ss69100 (ss69100) wrote,
ss69100
ss69100

Categories:

«О текущем моменте» № 6 (138), ноябрь 2018 года (окончание)

«О текущем моменте» № 6 (138), ноябрь 2018 года

К 100-летию завершения боевых действий
первой мировой войны ХХ век

3.3.3. Глобальная проблема:
«общий кризис капитализма» — не выдумка советской пропаганды

В соответствии с тем, что выше было сказано о политике «мирного времени» как о ведении войны иными средствами — средствами всех шести приоритетов обобщённого оружия, первую мировую войну ХХ века следует рассматривать как один из слоёв гибридной войны за мировое господство от имени Бога, которая велась и до начала первой мировой, и в её ходе, и по её завершении, и которая продолжается в настоящее время.

Безусловно, что в ходе многослойной гибридной войны реализуется уже неоднократно упоминавшийся принцип «каждый в меру своего понимания работает на свои интересы, а в меру недопонимания — на реализацию интересов тех, кто понимает больше».

Если соотноситься с этим принципом, то Николай II и Вильгельм II, будучи суверенами де-юре, стояли в самом низу пирамиды недопонимания, если забыть о руководителях Австро-Венгрии и Сербии, которые стояло ещё ниже.


Либерально-буржуазное масонство Великобритании стояло выше них, и организовало первую мировую войну, исходя из своих непреходящих интересов становления Британской империи как единственной мировой сверхдержавы: в том смысле, что все прочие государства — провинции этой империи.

Однако они не стояли на вершине пирамиды понимания перспектив глобальной политики потому, что:


  • были убеждены в том, что:


  • свобода частного предпринимательства при минимуме государственных ограничений порождает наиболее эффективную производственно-потребительскую систему, в которой рынок — объективный гарант справедливости, свободный от каких-либо субъективистских предпочтений, порождающих несправедливость;


  • либерально-буржуазная «демократия — худшая форма правления до тех пор, пока вы не сравните её с остальными»171;


  • вследствие такого рода предубеждений к марксизму они относились как к инструменту, посредством которого можно существенно ослабить (если не уничтожить) империи-конкуренты — Германию и Россию, а все социалистические учения расценивали как несбыточные мечтания идеалистов, оторвавшихся от практики жизни.


Понять, что либерально-рыночная экономика, основанная на свободе частного предпринимательства при минимуме государственных ограничений, — системная ошибка, в перспективе угрожающая жизни глобальной цивилизации, — это было выше их нравственных и интеллектуальных способностей. Однако эта угроза реальна по следующим причинам:


  • гонка потребления и искусственное стимулирование спроса порождают глобальный биосферно-социальный (экологический) кризис, способный уничтожить нынешнюю биосферу, в результате чего в остаточной биосфере будущего для человека может не оказаться экологической ниши;


  • «рыночная справедливость» порождает расслоение общества на избыточно богатых, которые бесятся с жиру, и массовую нищету и бескультурье, что имеет следствиями:


  • рост социальной напряжённости, которая угрожает стабильности общества и безопасности не только простонародья и «элиты», но и хозяев социально-экономической системы, которые не отождествляют себя ни с «элитой», ни с простонародьем;


  • в ходе научно-технического прогресса во власти озлобленных оказываются техника и вооружения всё большей и большей энергетической мощи, что также опасно, поскольку неизбежно, что кто-то, разочаровавшись в этом способе жизни, может совершить суицид, жертвами которого станут и окружающие. А чем выше энерговооружённость самоубийцы, тем шире будет зона поражения и количество погибших при его суициде, вследствие чего могут пострадать и «хозяева жизни».


Поэтому изначально марксизм был создан и поддержан как проект глобального переустройства мира с целью ликвидации либерально-рыночной экономики при минимуме государственных ограничений, плановой экономикой, которая должна:


  • обеспечить ликвидацию массовой нищеты, разрыва между сверхбогатыми и основной массой населения;


  • обеспечить более или менее единообразный культурный уровень всех слоёв общества в целях сведения к минимуму потенциала конфликтности и бунтов;


  • обеспечив разумную достаточность потребления для всех, ликвидировать гонку потребления и её следствие — нарастающий глобальный биосферно-социальный (экологический) кризис.


Эти преобразования должны были охватить все развитые в научно-техническом отношении государства для того, чтобы созданный союз таких «социалистических» государств пресёк развитие по пути либерально-рыночного капитализма так называемых «отсталых» государств и народов в других регионах планеты.

Держателем и проводником этого проекта стал «коммунистический интернационал» и контролирующая его новая ветвь масонства, со штаб-квартирой во Франции.

Эти братаны стояли на ещё более высокой ступени миропонимания, чем британские братаны-масоны либерал-буржуинского толка. И они тоже были заинтересованы в первой мировой войне как в катализаторе перехода к так называемому социализму в глобальных масштабах, о чём уже было сказано в разделе 1.

Проект мировой социалистической революции должен был похоронить и британский либерально-рыночный капитализм с его свободой частного предпринимательства при минимуме государственных ограничений.

Практическое следствие из принципа «каждый в меру своего понимания работает на свои интересы, а в меру недопонимания — на реализацию интересов тех, кто понимает больше» — не мешать необучаемым дуракам, которые тебе мешают, совершить все глупости, если эти глупости не угрожают тебе.

Это приведёт дураков к самоликвидации или они ослабнут и перестанут быть опасными, и кроме этого — они тем самым расчистят место для осуществления альтернативных их дурости проектов.

Именно это следствие и было реализовано в отношении британского либерально-буржуазной ветви масонства хозяевами системы масонства в целом: им было позволено разжечь первую мировую войну ХХ века для того, чтобы она породила мировую социалистическую революцию.

Однако осуществление сценария мировой социалистической революции было сорвано тем, что:
1) не посвящённые в сценарий большевики — изгои европейской социал-демократии, — по своей инициативе, исходя из восприятия психодинамики народов России, не дожидаясь начала революции в Германии, которая должна была стать локомотивом мировой социалистической революции, свергли контролируемое просоциалистическим масонством временное правительство России,
2) заключили Брестский мир с центрально-европейскими державами, и тем самым разрядили революционную ситуацию в Европе172.

Соответственно, если не впадать в агностицизм и признавать управляемый характер течения мировой истории на протяжении всего времени после гибели предшествующей глобальной цивилизации, то в организации первой мировой войны ХХ века были заинтересованы все субъекты тогдашней политики начиная от группировок капиталистов и обслуживающих их интересы глав суверенных государств и кончая заправилами библейского проекта порабощения человечества от имени Бога, которые курировали транснациональную политические мафии — масонство во всех его ветвях, но не контролировали большевиков, от которых до 1917 г. вообще ничего не зависело в международной политике.

Если из 1914 г. вернуться в 2018 г. и обратиться к рассмотрению глобальной проблематики наших дней, то:


  • проблема глобального биосферно-социального (экологического) кризиса не только осталась не разрешённой, но превратилась из потенциальной в актуальную и ещё более угрожающую, чем в прошлом;


  • научно-технический прогресс превратил проблему суицидника, вовлекающего в свой суицид множество других людей вокруг него, из проблемы локальной в проблему потенциально регионального масштаба, а в перспективе — глобального масштаба (Чернобыль и т.п. катастрофы могут быть не просто статистически предопределёнными техносферными катастрофами, происходящими по ошибке, но они могут быть и результатом непредсказуемой попытки суицида).


По существу это не разрешённая посредством марксизма проблема общего кризиса капитализма, сложившегося на основе либерально-рыночной экономики при минимуме государственных ограничений на свободу частного предпринимательства.

Но сценарий мировой социалистической революции как итог мировой войны либерал-буржуинов за передел мировых рынков и прав собственности на эксплуатацию природных ресурсов и населения в целях извлечения прибыли, — в нашу эпоху лежит стал угрожающим, поскольку очередная мировая война в силу возросшей поражающей мощи оружия способна уничтожить нынешнюю биосферу, а в остаточной биосфере для биологического вида «Человек разумный» может не оказаться экологической ниши.

Т.е. в сложившихся условиях мировая война не годится даже в качестве средства радикального сокращения населения Земли, например до полумиллиарда человек, как это предписано на «Скрижалях Джорджии»173 с целью решения проблемы «перенаселения Земли»174.

Кроме того, если к «Скрижалям Джорджии» относиться как к уведомлению со стороны сильных мира сего, то проект мировой войны противоречит восьмой, девятой и десятой заповедям на них:


  • Поддерживайте равновесие между личными правами и общественными обязанностями.


  • Превыше всего цените правду, красоту, любовь, стремясь к гармонии с бесконечностью.


  • Не будьте раковой опухолью для земли, природе тоже оставьте место!


Соответственно в таких исторически сложившихся условиях задача ликвидации либерально-рыночной экономики на основе частного предпринимательства и порождаемых ею бедствий стала ещё более актуальной, нежели была сто лет тому назад.

И решается она на основе того же принципа: не мешать необучаемым дуракам, которые мешают жить, совершить все глупости, если эти глупости не угрожают тебе. Это приведёт дураков к самоликвидации, или они ослабнут и перестанут быть опасными; некоторая часть, возможно, поумнеет и станет добрее.

Глупость очередной мировой войны в современных условиях — запредельная и потому запретная глупость. Это означает, что масонству не будет дана команда «организовать мировую войну», а тех политиков, кто будет усердствовать делами в этом направлении, будут точечно нейтрализовывать — вплоть до торжественных похорон со всеми подобающими государственными почестями и скорбями.

Однако демагогия на темы войны будет продолжаться:


  • во-первых, в ней выражается глупость, что дискредитирует политиков;


  • во-вторых, человек толпы, порабощённый страхом и унынием, — не субъект политики, а социальная система во всех толпо-«элитарных» культурах, включая конфессиональные и светские версии библейского проекта порабощения человечества, должна быть объектом управления, а не самоуправляющимся коллективным субъектом.


Ещё одна возможность войны — сбой в системах управления вооружёнными силами государств потенциальных участников войны. Но эта проблема курируется на уровне контроля психодинамики обществ и матрично-эгрегориальных средств управления (магия, заклинание социально-технической стихии). А на ещё более высоком уровне — Вседержительно.

И пока люди стремятся к справедливости — у Вседержителя нет причин, чтобы отказаться от поддержки таких людей, и позволить самоликвидироваться осатанелой глобальной цивилизации.

* * *

Решение проблемы общего кризиса капитализма в таких условиях протекает в форме реализации следствия из принципа «каждый в меру своего понимания работает на свои интересы, а в меру недопонимания — на реализацию интересов тех, кто понимает больше»: не мешать необучаемым дуракам, которые тебе мешают, совершить все глупости, если эти глупости не угрожают тебе.

Это приведёт дураков к самоликвидации или они ослабнут и перестанут быть опасными.

Роль такого рода обречённых на самоликвидацию дураков приняли на себя необучаемые либералы: на первом этапе им предоставлена возможность творить глупости и вызвать в отношении себя всеобщую ненависть, которая на следующем этапе послужит психодинамической основой для замены либерализма и либерально-рыночного капитализма с минимум ограничений на свободу частного предпринимательства тем или иным социализмом.

И пока либералы — во всех странах Евросоюза и в России — делают всё для того, чтобы такие люди как Андреас Брейвик, Лев Троцкий (Бронштейн), Адольф Гитлер стали популярны.

Все они — противники либерализма как идеологии, на основе которой строится организация жизни общества, его экономика, его юридическая система и система неписаных законов — обычаев.

Все они приверженцы плановой экономики, ориентированной на удовлетворение «разумных потребностей» людей, обеспечивающей ликвидацию гонки потребления и разрешение проблемы экологического кризиса. Этот экономический уклад принято именовать термином «социализм».

Разрешение неопределённости «национал-социализм» в пределах государства и союз «национал-социалистических» государств в глобальных масштабах либо «интернационал-социализм» и всемирное унитарное государство — пока висит.

Её предполагается разрешать по ходу дела, когда дурость либерализма вызреет настолько, чтобы выронить из своих рук государственную власть.

Но в этом проекте ничего не говорится вообще, он осуществляется по умолчанию в режиме «кто знает, тот поймёт». Не говорится в нём и о сути человека состоявшегося — воля реализующая творческий потенциал под властью диктатуры совести, поскольку такой человек — помеха решению задачи сохранить толпо-«элитаризм» в некоторых устойчивых формах, не склонных к саморазрушению вследствие нарушения им объективных закономерностей всех шести групп, за исключением ноосферно-религиозных нравственно-этических закономерностей.

Поэтому И.В. Сталин, руководивший строительством действительно свободного общества и сорвавший реализацию марксистского проекта, должен быть поругаем как злодей, ещё худший, чем Гитлер. И на это работают все либералы вопреки фактам Истории.

Тем не менее, псевдосоциалистические ветви масонства пока затаились и делают вид, что их не существует. Но не надо удивляться, если книга Дж. К. Гэлбрейта «Экономические теории и цели общества» (1973 г.) вдруг станет манифестом «нового социализма», когда под воздействием дури либералов, общества — их психодинамика — вызреют для того, чтобы востребовать «перемены к лучшему».

«По мере того как государство во всё большей мере начинает использоваться в интересах общества, становится возможным рассмотрение тех реформ, для осуществления которых требуется вмешательство со стороны государства. Эти реформы логически распадаются на три части. В первую очередь существует потребность радикально усилить влияние и возможность рыночной системы175, положительно повысить уровень её развития по отношению к планирующей системе и тем самым уменьшить со стороны рыночной постоянное неравенство в уровнях развития между двумя системами.

Сюда входят меры по уменьшению неравенства в доходах между планирующей и рыночной системами, по улучшению конкурентных возможностей рыночной системы и уменьшению её эксплуатации со стороны планирующей системы.

Мы называем это «новым социализмом». Необходимость уже вызвала к жизни новый социализм в гораздо большем масштабе, чем подозревает большинство людей.

Затем приходит очередь политики в отношении планирующей системы. Она состоит в упорядочении её целей с тем, чтобы они не определяли интересы общества, а служили им. Это означает ограничение использования ресурсов в чрезмерно развитых областях, переключение государства на обслуживание общества, а не планирующей системы, защиту окружающей среды, переключение технологии на службу общественным, а не технократическим интересам.

Таковы следующие шаги, которые нужно рассмотреть в стратегии реформ.

И наконец, экономикой нужно управлять. Проблема состоит в том, чтобы управлять не одной экономикой, а двумя: одна из них подчинена рынку, а другая планируется фирмами, из которых она состоит. Подобное управление представляет собой последний шаг при определении общей стратегии реформ» («Экономические теории и цели общества», гл. XXI).

И далее, развивая тему, в главе XXVII Дж.К. Гэлбрейт продолжает:

«Новый социализм не допускает никаких приемлемых альтернатив; от него можно уклониться только ценой тяжёлых неудобств, большого социального расстройства, а иногда ценой смертельного вреда для здоровья и благополучия. Новый социализм не имеет идеологического характера, он навязывается обстоятельствами».

Тем не менее, если 11.11.2018 СМИ сообщили о раскрытии в ФРГ заговора военных, намечавших убить некоторых «левых политиков» и названных «неонацистами»176, то вследствие усилий либералов творить всевозможные глупости может настать такой день, когда СМИ сообщат, что с либеральной тиранией покончено, что власть взяли патриотические силы и началась эпоха нового социализма и это встретит поддержку большей части толпы, за исключением люмпена, которому предстоит закончить жизнь в концлагерях в силу его антисоциальности при любой власти и при любом политическом строе.

Ну а если европейские народы не захотят «нового социализма», то альтернативный вариант искоренения либерализма — евро-азиатский халифат, для чего в Европу и завозятся на постоянное жительство мигранты, потомки которых должны сохранить неприятие европейской либерально-буржуазной культуры и заместить собой в качестве большинства нынешние коренные европейские народы, что будет сопровождаться не только крахом культуры на основе идей либерализма, но и научно-техническим регрессом Европы.

Что делать потом — это вопрос следующего этапа…

Таково политическое меню от хозяев и заправил библейского проекта.

Заключение

Даже если игнорировать всё сказанное выше в разделе 3, то всё же интеллектуалам Запада при всей их самонадеянности, следует понять двух немцев, обстоятельно познавших Россию, и признать их правоту как объективную данность.


  • Первый канцлер Германской империи, ранее бывший послом Пруссии в России, Отто фон Бисмарк (1815 — 1898):


  • Превентивная война против России — самоубийство из-за страха смерти.


  • Россия опасна мизерностью своих потребностей.


  • Никогда не воюйте с русскими. На каждую вашу военную хитрость они ответят непредсказуемой глупостью.


  • Фельдмаршал русской службы Христофор Антонович Миних (1683 — 1767): Русское государство обладает тем преимуществом перед другими, что оно управляется непосредственно самим Господом Богом, иначе невозможно объяснить, как оно существует177.


Что касается населения России, то пора прекратить ожидать, что на престол взойдёт «Золотая Рыбка» или «Старик Хоттабыч» и чудесным образом своею волей и волшебной силой разрешат все проблемы страны и мира.

Пора прекратить «бандерложить»178; следует осмысленно строить культуру человечности, в которой творческий потенциал всех должен реализовываться в выявлении и разрешении проблем человечества волевым порядком под властью диктатуры совести каждого. И не надо всуе хвастаться «Мы — русские, с нами Бог!»179.

«Gott mit uns» (с нем. — «Бог с нами») — девиз, изображавшийся на гербе Германской империи, широко используемый в немецких войсках с XIX века, в частности выбитый на пряжке ремня. Девиз «Съ нами Богъ» также изображен на гербе Российской империи» («Википедия»: https://ru.wikipedia.org/wiki/Gott_mit_uns).

Чем кончили обе империи и третий рейх и почему кончили именно так, должно быть понятно из изложенного.

Поэтому надо стараться жить по совести всегда, надо стремиться к тому, чтобы быть с Богом, действовать и жить осознанно в русле Его благого Промысла, ибо Он пребывает с такими людьми вне зависимости от их национальности и конфессиональной принадлежности.

В этом — единственная работоспособная альтернатив сатанизму заправил Запада и возвращения человечества в Человечность.

Внутренний Предиктор СССР*
18 октября — 14 ноября 2018 г.


________________


171 В оригинале У.Черчилль: «Democracy is the worst form of government unless you compare it to all the rest» (www.vy-narod.ru/quotes.shtml). Либо в упрощённом пересказе, со ссылками опять же на У. Черчилля: «Демократия плоха, но ничего лучшего человечество не придумало».

172 Об этом см. аналитическую записку ВП СССР «1917 год — начало преображения человечества» из серии «О текущем моменте» № 4 (132), октябрь 2017 года.

По оценкам Герберта Уэллса, который сам был мистиком и некоторым образом воспринимал психодинамику обществ непосредственно, Великобританию от катастрофы, аналогичной Российской, в случае продолжения войны отделяло примерно полгода (см. его книгу «Россия во мгле»).

174 Эта проблема легко решается и без мировой войны, которая неизбежно будет ядерной. Достаточно организовать либерально-рыночную саморегуляцию экономики в любой стране, как в ней сразу же начнётся экономический геноцид и массовая медико-биологическая и культурная деградация населения на фоне неизбежной войны всех против всех. Потом остатки населения добьют армии более высокоцивилизованных государств.

175 Дж.К. Гэлбрейт усматривает в экономической системе США (это касается и других экономически развитых стран Запада) две подсистемы, взаимодействующие друг с другом:


  • «рыночную систему» — в которой фирмы действительно функционируют в условиях конкуренции и которая большей частью представлена мелким бизнесом (главным образом семейным), который в силу своей отраслевой принадлежности и специфики рынка не имеет перспектив когда-либо стать крупным;


  • «планирующую систему» — представленную крупными корпорациями, которые подчинили себе цены на рынке своей продукции и производственные издержки, работают на основе внутрифирменного долгосрочного планирования и внутриотраслевого и межотраслевого сговора (большей частью косвенного, негласного и потому юридически не наказуемого) о ценах, объёмах производства и т.п. практически без какой-либо конкуренции за рынки и покупателей. Целью их деятельности является приемлемый уровень доходов на долгосрочных интервалах времени, а не удовлетворение потребностей общества и не разрешение его проблем.


177 В подтверждение правоты Миниха мнение англичан о Корсунь-Шевченковской операции в феврале 1944 г.

«Удивительный эпизод помощи свыше, неожиданно преградивший в тот момент путь к бегству эсесовским палачам, произошел и под Корсунь-Шевченковском. Окруженные немцы дождались непогоды, и пошли на прорыв в самом на тот момент плохо защищенном месте. Аккурат там, где наши задним числом прославленные советские генералы не соизволили установить вообще никакой противотанковой артиллерии.

И это притом, что прекрасно знали, что немцы будут прорываться где-то здесь. Огромная стотысячная группировка, по полную завязку обеспеченная тяжелой танковой техникой, в том числе и «тиграми», устремилась на нашу воинскую часть, имеющую в наличии только крупнокалиберные минометы.

И пусть этот вид русского оружия и имел небывалой мощности снаряд, но прицельно попасть из миномета в танк, в то же время, что понятно любому и совершенно незнакомому с данной техникой человеку, даже чисто теоретически невозможно!

Потому наши минометчики в тот момент поняли, что остановить немцев не смогут. Но огонь все-таки открыли: пусть погибнем, но хоть попытаемся воспрепятствовать уходу немцев из мешка.

И вдруг с противоположной стороны шляха, совершенно неожиданно, выкатывается наша танковая армада — сотни «тридцатьчетверок», самоходок и ИС — самых мощных танков Второй мировой. Такое развитие событий никто не мог прогнозировать. Немцев, зажатых с двух сторон в огненную ловушку, охватила паника. Да и было с чего паниковать.

Вот наш танкист оставляет свои впечатления о прошедшем бое: «…в этом месте начинались овраги, и мы должны были пройти между ними по старому шляху… Выкатываемся к нему, а тут какая-то куча бронетехники… У нас приказ был: в боестолкновения не вступать да и вообще не задерживаться, но мы, конечно, по паре снарядов всадили… Ну и все: костер…» [5] (с. 134).

А вот минометчик сообщает о своем впечатлении, когда к их обстрелу тяжелыми минами (величиной с трехлитровую банку) с другой стороны шляха присоединились еще и наши тяжелые танки, неожиданно оказавшиеся у немцев в тылу: «Вся их техника враз полыхнула. И башня! Башня какого-то танка летит над огнем, как картонка, и вращается… Жуть!..» (там же).

Вновь комментарий танкиста — уже после боя. Танкистам приказали очистить шлях для прохождения наших войск: «Вызывают к начальству: двадцать машин — обратно. Цепляем бульдозерные ножи и начинаем утюжить шлях — тот самый, по которому вчера прошли сотни танков. Там — месиво: глина, трупы, стрелковое оружие… Ну, растолкали месиво по оврагам, возвратились в село.

На другой день прибывают англичане — военный атташе и еще несколько человек из посольства: заграница не верит сообщению о ликвидации вражеской группировки. Действительно: позавчера было огромное войско, а вчера его уже нет — так не бывает… Приезжаем к битой технике…

Атташе высунулся из люка: “Где уничтоженный противник?” Веду к оврагу. Он подошел, глянул и сразу же — наизнанку. Отдышался, попил из фляжки крепкого чаю… постоял и говорит: “Любит Бог вас, русских”. “Причем, — спрашиваю, — тут Бог?”

“А при том, — отвечает, — что кроме Бога в разработке уничтожения <немцев> никто не участвовал: вашему командованию вложил в голову мысль о переброске танковой армии по этой дороге на запад, немецкому командованию — о выходе из окружения по этой же дороге на восток, потом двинул вас навстречу друг другу — гениально… А Генштаб ваш, говорит, к разгрому никакого отношения не имеет: там и сейчас толком не знают о происшедшем”» [5] (с. 134 — 135).

Так что немцы тогда, в метель, желая выскочить из котла, совершенно никем непредвиденно, сами забрались в тиски между нашими тяжелыми танками со 120-мм орудиями и непробиваемой немцами лобовой броней и самыми огромными минометами Второй мировой.

Причем, такой операции, что и понятно, никто не разрабатывал. Да и как можно такое предугадать? Как можно умышленно загнать немцев в такие грандиозные клещи в такую пургу?» (https://www.proza.ru/2017/03/31/1519). Ссылки на источник [5] — 5. Мухин Ю.И. Война и мы. «Алгоритм-книга». М., 2010.

178 Характеристика «бандерлогов» из сказки «Маугли» медведем Балу: «Я научил тебя Закону Джунглей — общему для всех народов джунглей, кроме Обезьяньего Народа, который живёт на деревьях.

У них нет Закона. У них нет своего языка, одни только краденые слова, которые они перенимают у других, когда подслушивают, и подсматривают, и подстерегают, сидя на деревьях. Их обычаи — не наши обычаи. Они живут без вожака. Они ни о чём не помнят. Они болтают и хвастают, будто они великий народ и задумали великие дела в джунглях, но вот упадёт орех, и они уже смеются и всё позабыли (выделено жирным нами при цитировании).

Никто в джунглях не водится с ними. Мы не пьём там, где пьют обезьяны, не ходим туда, куда ходят обезьяны, не охотимся там, где они охотятся, не умираем там, где они умирают. Разве ты слышал от меня хотя бы слово о Бандар-Логах?».

В оригинальном тексте «у них нет Закона», но реально — «у них нет своего смысла жизни», поскольку всякое законодательство выражает тот или иной смысл жизни. Поэтому такая замена в тексте цитаты правомерна.

Если сюжет сказки воспринимать иносказательно, то в медведе Балу следует видеть наставника одичавшего юного человечества. В таком прочтении сказки «Закон Джунглей» — это объективные закономерности всех шести групп, которым подчинена жизнь людей, о которых речь шла в разделе 3.2, но бандерлоги знать их не хотят.

179 В.Р. Соловьёв. Мы — русские! С нами Бог! — М.: ЭКСМО. 2011.

Скачать файл: [в формате 'pdf'] [в формате 'doc' (rar-архив)]

***

Tags: Германия, КОБ, Россия, СМИ, СССР, Черчилль, бизнес, будущее, война, гибридная, глобализация, история, капитализм, катастрофа, концепция, кризис, либералы, проект, рынок, советский, социология, управление, человек, экология, экономика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments