корабля «Благар» были спущены резиновые лодки, на которых высадились разведывательно-диверсионные группы. Они произвели доразведку побережья и зажгли ориентирные огни для обозначения пунктов высадки.

В 1:15 с острова Суон в адрес кубинских контрреволюционеров была передана шифротелеграмма о начавшемся вооруженном вторжении. В 3:00 началась высадка первого эшелона. Из-за обилия рифов в прибрежной полосе некоторые десантно-высадочные средства сели на мель. В результате высадка на время задержалась [250 - Там же.].

На рассвете был выброшен парашютный десант. Район десантирования находился вблизи дороги, идущей в глубь острова на удалении 10-12 км от береговой черты.

Находившийся в районе высадки отряд кубинской милиции вступил в бой с превосходящими более чем в 10 раз силами противника и задержал их продвижение.

Получив сообщение о начавшейся высадке, штаб интервентов срочно распространил военную сводку «кубинского революционного совета», в которой отмечалось, что «.. .повстанческие силы начали вторжение на Кубу и сотни человек уже высадились в провинции Орьенте».

Такое сообщение было рассчитано на введение в заблуждение кубинского командования. В штаб-квартире ЦРУ еще не знали, что судно «Сайта-Ану», не выполнив своей задачи, направилось в залив Кочинос. Кубинское же руководство к этому времени разобралось в сложившейся обстановке и срочно направило в район фактической высадки десанта достаточные силы для его отражения [251 - Доценко В.Д. Указ соч., с. 112.].

Высадившиеся войска начали наступление одновременно на трех направлениях: три батальона - на Плайя-Хирон, один - на Плайя-Ларга, и батальон парашютистов - к Сан-Бласу. Часть сил была выделена для захвата аэродрома в районе Плайя-Хирон и подготовки его к приему своих самолетов.

Главное командование Революционных вооруженных сил Кубы приняло решение остановить продвижение интервентов в глубь страны, ударами авиации сорвать высадку войск на побережье, а затем блокировать высадившиеся силы с моря и суши и наступлением по сходящимся в районах Плайя-Хирон и Плайя-Ларга направлениям разгромить их.

Для решения этой задачи были выделены 7 пехотных батальонов, 20 танков, 10 самоходных артиллерийских установок 100-мм калибра, 14 артиллерийских и минометных батарей и сторожевые корабли [252 - Там же.].

С наступлением рассвета часть этих сил заняла исходные позиции. Авиация нанесла несколько ударов по силам высадки и уничтожила 4 транспорта, в том числе потопила десантный транспорт «Хьюстон», на котором находился в полном составе батальон и судно «Рио Эскандидо», транспортировавшее большую часть боеприпасов и тяжелого вооружения. В воздушных боях было сбито 5 самолетов противника. К середине дня на всех направлениях кубинские войска остановили продвижение противника, а затем стали теснить его к побережью [253 - Указ. соч., с. 113.].

Вечером 18 апреля, когда уже стало очевидно, что агрессия против Кубы обречена на провал, президент Кеннеди решившись на последнюю отчаянную попытку спасти ситуацию, разрешил использовать американские истребители с авианосца «Эссекс» для прикрытия с воздуха новой атаки В-26.

Однако из-за несогласованности действий и разгильдяйства В-26 прошли над местом боя за час до того, как туда подоспели американцы (в директивах, направленных на авиабазу Пуэрто-Кабесас и на авианосец «Эссекс», не была учтена разность поясного времени, из-за чего бомбардировщики и истребители не встретились в указанной точке. Совместный удар не получился).

В результате два В-26 были сбиты, и четверо американцев из числа контрактников ЦРУ погибли. Один из них, майор Томас Рэй с авиабазы Национальной гвардии штата Алабама, выпрыгнул из горящего самолета с парашютом, но был убит уже на земле.

Интересно отметить, что американские власти официально сообщили вдове Рэя, будто ее муж работал по контракту на корпорацию кубинских эмигрантов и погиб в результате авиакатастрофы, выполняя рейс на транспортном самолете. Лишь в 1978 году ей удалось выяснить, что же все-таки произошло с мужем на самом деле. А в декабре 1979 года кубинцы выслали семье Рэя его останки [254 - Пыхалов И.В. Указ. соч.].

Кубинские же войска утром 19 апреля после 30-минутной артиллерийской подготовки перешли в наступление и окончательно сломили противодействие противника, который вынужден был сложить оружие.

Таким образом, агрессия США против Кубы не удалась, высадившиеся в заливе Кочинос наемники были разгромлены в течение 72 часов. Естественно, никакого «всенародного восстания» против Кастро не произошло, хотя в расчете на него на судах, с которых осуществлялась высадка в Заливе свиней, было доставлено свыше 15 тысяч единиц оружия для распределения среди ожидавшихся добровольцев [255 - Там же.].

Потери составили 82 человека убитыми и 1200 пленными. Кубинские летчики уничтожили 4 судна и сбили 12 самолетов. Трофеи составили 5 танков М41 «Шерман», 10 бронетранспортеров, выгруженных на берег, орудия и почти все стрелковое вооружение [256 - Доценко В.Д. Указ соч., с. 113.].

По словам американского обозревателя Э. Талли: «Соединенные Штаты упали лицом в грязь в глазах всего мира». Брат президента Кеннеди - Роберт назвал этот день самым мрачным в жизни его брата.

Пощечина кубинцев зарвавшемуся «вашингтонскому подростку» была такой звонкой, такой умелой и убедительной, что тот, будто и впрямь испорченное дитя, явил собой нечто жалкое в своей бессильной злобе и ненависти. С тех пор он принялся вредить Кубе всеми возможными и невозможными способами, он дошел до самых идиотических вещей, к примеру, до нынешнего дня бойкот объявлен не только кубинским судам, но и любому судну, которое хотя бы раз заходило в кубинский порт.

О блестящей операции изгнания с Кубы американских интервентов сказано и написано уже немало, это поистине достойный ответ на подлую диверсию. И если победителя в главной войне тысячелетия, то есть главнокомандующего Советской армией - Сталина часто называют героем первой половины XX столетия, то Фидель Кастро Рус весьма заслуженно может считаться героем второй половины века, самой яркой личностью и самым успешным политиком этих непростых лет.

Лишь восхищение возникает, когда узнаешь все новые подробности жизни и борьбы Фиделя Кастро. На фоне нравственных уродцев, заправлявших политикой вашингтонского режима, убогой продажности политических перебежчиков-эмигрантов, подлости и грязи все же есть что-то в нашей жизни, что расположено в некой высшей плоскости, выше денег, выше меркантильности и мелочности, что нес и несет в себе Фидель Кастро Рус.

Надеюсь, Фидель переживет и саму «орду», увидит конец всей той жестокой политической авантюры, начавшейся с основанием Джеймстауна, которая пока еще носит название США, но уже подошла к краю финансового банкротства и коллапса, окончательно впала в пучину морального краха.

Сейчас антиамериканизм так распространен среди людей по всему миру, что вашингтонские говоруны, по-прежнему ведущие «информационную войну», похожи на деятелей Йозефа Геббельса образца сорок четвертого года, говоруны все еще вещают о победе фашизма, то есть тьфу ты, о победе «демократии», но уже никто не хочет ни слушать, ни верить им, и держится все лишь на инерции процесса, которая ведет все к той точке, за которой неизбежный крах этой странной, фашиствующей демократии.

Охота же на Фиделя велась в течение всего времени, и до неудачной интервенции и после нее. В 1963 году, когда американский адвокат Джеймс Донован вел с кубинским правительством переговоры относительно обмена пленных наемников на продовольствие и медикаменты, ЦРУ решило через него подарить Фиделю Кастро костюм для подводной охоты, который был бы заражен изнутри специальным грибком, вызывающим хроническое и очень сильное кожное заболевание.

В дыхательный аппарат, который являлся принадлежностью костюма, были введены бациллы туберкулеза. Вся техническая часть операции была подготовлена, но осуществить ее через Д. Донована ЦРУ не решилось [257 - Леонов Н.С., Бородаев В.А. Указ. соч.].

Тогда же, основываясь на увлечении Фиделя Кастро подводной охотой, планировалось изготовить мину, закамуфлированную под экзотического моллюска, и положить ее на морское дно в месте обычного появления Фиделя Кастро. Закладку мины должны были осуществить водолазы в легких гидрокостюмах [258 - Там же.].

В более поздние годы изучались возможности применения технического средства, замаскированного под шариковую авторучку, которое могло бы привести к ликвидации Фиделя Кастро. Рассматривались и обычные средства в виде винтовок и автоматов с оптическими прицелами и глушителями, мощных зарядов взрывчатых веществ, но ни один из этих планов, к счастью, не был осуществлен [259 - Там же.].

Фидель Кастро пережил, по крайней мере, восемь попыток его убийства, организованных ЦРУ. В июле 1997 года стало известно, что ЦРУ в 1961 году предложило мафии 150 тысяч долларов за убийство Кастро. Кроме тогдашнего директора управления безопасности ЦРУ Эдвардса в план был посвящен только брат убитого в 1963 году президента Кеннеди. Они связались через одного частного детектива во Флориде с боссами мафии, и последние согласились принять заказ, отказавшись от оплаты.

Но найденный на Кубе киллер скрылся, получив аванс в 10 тысяч долларов. Затем специалисты ЦРУ думали о том, как бы выставить Кастро в смешном виде перед всем миром. Шпионы из Лэнгли даже собирались ввести в его туфли во время очередной поездки за рубеж средство, от которого выпали бы волосы, чтобы Кастро потерял свою бороду. Братья Кеннеди совершенно серьезно верили в серьезность такого предложения, но оно не было воплощено в жизнь [260 - Ульфкотте У. Совершенно секретно: БНД. @ Военная литература, 2005.].

Что уж тут скажешь, если превозносимый всеми в качестве едва ли не гуманиста Джон Кеннеди вел себя подобным образом (и это уже не подростковость, это что-то еще более ничтожное и убогое), то что уж говорить о его преемниках и предшественниках!

А кубинская-то революция в шестидесятых годах послужила мощным катализатором двух разнонаправленных процессов в обеих Америках, во-первых, она, разумеется, всколыхнула все левые силы континента, которые увидели реальность вооруженного пути к завоеванию политической власти. Многие представители патриотических сил латиноамериканских стран ехали на Кубу, чтобы изучить опыт ее революции.

Почти во всех странах появились горячие сторонники немедленных действий, страстно желавшие повторить кубинский опыт.

Возникали новые политические организации, создавались партизанские отряды; но, во-вторых, из ее опыта извлекли свои серьезные уроки и враги, и прежде всего вашингтонский режим. Повсеместно правящие круги с помощью военной силы и при прямой поддержке и вмешательстве Соединенных Штатов стали принимать меры по ужесточению режима в своих странах.

Весной 1964 года контрреволюционный переворот в Бразилии привел к устранению законного президента Ж. Гуларта. Самая крупная страна континента надолго оказалась под нажимом военной диктатуры [261 -Леонов Н.С., Бородаев В.А. Фидель Кастро. Политическая биография. М., Терра-Книжный клуб, 1998. Глава VII.].

21 июля 1964 года в Вашингтоне по требованию США было созвано совещание министров иностранных дел стран - членов Организации американских государств, на котором был поставлен вопрос о коллективном разрыве дипломатических и консульских отношений с Кубой.

Из 19 делегаций только 14 полностью склонили головы перед требованиями госдепартамента, остальные 5 воздержались или проголосовали против. Соединенным Штатам с помощью грубого нажима удалось также протащить резолюцию о прекращении всякой торговли между странами - членами ОАГ и Кубой о приостановлении нормального морского судоходства [262 - Там же.]. Что любопытно, почти во всех случаях «демократических» проамериканских революций правящие круги, захватывавшие власть, приносили в жертву институты представительской демократии.

В 1964 году в Боливии было свергнуто демократическое правительство президента Паса Эстенсоро, которое пользовалось поддержкой рабочих-шахтеров, и в стране установилась власть крайне правой военной группировки во главе с генералом Баррьентосом. Когда в апреле 1965 года в Доминиканской Республике вспыхнуло всенародное восстание, направленное против проамериканской клики, США не поколебались послать на его подавление 30-тысячный корпус своей морской пехоты и огромную военно-морскую эскадру.

В этой обстановке Че Гевара принимает решение покинуть Кубу и отправиться служить делу революции в другие страны. Гевара оказался в Боливии в декабре 1966 года. Эпопея Че в Боливии широко известна. В начале октября 1967 года горстка бойцов, выданная предателями, окруженная со всех сторон частями регулярной армии и специальными отрядами «зеленых беретов», подготовленных американскими инструкторами, а зачастую и находившимися под их прямым командованием, сражалась до последнего. Оказавшийся в плену, тяжело раненный, Гевара был расстрелян карателями [263 - Там же.].

Но если события последних месяцев борьбы Эрнесто Гевары получили широкую известность, а вместе с ними и контекст боливийской политики, а главное, вмешательства в нее вашингтонского режима, то процессы, происходившие в Доминиканской Республике, до сих пор остаются в тени, о них известно не так много, между тем убийству, подготовкой которого занимались агенты ЦРУ параллельно с планированием вторжения на Кубу, предшествовали очень характерные и показательные события.

Доминиканская Республика еще в 1904 году попала под полный контроль Вашингтона, а в 1916 году и подавно была оккупирована американскими военными силами, национальную армию разогнали, вместо нее создали нечто странное (названное затем «Национальной гвардией»), основную часть командования которой составляли офицеры США. Вот в эту самую гвардию и вступил Рафаэль Трухильо, которому суждено впоследствии погибнуть в результате операции, спланированной ЦРУ.

Поначалу, однако, он полностью устраивал «хозяев», несмотря на то что имел очень плохую репутацию, причем замечен был даже в банальном воровстве.

Однако, поступив в «Национальную гвардию», мелочный промысел он бросил, стал действовать по-крупному, решительнее некуда, его отряд занимался подавлением народного недовольства, стихийных восстаний, он проявил себя как добросовестный каратель, уничтожал своих соотечественников хладнокровно и не задумываясь, за это его и повысили, он пошел по карьере, был отправлен в американскую военную школу.

Когда же в 1924 году американцы формально вывели свои войска из Доминиканской Республики, на Трухильо была сделана ставка как на надежную и верную марионетку. В это время и начинается его диктатура, длившаяся почти 30 лет. За эти годы им были уничтожены десятки тысяч людей, причем приказывая убить своих политических оппонентов, он нередко велел сначала надругаться над ними, а потом убить.

Половина бюджета страны шла на финансирование так называемых «сил порядка», Трухильо позволял себе похищать своих противников даже на территории США. Одного из них - профессора Галиденса средь бела дня схватили в Нью-Йорке по дороге из университета домой.

Расследование установило, что его похитили агенты спецслужб Трухильо, которые сожгли его в топке парохода, направившегося в Доминиканскую Республику. ФБР доподлинно установило факт похищения, американские газеты вопили об этом случае и о многих других эпизодах неприкрытого террора, но Вашингтон не собирался свергать режим Трухильо, поскольку был полностью удовлетворен его политикой, пока та не шла вразрез с «американскими интересами».

Еще бы, ведь Трухильо провозгласил антикоммунизм официальной идеологией режима, подвергая театрально-жестоким карам активистов левых движений.

И лишь когда «правый диктатор» пошел вразрез указаниям «центра», когда он стал проявлять своеволие, «хозяева» решили осуществить операцию по его устранению.

***
Из книги Максима Акимова „Преступления США”.

.