?

Log in

No account? Create an account
мера1

ss69100


К чему стадам дары свободы...

Восстановление смыслов


Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Библейское общество в России - филиал British and Foreign Bible Society
мера1
ss69100
Библейское общество открыли в России в 1812 году с целью довести Библию до каждого верующего человека. К этому времени уже появился слой богословов, хорошо знавших Ветхий завет, вернее некоторые его книги. Как было отмечено выше, изучали, в основном относительно нейтральные книги: Бытиё, Песнь Песней, понемногу приучались к книге пророка Исаии.

Меньшее внимание уделяли Евангелиям от Луки и от Марка. Богословы должны были привыкнуть к новым редакциям и воспринимать эти редакции в качестве боговдохновенных писаний.
Но необходим был следующий ход для широкого распространения еврейской Библии — напечатать её на русском языке большим тиражом. Эта миссия легла на британское Библейское общество, которое организовало в России своё отделение.

Британское и иностранное Библейское общество (British and Foreign Bible Society) было создано в Великобритании в 1804 году. Главной декларируемой целью общество ставило осуществление переводов Библии на языки разных народов, их издание и распространение.


Интересно, что эмиссар общества появился в России в 1812 году во время войны с Наполеоном и встретился с высокопоставленным государственным сановником князем А. Н. Голицыным. Видимо у российского руководства в то время не было возможности вникать в суть «великобратанской»(§1) затеи и англичане воспользовались этим. Им удалось открыть в этом же году Русское библейское общество, президентом которого стал князь Голицын.
Протоирей Георгий Флоровский писал о деятельности этого общества(§2):


«Сперва задача Общества была ограничена распространением Библии среди иностранцев и инославных, «оставляя неприкосновенным издание книг Священного Писания на славянском языке для исповедующих греко-российскую веру, принадлежащее в особенности и исключительно ведомству Святейшего Синода».

Но уже в 1814-м году Общество приняло на себя издание и распространение и славянской Библии, особо и Нового завета. Одновременно в состав совета Общества, где до того участвовали только светские лица, были введены в звании вице-президентов и директоров иерархи и другие духовные персоны, православные и инославные (даже Римско-католический митрополит Сестренцевич). В начале 1816-го года было решено издание русской Библии … Деятельность Общества развивалась очень быстро и с большим успехом; по всей Империи сразу же раскинулась сеть егоотделений.

За первые десять лет работы было издано (и приобретено) книг на 43-х языках и наречиях в общем количестве 704.831 экземпляра. Этот успех, впрочем, всего больше зависел от правительственной поддержки, и даже инициативы. Российское Библейское общество, в отличие от Британского, вовсе не было общественным начинанием, и держалось совсем не общественным сочувствием или вниманием. Успех создавался именно административным внушением или приказом, «благовестие» слишком часто передавалось точно по команде…

Синод не принял на себя руководства библейским переводом и не взял за него ответственности на себя, — может быть, такой образ действий был и подсказан свыше… Перевод был отдан в ведение Комиссии духовных училищ, которой надлежало избрать надёжных переводчиков в местной Духовной Академии. Изданный перевод должен был быть от Библейского общества…


Перевод был поставлен под охрану Высочайшего имени. Замысел принадлежал самому Государю, или был ему приписан (это точнее). … Русское Евангелие было закончено и выпущено в 1819-м году, и весь Новый завет уже в 1820-м. … Сразу же был начат русский перевод и Ветхого завета.

Прежде всего была переведена Псалтирь и выпущена отдельно, — один российский текст, без славянского, — в январе 1822-го года. … В то же время началась работа над Пятокнижием. Филарет в своих «Записках на книгу Бытия» (первое издание уже в 1816 г.) всюду даёт библейский текст в русском переводе с еврейского. К переводческим работам были привлечены и вновь открытые Академии: Московская и Киевская, также и некоторые семинарии.

Сразу же встал трудный и сложный вопрос о соотношении еврейского и греческого текстов, о достоинстве и достоинствах перевода Семидесяти, о значении Масоретских чтений, — и эти вопросы обострялись тем, что всякое отступление от Семидесяти означало практически и расхождение со славянской Библией, остававшейся в богослужебном употреблении, а потому нуждалось в нарочитых оправданиях и оговорках. Для начала вопрос был решён слишком просто.

В основу был положен еврейский (масоретский) текст, как «подлинный» … Окончательная корректура Пятокнижия была поручена о. Герасиму Павскому. Печатание и было закончено в 1825-м году, но — по изменившимся обстоятельствам — издание не только не было выпущено в свет, но было арестовано и вскоре сожжено. Само библейское дело было остановлено и Библейское общество закрыто и запрещено…


Этот злополучный финал библейского начинания требует объяснения… Русский перевод Библии в общем привлёк к себе внимание и сочувствие. Вслух и открыто было сказано и написано много похвальных, пылких, восторженных слов. Не все они были искренними, было очень много официальной риторики и прямой лести.

Но немало было сказано и слов от самого сердца и с полным убеждением. Издание русской Библии отвечало несомненной потребности, утоляло действительный «глад слышания слова Божия», как выражался Филарет. И, вспомним, ещё ведь Тихон Задонский прямо говорил о необходимости русского перевода…


Перевод Российского Библейского общества не был безупречен, конечно. Но трудности и погрешности перевода были таковы, что исправить их можно было только через гласное обсуждение и широкое сотрудничество, а никак не через испуг, запрет или подозрение…


Строго говоря, подлинным предметом тревог и нападения был князь Голицын, «мирской человек в еретическом платье», а не русская Библия. … В окончательном «восстании» против Библейского общества и дела соединились люди, вряд ли очень близкие или похожие один на другого по душевному складу и стилю. Идеология всей антибиблейской интриги принадлежит двоим, — архимандриту Фотию и адмиралу Шишкову. …

Здесь было собственно две разных идеологии. … Письма Фотия заинтересовали Государя именно своим истерическим апокалиптизмом. Потому и захотел он видеть Фотия лично. Перед тем был у него митрополит Серафим. … После аудиенции у Государя Фотий дважды встречается с Голицыным, и на втором свидании его проклинает…


Фотий очень боялся гнева царёва за свою дерзкую анафему, но продолжал посылать во дворец свои воззвания, — одно с изложением как «плана разорения России», так и «способа оный план вдруг уничтожить тихо и счастливо». Вопрос о Библейском обществе здесь был поставлен со всей остротой. «Библейское общество уничтожить под тем предлогом, что уже много напечатано Библий, и оно теперь не нужно…» Министерство духовных дел упразднить, а другие два отнять от настоящей особы… Кошелева отдалить, Госнера выгнать, Фесслера изгнать и методистов выгнать, хотя главных…

Цель была достигнута. 15-го мая 1824-го года Голицын был уволен, «сугубое министерство» упразднено и разделено по-прежнему. … Министром отделенного министерства народного просвещения был определен престарелый адмирал Шишков. … Довольно часто Шишков выражается так, точно именно славянский язык был оригинальным языком Священного Писания: «как же дерзнуть на перемену слов, почитаемых исшедшими из уст Божиих…» …

Особый умысел Шишков открыл ещё в том, что к выпуску был приготовлен отдельный том Пятокнижия Моисеева, «отдельно от книг пророческих». В действительности, это был первый том полной русской Библии, предназначенный к выпуску прежде томов последующих, для скорости. Шишков догадывался, — не с тем ли это задумано и сделано, чтобы подтолкнуть простой народ к совращению в ересь молоканскую или просто в иудейство.

Как бы не понял, кто обрядового закона Моисеева в буквальном смысле, в частности, установление субботы, — не следует ли оговорить, что всё это только прообразы и прошедшие тени. … С поддержкой митрополита Серафима Шишкову удалось добиться, чтобы это русское Пятокнижие было сожжено, на кирпичных заводах Невской лавры.

Шишков верил, что Библейское общество и Революция есть одно. … Шишков опасается и толкования Библии. Кто же будет объяснять Писание, когда эти книги станут так распространены и доступны? «Рассеиваемые повсюду в великом множестве Библии и отдельные книги священного писания, без толкователей и проповедников, какое могут произвести действие.

При сём необузданном и, можно сказать, всеобщем наводнении книгами священного писания, где найдут место правила апостольские, творения святых отцов, деяния священных соборов, предания, установления и обычаи церковные, одним словом — всё, что доселе служило оплотом православию. … Всё сие будет смято, попрано и ниспровергнуто…»

Шишков добивался от имп. Александра запрещения русских переводов и закрытия самого Библейского общества. Одни доводы он сам изобретал, другие ему подсказывались ревнителями, как Магницкий или А. А. Павлов (состоявший тогда за обер-прокурорским столом в Синоде, «славный воин 1824-го года, как его называет Фотий). …



С Шишковым заодно действовал и митрополит. Серафим. … В своё время Серафим учился в Новиковской семинарии, в Библейском обществе был деятельным членом, и в звании Минского архиепископа, и в должности Московского митрополита. … В Москве на библейских собраниях он не раз произносил патетические речи. В Петербург он переехал уже в новых настроениях. С Голицыным сразу же разошёлся.

Ставши, по удалении Голицына от дел, президентом в Библейском обществе, митрополит Серафим стал домогаться у императора Александра упразднения и закрытия библейских обществ вообще, с передачей всех дел, имущества и самого переводческого задания в Синодальное ведомство.

Добиться этого удалось очень не скоро, только уже в новое царствование, под свежим впечатлением декабрьских событий, ответственность за которые Шишков уверенно возлагал именно на «мистиков». Однако, даже и в рескрипте о закрытии Библейского общества (от 12 апреля 1826 г.) была очень важная оговорка.

«Книги священного писания, от Общества уже напечатанные на славянском и русском языке, равно и на прочих, жителями Империи употребляемых, Я дозволяю продолжать продавать желающим по установленным на них ценам». Даже Николай I не был готов следовать за Шишковым. На деле, впрочем, издания Библейского общества были изъяты из обращения, и только попечительные о тюрьмах комитеты продолжали из своих запасов снабжать Новым заветом в русском переводе ссыльных и заключенных.

… Любопытно, что Шишкова в 1828-м году заменил в должности «министра просвещения» князь К. К. Ливен, бывший перед тем попечителем в Дерпте, видный и влиятельный деятель бывшего Библейского общества, от самого его основания. Позже, в 1832-м году, кн. Ливен стал во главе возобновленного немецкого Библейского общества.



Отметим, что в структуре библейского общества был создан Переводной Комитет, в котором самую активную роль играл протоирей Г. П. Павский, ставший фактически главным редактором всех выполняемых переводов. Это — тот Павский, о котором мы уже говорили выше.


§1 Это не опечатка, а намёк на власть масонского «братанства» над Великобританией.

§2 Прот. Георгий Флоровский. Часть I. История русского богословия. Его становление. www.kursmda.ru


Источник

***


  • 1
(Удалённый комментарий)
В целом ваши тезисы можно лишь поддержать.

  • 1