?

Log in

No account? Create an account
мера1

ss69100


К чему стадам дары свободы...

Восстановление смыслов


Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
США - это дно человеческого падения, ч. 11.4
мера1
ss69100

...Теперь обратимся к процессам, провоцируемым американцами в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Здесь происходили дела не менее занимательные, чем постыдное фиаско американцев в Заливе свиней, которое довольно широко известно в настоящее время, или «успех» ЦРУ в захвате власти «режимом черных полковников».

А вот история кровавой бани, которую американцы спровоцировали в Индонезии, до сих пор не освещена настолько широко, как того заслуживает.

Данный же эпизод, надо сказать, очень важен для установления истин общей картины двадцатого века, состоит эпизод из нескольких звеньев, каждое из которых можно охарактеризовать не только как преступление американизма, но как тяжкое, циничное деяние, стоящее на одной доске с гитлеровскими преступлениями против человечности.

Американцы поначалу потерпели в Индонезии столь же унизительное фиаско, как и на Кубе, однако отомстить индонезийцам сумели довольно скоро, куражась, «наказывая» за неповиновение по полной программе, будто отыгрываясь и за Кубу и за другие свои авантюры, которые оканчивались провалом и позором.


Началась история как обычно, то есть так же, как и в других странах, которые наносили «оскорбление» США и «создавали угрозу их национальным интересам»: в Индонезии появился политический лидер, который вознамерился строить независимый строй без оглядки на западных «хозяев жизни».

Индонезия боролась с голландскими колонизаторами, изо всех сил хотела от них отвязаться, и когда наконец смогла вздохнуть свободно, у американцев нашлись «национальные интересы» в их стране, у ЦРУ и Госдепа возникло горячее стремление уберечь народ Индонезии от негодяйского коммунизма!

Ситуация осложнялась тем, что лидер Индонезии Ахмед *censored*pHo был крупной личностью, политиком нового поколения, который слишком хорошо знал цену «опеке» западных держав и вообще представлял собой человека, который способен был взять на себя роль лидера стран так называемого «третьего мира».

Весной 1955 года *censored*pHo организовал в Бандунге международную конференцию, в которой приняли участие почти три десятка азиатских стран и шесть африканских, проведено было несколько совещаний, ничего, казалось бы, особенного: декларировали равенство рас, борьбу против давления Запада, вмешательства западных стран в дела афроазиатских стран.

Однако импульс стараний *censored*pHo повлиял некоторым образом и на тех, кому требовалась моральная и техническая поддержка в борьбе с давлением западных стран, и им, гегемонам этим, и прежде всего США, которые стремились воцаряться на землях чужих колоний, в роли нового колонизатора.

Заключительный пункт декларации, принятой в Бандунге, требовал «воздержаться от участия в коллективных оборонительных договорах, служащих интересам великих держав», документ осудил проявления дискриминации и колониализм, прошелся по гонке вооружений, заявлялось, что новая объединительная доктрина стран «третьего мира» станет политическим кредо и мусульманских, и христианских обществ Азии и Африки, распространится на все колониальные и постколониальные территории.

Братьям Даллесам, то есть и главе ЦРУ и госсеку, это показалось покушением на их священное право вмешиваться в чужие дела и насаждать свое влияние. Очень скоро в их глазах, как пишет Томас Пауэре, Сукарно становится тем, кого американцы в 50-е годы считали своим главным врагом.

Не одного Сукарно, разумеется; не забылись столкновения и египетского лидера Гамаля Абдель Насера с «секретными службами». Дух совещаний в Бандунге показался Вашингтону тем более невыносимым, что когда на совещании появились делегаты таких стран, как Филиппины или Южный Вьетнам. С этих пор Сукарно стал для «секретных служб» настоящей мишенью не только как глава

Индонезии, но и в первую очередь как воплощение духа совещания в Бандунге. Завязавшаяся тогда борьба тянулась с десяток лет, и ЦРУ вело ее с большим остервенением, поскольку началась она с поражения американцев и завершением ее должен был стать реванш. Эта жажда мести, наверное, и сыграла свою роль в том, что последний акт оказался необычайно кровавым [278 - Гэрэн А., Варэн Ж. Указ. соч., с. 200.].

«В ЦРУ, - писал Леонард Мосли, - было хорошо известно, что Фостер Даллес ненавидел Сукарно и не видел никаких преград для свержения его режима.

Когда Ф. Даллес принял нового американского посла в Индонезии Хью С. Камминга перед его вступлением в должность, он сказал: «Хью, я рассчитываю на то, что вы будете объективны. Имея в виду нашу общую политику, не ввязывайтесь безоговорочно в политику сохранения единства Индонезии.

Сохранение единой Индонезии может представлять собой определенную опасность, и, говоря об этом, я думаю о Китае. Территориальную целостность Китая превратили в лозунг.

И в итоге мы получили Китай, сохранивший территориальное единство, но в чьих интересах? В интересах коммунистов! Теперь, чтобы вы знали, каково общее направление моей мысли, я вам скажу кое-что, что нельзя написать.

Может быть, на месте вы придете к другому заключению, но что касается меня, то вот каково мое ощущение: если надо выбирать между территориально целостной Индонезией, скатывающейся постепенно к коммунизму, и расколом страны на несколько географических единиц, я предпочитаю второе.

Это создаст для Соединенных Штатов опорные пункты и даст возможность ликвидировать коммунизм в той или иной точке. А уж затем, если будет желание, можно будет вернуться к объединенной Индонезии» [279 - Там же.].

На Тайване Рей Клайн получил задание отобрать в эскадрильях, задействованных в операциях против Китая, несколько бомбардировщиков В-26 с пилотами и приказать им находиться в состоянии готовности к выполнению операции в Индонезии (формально эти самолеты принадлежали гражданской авиакомпании CAT, на деле же они финансировались ЦРУ и с летчиками расплачивались по тарифу наемников).

Всего бюджет операции составлял 10 млн долларов. Основной целью было нападение на Суматру - один из самых больших островов архипелага, с тем чтобы спровоцировать там восстание и вырвать остров из-под власти режима Сукарно.

Как только планы были разработаны и основные меры приняты, Аллен Даллес пошел к своему брату Джону Фостеру Даллесу, чтобы получить его согласие и одобрение президента, все это было ему тут же обещано, однако госсек намекнул, что об этих приготовлениях надо бы уведомить посла в Джакарте Хью Камминга.

«Меня вызвали и ввели в курс очень деликатного вопроса, - рассказывал позже Камминг. - Мне сказали, что сам госсекретарь попросил, чтобы меня ознакомили с этим вопросом, не говоря, однако, больше того, чем мне полагалось знать об этом».

Некоторое время посол слушал, что ему говорили, затем поднял руку. «Я думаю, этого достаточно», - сказал он до того, как его собеседники перешли к деталям [280 - Там же, с. 201.].

Сукарно проявлял все больше самостоятельности на мировой арене, и хотя он не собирался бросать вызов Соединенным Штатам, а тем более делать неких агрессивных шагов, в США считали его действия вредоносными для «американских интересов».

И хотя, казалось бы, при шестидесятидолларовом доходе на душу населения Индонезия была одной из самых бедных стран мира, но богатые запасы каучука, нефти и олова ставили ее потенциально на третье место среди богатейших стран мира.

Будучи расположенной между Индийским и Тихим океанами, между Австралией и Азией, она господствовала над одной из важнейших в мире коммуникаций [281 - Уайз Д., Росс Т. Невидимое правительство. М., Воениздат, 1965, с. 145.].

Сукарно же по-прежнему не собирался подчинять политику своей страны какой-либо одной великой державе, он делал официальные визиты в самые разные страны, побывал и в Китае, и в СССР. Но самое главное, он не собирался запрещать коммунистическую партию, хотя американцы весьма недвусмысленно давали понять, что хотят этого.

«Я не могу и не хочу, - заявлял Сукарно, - участвовать в гонках на трехногом коне» [282 - Там же, с. 146.], он провозглашал демократию, но не хотел, чтоб она была легко контролируема извне, подчинена интересам западных корпораций или американскому руководству.

В частных беседах Даллес решительно высказывался за то, что с Соединенными Штатами безнаказанно нельзя играть.

В этом его горячо поддерживал Камминг, бывший посол в Индонезии. Возглавив в 1957 году Отдел разведки и исследований госдепа, Камминг воспользовался этим, чтоб буквально завалить членов правительства паническими меморандумами, призывающими, пока не поздно, развернуть активные действия против Сукарно... И вновь задача была поручена ЦРУ.

В Джакарту был направлен новый резидент ЦРУ, его звали Гуделл - ветеран УСС, которого даже его коллеги, не особо отличавшиеся моралью и порядочностью, характеризовали как «наиболее бессовестного человека из тех, кого когда-либо можно встретить».

К тому же на индонезийское направление заранее был переброшен из Греции, где все так хорошо шло (и режим фашиствующих «черных полковников» успешно боролся с коммунизмом и русским влиянием), Альфред Алмер, у которого были наполеоновские планы, нацелился он сменить Визнера на посту заместителя директора ЦРУ и потому землю рыл в своем старании.

Перед отправкой в Индонезию Визнер сказал Алмеру: «Сейчас самое время прижать Сукарно хвост!» Однако перед Алемером стала проблема: для того чтобы преподать урок Сукарно, ЦРУ должно было обладать в Индонезии такой силой, которой на самом деле не было; но в 1957 году удалось-таки завербовать одного из представителей группы вооруженных сил, располагавшихся на Суматре.

Начался процесс снабжения заговорщиков оружием, деньгами, подготовка политической поддержки...» [283 - Гэрэн А., Варэн Ж. Указ. соч., с. 203.]

И вот «крысиные бега» начались, чего только американцы не придумывали для создания очагов мятежа и провокаций, даже подводные лодки использовали для переброски на индонезийский архипелаг «специалистов» по военным делам, радистов, оружие.

Для осуществления психологической войны против президента Сукарно и его семьи в США был изготовлен порногpaфичecкий фильм, в котором актер, похожий на Сукарно, предавался сладостным утехам. ЦРУ намеревалось шантажировать этим «компроматом» президента Индонезии, грозясь распространить фильм как можно более широко, если политика страны не будет подчинена американским интересам.

Но до поры до времени все было напрасно, *censored*pHo контролировал ситуацию, американцам не светило устроить в его стране что-то по-настоящему «занимательное». Они злились, все больше подтачивали свои хищные клыки, и в какой-то момент, несмотря на отсутствие единодушия среди руководства ЦРУ и госдепа, «операцию» все же решили начать.

Случилось это в феврале 1958 года.

Мятежники направили Сукарно ультиматум, и поскольку президент на него не ответил, объявили остров Суматра независимым государством.

На следующий же день флот Сукарно блокировал мятежников, авиация совершила ряд налетов на Суматру, армия президента стала продвигаться к острову.

Тогда ЦРУ решило усилить стан мятежников, направив дополнительных американских экспертов и радистов. Одним из них был Энтони Пошепни, прозванный Тони По, ранее он участвовал в подготовке «частных армий» по всему Дальнему Востоку. Это был «педант» вредительских и диверсионных операций!

Тем не менее никакие полувоенные эксперты не могли в сложившейся ситуации спасти мятежников Суматры.

Даже самолеты повстанцев, пилотируемые летчиками ЦРУ и оплаченные из фондов ЦРУ (после того как эти средства из соображений безопасности были переведены в банк, поддерживавший мятежников), не смогли предотвратить поражение. В тот момент ЦРУ могло обнадежить только то, что его подопечные закрепятся на одном или двух островах и смогут использовать их как «точки давления» в последующих отношениях с Сукарно.

Но в воскресенье 18 мая Аллен Лоренс Поуп, один из летчиков ЦРУ, был сбит на своем В-26 после того, как он разрушил при бомбардировке церковь и большинство прихожан были убиты.

В этот же день новость о том, что случилось с Поупом, дошла до Вашингтона, и Аллен Даллес принял решение приостановить «операцию», направив весьма эмоциональное послание («вы храбрые люди и мне никогда еще не было так тяжело принимать решение о том, что...» и т.д.) находившемуся с мятежниками в Менадо советнику самого высокого ранга.

Послание содержало просьбу довести до сведения повстанцев, что США вынуждены отступить. Как только об этом решении узнали восставшие на Суматре, «офицеры» ЦРУ оставили все, что не смогли разрушить или вывезти, и покинули остров. Результат был унизителен для Соединенных Штатов, но унижение было скрыто.

Индонезийцы и в этот раз, разумеется, прекрасно знали, кто стоит за мятежниками, но предпочли сохранить хладнокровие, рассчитывая на то, что в конце концов братья Даллесы умерят свои притязания. Действительно, так и вышло, до поры до времени продолжалось тревожное затишье [284 -Там же, с. 205.].

Но именно в данный момент зародилась и окрепла в коллективном подсознании агентов ЦРУ и Госдепа слепая, жаждущая ярость, превратившаяся вскоре в некую навязчивую идею, в страстное стремление к жесткому реваншу.

Артур Шлессинджер позже, анализируя события в Индонезии, проводит параллель между событиями в кубинском заливе Кочинос и Джакарте.

В обоих случаях разочарование от фиаско породило навязчивое желание предпринимать все новые попытки: нужно было любой ценой смыть позор. Но этим сходство и ограничивается. И действительно, в первом случае ожесточенная попытка отомстить была тщетной.

В конечном счете ЦРУ было вынуждено опустить руки перед самоотверженным сопротивлением кубинцев. Во втором случае такая попытка удалась. Но каким чудовищным способом она осуществилась! [285 - Там же, с. 206.]

С неимоверным остервенением агенты ЦРУ и спонсируемые ими заговорщики продолжали работу на подрыв режима *censored*pHo и к осени 1965 года сумели-таки посеять хаос в стране, смятение в армии.

Возникшими беспорядками воспользовался генерал-майор Сухарто, он ловко провернул «операцию», следуя американским инструкциям и представив себя героем, подавившим мятеж, обвинил во всем Коммунистическую партию (несмотря на то что на самом деле партия не была замешана в заговоре, да и не могла быть к нему причастна, ведь организовывался-то он агентами ЦРУ, о чем прекрасно знал Сухарто).

Тем не менее вину свалили-таки на коммунистов, президента сначала частично отстранили от власти, заставив его передать основную часть полномочий кабмину, от имени которого действовал Сухарто, а потом и вовсе поместили законного президента под домашний арест, где он и умер, не перенеся того, что началось в стране.

А в Индонезии-то заварилась горячая каша, вернее, это была лава, которая шла сплошным потоком. Армия, попавшая под руководство Сухарто, устроила неслыханную по жестокости травлю коммунистов и сторонников Сукарно.

Трудно даже сказать, сколько людей погибло во время террористических акций 1965 и 1966 годов, известно лишь, что это число было не меньше миллиона, хотя цифры называют самые разные (есть оценки, в три раза большие).

Политический же результат был предсказуем и банален: уже в январе 1967 года новый режим начал «политику открытых дверей», американцы были удовлетворены. Эта система привела к разграблению национальных богатств и еще больше усилила расслоение и неравноправие.

Нужно отметить, что американские исследователи, занимавшиеся анализом и оценкой индонезийского террора, были удивлены размахом и жестокостью этих событий (ведь не все же способны опуститься до таких вещей, которые творили братья Даллесы) и даже ставили под сомнение, что ЦРУ могло желать такого ужаса.

В это не хотелось верить, даже когда все упрямые факты были налицо. У многих возникал соблазн объяснить все тем, что ЦРУ, не ведая, что творит, выпустило джинна из бутылки и оказалось неспособно сдержать жаждущих крови головорезов.

Исследователи задавались вопросом: если оно не могло их сдержать, то что оно сделало по крайней мере для того, чтоб ограничить их разгул? Ответ был прост: никто и пальцем не пошевелил для этого.

Ничего не сделал ответственный «на месте» резидент ЦРУ Бернардо Товар, бывший подчиненный Лэнсдэйла на Филиппинах, ничего не предприняли в Лэнгли заведующий дальневосточным отделением, заместитель директора по планированию Десмонд Фитцджеральд, директор ЦРУ вице-адмирал Уильям Рэйборн.

Также, впрочем, как и дипломаты из посольства и чиновники Госдепа... Лучше поставить вопрос по-иному: а зачем им было что-то делать?

Зачем людям из ЦРУ мешать кровавой политической «чистке» в Индонезии, которая, собственно, и была целью, преследуемой Центральным управлением? Если в течение 10 лет «секретные службы» делали попытку за попыткой очернить, свергнуть, убрать *censored*pHo, то разве не для того все это делалось, чтоб вырвать архипелаг из «красного нейтрализма» и превратить его в оплот «свободного мира»?

Если это и произошло с излишней жестокостью, то тем не менее желание было все-таки выполнено, пусть и при помощи охоты на людей и «кровавой бойни» [286 - Там же, с. 197.].

Впрочем, удивленные реплики, процитированные мной, могли родиться лишь у людей, воспринимавших американскую роль как нечто положительное, полезное для мира и человеческой цивилизации, нас же с вами после ознакомления со всей той грудой ужасных фактов, характеризующих американизм, вряд ли может удивить что-то связанное с цинизмом и кровожадностью вашингтонских деятелей, и особенно рыцарей «плаща и кинжала», как называли себя агенты ЦРУ (поскольку действовали-то они всегда исподтишка).

А рядовые американцы получали информацию, которая, разумеется, раскрашивала в оттенки яркой праведной борьбы все то, что могло просочиться о «тайных операциях».

Люди не хотели верить в то, что их страна замешана в чудовищных преступлениях против человечности, осуществляемых беспрестанно на всех континентах, а возможность получать «правильную», отфильтрованную информацию у американского обывателя была; к тому же граждан США всегда старательно приучали поменьше лезть в дела большой политики, поменьше интересоваться широким общемировым контекстом, а жевать попкорн, больше думать о мелочных проблемах, о пустяках, ведь это и вправду отвлекает.

Большие мальчики из Лэнгли играли в большую политику и не хотели, чтоб им кто-то мешал, а если кто-то настойчиво совал нос, норовил затеять расследование или еще что, то он куда-то вдруг девался... автокатастрофа чаще всего, почему-то американские спецслужбы очень любили автокатастрофы.

Об индонезийских событиях американская пресса узнала спустя много лет, после того как кошмары террора на этом южноазиатском архипелаге отшумели, постепенно сойдя на нет, да и к моменту, когда постыдные подробности роли ЦРУ и Госдепа, спровоцировавших индонезийскую политическую катастрофу и греческий кровавый переворот, просочились в англоязычные статьи и мемуары, все и вся затмил Вьетнам, его боль, его кровь, его ужас... ничего более чудовищного нельзя было придумать.



***



Из книги Максима Акимова „Преступления США”.
.

  • 1

Аиериканцы проклятые всем скопом буквально навалились на тихий океан, ай яй яй. Кинули жевать бургеры, мыть посулу, водить в школу, работать, собрались всей толпой и туда, гады.



Edited at 2018-11-14 21:21 (UTC)

  • 1