?

Log in

No account? Create an account
мера1

ss69100


К чему стадам дары свободы...

Восстановление смыслов


Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
США - это дно человеческого падения, ч. 11.4
мера1
ss69100

...В лексиконе «офицеров» ЦРУ существовал термин «исход с крайним ущербом».

В приложении одной довольно длинной статьи о ЦРУ журнал «Тайм» опубликовал некогда «Словарь терминов, наиболее часто употребляемых в профессиональном языке ЦРУ».

Смысл же вышеприведенной фразы укладывался согласно толкованию этого словаря в одно краткое слово - «ликвидировать», то есть убить.

Так руководство США поручало своим спецслужбам избавиться от верных, но ставших слишком обременительными правителей стран, рассматриваемых Вашингтоном в качестве своей вотчины.

Но в случае с Трухильо планирование «крайнего ущерба» осуществлялось с постоянной заботой и даже с навязчивой идеей о том, чтобы заранее были приняты меры предосторожности, и в случае успешного завершения операции Соединенные Штаты могли отрицать свое участие, если их обвинят в руководстве ее участниками.


Ноты, донесения, инструкции, меморандумы, которыми долго обменивались Белый дом и Госдеп, Лэнгли и резидентура ЦРУ в Санто-Доминго, пронизаны все той же заботой о «правдоподобном опровержении».

Тот факт, что за время этих приготовлений президент Кеннеди сменил президента Эйзенхауэра и что провал в Заливе свиней произошел за месяц до описываемой операции, лишь усиливал эту постоянную заботу [264 - Гэрен А., Варэн Ж. Указ. соч., с. 183.].

Хотя, нужно отметить, что «специальные операции», направленные на «исход с крайним ущербом», в пятидесятых и шестидесятых годах были поставлены на поток, потому умельцы из Лэнгли получили немало поводов поупражняться в искусстве «правдоподобного прикрытия и опровержения».

Так, в 1959 году ЦРУ спланировало и осуществило убийство С. Бандаранаике - премьер-министра Цейлона (ныне Шри-Ланка), в 1960 году - убийство П. Лумумбы - премьер-министра Конго (ныне Заир), в 1966 году провернуло заговор, приведший к свержению президента Ганы К Нкрумы, спланировало убийство председателя фронта освобождения Мозамбика Э. Мондлане, ну и, разумеется, было напрямую причастно к убийству Эрнесто Гевары, Сальвадора Альенде и Мохамеда Мосаддыка [265 - Необъявленные войны США. М., Мысль, 1984, с. 51.].

В каждой из стран операции по уничтожению национальных лидеров имели свои особенности, свои тонкости, для Доминиканской Республики, вернее, для уничтожения Рафаэля Трухильо, был составлен специальный план, изложенный сотрудниками ЦРУ в меморандуме, представленном 28 июня 1960 года в Госдеп на одобрение. Меморандум уточнял, что оппозиционерам в Санто-Доминго будет поставлено 12 «стерильных винтовок» (т.е. винтовок, происхождение которых установить невозможно) с оптическими прицелами.

В четвертом параграфе меморандума говорилось: «Поставка данного оружия была одобрена заместителем государственного секретаря, который потребовал, чтобы оппозиционеры получили его как можно раньше.

Было получено и согласие начальника оперативной службы, которым являлся в этот момент Ричард Хелмс [266 - Гэрэн А., Варэн Ж. Указ. соч., с. 184.].

Был и еще один меморандум, который был представлен Бисселлом, он назывался: «Проект свержения правительства Трухильо, представленный доминиканской оппозицией и нашей резидентурой в Санто-Доминго», документ конкретизирует замысел и описывает несколько планов, которые «были разработаны в порядке эксперимента, но кажутся выполнимыми, и ЦРУ может принять в них участие с минимальным риском».

Эти планы предусматривали, кроме снабжения оппозиционеров «стерильными винтовками», поставку им боеприпасов и гранат, которые должны были быть помещены в надежный тайник-склад на южном берегу острова, а также поставку взрывателей с дистанционным управлением, которыми оппозиционеры могли бы воспользоваться для ликвидации некоторых важных агентов Трухильо.

План, представленный Бисселлом, предусматривал, разумеется, и помощь беглым диссидентам, находившимся за пределами Доминиканской Республики. Как и оппозиционерам, действовавшим в стране, и тем и другим были перечислены средства, в том числе и для начала пропагандистской кампании против

Трухильо [267 - Там же, с. 185.].

И все прошло по плану, срыва операции не произошло, 30 мая 1961 года кортеж автомобилей Рафаэля Трухильо, двигавшийся в сторону загородной резиденции президента, попал в засаду. Диктатора, который перестал быть нужен Вашингтону, устранили.

Успешность плана, разработанного Бисселлом, превзошла все ожидания, ведь с уходом одного тирана появилось сразу несколько мелких, которые грызлись друг с другом, пытаясь захватить власть.

Противоборствующие группировки провоцировали гражданскую войну, именно она и была нужна Вашингтону, который уже в 1965 году снова ввел военную оккупацию Доминиканской Республики, пролив новую кровь и получив в свое распоряжение все, что хотел. //.. * * * ..//

Сейчас ненадолго переместимся в Европу, поскольку в шестидесятые годы здесь все более набирает обороты тайная деятельность операций «Гладио», точнее, программа системных действий в рамках операции «Оставленные позади».

Американский тайный террор все более наглеет, секретные армии НАТО продолжают расширять свое присутствие, и вот американское руководство уже ставит ультимативное условие главам спецслужб европейских государств, заключавшееся в том, что при вступлении в Североатлантический альянс они должны брать на себя обязательство препятствовать в своих странах приходу коммунистов к власти.

Это, разумеется, означало вмешательство во внутренние дела этих стран. Президент де Голль при выходе Франции из НАТО осудил этот образ действий как посягательство на национальный суверенитет [268 - Гансер Д. Секретные армии НАТО в Европе - организованный террор и скрытая война. М., Кучково поле, 2012, с. 61.].

В 1967 году норвежские журналисты опубликовали строго засекреченный документ НАТО, который был подписан заместителем командующего американскими вооруженными силами в Европе Дж. П. Макконнелом.

Из этого документа следовало, что США были готовы осуществить военную интервенцию в Западную Европу, если бы их интересы там оказались под угрозой: «В случае внутренних беспорядков, которые могли бы повредить американским войскам или их задачам, в случае вооруженных восстаний или сильного внутреннего сопротивления против правительства американская армия должна сделать все, что в ее силах, чтобы подавить эти беспорядки, используя собственные ресурсы» [269 - Гансер Д. Указ соч., с. 290.].

Порой эти беспорядки сами американцы и создавали. К примеру, в Греции, которую американские спецслужбы «опекали» наиболее активно, им удалось создать мощную волну дестабилизации и, пользуясь этим, привести к власти фашиствующий режим «черных полковников», который, по сути, являлся «прорывом на поверхность» операции «Гладио», то есть выходом «гладиаторов» на арену официальной политики.

Таким образом, Греция стала первой страной Европы, где в послевоенный период к власти пришли силы, непосредственно и напрямую связанные с тайной сетью террористического проамериканского подполья, собранные на основе лояльности фашизму и приверженности жесткому террору.

Затем откровенно фашистский переворот был осуществлен в Чили (о нем я подробно расскажу чуть ниже), в регионе же, примыкающем к Советскому Союзу, крайне реакционным и неприкрыто восхищавшимся немецким нацизмом стал лидер еще одного переворота, осуществленного в рамках операции «Гладио» в Турции.

Им стал генерал Эврен, захвативший власть в стране во время проведения военных маневров НАТО, о нем я уже писал.

В шестидесятых годах, после космических побед СССР, после победы Кастро, принесшей большой моральный урон Вашингтону, после того как Франция вышла из НАТО, понимая, что нос нужно держать по ветру, после многих весьма болезненных для США маленьких и больших проигрышей американцы будто осатанели, они и раньше-то не были особо разборчивы в выборе методов, но теперь они готовы были людей живьем жрать, лишь бы навредить коммунизму и как-то замедлить его продвижение.

Как я уже писал в предыдущих главах, американцы (и англичане) грубо вмешивались в дела южноевропейских стран, которые согласно «доктрине Трумэна» должны были стать важной частью «полосы сдерживания» коммунизма, войти в нее обязаны были все страны Малой Азии, Южной, и Северной Европы от Ирана и Турции до Италии, Греции и Норвегии.

Проводя активную политику вмешательства в политические процессы всех этих стран, провоцируя терроризм и навязывая свои марионеточные правительства, американцы и англичане сумели добиться того, что популярные в Италии и Греции коммунисты были отстранены от власти, подверглись репрессиям со стороны режима, насаждаемого Западом.

Но народ-то хотя и подвергался усиленной «промывке мозгов», тем не менее продолжал быть против такого положения, немалая часть населения той же Греции придерживалась левых взглядов, а то и откровенно просоветских, прокоммунистических, желала установления принципов социальной справедливости по советскому образцу.

И потому, чтоб «сдерживать коммунизм», нужны были дополнительные средства, дополнительная жестокость и террор, системные меры подавления естественных социальных и политических запросов населения страны.

Коммунисты в Греции имели большой моральный авторитет, их позиции были сильны во время войны, когда они составляли костяк сил сопротивления фашизму. В уничтожении же хребта коммунистического движения активно поучаствовали и англичане, причем (вы, быть может, удивитесь) англоязычные демократы начали делать это еще во время войны.

Европейцы любят с гневом вспоминать губительную бездеятельность Сталина в отношении прозападного Варшавского восстания, но Советская армия, по крайней мере, не участвовала в его подавлении и даже помогала недружественным польским повстанцам материально.

Гораздо реже упоминается, что в том же 1944 году британские коммандос утопили в крови прокоммунистическое Афинское восстание, для чего им пришлось перебрасывать подкрепления с Итальянского фронта, ослабляя давление на Гитлера ради расправы над «красными греками» [270 - Тимаков В. Греция: падчерица Европы. // Сетевой интеллектуальный клуб WIN. га.].

Но полностью уничтожить коммунистическое движение Греции тогда не удалось, партия боролась за жизнь, тогда в дело активно включились американцы.

Под грубым, неослабевающим давлением американцев Коммунистическая партия Греции была запрещена в 1949 году, большинство активистов были отправлены в тюрьмы и концлагеря, особой жестокостью отличались политические репрессии в период правления Караманлиса.

При устройстве на работу или при поступлении в высшее учебное заведение жители Греции обязаны были предоставлять справку о благонадежности, выдававшуюся в полицейском управлении. Любая активность левых жестоко подавлялась предыдущими «демократическими» правительствами.

Единственной политической силой, легально представлявшей левый лагерь, была ЭДА, но и она могла рассчитывать на поддержку лишь небольшой части населения [271 - Отрывок из

предисловия Смирнова С.С. к кн.: Кодзяс К. Закопченное небо. М., Прогресс, 1969.].

Очередным ударом по Греции, по ее обществу и по ее стремлению к левым идеям явился переворот, осуществленный «черными полковниками», глава которых Георгиос Папандопулос являлся агентом ЦРУ, причем с 1952 года, когда его только начали «обрабатывать», а сам переворот произошел в 1967 году.

Антикоммунистическая и антигуманистическая идеология «военного режима 21 апреля» не стала чем-то новым для Греции. Но, в отличие от предшествовавших «демократических» правительств, военные доводили идею угрозы «коммунистического переворота» до абсурда.

«Черные полковники» устроили зверские расправы, проводили репрессии, «демократический» Вашингтон спокойненько закрывал на это глаза, ведь сам и инициировал все происходящее.

Но режим новой диктатуры отличался, помимо прочего, еще и мракобесием, доходящим не только до абсурда, но и до и смехотворности, и если бы от этой идиотической политики не страдали миллионы людей, можно было бы усмехнуться, в очередной раз читая о нюансах и «странностях» режима черных полковников.

Так, в мае 1967 года вышло распоряжение, согласно которому запрещался отпуск мясных блюд во все постные для православных дни в учреждениях общественного питания. Этому указу не подчинялись только рестораны, обслуживавшие туристов и увеселительные заведения первой категории.

Однако, как и во всех прочих случаях, когда переворот осуществлялся под руководством ЦРУ, «промывка мозгов» населению велась чрезвычайно интенсивно, людей еще до начала «революции 21 апреля» убеждали в необходимости и благотворности диктатуры, пугали «коммунистической угрозой», давили отсутствием иной спасительной альтернативы.

Люди в целом отнеслись к «победе революции» пассивно, но если описать ситуацию, царившую в греческом обществе, предельно откровенно, можно сказать, что люди «старались не высовываться», а тех, кто пытался сделать малейшее движение в сторону неповиновения, ждал концлагерь или расстрел.

В течение всего периода правления «черных полковников», и особенно в первые месяцы диктатуры, из страны наблюдалось бегство интеллигенции, исход множества людей, пытавшихся спастись от «спасителей отечества», в частности, немало греков эмигрировало в Советский Союз, найдя здесь политическое убежище, среди них был известный греческий писатель Костас Кодзяс.

Как только в Греции 21 апреля 1967 года произошел военно-фашистский переворот и тысячи людей оказались в застенках асфалии, в тюрьмах и концлагерях, полиция попыталась схватить и К. Кодзяса.

Писателю удалось скрыться. Спустя некоторое время друзья помогли ему пробраться на итальянский пароход, отплывавший из гавани Пирея, и он вскоре оказался в Италии, а оттуда приехал в Советский Союз [272 - Там же.].

Диктатура же пыталась сочетать несочетаемое в политике и социальной сфере, ведь, подчиняясь американскому диктату, она намеревалась ввести элементы либерализма в экономике, но вместе с тем осуществляла жесткую директивную политику, основывавшуюся на смеси религиозного мракобесия и военного давления.

Разумеется, внимая бесконечной пропаганде и прославлению нового режима, часть греков пыталась видеть в нем спасение, но с течением времени уверенность в том, что страна движется по правильному пути, становилась все меньше.

Продолжались преследования и аресты людей, позволявших себе критику режима; цензура была формально отменена, но новый закон о средствах массовой информации узаконивал те же положения, которые присутствовали в законе о цензуре; процветала система тотальной слежки за населением; наряду с выросшими зарплатами выросли и цены на товары, обещанный переход к демократическому правлению постоянно откладывался [273 -Круговая Е.Г. Указ. статья.].

Настроение большей части молодежи мрачнело. Поняв, что военное правительство, действовавшее в основном репрессивными мерами, не сможет разрешить большинство проблем, стоящих перед страной, греческая молодежь явилась катализатором антидиктаторских выступлений.

Массовые волнения студентов послужили сигналом к началу объединенных выступлений против режима. Разгон студентов Политехнического университета, когда танками было задавлено несколько десятков безоружных людей, наглядно показал, что военные не собираются передавать власть демократическому режиму и отказываться от репрессивных мер во внутренней политике [274 - Там же.].

Папандопулос и его «соратники» устроили беззаконные «военные суды», были уличены в пытках, попирании всех политических прав, помимо откровенного деспотизма и фашистского облика, хунта полковников прославилась еще и тем, что выставила Грецию на посмешище, объявляя любое явление культуры, которое по тем или иным причинам не нравилось «лидерам революции», проявлениями анархо-коммунистического заговора, проникновением агентов коммунизма, который несет страшную опасность нации.

Полковники-то пришли «спасать нацию»! Но и этого мало, в конце концов режим хунты пошел на так называемую «кипрскую авантюру», то есть спровоцировал мятеж на Кипре, отстранение от власти законного президента.

Многим было понятно, что в отношении Кипра совершается безумие, но афинские «политики» получили четкое указание из США и ослушаться не могли.

Вот как описан этот эпизод в книге Даниэля Гансера «Секретные армии НАТО в Европе

-  организованный террор и скрытая война»:

«Летом 1964 года президент Джонсон пригласил посла Александра Матсаса в Белый дом и сказал ему, что кипрская проблема должна быть решена путем разделения острова на греческую и турецкую части. Когда Матсас отверг этот план, Джонсон прорычал: «Слушайте меня внимательно, господин посол, забудьте о вашем парламенте и вашей Конституции.

Америка - это слон, Кипр - это муха, и Греция - это муха. Если эти мухи будут и впредь беспокоить слона, то они могут быть раздавлены хоботом слона, окончательно раздавлены».

Греческое правительство, настаивал Джонсон, должно исполнять распоряжения Белого дома. «Мы платим грекам довольно много долларов, господин посол. Если ваш премьер-министр хочет рассказать мне что-то о парламенте и о Конституции, то тогда может случиться так, что его парламент и его Конституция больше не будут существовать».

Когда Матсас ошеломленно пробормотал: «Я вынужден выразить протест против вашего поведения», то Джонсон снова прорычал: «И не забудьте рассказать старому папе - или как его там зовут, - то, что я вам сказал. Не забудьте ему это сказать, слышите!»

После чего Матсас телеграфировал Папандреу дословный текст беседы.

Когда американская спецслужба АНБ перехватила это сообщение, у Матсаса зазвонил телефон.

У аппарата был президент Джонсон: «Вы что, господин посол, пытаетесь оказаться в моем черном списке? Вы действительно хотите рассердить меня? У нас с вами была частная беседа. Вам никто не поручал передавать дословно то, что я вам сказал. Будьте внимательны в том, что вы делаете». Щелк. Связь прервалась» [275 - Гансер Д. Указ. соч., с. 340.].

Напряженность между Грецией и Турцией была на руку американцам, они цинично играли на сложных противоречиях двух средиземноморских стран, а умело подстраиваемые провокации служили детонатором опасных взрывов на греческо-турецком «фронте».

«В классической операции по созданию напряженности турецкие агенты «оставшиеся позади» из отдела специальной войны (секретной армии НАТО, финансируемой ЦРУ) бросили 6 сентября 1955 года бомбу в дом в Фессалониках в Греции, который использовался как музей Мустафы Кемаля и поэтому имел большую ценность для всех турок.

Они не оставили никаких следов и обвинили в этом преступлении греческую полицию. Эта операция «под ложным флагом» сработала, а турецкое правительство и турецкая пресса возложили вину за данное преступление на греков.

Вскоре после этого, 6 и 7 сентября 1955 года, группы турецких фанатиков, поощряемые Counter-Guerilla (турецкое название секретной армии НАТО), разрушили сотни греческих домов и магазинов в Стамбуле и Измире. При этом было убито 16 греков, 32 были ранены и 200 гречанок были изнасилованы» [276 - Гансер Д. Указ. соч., с. 351.].

По сути, 1955 год стал финальной чертой изгнания греков из анатолийских городов, последней вехой греческой трагедии исхода из Константинополя и западной части Малой Азии, где они еще недавно составляли большинство (в Измире, тогдашней Смирне, греков еще в 1900 году было около 77%).

Американцы же использовали эти процессы в своих нечистоплотных играх, они провоцировали Грецию на усугубление конфликта.

Во время вмешательства в дела Кипра со стороны Греции все выглядело так, будто Афины желали подмять под себя эту историческую греческую территорию, однако Турция ввела свои войска на север острова, и они до сих пор так там и остаются, получилось, что христианский мир потерял еще одну, пускай небольшую, но важную часть своей территории (я говорю об этом потому, что на словах Папандопулос и его сотоварищи ратовали за христианские ценности, за продвижение православия).

Греческая хунта, подобно двуликому Янусу, имела две личины - одна была обращена в сторону Вашингтона и являла собой покорность и послушание, другая глядела на свой народ, на свою страну и соседей, и вот она была гримасой террора и насилия.

Удар по Греции, по ее стабильности был выгоден американцам и с точки зрения расправы над греческим коммунистическим движением и с точки зрения создания очередного очага нестабильности по периметру границ СССР и стран Варшавского договора.

Американцы, как тогда, так и сейчас, стремятся использовать Грецию в своих целях, делают это с максимальным цинизмом.

Широкую известность получил диалог американского посла в Греции Филипса Тэлбота с главой афинской миссии ЦРУ Джэком Мори в момент осуществления «революции 21 апреля», инспирированной американцами же.

Когда раздраженный Тэлбот назвал действия «черных полковников» «изнасилованием демократии», Мори успокоил коллегу, отозвавшись о Греции следующим образом: «Как можно изнасиловать шлюху?»

Тупое высокомерие «подростковой» сущности американского политического класса проявляется в этой фразе во всей неприкрытой истинности! Даже о великой колыбели нашей цивилизации, о Греции, давшей миру необычайно много, американский «подросток» рассуждал подобным образом.

Как видим, здесь, впрочем, как и во всех других случаях американского вмешательства, ни о какой свободе и демократии речи не было, режим, устанавливаемый под эгидой США, мог быть сколько угодно людоедским, главное, чтобы его действия приносили пользу стратегии Вашингтона и наносили ущерб его главному конкуренту - СССР и мировому коммунизму.

Но даже в среде западных стран возникло отторжение режима греческой хунты. Несмотря на весь ее яростный антикоммунизм, официальные представители Нидерландов и Скандинавских стран подняли вопрос об исключении Греции из европейских международных институтов, в частности из Совета Европы, хотя Англия и ФРГ весьма сдержанно на это отреагировали (а провернули все так, будто Греция сама вышла).

Неприкрытый фашизм и антикоммунизм был близок и мил сердцу боннских и лондонских политиков, несмотря на то что продолжали звучать словеса о демократии и правах человека.

Но американцы, не желая устраивать себе еще одну явную ловушку, подобную поражению в кубинском Заливе свиней, потому действовали в Греции как можно более скрытно, используя террористическую сеть «оставленных позади».

Американцам долго казалось, что все будет шито-крыто, они не признавали своего участия в судьбе фашистского заговора в Афинах, однако годы спустя вышла книга бывшего помощника заместителя директора ЦРУ, которым во время указанных греческих событий являлся Виктор Маркетти, она пролила свет на махинации американцев и их прямое вмешательство в осуществление переворота, а уж вслед за Маркетти нарушили обет молчания и другие важные свидетели этого очередного преступления американизма.

Как ни маскировали американцы свое участие, шила в мешке не утаишь, и потому, как только 21 апреля 1967 года произошел военный переворот, Патриотический фронт Греции обращается по радио с призывом противостоять диктатуре, который начинался словами: «Фашизм нанес удар Родине. Король, его генералы и ЦРУ думают, что наш народ можно заставить замолчать при помощи репрессий и насилия...»

Пройдет меньше двух недель, и Джо Алекс Моррис напишет в одной из нью-йоркских газет: «Офицеры отрицают это, но многие разбирающиеся в политике греки убеждены, что ЦРУ и Пентагон приложили к перевороту руку...»

А Виктор Маркетти объяснил впоследствии: «Сам Папандопулос был с 1952 года агентом ЦРУ». И хорошо управляемым агентом.

«Крупная фигура ЦРУ Ричард Барнум, который, по свидетельству Константина Цукаласа, сыграл заметную роль в отставке Папандреу в июле 1965 года, в начале 1967 года вернулся в Афины. Он действовал через фирму «Эссо-Паппас».

Сам Паппас не делал тайны из своих убеждений, утверждая, что Греция «нуждается» в военной диктатуре. Кроме этого, было установлено, что предприятие Паппас в Бостоне, управляемое братом Паппаса, занималось передачей денег, предназначенных ЦРУ для Греции.

Именно служащему Паппаса, Павлосу Тотомису, после переворота поручается ключевой пост министра общественного порядка...» А у секретных американских служб есть и запасные Папандопулосы...

Когда премьер перестал отвечать их требованиям, его заменяют. И 25 ноября 1973 года, пишет Димитрис А. Аналис, армия изгоняет Папандопулоса. Президентом Греческой республики становится генерал Фаэдон Гхизикис. Устанавливается американо-греческое правительство, руководимое адвокатом из Чикаго М.А. Андруцопулосом...» [277 - Гэрэн А., Варэн Ж. Указ. соч., с. 179.] //.. * * * ..//



***



Из книги Максима Акимова „Преступления США.


  • 1
У нас представители этого дна правят страной

К счастью, не все те, кто правит страной, являются представителями Дна.

Возможно, но, видимо, талантливо притворяются.

  • 1