ss69100 (ss69100) wrote,
ss69100
ss69100

Categories:

Плотины, водяные мельницы и древняя кузница на речке Соньге (окрестности г. Ярославля)

Предисловие

Недавно я получил письмо с фотографиями: "Уважаемый Александр Владимирович, здравствуйте. Пишет Вам ваш земляк из Ярославля Сосин Александр. С удовольствием прочитал статью в интернете про энергетику малых рек, и на основании ее у меня к вам появились вопросы.

В окрестностях Ярославля на маленькой речке Соньга притоке реки Ить нашел очень много (около 20) вот таких плотин, как на фото, в основном с расстоянием между ними по течению речки в 200–300 м.

А в одном месте речка обходит полукругом небольшой холм, который находится в пойме речки. Холм состоит из мелких и средней величины окатанных камешков. Интересно знать Ваше мнение о этом, что это может быть. Место это всего в 20 км. от г. Ярославля, но сейчас абсолютно безлюдное и труднопроходимое.

На спутниковых снимках хорошо видны и плотины и сам холм, который старожилы этих мест почему-то называют "Поющий Холм", но почему – не знают.

С уважением, Александр".

Наша переписка продолжилась. Я предложил А. Сосину написать об этом страничку в интернет.

Он откликнулся на мое предложение: "Привет Вам с исторической родины. После похода спешу поделиться находками и, конечно, выслушать Ваше мнение. По-моему, Вы оказались правы, наши предки по малым рекам, которые можно назвать ручьями, и лодки водили, и мельницы ставили, может, и языческие ритуалы справляли.

В первом письме присылаю карты. На спутниковом снимке места пронумерованы, далее под этими номерами буду прилагать фото, с пояснениями".

Географическое положение района исследований

Положение района исследования на картах разного масштаба. На карте справа район исследований назван "Поющий холм".

Письма меня очень заинтересовали, так как совсем недавно я разместил в интернете свою работу "Энергетика древней Руси", в которой отдельная глава была посвящена использованию нашими предками энергии малых рек.

Материал А. Сосина был, по сути, продолжением этой главы. Оказывается, даже совсем маленькие речки – почти ручьи – использовались в древности для устройства водяных мельниц.

Мне было вдвое приятнее и интереснее знакомиться с этим материалом, так как район р. Ить – это родина моего отца Воронина Владимира Кузьмича, который родился в селе Исаково, а вырос в деревне Тимоханово в 4 км выше устья речки Соньга.

Положение района исследований на карте показано черным квадратом.

На картах показано место района исследований.

В детстве и в юности я раза четыре бывал в Тимоханове – навещал бабушку, Воронину Олимпиаду Савастьяновну, купался и удил рыбу в Ити и ходил по грибы в лес на берегу этой реки с очень странным древним названием. Ведь когда-то в древности этак примерно 2–3 тыс. лет назад река Волга называлась рекой Итиль. Вот Итиль сменила свое имя, а маленький ее приток Ить – сохранил. Если названия речек Ухра, Урдома – угрофинские, то названия Итиль, Ить, Обнора – более древние, по всей вероятности, еще арийские.

Деревня Тимоханово на космоснимке. Дома моей бабушки уже не существует, а вот дом дяди Алексея Кузьмича еще жив.

Река Ить в нижнем течении.

Ить – это левый приток Волги, берущий свое начало на юго-восточном склоне Даниловской возвышенности и впадающий в Волгу у села Устье.

Длина реки 68 км, площадь водосбора 738 кв. км. Ширина русла от 5 до 25 м, глубина от 0,2–1,5 м в среднем течении, а в нижнем течении, соответственно – 60 м и 2,5 м. Для этой реки характерно большое развитие подковообразных излучин, радиус которых достигает 300–400 м, в одной такой излучине стоит деревня Тимоханово.

На реке Ить прежде стояло множество водяных мельниц, река использовалась и для сплава древесины.

Вдоль высокого борта долины по правому берегу Ити сохранились посадки вяза, дуба, и липы, которые в сочетании с разнотравными лугами высокой поймы создают чрезвычайно живописный вид. В весеннее время река используется туристами-водниками для спортивного сплава. (Использована информация с сайта: http://www.yaroslavskiy-kray.com/518/reka-it.html)

Крупнейшие притоки Ити: Белый (слева), Холопка (слева), Вокшерка (слева, 40 км от устья), Тоймина (слева, 38 км), Митька (справа, 36 км), Рога (слева, 34 км), Когаша (слева, 26 км), Рождественка (справа), Кондра (слева, 14,2 км), Соньга (слева, 14 км). Видно, что кроме названий, имеющих смысл на русском языке, здесь много названий явно более древних, нерусских.

Населённые пункты у реки: Антонково, Никитино, Рыжиково, Осташево, Малахово, Самсоново, Крохино, Зайки, Агеево, Красново, Власово, Починок, Дор, Дубовики, Курманово, Князево, Коломино, Гуреево, Дор, Обухово, Олехово, Борисово, Тимоханово, Суглобино, Тарантаево, Кувшинцево, Ишманово, Аксенцево, Поповское, Спас, Дмитриевское, Павловское, Нестерово, Филисово, Дудинское, Филатово, Ватолино, Красное, Софино, Устье. Практически все названия русские – имеют смысловое значение на русском языке.

Когда я сообщил Александру о том, что мои предки по отцу из этих мест, то он написал мне: "Обязательно навещу эти места, старожил деревни Павловское (напротив Шелепино, где я живу) Виктор Андреев, который помогает мне в походах, обещал показать дорогу и провести к Тимоханово и Исаково (сейчас дорог старых уже нет, все заросло, приходится искать обходные маршруты).

Передадим от Вас привет и поклон этим местам. К сожалению, старожилов в этих местах уже никого не осталось, везде дачи, но пытаться что-то или о ком-то узнать всегда можно. Так что обращайтесь".

На космоснимке показаны места конкретных наблюдений А. Сосина на речке Соньга. В верхнем левом углу видна река Ить.

Под номером 1 бобровая плотина, она поднимает воду на высоту около метра и и образует плесо длиной около 500 м, в коне которого глубина воды снижается до 20 см. Номером 2 (пунктиром) обозначена старая дорога, которая сейчас уже сильно заросла лесом и стала непроходима для езды.

Речка Соньга (старинное название Сонгоба) близ своего устья. Через 20 м она впадает в реку Ить.

Длина Соньги 33 км, площадь водосборного бассейна 103 кв. км. Крупнейший приток Соньги – ручей Каменка впадает в нее справа.

Вода в Соньге этим летом (2013 г.) резко упала из-за засухи, хотя Соньга – речка родниковая. Снимки В. Андреева были сделаны в самое засушливое время.

Соньга речка.

Речка Соньга в незасушливое лето.

"Александр Владимирович, здравствуйте! Передаю привет с Вашей родины и не только от себя, но и других людей, которые, прочитав на вашем сайте ваши работы, согласились помочь мне в обследовании данного района для сбора информации. Может, потом и официальные лица заинтересуются. Большое спасибо за техническое просвещение в области водяных мельниц, это очень полезная информация для поисков".

Плотины на Соньге

Бобровая плотина поднимает воду в речке примерно на 1 метр. Сейчас на Соньге только бобровые плотины, но когда-то в древности практически вся вся она была зарегулирована плотинами водяных мельниц, А. Сосин насчитал их 5 штук, и на 5-й плотине нашел очень интересные камни.

Снимок бобровой плотины сделан, когда все колодцы в округе почти совсем пересохли, а вот эта плотина удерживает довольно глубокое водохранилище.

Здесь когда-то стояла плотина водяной мельницы.

Остатки этой мельничной плотины бобры приспособили под свою. В этом месте были найдены мельничные жернова. Сегодня бобровая плотина поднимает уровень воды в этом месте на полметра.

Часть плотины – той, что справа вверху, с камнем валуном. Обратите внимание на явно вытесанный из дикого камня блок, стоящий перед валуном. Интересно, какой каменотес и когда его вытесал?

Эти камни в русле речки – тоже остатки древней плотины.

Сами мельничные плотины были построены из бревен. Плотина представляла собой деревянную клеть, установленную поперек речки и забитую внутри камнем, чтобы клеть не унесло водой.

От водохранилища отводилась струя воды по деревянному желобу на мельничное колесо так, что само здание мельницы и жернов располагались на берегу.

Плесо, образованное плотиной из камней, которая и сейчас поднимает уровень воды на 60 см. Плесо имеет длину около 500 м.

Издалека камень, что слева, выглядит странно, под ним лежит плоский камень, явно сколотый с него. Похоже, что с этого большого камня была сколота не одна такая плита. Здесь явно работали каменотесы, возможно, еще в языческие времена.

Плита под громадным камнем тоже вытесана людьми. Да и сам камень обколот с боков, смотрите, какие у него острые грани. Моренные валуны в наших местах бывают сильно окатанные и таких острых граней не имеют.

А дождей этим летом не было с весны, и эти снимки подтверждают то, что каскады малых плотин – это барьеры, которые не выпускали воду из русла и сохраняли ее в русле речки даже в засуху. Не будь этих плотин, русло было бы уже сухим.

Слева – еще один обколотый камень с явными следами обработки человеком. А возле него в воде лежит плита, сколотая с этого камня древним каменотесом. Так что же он хотел сделать из этих плит и этого моренного валуна?

Судя по толщине плиты, это мог быть небольшой мельничный жернов. А большие на такой маленькой речке вряд ли могли бы вращаться. Фото А. Сосина.

Можно бесконечно восхищаться тому, как наши далекие предки могли мобилизовать ресурсы матушки природы, как рационально они ими пользовались.

На этом снимке хорошо видно, что плотины представляли собой каскад. Заканчивалось плесо, созданное одной плотиной, и здесь же начиналось другое плесо, стояла другая плотина.

Подъем воды плотинами был таким, что вода не выливалась из русла в пойму, и плодородные пойменные луга не затапливались, а плодородные пойменные почвы не изымались из сельского хозяйства.

Каменная плотина слева перегораживает русло речки, а вот протока справа – это бывший канал, по которому вода из водохранилища отводилась на мельничное колесо.

Остров между руслом и протокой (фото справа), вероятно, существовал и в древности. Может быть, это даже искусственный остров – земляная часть плотины. Если это так, то плотина поднимала воду в речке на 1,2–1,5 м, образуя приличное водохранилище.

Воды из этого водохранилища хватало на то, чтобы 3–4 семьи могли перемолоть весь выращенный урожай ржи, ячменя, овса. А возможно, здесь от водяного колеса был привод и для токарного станка.

Нет, не были наши далекие предки дикими людьми. Здесь занимались и добычей дикого камня, и каменотесными работами. Обработанные блоки и плиты могли сплавлять отсюда по Соньге и дальше по Ити до Волги, а там уже на баржах и больших судах могли везти в Ярославль и Романов (ныне Тутаев).

Еще одна плотина. Здесь две плотины идут одна за другой. Вероятно, на этой мельнице стояло два водяных колеса. Пройдя одно колесо, вода попадала на второе, расположенное чуть ниже первого.

И ведь не только гидроэнергию давали водохранилища. В них наверняка водилась рыба, возможно, ее в них даже разводили.

Плотины следуют одна за другой, и они до сих пор работают, поднимая уровень воды и сохраняя ее в Соньге даже в засуху.

Здесь тоже была плотина.

Слева от каменной плотинки стоит островок, заросший осокой, а за ним виден небольшой омут. Но деревянных колодцев или деревянных свай обнаружить не удалось. Может быть, неправильно искали, а может, время все скрыло – сгнили уже все бревна, а их остатки унесло в паводок.

Но до сих пор в речке можно встретить вытесанные из валунов каменные блоки. Возможно, когда-то их было больше, но люди унесли их для фундаментов своих домов или приспособили для других нужд.

Мельницы водяные на Соньге строили еще в языческие времена – более 1 тысячи лет назад, поэтому искать следы деревянных конструкций от плотин уже поздно. Об этих плотинах даже никто не помнит, и никаких преданий о них не сохранилось.

Но вот таких каменных плотин на Соньге и сегодня великое множество, правда, они все не очень высокие. Это то малое, что осталось от древних плотин.

Остатки еще одной плотины на Соньге. Такие остатки древних плотин обычно принимают за обычный перекат между омутами, который никто никогда не создавал.

Однако это далеко не всегда так. Десятки, а то и сотни поколений наших предков жили на этой земле и обустраивали ее для себя.

Менялись поколения людей, менялись этносы, и иная уже речь звучала над плесами, другим богам уже поклонялись люди, жившие по берегам Ити и Соньги, а плотины и водяные мельницы все продолжали работать.

Речка Соньга осенью.

Золотая осень на Соньге речке. Золото осени выстилает ее берега. Ушло знойное лето, уступив место мудрой осени. Воздух свеж и прохладен, осенние запахи идут от земли.

Подземные грибницы выпустили на дневную поверхность стайки своих детей – плодовых тел, которые до поры до времени прячут свои шляпки в опавшей листве до тех пор, пока не вызреют в них споры. Тогда плодовые тела вылезут из-под листвы, чтобы обратить на себя внимание зверей, насекомых и людей, приглашая их поучаствовать в распространении своих спор.

Действительно, не то, что мним мы – природа. Она "не слепок, не бездушный лик. В ней есть душа, в ней есть свобода, в ней есть любовь, в ней есть язык".

"Поющий Холм" в пойме речки Соньга

Про Поющий Холм рассказал А. Сосину В. Андреев. "К сожалению, этим "Поющим Холмом" археологи не очень заинтересовались, пояснив, что в пойме реки курганов быть не может, – пишет А. Сосин. – Хотя этот курган находится всего в 10 км от известных и изученных археологами Михайловских курганов. Они на правом берегу Волги как раз против устья Ити.

В 1954 г. Михайловские курганы были исследованы Е.И. Горюновой. Курганы датируются XI–XII вв. Еще 2 курганные группы расположены близ впадения р. Пекши в Волгу, против Харитоньевского поселка Ярославской обл., из них 9 курганных насыпей были раскопаны Е.И. Горюновой, датировавшей эти курганы также XI–XII вв.

Курганный могильник в 2,5 км к югу от села Михайловское Ярославской обл. за линией железной дороги, у Сухого ручья в настоящее время полностью разрушен (Станкевич, 1941). Есть курганный могильник у деревни Б. Тимерево в 7 км к ЮЗ от Ярославля. Известны также курганы у деревень: М. Темерево (7 насыпей) и Гончарово (12 насыпей) в Ярославской обл.

Курганы возле села Михайловское исследовались с конца XIX в. по 1961 г. Эти курганы содержали трупосожжения и трупоположения. В погребениях найдены лепная керамика, фибулы, мечи, копья, стрелы, арабские монеты и др. Михайловские курганы оставлены местным мерянским населением и пришлыми русами.

Имеются единичные захоронения дружинников и богатых женщин со скандинавскими фибулами и восточными бусами, но преобладают захоронения с бедным инвентарём (Станкевич, 1941; Ярославское поволжье X–XI,1963).

Помимо финно-угорского поселения Медвежий Угол, давшего начало городу Ярославлю, неподалёку от него в IX–X веках существовали и другие крупные поселения, о богатой материальной культуре которых дают представление многочисленные археологические комплексы в окрестностях Ярославля, в том числе и в бассейне Ити.

Черные копатели, действительно, были на "Поющем Холме" и немного покопались в нем". А. Сосин оставил для них в "Поющем Холме" письмо, и оно было прочитано, потому что отсутствовало при повторном посещении кургана. Больше курган пока никто не копал, но А. Сосин, по возможности, ходит туда и проверяет этот холм-курган.

"Поющий Холм" явно искусственного происхождения.

"Поющий Холм" состоит из мелкой, средней и крупной гальки.

Кто, когда и о чем пел на этом холме? Почему он имеет вытянутую форму и сложен из гальки и валунов. Почему так странно называется?

"Поющий Холм" в другом ракурсе. Видны следы двух раскопов.

.

"Поющий Холм". Видно, что это насыпь из камней.

"Поющий Холм" – это длинный курган в долине речки Соньги. Такие курганы обычно насыпали племена балтов, поклонявшиеся богу Криве. Но как балты кривичи попали на Волгу? Историки утверждают, что в здешних местах до прихода русов и славян жили племена угро-финского суперэтноса меря.

А может быть, это не славяне пришли на Волгу, а балты-кривичи, известные еще под названием колбяги? Фото слева – с портала Google Eаrth.

«Золотой век» Ярославля связан с развитием торговли с Беломорьем (Биармией) и Западной Европой через Архангельск. В XVII веке Ярославль превратился в крупнейший центр Московского государства – второй после Москвы. Пока Москва была занята литовско-польскими интервентами, Ярославль в течение полугода фактически выполнял столичные функции России. О «золотом веке» города напоминают многочисленные храмы того времени.

Насыпные курганы в Ярославской и Ивановской областях называют Волотовыми горами. Длина этх курганов (холмов) часто бывает около 50 м, высота до 3,5–4 м. Часто эти холмы бывают покрыты «оспинами» небольших кладоискательских ям.

Среди местного населения ходят легенды, что в 60-х годах прошлого века археологи обнаружили в этих холмах-курганах древнюю усыпальницу, но этот факт якобы скрыли. Про таинственные захоронения волотов до сих пор ходит немало слухов.

Вопрос о датировке длинных курганов в Поволжье более чем спорный, так как никто из археологов или историков специального исследования по этому вопросу не проводил. В 1965 г. Е.Н. Ерофеевой была издана брошюра «Археологические памятники Ивановской области», где автор писала, что среди местного населения курганы известны, как Волотова гора. Волотова гора у местных жителей считается «нечистым» местом, в древние времена здесь был ритуальный комплекс.

Когда-то на этом месте стояла деревня Мокошкино, так что комплекс может быть связан с языческим божества Макош.

Известны легенды о том, что под курганом в Ивановской области зарыт великан или богатырь Волот. Практически во всех близлежащих к курганам сёлах имеются предания о том, что по ночам на курганах временами горят язычки пламени.

Из курганов исходит якобы странный (дурной) запах, вероятно, выход какого-то газа поверхность. В этих местах людей охватывает непонятный страх и волнение. На курганах якобы не поют птицы и нет никакой живности. (Использована информация с сайта: http://volot-71.livejournal.com/3069.html).

Жернова и устройство водяных мельниц

Водяные мельницы издревле строились в наших местах. Это были довольно сложные механизмы, преобразующие потенциальную энергию воды водохранилищ в кинетическую энергию вращающихся колес и каменных жерновов.

Такие мельницы наши предкам не могли построить на крупных реках, перекрыть которые плотинами им было не подсилу, но они легко перекрывали мелкие речки и ручьи.

Водяная мельница на маленькой речке. Водохранилище находится за плотиной-мостиком. Из водохранилища вода на мельничное колесо поступает из нижней толщи водохранилища по специальному каналу.

Излишняя вода из водохранилища сбрасывается из его верхней части через специальный слив. Передаточные механизмы вращательного движения с водяного колеса передаются на жернов, который находится в здании.

Водяные мельницы на маленьких речках были не только источниками энергии, но и регуляторами стока, вместе с тем они были и декоративным элементом окультуренного ландшафта.

Эта схема водяной мельницы взята из работы Шарафиева Джаудата Ханифовича, ученика 11 класса Тюнтерской школы Балтасинского района Республики Татарстан

Джаудат Ханифович пишет: "... в нашей деревне в начале ХХ века работали две водяные мельницы с водяными колесами. Одна была совсем небольшая. Действовала на ручейке, за день на ней намалывали муки не более 2 мешков.

Мощность второй водяной мельницы была гораздо больше. Высота плотины второй мельница, по рассказам жителей, было порядка 4 метров". Сельские водяные мельницы различались размером, количеством и назначением жерновов. Размеры жернова в то же время должны были соответствовать мощности полученной от водяного колеса.

Для получения более мелкой муки поступление зерна в жернова должно было идти более малыми порциями, чем для крупы.

Но уже в 1970-е годы в стране почти не осталось водяных мельниц. (Использована информация с сайта: http://www.abaga2008.narod.ru/2012/1-jaudat.htm).

На речке Соньге рядом с плотинами было обнаружено несколько круглых гранитных камней с отверстиями посередине. Это – жернова, на которых когда-то перетиралось зерно на водяных мельницах.

Жернов водяной мельницы с Соньги.

Жернов водяной мельницы с Соньги.

Старожилы этих мест рассказывали А. Сосину, что в оставшихся жилых деревнях валялось много жерновов диаметром до полуметра, собранных в русле Соньги. Поэтому можно считать, что плотины на Соньге строили именно для водяных мельниц.

Жернов водяной мельницы с Соньги.

Жернов водяной мельницы с Соньги.

Жернова с Соньги довольно грубо обработанны. В ХVII–XVIII вв. на Руси использовались жернова с насечками, очень тщательно обработанные.

Скорее всего, соньгинские жернова были изготовлены местными мастерами из местных валунов, от которых сначала откалывали плиты, а потом их превращали в жернова. А. Сосин сообщил, что жернова на фото были расколоты уже в наше время при их перевозке с речки в деревню.

В эти углубления, что по краю центрального отверстия, вставлялись металлические штыри деревянной оси, которую и вращало водяное колесо. Штырями жернов крепился на бревне-оси и вращался вместе с осью.

Второй камень-жернов был закреплен и неподвижен, он находился под верхним камнем. Зерно попадало между нижним неподвижным камнем-жерновом и верхним подвижным и растиралось сначала в крупу, а потом в муку. Думаю, что мельницы на Соньге построили еще первые земледельцы, пришедшие в эти места.

Эту плиту – блок из дикого камня тоже привезли с Соньги. Вот такие плиты-блоки, наверное, изготавливали на Соньге древние каменотесы.

Такими плитами могли мостить площади перед дворцами, изготавливать фундаменты и стены домов и дворцов, а могли вытесывать и жернова.

Размеры жерновов с Соньги. Слева – верхний подвижный жернов, а справа нижний неподвижный.

А вот так выглядят мельничные жернова, изготовленные в более позднее время, чем жернова, найденные на речке Соньге. Но и они не работают уже почти 80 лет. Может быть, они дождутся новых хозяев, которые захотят возродить энергетику малых рек и построят на них каскады плотин с водяными мельницами.

От этого и речкам будет польза, и гидрология ландшафтов улучшится, и будет где рыбам жить и зимовать, да и водяные с русалками, глядишь, возвратятся на Русь.

Жернова водяной мельницы, изготовленные в XVII–XVIII вв.

Жернов мельницы, изготовленный в XVIII в.

Древняя кузница

Вместо заключения приведем несколько фотографий камней с района р. Ить. Эти камни А. Сосин обнаружил в 20 метрах от границы своего участка.

Стояли они по кругу в диаметре метров 8 и было их 11 штук, в центре уголь, зола и крица (это определили археологи, когда приехали). Но странно не это, а квадратные и прямоугольные углубления в камнях разного размера. Есть соблазн назвать это место культовым, а камни – жертвенными камнями.

Но вот в центре этого круга обнаружено кричное железо, выплавленное из местной болотной ркды. Скорее всего, здесь была кузня, но не простая, а такая, в которой могли не только ковать, но и плавить железо.

Глядя на эти камни, никак не подумаешь, что это инструменты древнего кузнеца-литейщика.

Похоже, что квадратные углубления – это формы, в которых отливали металлические заготовки. Потом их нагревали в горне и расковывали с помощью кувалды на ноковальне. А вот для чего служило плоское блюдцеобразное углубление справа?

Однако, как пишет А. Сосин, археологов этой находкой он поначалу не заинтересовал: они говорили, что валуны их не интересуют.

И наконец, только в этом году с помощью Светланы Чернецовой (она занимается культовыми камнями) дело сдвинулось, потому что на одном из камней видна якобы "стопа человека". В центре круга нашли чернолощеную керамику. Сказали, что в XVI–XVII вв. здесь была кузница. Но самое главное – предположили, что плоский камень с небольшой выемкой посередине – это камень-тёрочник. Он очень похож по составу на камень, из которого сделаны мельничные жернова.

Так что тогда все, что требовалось в жизни и в работе, люди делали на месте. Однако непонятно, для чего использовали углубления в камнях, и зачем в одном месте требовалось столько углублений. К тому же, углубления почему-то часто по два на одном камне – побольше и поменьше.

Снова два углубления правильной формы – большое и малое

На этом камне, кроме двух углублений, справа расположено блюдцеобразное углубление в форме следа от сапога. Дно этого углубления шероховатое. Это так называемый "терочный камень" – приспособление для шлифовки металлических изделий.


Скорее всего, камни, найденные А. Сосиным, использовались для отливки металлических заготовок, которые потом расковывались кузнецами. Мастера литейного дела использовали тогда разнообразные орудия производства, связанные с литьем и кузнечной обработкой металла: тигли и формы.

В отличие от плавильных сосудов литейные формы всегда привлекают внимание исследователей. Для их изготовления использовали глину, камень, металл. На территории Древней Руси использовались преимущественно каменные формы.

Например, с территории Латвии известны две массивные металлические изложницы XII–XIII вв. для отливки сырьевых продуктов – слитков.

Они найдены на городищах Межотне и Тервете. На формах иногда были вырезаны клейма, которые при отливке воспроизводились на слитках. Анализ древних литейных форм показал, что в них наряду с практически готовыми предметами, нуждающимися только в легкой завершающей обработке, отливали заготовки изделий и слитки.

Если в этих углублениях не делали отливки из расплавленного металла, то в них могли вставлять куски металла и использовать этот камень с вставленными кусками металла в качестве наковальни.

Если это древняя каменная наковальня, то зачем в одном месте столько наковален сосредоточено?

Не все углубления кубической формы и парные (по 2 на камне). Вот это имеет вытянутую форму и одиночное.

А это так называемый "терочный камень" без кубических углублений.

Приблизительно в 1200 г. до нашей эры наступил «Железный век» – человек научился плавить железо из руд. В замкнутом гончарном горне получают температуры 800–1000°С, и уже есть вероятность получения зерен чистого металла.

В сыродутной печи можно обеспечить температуру до 1100–1300°С и получить восстановленное железо.

Первым шагом в зарождающейся чёрной металлургии было получение железа путём восстановления его из окиси-руды. Руда перемешивалась с древесным углем и закладывалась в печь.

При высокой температуре углерод начинал соединяться не только с атмосферным кислородом, но и с тем, который был связан с атомами железа.

К сожалению, при этом зерна металла оказываются вкрапленными в губчатую массу окислов и шлаков (крицу). Остывшую крицу железа – комок пористого восстановленного железа с примесью большого количества шлаков – дробили, отбирали куски с металлом и проковывали.

Лишь в печах особой конструкции (с интенсивным наддувом) металл плавится и стекает в нижнюю часть горна, так что шлаки всплывают на нем. К сожалению, такая технология приводит к науглероживанию железа и получению чугуна, который не поддается кузнечной ковке.

Повсеместно различными народами был освоен процесс получения железа из «луговых» и «болотных» руд. Это сырье – рыхлые, пористые образования, состоящие главным образом из лимонита с примесью гидратов окиси железа, песка (глины) с фосфорной, гумусовой и кремневой кислотами.

Образуются такие руды подпочвенными водами с участием микроорганизмов в топях и на влажных лугах. Благодаря биологической составляющей это сырье постоянно возобновляется и для местных потребностей такой источник в начальный этап развития железного производства был «неисчерпаем».

Многие кузнецы покупали у плавильщиков готовый металл, который кузнецы могли плавить, заливать в форму, штамповать, волочить, гнуть, скручивать, ковать, чеканить, сваривать в единое изделие (кузнечная сварка) и т. д.

Все эти приемы, как и железная металлургия, были известны различным народам (балтским, фино-угорским и тюркским) Восточной Европы.

Самой первой формой организации производства железных изделий были кузнецы-любители – обычные крестьяне, которые в свободное от обработки земли время промышляли таким ремеслом.

Кузнец сам находил «руду» (ржавое болото или красный песок), сам выжигал уголь, сам выплавлял железо, сам ковал, сам обрабатывал. Инструментарий его состоял из мехов, каменных молота и наковальни и точильного камня. Железные орудия тогда производились с помощью каменных.

"Археологи наконец-то заинтересовались камнями: одни говорят – в эти углубления ставили наковальни и ковали гвозди (есть документальное подтверждение), другие считают, что камни просто приспособили к данному промыслу , так как наковальни можно вставлять и в дубовую колоду... в общем, мнений много, ну хоть заинтересовались, и ладно.

Теперь хочу привлечь их внимание к поющему холму и к плотинам...

Насчет гудрона внутри каменного углубления я обманулся, это перепревшая листва. А камень не белый, просто с одной стороны мокрый.... Наибольший интерес у археологов вызвал квадратный белый камень 25х25см с прямоугольной выемкой".

Заключение

Вот и закончилось наше путешествие в маленький уголок Ярославской земли. На примере речки Соньги и реки Ить мы смогли прикоснуться к истории нашей Родины, к ее далекому прошлому, могли убедиться в том, что наши предки многое умели и знали, что жили они в гармонии с Природой.

На речках и ручьях они строили каскады плотин, были кузнецами и каменотесами, умели накапливать и удерживать воду в речках и, в отличие от нас, не изымали из сельхозяйственного использования плодороднейшие пойменные земли.

Присмотритесь и вы внимательнее к холмам и перекатам на вашей речке, поищите камни со следами обработки, и мы уверены, что вы увидите не иссохшую историю учебника, а живую историю, частью которой вы являетесь.

Главное – не думайте, что далекие предки были какими-то недоразвитыми и дикими. У них не было машин и компьютеров, но у них было многое другое, чего у нас нет, но отчего жизнь человека становится наполненнее и интереснее.

Для нас знать и уметь – разные вещи. Мы можем многое знать, но мало уметь. А вот для предков наших знать и уметь означало примерно одно и то же.

Сосин Александр,
Галанин Александр

© 2013

***



Источник и авторство фотографий здесь.

Tags: Галанин, Русь, история, природа, технологии, язычество
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments