?

Log in

No account? Create an account
мера1

ss69100


К чему стадам дары свободы...

Восстановление смыслов


Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Язык живой природы
мера1
ss69100

...Например, армянский язык под влиянием кавказского субстрата переформатировался под агглютинативную модель, славянский болгарский язык (под влиянием 300-летней турецкой оккупации и давления агглютинативного тюркского языка) и германский язык африкаанс (под давлением африканской языковой среды) являются в настоящее время практически аналитическими языками.

Это же относится и к английскому языку, который деградировал из синтетической, флективной к аналитической корневой форме.

Второй по распространению в мире испанский язык и его производные, возникший из синтетической по строю классической латыни, хотя и сохранил множество латинских корней, изобилует аналитизмами.

Аналитические языки, деградировавшие из флективных (напр., английский) сохраняют некоторые рудименты старой системы словоизменения, особенно в области личных местоимений. Напр.: You see me. (винит. п.) — ‘Ты видишь меня’.

Попытка графического представления трёх основных типов языка, отражающих типы сознания народов. Все достоинства живого и подвижного органичного типа изобразить не удалось.

Синтетические языки противопоставляются аналитическим языкам, в которых грамматические значения выражаются при помощи служебных слов, и полисинтетическим языкам, в которых в пределах цельнооформленного комплекса (внешне напоминающего слово) объединено несколько именных и глагольных лексических значений.

В органичных (синтетических) языках грамматические значения выражаются в пределах самого слова (аффиксация, внутренняя флексия, ударение, супплетивизм), то есть формами самих слов.

«…чем синтетичнее язык, чем явственней роль каждого слова в предложении, тем меньше надобности обращаться к предложению в целом.

В латинском языке каждый член предложения говорит за себя, а английское слово нуждается в услугах товарищей».

Американский языковед и этнолог Эдуард Сепир (1884–1939).

Рассмотрим различия национальных типов сознания и языка по их типологии на уровне слова, то есть морфологическую типологию, разделяющую языки по их строению, по правилам письма и речи (грамматическим значениям).

Все языки разделяются на два основных типа расчленяющий (аналитический) и целостный (синтетический), который предлагаю называть в классических традициях органического подхода немецкого лингвиста Шлейхера также органичным и образным, что мне кажется более точным.

При аналитическом, разделяющем косном типе для установления грамматических значений, то есть логической связи между словами внутри предложения, приходится прибегать к дополнительным специальным служебным словам, которые могут являться как самостоятельными словоформами (ср. будет делать), так и служебными словами (ср. сделал бы), имеющими отдельное положение в предложении.

В этом случае слова негибкие и состоят из одной или малого числа морфем (т.е. минимально значимая часть речи). Здесь без жёсткого построения фразы с заранее заданной последовательностью мысль будет непонятна.

В этом направлении деградировал английский язык на его последних стадиях, хотя на первоначальной ступени он, как и русский язык, возник из индоевропейского синтетического корня (санскрита). За последние века, как отмечал языковед Арнольд Чикобава, он сильно продвинулся в направлении к корневому типу, и можно констатировать, что английский язык переживает процесс двойной деградации.

При синтетическом, соединяющем органичном типе правила, определяющие смысл слова в предложении (грамматические значения) выражаются дополнениями (аффиксами), которые связывают слово с другими словами обычно с помощью гибкого изменения его окончания, К неизменному опорному корню слова присоединяется изменчивое окончание, указывающее на все необходимые значения для понимания его связи с другими словами: род, число и др., (ср. делает, делали, делаю).

Аналитическое сознание диалектически расчленяет живое мироздание на причину и следствие, на первичное и вторичное, на сущее и явление, на содержание 18 и форму, а потом производит их косный синтез.

Иное по сути органичное сознание рассматривает мироздание, а также все живые системы и организмы как единство, которое нельзя подвергать рассечению, в котором причина и следствие, первичное и вторичное, сущее и явление, содержание и форма обуславливают друг друга, не подлежат изолированному анализу, не являются противоположностями, а могут познаваться только как взаимодополнения, как определения единого живого системного целого.

Органичное сознание — это рассмотрение частей в их функциональном значении, возникающем вследствие их принадлежности единому целому, и рассмотрение целого как сложного иерархического согласия частей.

Хранящие дух народа русские сказки говорят нам о мёртвой и живой воде.

Сначала в них рассечённое на части тело, чтобы срослось, поливают мёртвой водой.

А затем косное тело поливают живой водой, чтобы вдохнуть в него жизнь. Такой живой водой и является органичное сознание, которое возможно для нас благодаря "великому и могучему" русскому языку, сумевшему за тысячелетия сохранить совершенные изначальные формы.

При рассмотрении на уровне слова и минимально значимой части речи (морфемы) языки разделяются на следующие типы:
присоединяющий (инкорпорирующий) — слияние морфем на уровне предложения.

изолирующий (аналитический) — морфемы максимально отделены друг от друга (аналитические и изолирующие языки);

склеивающий (агглютинативный) — морфемы отделимы друг от друга, но объединяются в слова;

сгибающий (флективный) — границы между морфемами, образующими единое слово, плохо различимы (синтетические языки).

Изолирующие языки совпадают с аналитическими, так как выражение грамматических значений посредством служебных слов в реальности то же самое, что и максимальная отделенность морфем друг от друга.

В XIX веке была сформулирована идеи лингвистической относительности, устанавливающая прямую связь между языком как инструментом познания и особенностями национального сознания. В. Гумбольдт считал язык воплощением духа нации, а Эдуард Сепир и его ученик Бенджамин Уорф в 1930-е предполагали, что структура языка (вместе с традициями и неязыковым поведением) ограничивает и определяет мировосприятие, воззрения, процессы мышления и познания (Гипотеза Сепира — Уорфа).

В настоящее время эта нетолерантная идея повергается критике, идут дискуссии между сторонниками и противниками. В целях её опровержения проводятся исследования. Психолог Роджер Браун и лингвист Эрик Леннеберг экспериментально доказали, что цветовое восприятие не зависит от того, как классифицированы цвета в родных языках участников, в которых их названия сильно различаются.

Однако этот опыт не опровергает принцип лингвистической относительности и не доказывает единство сознания человечества как социального свойства, формирующегося в результате воспитания и образования в национальной языковой среде, а лишь доказывает единство восприятия в результате единого биологического строения органов чувств у представителей разных народов.

Практика показывает, что у разных народов есть национальные особенности духа и сознания, особая национальная логика. Например, так свойственное для среднестатистического немца стремление к порядку, которое чётко коррелируется с упорядоченным строением их языка. Но если ребёнок немецкой национальности вырастет в русской семье и культуре, то вряд ли он будет иметь это качество.

Скорее ему будет свойственно, как и большинству русского народа, более гибкое и не такое педантичное отношение к обязанностям, что восполняется большей находчивостью, авральным духом, необходимыми в наших геоклиматических суровых условиях проживания, где невозможно размеренное неспешное поведение.

Если бы русский крестьянин работал в страду, когда требовалась полная самоотдача-страдание, также как немец, с "чувством, толком и расстановкой", то он мог бы просто потерять урожай и умереть с голоду. Недаром говорится, "что немцу хорошо, то для русского смерть".

В 1960-х гг. в центре внимания лингвистов оказалось изучение вопроса универсальной природы языка и познания.

В настоящее время большинство лингвистов поддерживают идею, что язык лишь как-то влияет на определённые виды когнитивных процессов.

Некоторые понимают мышление как форму внутренней речи, врождённой или же приобретённой в ходе освоения языка. Другие как опыт и рассудок, появившиеся и существующие независимо от языка.

Полемика идёт вокруг вопросов: Является ли язык лишь инструментом для описания и отсылок к существующим в объективном мире предметам, или же это система, которая создаёт мысленные представления о мире, которые могут распространяться между людьми?

Являются ли высшие психические функции универсальными для всех людей и врождёнными, или же представляют собой результат обучения, определяемого культурными и социальными процессами?

Универсалистский подход современной западной науки предполагает, что у всех людей есть определённый набор базовых способностей и культурными различиями можно пренебречь, что все люди познают и воспринимают мир, основываясь на похожих или даже идентичных общих принципах.

Конструктивистский подход полагает, что свойства психики и общие идеи подвержены влиянию социальных категорий, усвоенных в процессе социализации, и не скованы множеством биологических ограничений.

Культурный релятивизм предполагает, что разные культурные группы обладают разными концептуальными схемами восприятия мира.

Подводя итог рассмотрению языков разных народов, можно утверждать, что они имеют не просто особенности, а во многом взаимоисключающие принципы в глубинной логике их построения, что обуславливает качественные принципиальные различия уже в логике мышления и в духе народов.

Находясь в своём языковом коконе, многие наивно предполагают, что представители других народов говорят и думают также, как они, только с помощью слов, просто имеющих иное звучание, и что достаточно для взаимопонимания заменить (перевести) иностранные слова на понятные звуки. Но, когда это не происходит, они искренне удивляются, почему их не понимают, или почему мы плохо понимаем представителей других народов.

Например, почему мы русские веками упорно во-многом отторгаем западный образ жизни, а европейцы наш, не говоря уже о различиях нашей культуры с китайской. Рассмотренное выше объясняет, почему народы остаются друг для друга во многом загадкой.

Несмотря на то, что в результате торговых связей, глобализации, миграции, захватов, колонизации, распространения информации, экспансии мировых цивилизаций, унифицирующих свои колонии, и других взаимодействий между народами корни слов расползаются, заимствуются и блуждают между языками, само строение языков при этом, как правило, не претерпевает изменений.

Например, в результате перестройки в Россию хлынули англицизмы, как до этого импортировались корни из французского, немецкого, греческого, латинского, татарского, арабского языков.

Но органичное гибкое строение русского языка и на этот раз не изменилось, так как иностранные слова были просто встроены в наш язык и теперь как русские склоняются и спрягаются. Лишь отдельные слова-исключения, например, кафе, такси, интервью, фойе, метро и др. не изменяются.

То есть опять (в отличие от истории французского языка и народа!) устояло органичное гибкое строение русского языка и мышления, а следовательно, устояла древняя культура народа и сам народ. При этом надо отметить, что и встраивание русских слов в иностранный язык, не относящийся к группе близкородственных славянских языков, также не делает этот язык ближе к русскому, не превращает косный язык в гибкий.

Поэтому, чтобы действительно понять строй русского мышления, надо родиться в нашей языковой среде и прожить в ней хотя бы лет, быть воспитанным и обученным русскими родителями и педагогами. И всё это, как уже отмечалось в самом начале, только приоткроет дверь, лишь даст шанс войти в безконечный мир богатейшей русской культуры и сделать первые шаги на пути его освоения.

Но большинство людей, задавленных тяжёлыми условиями жизни, или в результате шор, запретов, трудностей, психической неполноценности, глупости, или из-за простой лени останавливаются и толпятся у двери.

Можно констатировать, что человечество как социальное царство, в котором для выживания и процветания необходимо утвердить идеал единства многообразия, сталкивается с серьёзными проблемами взаимопонимания. При этом взаимопонимание не может быть установлено унификацией, приводящей к упадку и вырождению, а должно быть образовано с обязательным сохранением максимального многообразия.


Удивительный факт, что из нескольких языков, сохранивших близкую к изначальному идеалу форму, только великий русский язык является мировым языком общения, даёт основание выдвинуть гипотезу, что он может быть непосредственным продолжением единого праязыка, на котором согласно преданию до разрушения Вавилонской башни говорило всё человечество.

Однако глубинные социокультурные и биологические различия народов плохо согласуются с этой гипотезой.

Зато, как утверждают многие исследователи, прарусский (или праславянский, древнеславянский, святорусский) язык может уверенно считаться Праязыком Расы, то есть не всего человечества, но как минимум особой системы популяций белого человека европеоидного типа.

По одной из версий понятие раса произошло от латинского ratio, означающего сущность, вид, разновидность. Выражение ex varia ratione linguarum переводится как "из нескольких разновидностей языка"; quacumque ratione possunt "любыми доступными им способами".

Русь происходит от русья, что на санскрите значит светая, светлая. В свою очередь русый, от которого произведено прилагательное русский, означает светлый, а русь — светлое освещённое место (например подоконник, или крыльцо дома).

Светая Русь это весь "белый свет", где проживают русичи — то есть независимо от их происхождения или облика духовно светые, светлые люди или люди света. Соответственно, нерусь, это нелюди, поклоняющиеся тьме, служащие силам тьмы.

В силу того, что неизвестны факты миграции из Индостана русского народа, который имеет общую с Родом Ария гаплогруппу по мужской линии, но имеются обратные данные, что с территории современной России арии мигрировали на Индостан, где они образовали высшие касты, в результате чего, как отмечает создатель науки ДНК-генеалогии А.А. Клёсов, в современной Индии проживает около 150 млн потомков ариев, имеющих общую генетику R1a со славянами, версия того, что и жреческий язык санскрит и современный русский языки произошли от общего корня прарусского языка, представляется наиболее убедительной.

При установлении параллелей между генетикой и языками, конечно, нельзя передёргивать и напрямую смешивать принадлежность к социальному подвиду и виду (народу, этносу, расе), которая должна определяться социальными характеристиками, т. е. языком и культурой, с биологическими различиями.

Сам Клёсов признаёт, что гаплогруппы не могут являться никакими "ДНК-маркерами" народов, так как каждый народ имеет несколько гаплогрупп, то есть образован несколькими "Адамами" и объединён скорее культурно, чем генетически.

Уместно напомнить широко известные слова профессора, санскритолога Дурга Прасад Шастри, поражённого от услышанного им в России русского языка, высказанные на Конференции Общества индийской и советской культуры в 1964 г.: «Если бы меня спросили, какие два языка мира более всего похожи друг на друга, я ответил бы без всяких колебаний: "русский и санскрит".

И не потому, что некоторые слова в обоих этих языках похожи, как и в случае со многими языками, принадлежащими к одной семье. Удивляет то, что в двух наших языках схожи структуры слова, стиль и синтаксис. Добавим ещё большую схожесть правил грамматики.

Как бы я хотел, чтобы Панини, великий индийский грамматист, живший около 2600 лет назад, мог бы быть здесь со мной и слышать язык своего времени, столь чудесно сохраненный со всеми мельчайшими тонкостями!

Схожи не только синтаксис и порядок слов, сама выразительность и дух сохранены в этих языках в неизменном начальном виде…. В европейских и индийских языках нет таких средств сохранения древних языковых систем, как в русском».

При этом надо вспомнить, что великий Панини, был одним из предтеч современной структурной лингвистики, порождающей грамматики, семиотики и логики, во многом именно благодаря заслугам которого и возникло языкознание.

Уже во времена Панини санскрит был в основном литературным религиозным языком, а в настоящее время на нём говорят в Непале и Индии всего лишь около 16 тысяч человек в отличие от "живого санскрита" мирового русского языка, являющегося родным для 163,8 миллионов человек. А ещё свыше 114 миллионов человек владеют русским как вторым языком.

Удивительные открытия были сделаны польским филологом, славянолюбом Фаддеем Воланским (Тадеуш Волански) (1785–1865) — автором гипотезы о славянском происхождении этрусков и других древних цивилизаций, который убедительно прочитал множество этрусских надписей на славянских языках.

Иллюстрация из книги Ф. Воланского «Письма о славянских древностях», 1846–1847, и созданный им алфавит для прочтения древних текстов на славянских языках (справа).

Ф. Воланский писал: «Учёные претыкались на эти памятники и напрасно трудились до нашего времени разбором их надписей по алфавитам греческому и латинскому, и видя неприложимость таковых, напрасно искали ключа в еврейском языке, потому что таинственный этот ключ ко всем неразгаданным надписям находится только в славянском первобытном языке…

Разве в Италии, Индии и Персии — даже в Египте — нет славянских памятников?…

Разве древние книги Зороастры, разве развалины Вавилона, памятники Дария, остатки Парса-града (Персеполис) покрытые клинописью, не содержат надписей, понятных славянам? Англичане, французы и немцы смотрят на это, "jak kozioł na wodę".

Мы, Славяне, сможем довести эти исследования до конца, только в том случае, если дети и внуки наши захотят пойти по нашим следам!» Конечно, западное научное сообщество и доморощенные "западники", которые в значительной степени составляли тогда и составляют сейчас правящий класс России, не принимают и замалчивают открытия Воланского.

Не понравилась тогда и не нравится в наше время теория, которая говорит о славной истории славян в глубокой древности, и "православным славянофилам", которые ведут русскую историю, культуру и духовность из византийской христианской купели Х века, в которой каган Владимир крестил киевлян.

Засилье и экспансия западных аналитических языков и западного типа сознания при поддержке "византийцев", которые совместно с "немцами" осуществляют цензуру, искажают исторические факты, замалчивают неудобные для них научные открытия, — это серьёзная проблема, препятствующая исследованию нашей самобытной древней культуры, развитию русского мира как самостоятельной культуры-цивилизации.

Проблемы цивилизационно-культурного противостояния явственно понимали русские патриоты уже в XVII и XVIII веках, когда дворянство практически не использовало в общении русский язык.

Тогда эта проблема составляла поле битвы между партией западников и партией православных славянофилов, к которой принадлежал литературовед, филолог, адмирал, государственный секретарь и министр народного просвещения, президент литературной Академии Российской Александр Семенович Шишков (1754–1841). Он был автором гипотезы, что слова русского языка произошли от самобытных корней, которые несут в себе первоначальный смысл, возникший из подражания звукам природы, и что в иностранных языках, которые возникли благодаря заимствованию русских коней, эти смыслы утеряны.

В труде «Славяно-русский корнеслов», пролежавшем в архивах и до недавнего времени известном только специалистам, из которого за два века были опубликованы только отдельные выдержки, А.С. Шишков обосновывал роль русского языка в качестве корня древа языков мира: «Славяноруссы в истории этногенеза и народообразования были закланной жертвой Роду человеческому!

Чтобы другие народы смогли окрепнуть и превратиться в национально-культурные личности, оставшись на корнеслове Древа жизни. Бескорневые же евронароды, давно унесенные ветром на тот Свет Новый, превратились в мировое сообщество дьявола, добивающее своего спасителя-языка, а с ним и всякую ЖИЗНЬ на земле… Славенский язык в исследованиях первоначального состава слов, без сомнения, есть наивернейший путь к ясному и справедливому их истолкованию.

Если бы прилагаемо было о том прилежное старание, то он, словно золото, скрывающееся в недрах земли, раскрыл бы источники сокровищ своих, как для обогащения самого себя, так и других, порожденных им, но более или менее отступивших от него языков и наречий…

Иностранным словотолкователям, для отыскания первоначальной мысли в употребляемых ими словах, следует прибегать к нашему языку: в нём ключ к объяснению и разрешению многих сомнений, который тщетно в своих языках искать будут.

Мы сами, во многих употребляемых нами словах, почитаемых за иностранные, увидели бы, что они только по окончанию чужеязычные, а по корню наши собственные.» Этнограф Платон Акимович Лукашевич (ок. 1809–1887) утверждал, что языком первобытного мира был славянский язык; затем наступило "чаромутие", когда образовались "чаромутные" языки. Лукашевич также искал и находил в других языках скрытые славянские корни.

Светлой памяти Светлана Васильевна Жарникова в книге «Золотая нить» (Вологда, 2003) также доказывает огромную древность славяно-русской культуры, знаково-орнаментальной традиции и тесную связь русского языка с санскритом. В исследовании приводятся удивительные данные совпадения названий рек в бассейне Волги и Оки названиям из книги Криницы эпоса Махабхараты, в которой описан бассейн р. Ганги и её притока Ямуны.

Приведённые из этой книги иллюстрации доказывают непрерывность культурного наследия славян в течение 25 тысяч лет на обширной территории их проживания от 23 тыс. до н.э. до 19 века н.э.



1. 23 тыс. до н.э. Орнамент на мамонтовой кости. Черниговская обл.
2. 5 тыс. до н.э. Керамика. Украина.
3–7. 2 тыс. до н.э. Керамика. Восточная Европа.
8–11. 19 в. Ткачество, Вологодская губ.



1, 3.   2 тыс. до н.э. Керамика, Восточная Европа.
2, 4.   Кон. 19 – нач. 20 в. Ткачество и вышивка, Вологодская губерния.


Конечно, такая длительная преемственность ещё требует серьёзных доказательств. Но необходимо признать, что как минимум в течение трёх тысяч лет русский народ, являясь ядром белой Расы, сохранил по мужской гаплогруппе R1a генетическую наследственность Рода Ария, распространившегося в 1-м тыс. до н.э. в Древней Индии, когда были созданы древнейшие религиозные гимны Ригведы, а также знаковую, символьную, орнаментальную арийскую традицию.

Совокупность этих факторов косвенно подтверждает гипотезу русского языка как Праязыка Расы, сберёгшего строение и корни санскрита.

"В начале было Слово…". То, что язык не возникает как случайный набор звуков, а имена, корни слов являются зашифрованными кодами, в которых скрыта сущность явлений, воспринимается на уровне подсознания, а потому существует практика скрывать сакральные имена.

Недаром Сущий поручил ещё не согрешившему Адаму в Эдеме как владычествующему "над рыбами морскими, и над птицами небесными, и над скотом, и над всею землею, и над всеми гадами, пресмыкающимися по земле", задачу наречения имён "всяким душам живым".

«Господь Бог образовал из земли всех животных полевых и всех птиц небесных, и привел к человеку, чтобы видеть, как он назовет их, и чтобы, как наречет человек всякую душу живую, так и было имя ей. И нарек человек имена всем скотам и птицам небесным и всем зверям полевым...» (Быт. 2:18- 20).

Поэтому понятно стремление выявить на каком универсальном идеальном языке говорит Природа, Ноосфера, на каких системных кодах-языках работает человеческий мозг как биокомпьютер, подключённый к Мировому Разуму, ещё до воплощения мысли в словесной форме конкретного языка.

Российский арабист Николай Николаевич Вашкевич создал теорию периодической системы языков мира, в которой аналогичную роли первоэлемента водорода играет русский праязык, а второго элемента гелия – арабский, поэтому русские и арабские корни прослеживаются в остальных языках.

В соответствии с его теорией, все слова любых языков мира объясняются через русский или арабский языки. Непонятные слова и выражения в русском языке проясняются через арабский язык, а в арабском языке — через русский.

Русский и арабский языки, являясь "системными языками мозга" или "рабочими языками подсознания" человечества, кибернетически управляют живыми объектами на Земле.

В книге «Системные языки мозга», 1998 г., он пишет: «…в качестве системных языков наше подсознание использует языковую пару: реальные арабский и русский языки, независимо от нашей этнической принадлежности. Головной компьютер подключен к ноополю (аналог искусственного Интернета), которое постоянно подпитывается морфологией от реально существующих этносов: русского и арабского…

Является фактом, что любое русское слово или выражение, не имеющее мотивации в русском языке, объясняется через арабский язык, его корни.

Арабские немотивированные слова и выражения объясняются через русский язык… В ходе поисков этимологических решений выяснилось, что не народы придумывают себе язык, а язык формирует народы и не только, а всю систему под названием Жизнь.

Оказалось, что слова являются в то же время элементами программ, по которым происходит эволюция Жизни от органелл растительных клеток до человеческих сообществ и которые управляют поведением любого биологического объекта, а также и процессами, в том числе физиологическими, социальными и даже стихийными.» Александр Николаевич Драгункин разработал свой успешный скоростной метод изучения английского языка как упрощённой окостеневшей версии русского.

В книге «Происхождение слов, цифр и букв», 2014, он убедительно обосновывает свою оригинальную версию теории русского (древнеславянского) праязыка: «…русский язык является единственным на евразийском пространстве языком, в котором ВСЕ варианты "базы" дают значащие корни — и каждый корень даёт целый "куст" слов, чего нет ни в одном другом евразийском языке...

…моей целью является не именно демонстрация того, что, мол, "все индоевропейские языки произошли от русского …" (таких работ сотни!), а демонстрация того, что русский язык является пра-языком!»

Известный советский лингвист и специалист по английскому языку А.Л. Пумпянский отмечал принципиальные различия между русским и английским языками (Цит. соч., с.60): «Отличие русского языка от английского это отличие живого языка от языка, находящегося в стадии омертвения.

В русском языке больше исключений, чем правил. Порядок слов в русских предложениях может быть изменен и фразы будут по-прежнему звучать вполне естественно.

...в русском языке наблюдается значительно большее разнообразие вариантов логико-грамматического членения предложения, чем в английском».

По мнению Гриневича Геннадия Станиславовича, тэртэрийские надписи 5 тыс. до н.э., протоиндийские надписи 25–18 вв. до н.э., критские надписи 20–13 вв. до н.э., надписи, исполненные "линейным письмом А", "линейным письмом Б" и Фестский диск; этрусские надписи 8–2 вв. до н.э. выполнены "праславянским слоговым письмом".

Однако в мае 2012 года три крупнейших родноверческих объединения России («Круг языческой традиции», «Союз славянских общин славянской родной веры» и «Велесов круг») признали теории Гриневича на поприще языка, речи и традиционного мышления псевдонаучными и наносящими вред "славянской вере".

Возможной причиной такой оценки является то, что данные объединения ограничивают историю славянства несколькими веками, предшествовавшими крещению киевлян каганом Владимиром. Кстати, как выяснилось, они отвергают и почитание в народе как героя князя Святослава Храброго.

Русский народ можно условно разбить на три группы с разными культурноисторическими предпочтениями и идеалами: "немцы", "византийцы" и "язычники".

Последние, составляя большую часть народа, В наше время, когда через интернет открылась информация и Русская культура-цивилизация подошла к периоду самосознания своей самобытности и построения жизни на основаниях, заложенных в строении русского языка, то есть на принципах гибкого многообразного живого единства, которые являет нам великая природа в виде совершенного строения живых организмов, в языкознании появилось много ищущих самодеятельных "народных" авторов-энтузиастов, например, светлой памяти Михаил Николаевич Задорнов.

В любительском языкознании чаще всего встречается этимологизаторство, то есть приписывание происхождения слов к своему языку и на основании этого установление его первенства и важности. А также исследования сосредотачиваются в области изучения символики строения буквенных начертаний (графем). При этом, к сожалению, без внимания осталось то, что более всего определяет национальный строй мышления и явилось основной темой рассмотрения данной статьи, а именно уникальная форма построения языка.

Корни слов, кочующие туда-сюда между языками, конечно, очень важны для образности языка и любопытно установить их происхождение. Но расшифровка графических начертаний букв и слов, установление их происхождения, нахождение общих корней слов в разных языках не указывает на уровень развития языка или его приоритета, имеют субъективный, умозрительный, мало доказуемый характер.

Слова и корни слов можно сравнить с кирпичами, из которых можно возводить строения разного качества в зависимости от архитектурного уровня, от примитивного сарая, навалив их кое-как кучей, до совершенного храма.

Конечно, западники и византийцы, в результате перестройки прочно засевшие в коридорах официальной науки и кормящиеся от поддержания существующей парадигмы, обосновывающей культурное доминирование и скрытое колониальное управление Россией, отвергают не только теорию русского праязыка, но и просто факты его глубокой древности, с порога объявляя исследователей, которые им неугодны, фриками.

С другой стороны, они пытаются затушевать, скрыть упростившееся корневое или склеивающее строение аналитических западноевропейских языков индоевропейской семьи, которое ставит вопрос о их связи с тюркскими языками, которую отмечает д.ф.н. профессор Валерий Алексеевич Чудинов.

В результате победы в 90-х гг. 20 в. "немцев" и "византийцев", культура теперь контролируется через институт частной собственности.

Осуществляется намеренное притеснение, вытеснение и примитивизация русского языка как государствообразующего языка России и международного языка общения Русского мира.

В целях чего упрощается правописание, нарастает невыразительность, утрачивается образность, идёт подмена истинного значения слов, распространяются слова-паразиты, происходит уменьшение количества букв и звуков, идёт уничтожение ещё одной буквы алфавита, буквы "ё".

Дикторы на ТВ говорят теперь "афера" вместо "афёра", запрещено её использование в финансовых документах, и её уже почти нет в книгах и периодической печати. Вместо русских слов повсеместно и искусственно навязываются англицизмы, в результате чего наш язык вытесняется и загрязняется.

Наложен негласный запрет на изучение и сбережение древних видов славянской письменности, руницы и других способов письма, необходимого для полноценной передачи звучания и смыслов русского языка. Практически нет центров славянской русской культуры по изучению, поддержке и распространению народных верований и традиций, в которых, начиная с самого раннего возраста, проводилась бы просветительная, духовная, воспитательная и образовательная деятельность.

Не нравится величие древней русской культуры и языка также многим националистам и сепаратистам. В.А. Чудинов пишет: «В нашей среде находятся сочувствующие западным идеям люди, которые полагают, что русский язык устарел, что он не отвечает требованиям времени и т.д.

Как правило, они не получили надлежащего школьного образования, и не пристрастились к русской литературе XIX века, а потому для них русский язык свёлся к уровню Эллочки-людоедки… Но имеются и представители иных этносов, которые полагают, что всякое возвышение русского языка для них означает умаление их родного языка.»

Однако процесс возрождения великого Русского Мира, Русской культурыцивилизации не остановить, поэтому исследования Русского Языка как коллективного разума народа, созидающего новые совершенные формы общественного бытия, будут продолжаться и проникать всё шире в народное сознание.


Андрей Кинсбурский

***



Источник.