ss69100 (ss69100) wrote,
ss69100
ss69100

Category:

Сокрытие и фальсификация научной информации - угроза современной цивилизации

Еще в древнем мире знания скрывались от публики узким кругом посвященных: египетскими и греческими жрецами, индийскими брахманами, алхимическими школами.

Утаивание знаний продолжалось и в эпоху книгопечатания.

Ньютон, например, хранил в тайне свои алхимические опыты.

В последующем главными причинами сокрытия научной информации стали военные и коммерческие интересы.

Засекречивание - неизбежное зло для науки, однако оно носит временный характер и компенсируется вложением в науку дополнительных средств.

Открытие военных секретов нередко приводит к прорывам в науке и технике, что случилось в последние годы, например, с информатикой и водородной энергетикой. Раскрытие коммерческих тайн ликвидирует монополизм в производстве товаров и способствует развитию рынка.

Если же сокрытие и фальсификация научной информации осуществляются по собственной воле самими учеными, то это приводит к стагнации науки, напрасной трате трудовых и финансовых ресурсов, развитию тупиковых, а иногда и опасных направлений исследований.

Наиболее драматичные в истории науки события, связанные со сокрытием и фальсификацией знаний, произошли в начале XX века и привели к революции в физике и естествознании.

Начало перевороту положила публикация в 1905 г. статей начинающего физика А. Эйнштейна о световых квантах и специальной теории относительности (СТО).

Благодаря прессе об Эйнштейне и его работах вскоре заговорил весь мир. Мощная пропаганда и простота постулатов - лозунгов революции предрешили ее быструю победу.

Отбросив в сторону труды классиков, физика стала продвигаться вперед семимильными шагами, и уже к началу 40-х годов ХХ века ее структура практически сложилась.

Затем основы новой физики законсервировались на долгие десятилетия, и авторы учебников занимались главным образом переписыванием материала.

А о титанической работе Гука, Юнга, Лапласа, Пуассона, Гамильтона, Гаусса, Грина, Коши, Фарадея, Максвелла, Кельвина и многих других великих физиков и математиков в области гидромеханики эфира после канонизации СТО практически забыли.

Поразительно, но даже законы Ньютона и уравнения Максвелла в их авторском написании теперь не известны абсолютному большинству физиков!

Были искажены не только формы записи, но и их физическое содержание (см. книгу А.П. Смирнова и И.В. Прохорцева "Принцип Порядка"). Квантово-релятивистская революция - результат фальсификации классической науки и сокрытия экспериментальных данных

Принято считать, что новая физика, основанная на теории относительности и квантовых представлениях, распространила область действия физических законов на большие скорости и малые частицы.

Однако специалистам по квантовой теории хорошо известно, что в предельном случае больших размеров и масс частиц квантовая механика не переходит в классическую. Проблема соотношения квантовой и классической физики до сих пор не решена, хотя это редко афишируется в учебниках.

Оказывается, что и уравнения релятивистской электродинамики в предельном случае движения зарядов с малыми скоростями противоречат уравнениям классической электродинамики. В 1883 г. британские физики Д. Фицджеральд и О. Хевисайд заменили полные производные в правых частях дифференциальных уравнений электродинамики Дж.К. Максвелла на частные.

Содержание же истинных уравнений Максвелла современным физикам неизвестно, поскольку после канонизации СТО они были изъяты не только из учебников физике, но и из книг по истории физики.

Причина для этого была очень веской: указанные уравнения галилей-инвариантны, что несовместимо со СТО. Проведенное упрощение позволило решить множество задач, однако оно годилось только для частного случая неподвижного эфира.

Тем не менее, Хевисайд применил новые уравнения для движущегося эфира, и уже в 1889 г. вывел практически все релятивистские соотношения, появившиеся позднее в работах Г. Лоренца, А. Пуанкаре и А. Эйнштейна.

О работах Хевисайда в учебниках также не пишется, поскольку они не вписываются в контекст истории создания СТО.

Кроме того, Фицджеральд и Хевисайд привели систему уравнений электродинамики к форме неоднородных волновых уравнений, не заметив, что новая система уравнений оказалась неэквивалентной старой. Категорически против таких преобразований выступил Кельвин, однако большинство физиков его не послушало.

Были проигнорированы даже появившиеся в новой электродинамике нарушения третьего закона Ньютона. Обо всем этом Эйнштейн и не мог подозревать, ибо не ознакомился с классическими работами британской школы электродинамики по причине незнания английского языка.

При создании СТО Эйнштейн руководствовался работами голландского физика Г. Лоренца и французского математика А. Пуанкаре. Настольной книгой Эйнштейна по электродинамике служила монография Лоренца "Опыт теории электрических и оптических явлений в движущихся телах", изданная на немецком языке в 1895 г.

Но Лоренц, как выяснилось, не знал о последних работах британских физиков. В частности, не предполагал, что пространственно-временные преобразования, впоследствии названные его именем, уже использовали Фицджеральд, Хевисайд и затем другой британский физик Дж. Лармор. Однако, в отличие от Эйнштейна, Лоренц все же прочитал "Трактат об электричестве и магнетизме" Максвелла во французском переводе.

Менее ясно, почему ошибки создателей классической электродинамики не заметил ведущий математик того времени Пуанкаре, чьи работы содержали весь математический аппарат СТО, оказавшийся даже избыточным для Эйнштейна.

Пуанкаре критически отзывался об электродинамике Максвелла, основанной на сложных гидромеханических аналогиях. Как математик, Пуанкаре ценил ясность, логичность и возможность строгого математического рассмотрения физических задач.

Повидимому, поэтому он просто принял как должное те преобразования, которые провели в электродинамике Фицджеральд и Хевисайд, а вслед за ними немецкий физик Г. Герц.

Об эйнштейновской же теории Пуанкаре сказал, что на основе лишь двух постулатов Эйнштейна вывести преобразования Лоренца невозможно (у Пуанкаре было три постулата). Слова Пуанкаре подтвердились: Эйнштейн так и не смог вывести эти преобразования, а предложенные другими учеными выводы оказались математически некорректными.

Иными словами, СТО вообще нельзя считать физической теорией!

Еще один удивительный вывод, который следует из уравнений Максвелла в их обычной современной записи (которую называют формой Герца-Хевисайда) - то, что они предполагают бесконечно большую скорость передачи кулоновского и магнитного взаимодействий. Такой же вывод справедлив и для истинных уравнений Максвелла.

Реально это означает, что кулоновская и магнитная силы передаются в пространстве гораздо быстрее электромагнитной волны. Представление о том, что кулоновское и магнитное взаимодействия передаются в вакууме со скоростью света, следует из уравнений Максвелла в волновой форме. Но обычная и волновая формы не эквивалентны!

Опыт показывает, что скорость передачи кулоновского и магнитного взаимодействий действительно значительно выше световой.

Если бы современные физики познакомились с классическими теориями эфира, их такой вывод не удивил: сила передается со скоростью продольного звука в эфире, а электромагнитная волна распространяется со скоростью поперечной волны изгибов и поворотов вихревой трубки.

Таким образом, СТО, объявившая скорость света предельной, противоречит как уравнениям Максвелла, так и опытам. Получается, что известные из курсов физики рассуждения Эйнштейна о синхронизации часов, одновременности событий, взаимосвязи пространства и времени и т.д. - не более чем фантазии.

Ошибочным оказывается и представление СТО об образовании электрическим и магнитным полями единого электромагнитного поля. К сожалению, физическое сообщество на долгие десятилетия оказалось дезинформированным об опытах по проверке СТО.

В действительности опытов, ее подтверждающих, нет!

Чтобы не вызвать недоумения у читателя, знакомого с физикой по школьным и вузовским учебникам, поясним, о чем идет речь.

Но прежде приведем высказывание из книги "Оптика движущихся тел" У.И. Франкфурта и А.М. Франка: "Сомневаться сегодня в справедливости СТО - все равно что сомневаться в существовании ядерной энергии после длительной работы атомных электростанций или в реальности ускорителей элементарных частиц…".

Большинство физиков легко подпишется под этими словами, хотя в них искажаются факты, ставшие историей физики. Дело в том, что работа атомных электростанций и ускорителей подтверждает лишь известные задолго до создания СТО соотношения между энергией, массой и импульсом, а также представления Фицджеральда, Хевисайда, Лоренца и других физиков о продольном сжатии быстро движущихся частиц и замедлении темпа протекающих в них процессов. А вот опытов, противоречащих СТО, огромное количество.

Среди них - элементарные электротехнические опыты, поставленные еще Фарадеем (равномерное движение магнитов, вопреки СТО, не приводит к появлению в неподвижной системе отсчета электрического поля).

Только вот работы Фарадея современные физики не знают. Что же касается ускорителей, то фазировка электронов в сгустки до 1010 частиц в сфере с радиусом 1 мкм и практическая независимость характеристик синхротронного излучения от диаметра ускорителя опровергают представления СТО. После прихода к власти нацистов теория относительности в Германии была запрещена.

Оставшиеся там физики, в большинстве своем "антирелятивисты" по убеждению, а не по команде сверху, проводили эксперименты на ускорителях и успешно работали над созданием атомной бомбы. Они вполне могли создать ядерное оружие до падения гитлеровского режима, но затянули работы.

Известен о тот факт, что немецкие "антирелятивисты" через тайные каналы передавали информацию об атомном оружии своим бывшим соотечественникам в США, ставшим правоверными "релятивистами".

Следует отметить также, что запрет теории относительности никак не повлиял на технический прогресс нацистской Германии, в которой выпускались лучшие в мире автомобили, корабли, самолеты, радиоприемники, магнитофоны и даже были налажены регулярные телепередачи.

Эйнштейн же постулировал отсутствие эфира как мировой среды.

Однако в экспериментах 1905-1925 гг. Д.К. Миллеру удалось не только измерить скорость эфирного ветра и его галактическое направление, но и показать, что скорость ветра растет с высотой над уровнем моря.

Кроме того, Миллер установил, что эфирный ветер отсутствует в условиях экранировки измерительного прибора металлическим корпусом или стенами помещения. Работы Миллера обсуждались на специальной конференции в 1927 г.

Сторонники СТО апеллировали к работам Р.Дж. Кеннеди, получившего нулевой результат. Доводы Миллера о том, что эксперименты Кеннеди проводились в условиях экранировки ветра корпусом прибора и не могли дать положительного результата, ими не были приняты в расчет.

В 1929 г. А. Майкельсон и сотрудники в серии новых опытов в целом подтвердили результаты Миллера. Однако об этих опытах в монографиях и учебниках не упоминается, а вот об экспериментах Кеннеди и более поздних лазерных измерениях эфирного ветра (которые соответствуют не только СТО, но и эфирным теориям) рассказывается довольно подробно.

В 1998 г. украинскому радиофизику Ю.М. Галаеву с помощью радиоинтерферометров удалось подтвердить правильность результатов Миллера и Майкельсона.

В другой своей знаменитой статье 1905 г. Эйнштейн высказал гипотезу о световых квантах. По его представлениям, атом излучает иглообразные цуги волн, воспринимаемые веществом как частицы света - фотоны.

Однако вскоре венгерский физик П. Зелени экспериментально показал, что атом излучает обычные сферические электромагнитные волны, и Эйнштейн был вынужден с этим согласиться. В конце жизни он признался, что за полвека раздумий не продвинулся в понимании вопроса о природе фотона ни на шаг.

Тем не менее, все трудности, возникшие в начале ХХ века, теперь успешно преодолены с помощью классических методов. Например, ранее считалось, что равномерно вращающийся вокруг ядра электрон согласно классической электродинамике должен излучать и в результате быстро упасть на ядро. Это служило препятствием на пути создания классической модели атома.

Если же корректно решить указанную задачу с использованием уравнений Максвелла в форме Герца - Хевисайда, а не в волновой форме, то получится, что электрон не излучает, и атом устойчив.

Любопытно, но для того, чтобы прийти к этому выводу, можно было и не решать уравнений Максвелла, а всего лишь правильно применить третий закон Ньютона!

К сожалению, нарушения законов сохранения настолько глубоко проникли в электродинамику и всю современную физику, что их уже давно перестали замечать. Получили также классическое объяснение опыт Боте, эффект Комптона, тормозное рентгеновское излучение и другие экспериментальные факты, допускавшие ранее лишь квантовую трактовку.

Малоизвестно, что один из создателей квантовой механики Э. Шрёдингер руководствовался классическими представлениями о движении электрона, под квадратом модуля волновой функции понимал нормированную плотность заряда электронного облака и был убежден, что классическая электродинамика остается справедливой и внутри атома.

Шрёдингеровская концепция квантовой механики длительное время оказалась невостребованной. Несколько лет назад благодаря работам американского теоретика А. Барута с сотрудниками концепция Шрёдингера была полностью подтверждена.

Более того, было показано, что из этой концепции с использованием лишь уравнения Шрёдингера и классической электродинамики с релятивистскими поправками (которые, к слову сказать, были известны задолго до создания СТО) можно строго получить основные результаты квантовой электродинамики, ранее достигаемые только с помощью математически некорректных и логически необоснованных процедур перенормировки и вторичного квантования.

Эйнштейн, как известно, выступал против вероятностной интерпретации квантовой механики и занимал позицию, близкую к шрёдингеровской. Быстрая победа сторонников вероятностной интерпретации во главе с Н. Бором над Шрёдингером и Эйнштейном объяснялась не столько досадными промахами последних, сколько тем, что физическая элита уже привыкла мыслить вероятностными категориями.

К тому времени были основательно забыты споры вокруг статистических теорий Л. Больцмана и У. Гиббса. А между тем одно из основных положений статистической механики об эргодичности систем так и осталось гипотезой.

Напомним читателю, что эргодичной называют систему, в которой усреднение физической величины по пространству приводит к тому же результату, что и усреднение по времени.

К началу 90-х годов ХХ века в результате проведения критического анализа математического содержания статистической механики, а также численных экспериментов на мощных компьютерах, стало ясно, что эргодичными могут быть лишь гипотетические системы невзаимодействующих частиц.

Взаимодействие между частицами (например, кулоновское или вандерваальсовое) приводит к потере эргодичности. Так что реальные системы взаимодействующих частиц не являются эргодичными, и к ним следует применять не статистические, а динамические методы описания.

Становление новой физики

В начале ХХ века ведущие позиции в физике занимали две научные школы - британская и немецкая, причем финансовое положение немецкой школы было лучше. Эйнштейн отмечал, что немецкие физики финансировались откровенными милитаристами.

Обе школы, да и большинство физиков старшего и среднего поколения отнеслись к СТО отрицательно. Об этом свидетельствовала и позиция Нобелевского комитета, отказавшегося присуждать Эйнштейну премию за создание СТО.

Однако массированная пропаганда работ Эйнштейна действовала на молодые умы гораздо эффективнее, чем критика со стороны специалистов, которую мало кто слышал.

О масштабах этой пропагандистской кампании можно судить хотя бы из факта, что уже первая статья по СТО никому не известного патентоведа из Берна сразу же после опубликования в 1905 г. периферийным немецким научным журналом была полностью передана трансатлантическим телеграфом в газету "Нью-Йорк Таймс".

Последующие многочисленные публикации в мировой прессе о гениальном физике и его теории также носили явно заказной характер.

До сих пор тема об источнике финансирования и организаторах этой кампании остается запретной для историков науки.

Важно отметить, что молодым ученым было гораздо легче разобраться в положениях новой физики, основанной на простых постулатах, нежели в сложных построениях Максвелла, Кельвина, Дж.Томсона, Лоренца и других разработчиков эфирных теорий.

На Лоренца, Майкельсона и других видных противников СТО оказывалось давление со стороны финансовых организаторов релятивистской революции (об их методах работы рассказано в очерке известного советского физика В.К.Фредерикса "Гендрик Антон Лоренц", а также в книге Л.П.Фоминского "Чудо падения").

По странному стечению обстоятельств, в разгар дискуссий о теории относительности из жизни внезапно в расцвете сил уходили основные оппоненты и конкуренты Эйнштейна - А. Пуанкаре, Г. Минковский, В. Ритц, М. Абрагам, Ф. Газенорль, Г. Нордстрем, А. Фридман, К. Шварцшильд.

Все же надо отметить, что у СТО нашлись весьма авторитетные защитники среди физиков среднего поколения. Немецкий физик М. Планк, известный своими работами по термодинамике и музыкальной акустике, в 1900 г. ввел понятие кванта действия, что позволило ему сконструировать удачную формулу для распределения энергии в спектре черного тела. Но его рассуждения казались современникам неубедительными, и на них не обращали внимания.

В 1905 г. Эйнштейн распространил идею о кванте действия на процесс излучения. Планка это настолько воодушевило, что он поддержал все нововведения Эйнштейна.

Английский физик Лармор длительное время разрабатывал вопросы гидромеханики эфира, но за основу взял не уравнения Максвелла, а то, что получили из них Фицджеральд и Хевисайд.

Столкнувшись с серьезными противоречиями, Лармор бросил свои эфирные исследования, заявив, что эфир - среда нематериальная. Неудивительно, что Лармор положительно воспринял СТО и даже как член палаты Общин стал ее пропагандировать с трибуны парламента.

Немецкий математик А. Зоммерфельд, по воле случая занявшийся физикой, ориентировался на работы Лармора и также поддержал СТО. Лармор и Зоммерфельд благодаря большому преподавательскому опыту создали очень качественные учебники, впоследствии послужившие основой для многих курсов физики (в т.ч. популярного в России курса Ландау и Лившица).

Таким образом, последующие поколения физиков стали воспитываться на искаженных представлениях электродинамики и безоглядной вере в постулаты теории относительности.

Мы уже отметили, что с экспериментальными подтверждениями СТО дело обстояло совсем не так, как теперь пишут в учебниках.

Физиков-экспериментаторов раздражали тенденциозный выбор экспериментов и вольная трактовка их результатов теоретиками.

Майкельсон сожалел, что его ранние эксперименты породили такое чудовище, как СТО. Миллер, ученик Майкельсона и Саньяк, поставивший опыты с вращающимся интерферометром, считали свои результаты безусловным свидетельством существования эфира.

Айвс и Стилуэлл, изучавшие поперечный эффект Доплера, полагали, что подтвердили электронную теорию Лоренца, а не СТО.

Крупнейший экспериментатор первой трети ХХ века Э. Резерфорд называл теорию Эйнштейна чепухой.

Гений электротехники Н. Тесла заявлял, что считать ее физической теорией могут только наивные люди.

Положение с экспериментальными подтверждениями общей теории относительности (ОТО) было не лучше. Например, классический расчет угла отклонения света у диска Солнца, сделанный Й. Зольднером еще в 1801 г., приводил к результату, совпадающему с эйнштейновским.

Расчет сдвига перигелия Меркурия по Эйнштейну имел характер подтасовки: результат ОТО использовался совместно с классической небесной механикой, в которой скорость распространения гравитационного взаимодействия принималась бесконечно большой.

Измеренное значительно позже смещение спектральных линий в гравитационном поле можно было рассматривать не как следствие ОТО, а как результат работы силы тяжести над фотоном.

В 1929 г. американский астроном Э. Хаббл установил, что красное смещение спектральных линий галактик пропорционально расстоянию до них. Сторонники теории относительности сразу же объявили этот факт блестящим подтверждением вывода ОТО о расширении Вселенной. Мнение самого Хаббла было проигнорировано.

Между тем Хаббл на основании множества наблюдений убедительно показал, что красное смещение не может иметь доплеровскую природу, Вселенная не расширяется, и никакого Большого взрыва не было.

Интересно, что термин "Большой взрыв" предложил также противник теории расширяющейся Вселенной английский астрофизик Ф. Хойл, причем своим термином он хотел подчеркнуть вздорность этой теории.

После прихода к власти Гитлера в 1933 г. многие ведущие немецкие физики эмигрировали в основном в США и быстро заняли ведущие позиции в университетах и исследовательских центрах.

Для них выступление с критикой теории относительности или представлений о квантах было равносильно поддержке Гитлера. С тех пор тайна о великой физической революции строго сохраняется мировой физической элитой, причем абсолютное большинство физиков последующих поколений даже не догадывается об ее существовании...


***


Источник.

Tags: Германия, ОТО, Эйнштейн, история, космос, наука, пропаганда, теория, фальсификация, физика, цивилизация, эфир
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment