Top.Mail.Ru
? ?
мера1

ss69100


К чему стадам дары свободы...

Восстановление смыслов


Предыдущий пост Поделиться Пожаловаться Следующий пост
США - это дно человеческого падения, ч. 17.2
мера1
ss69100

...Наркотеррор, фронты «опиумной войны»

По данным ООН, в 2011 году афганские крестьяне заработали на выращивании опиумного мака более $1,4 млрд, что составляет около 9% ВВП Афганистана [394 - «США продолжат наводнять Россию и Европу афганским героином», сайт Накануне, ру, Институт Информационных Технологий, Екатеринбург.].

Между тем под рефрен «борьбы с наркотиками» США пытаются сформировать лояльные группы в силовых органах и подразделениях специального назначения в государствах Средней Азии, и одним из механизмов этого процесса служит Центральноазиатский региональный информационный координационный центр по борьбе с наркотиками (ЦАРИКЦ).

Такое мнение высказал эксперт Института внешнеполитических исследований и инициатив Георгий Бородин. [395 - Там же.]

США не в первый раз выступают с идеей ввода на территорию стран Центральной Азии своих сил специального назначения. Так, в сентябре 2009 года Пентагон заявил о планах размещения во всех пяти государствах региона мобильных подразделений спецназа с задачами охраны Северной сети поставок.

В августе 2010 года США заявили о намерении построить на территории стран региона несколько военных объектов.

В частности, Фонд по борьбе с наркотиками Центрального командования США планировал выделить свыше 40 млн долл. на создание военно-тренировочных центров в Оше (Кыргызстан) и Каратоге (Таджикистан), кинологического центра и вертолетного ангара под Алматой (Казахстан), а также обустройство пограничных КПП в Узбекистане, Туркменистане и Киргизии. Большинство этих объектов расположены в стратегически важных точках.



Туркменский КПП «Серахс», например, находится на границе с Ираном, а киргизский КПП - под Баткеном, в стратегически важной части Ферганской долины.

Внимание американцев к Южной Киргизии особенно примечательно. Слухи о том, что США стремятся создать на юге республики еще одну военную базу, ходят уже несколько лет. Южная Киргизия с точки зрения наркотрафика располагает крайне выгодным географическим положением. Через ее территорию проходит крупный канал поставок афганских наркотиков в Россию и Европу.

По одной из версий, именно наркомафия сыграла ключевую роль в провоцировании ожесточенных межэтнических столкновений в Ошской и Джалал-Абадской областях в июне 2010 года [396 - США под видом «борьбы с наркотиками» намерены прочно закрепиться в Средней Азии - эксперт 11.01.2012. Информационное агентство «PenzaNews».].

Приведу выдержки из статьи Георгия Бородина «Средняя Азия: плацдарм США в сердце Евразии? Средняя Азия рискует повторить трагическую судьбу Центральной Америки» [397 - Бородин Г. Средняя Азия: плацдарм США в сердце Евразии? Средняя Азия рискует повторить трагическую судьбу Центральной Америки. // Портал «Свободная пресса», 29.02.2012.]. Материал представляется мне весьма информативным и ценным:

«В Вене 16 февраля на министерской конференции Парижского пакта - крупнейшего международного форума по противодействию наркотрафику из Афганистана - Вашингтон проиграл серьезный бой: США не удалось провести заявление в поддержку Центральноазиатской антинаркотической инициативы (Central Asian Antidrug Initiative, CACI).

По задумке Вашингтона, зафиксировать поддержку вместе с ними должны были пять республик Средней Азии, Афганистан и Россия. Эту инициативу Госдеп США вместе с Управлением по борьбе с наркотиками (DEA) настойчиво проталкивали с июня прошлого года, регулярно объезжая государства региона с «презентациями».

В Вене они предприняли последнюю отчаянную попытку: по информации газеты «Коммерсант», «представители США отлавливали чиновников из Средней Азии в коридорах, приглашали их в специальные переговорные комнаты, а затем долго обрабатывали в формате один на один». Но среднеазиатские коллеги выдержали натиск: никто не подписался под декларацией.

Конечно, сдаваться Вашингтон не собирается. Все, что США сегодня делают в Средней Азии, они уже делали в Центральной Америке. Как говорил американский президент Трумэн: «В мире нет ничего нового, за исключением истории, которой вы не знаете».

«Тот, кто не учит историю, обречен ее повторять», - заканчивает мысль Джордж Сантаяна, американский философ испанского происхождения. Результаты действий США в Центральной Америке известны. Такие же результаты ожидают Среднюю Азию с временным шагом в несколько лет.

Точно так же, как и Центральная Америка, регион из небольших государств, Средняя Азия расположена на стыке двух материков, в качестве связывающего их моста/платформы. Центральная Америка обеспечивает важнейшую мировую водную артерию - Панамский канал; Средняя Азия дает важнейший континентальный коридор между Европой и Азией, обретающий все большую значимость по мере роста гигантского китайского рынка.

И там, и здесь - богатейшие природные ресурсы и месторождения редких металлов. Центральную и Латинскую Америку США официально определили своей «сферой влияния» еще в 1823 году посредством доктрины Монро; Средняя Азия стала «зоной стратегических интересов США» вскоре после распада СССР. Наконец, в обоих регионах имеется тот предлог, пользуясь которым в них можно энергично внедряться - наркотики.

США строят в Средней Азии военные базы, пограничные заставы, Национальные центры боевой подготовки, реконструируют учебные заведения МВД, обучают кадры силовых ведомств - и на местах, и на военных базах в США, создают системы межведомственной правительственной связи, центры обмена информацией, проводят массу других мероприятий военного характера.

США массово вербуют кадры в военных кругах, разведсообществе и в правительстве, формируя сеть, которая в нужный момент совершит государственный переворот и сбросит неугодного президента, как США делали это бессчетное количество раз по всему миру.

Финансированием СМИ теперь занимаются не только фонды и НПО, но и Пентагон: так сайт «Средняя Азия в Интернете», часть проекта «Трансрегиональная веб-инициатива», ведет подрядчик министерства обороны в рамках проекта на 120 миллионов долларов [398 - David Trilling Propagandastan // Foreign

Policy. November 22, 2011. Цит. по ст. Г. Бородина.]. При некотором сокращении общего военного бюджета США финансирование программ в Средней Азии на 2012 год было увеличено на 73,8%; программа Пентагона по борьбе с наркотиками получила 109,5 миллиона долларов.

Стратегическая цель США в Средней Азии на данном этапе - закрепить свое военно-политическое присутствие в регионе, сделать из него плацдарм в «сердце Евразии» (вашингтонский термин) для проецирования давления и военной силы на Россию, Китай, Иран и весь евразийский континент.

В геополитическом отношении США стремятся присоединить Среднюю Азию к Южной Азии - Афганистану, Пакистану и Индии: это раз и навсегда «оторвет» регион от России, не позволит Китаю получить доступ к сырьевой базе и перенаправит ресурсные потоки через Афганистан и Пакистан в Индию (как противовес Китаю), а также Японию и Южную Корею [399 - Central Asia and the transition In Afghanistan. A Majority staff Report, prepared for the use of the Committee on Foreign Relations, United States Senate. December 19, 2011.].

Американская модель действий по «борьбе с наркотиками» как «общей угрозой» заключается в следующем. США жестко склоняют к сотрудничеству стоящее у власти руководство страны; если те недостаточно старательны, их свергают и приводят к власти своих ставленников.

Руководство коррумпируют, позволяя разворовывать средства (номера их счетов известны - послужат для шантажа), и милитаризуют страну: непопулярный режим может держаться только на деньгах и силе.

Параллельно выстраивается силовой аппарат, включая эскадроны смерти, связанные с правительственной наркомафией - для физического истребления оппонентов, которых часто объявляют «наркодельцами» и «террористами». К исполнению полицейских функций привлекается армия и армейские спецподразделения.

Страна становится ареной сразу нескольких конфликтов: войны между наркоторговцами, войны силового аппарата против недовольных и, возможно, гражданской войны.

Следует взрывной рост насилия, который США использует как предлог для дальнейшего наращивания военной силы: необходимо устрашить население наркотиками и бесчинствами, чтобы оно безропотно приняло на своей территории вооруженные силы США в качестве «спасителей».

Судьба руководителей государств, ставших американскими вассалами, незавидна. Панамский диктатор Мануэль Норьега, выпускник скандально известной «Школы Америк», главной кузницы проамериканских диктаторов и эскадронов смерти Латинской и Центральной Америки, обслуживал интересы США на протяжении большей части своей карьеры [400 - Подробнее см. John Dinges Our Man in Panama: How General Noriega Used the United States - And Made Millions in Drags and Arms. Random House, 1990.].

Выполняя секретные поручения США, Норьега организовывал транзит наркотиков через территорию Панамы в поддержку никарагуанским контрас, действовавшим против правительства Даниэля Ортеги, размещал военные базы и контингенты войск США на территории своей страны и превратил Панаму в опорный пункт США в регионе.

Но когда диспозиция сил в Панаме и в Вашингтоне изменилась, в 1988 году Норьега был официально обвинен в США в вымогательстве, контрабанде наркотиков, отмывании денег и создании угрозы для жизни 35 000 американцев, проживавших в зоне Панамского канала.

В конце 1989 года президент Дж. Буш-старший выдвинул против Норьеги 20-тысячный американский контингент, который сам Норьега ранее согласился разместить на территории страны с целью ареста диктатора. В ходе бомбардировок панамских городов погибло более 3000 мирных жителей. Норьега был арестован и приговорен к 40 годам тюремного заключения.

Отбыв 17 лет в американской тюрьме, в 2007 году Норьега был экстрадирован во Францию, будучи заочно приговоренным к 10 годам лишения свободы за отмывание денег через французские банки и контрабанду наркотиков.

А в декабре 2011 года Норьега был экстрадирован на родину, где он заочно приговорен к 60 годам тюрьмы за вымогательство, похищение людей и убийство политических оппонентов.

Обслуживание американских интересов столь же опасно и для высшего и среднего руководства силовых органов: использованную агентуру Вашингтон сдает - если они еще до того не станут жертвами конкурентной борьбы наркобизнеса.

Рассмотрим действия США в Центральной Америке на примере Колумбии. В Колумбии подготовка полиции и местных военизированных отрядов началась еще в 1962 году, в рамках совместной программы ЦРУ и командования войск специального назначения США.

В 1970-е годы в военно-инженерном училище в Лос-Фреснос, штат Техас, были организованы курсы для служащих полиции из Колумбии и других латиноамериканских государств.

Один из надежных источников по политике США в Центральной Америке -признанный в мире эксперт по роли ЦРУ в наркоторговле Питер Дейл Скотт; его книга «Наркотики, нефть и война: Соединенные Штаты в Афганистане, Колумбии и Индокитае» [401 - Peter Dale Scott Drugs, Oil, and War: The United States in Afghanistan, Colombia, and Indochina // Rowman & Littlefield Publishers, 2003.] вышла на русском языке в апреле 2012-го.

П.Д. Скотт описывает, как в рамках разработанной ЦРУ программы «Методы обеспечения общественной безопасности» слушатели обучались предметам: «Идеологические концепции терроризма», «Устройства для совершения террористических актов», «Изготовление и принципы действия террористических устройств», «Изготовление детонаторов из подручных средств», «Средства физического устранения: варианты использования» [402 - Peter Dale Scott. Op.cit. P. 77.].

Позднее, в ходе слушаний в Конгрессе США, сотрудники программы признавали, что на указанных курсах слушателей обучали не столько способам разминирования, сколько минно-взрывному делу.

Так на службе аппарата госбезопасности Колумбии появился штат хорошо подготовленных «террористов-контрреволюционеров» для борьбы против Революционных вооруженных сил Колумбии (ФАРК) и других сил, несогласных с проамериканским режимом, продолжает П.Д. Скотт.

К их услугам впоследствии охотно прибегали американские корпорации, в особенности нефтедобывающие компании, и их колумбийские поставщики в борьбе против местных профсоюзов. Ультраправые вооруженные формирования, в частности «группы преследования и ликвидации» «Аутодефенсас», на счету которых жизни десятков тысяч людей, со временем превратились в настоящий бич для страны.

В 1986 году США включают незаконную наркоторговлю в число основных угроз национальной безопасности. В 1993-м Вашингтон форсирует создание «Центральноамериканской интеграционной системы» (Central American Integration System, SICA) - системы экономической, культурной и политической интеграции, с общим парламентом, судебным органом и планами перехода региона на доллар США.

В 2001 году президент Дж. Буш-младший включает в приоритеты США в Колумбии укрепление возможностей колумбийских вооруженных сил по охране нефтепроводов.

Крупнейшим механизмом по реализации интересов США в Колумбии стал «План Колумбия» [403 - Peter Dale Scott. Op.cit. P. 73-76.]. В 2000 году президент Клинтон

выделил на реализацию плана 1,3 миллиарда долларов. Изначально нацеленный на борьбу с наркотиками, план вскоре был переориентирован Вашингтоном на борьбу против повстанцев ФАРК, названных «террористической организацией».

Кроме того, отмечает П.Д. Скотт, «План Колумбия» служил прикрытием для финансовых потоков, направляемых на финансирование военно-транспортных компаний и «частных армий», таких как Dyn Corp и MPRI [404 - Peter Dale Scott. Op.cit. P. 74.].

Сегодня Колумбия - третий после Израиля и Египта получатель военной помощи США. За годы президентства проамериканского ультраправого лидера Альваро Урибе (2002-2010) Колумбия получила 6 миллиардов долларов, 80% которых направляется на военные цели.

В июле 2009-го Урибе подписал с США военный договор, согласно которому США получили на территории Колумбии 7 военных баз - 2 военно-воздушные, 2 военно-морские, 3 базы сухопутных войск. Договор обеспечивает доступ, использование и свободное передвижение между всеми базами.

Военный, гражданский, дипломатический персонал и подрядчики США, согласно договору, пользуются иммунитетом; персонал и объекты освобождены от всех таможенных выплат, тарифов, аренды, налогов и контроля [405 - James Suggett Colombia «Hands Over Its Sovereignty» to U.S. with Military Accord, Says Chavez // Venezuelanalysis.com. November 4, 2009.].

При этом Вашингтон заявляет, что речь не идет о военных базах: на американском пропагандистском новоязе это называется «объекты для обеспечения безопасности на основе сотрудничества», служащие борьбе с наркотиками и терроризмом.

Однако вчитаемся в документы Пентагона: например, база ВВС США Паланкеро (Palanquero), на реконструкцию которой Конгресс США в 2009 году выделил 43 миллиона долларов, призвана «дать возможность для ведения полного спектра операций во всей Южной Америке» [406 - U.S. Air Force Military Construction Program, 2010 fiscal year budget.].

Далее уточняется: база «также улучшит наши возможности по ведению разведки, наблюдения и рекогносцировки, повысит глобальный доступ, обеспечит требования по материально-техническому обеспечению, улучшит партнерские отношения, улучшит военное взаимодействие на ТВД и расширит возможности по ведению военных действий».

Договор о военных базах фактически лишает Колумбию суверенитета. Это было очевидно противникам проамериканского режима в Колумбии: Государственный совет и парламент страны выступили против подписания, а Конституционный суд признал договор противоречащим конституции.

Но Урибе изощренно обманул остальные ветви власти: он представил договор не как новое международное соглашение, требующее одобрение парламента, а как дополнение к существующему военному пакту с США от 1974 года - при этом одобрения законодателей не требуется, и для надежности выбрал момент, когда парламент был на каникулах [407 - Colombian court rules US bases deal is unconstitutional // The Telegraph. 18 August 2010.].

Военные базы в Колумбии, помимо закрепления контроля над страной, нужны США для проецирования силы на регион, где приоритетные мишени - непокорная Венесуэла и лагеря колумбийского сопротивления за пределами страны.

Урибе четко исполняет свои обязанности вашингтонской марионетки: в начале марта 2008 года он дал приказ атаковать лагерь ФАРК на территории Эквадора (!), в результате которого были убиты один из лидеров ФАРК колумбийский профсоюзный деятель Рауль Рейес и более 20 активистов [408 - Uribe confirms Wikileaks: he was prepared to cross into Venezuela territory // MercoPress. December 14, 2010.].

Обучение и вербовка кадров колумбийских спецслужб, полиции и армии сделала из них удаленный инструмент Вашингтона, служащий сохранению власти в руках вашингтонского ставленника. Основная спецслужба Колумбии Департамент административной безопасности (Departamento Administrativo de Seguridad, DAS) была оснащена Вашингтоном и находится на его содержании: США поставляют DAS компьютеры, записывающие устройства, видеокамеры, аппаратуру для перехвата мобильной связи, арендуют конспиративные квартиры и даже дают деньги на бензин [409 - Karen De Young, Claudia J. Duque US aid implicated in abuses of power in Colombia // The Washington Post. August 21, 2011.].

Летом 2009 года в Боготе разразился скандал: оказалось, что DAS на американские деньги занимался отнюдь не борьбой с наркотиками, а разработкой противников Урибе: согласно показаниям бывшего главы управления по анализу информации DAS Густаво Сьерры (Gustavo Sierra), приказов по борьбе с наркотиками службе «почти никогда не давали» [410 - Idem.].

Может быть, американцы не знали, что их финансирование шло на борьбу с оппонентами режима Урибе? Послом США в Колумбии с 2007 по 2010 год был Уильям Браунфилд - тот самый Браунфилд, который сегодня выкручивает руки чиновникам в Средней Азии. Под его руководством в посольстве с DAS работали представители восьми американских ведомств, включая ЦРУ, DEA, ФБР и Федеральную налоговую службу [411 - Idem.].

Бывшие руководители DAS - теперь подследственные - в своих показаниях объясняют, что регулярно получали ресурсы и указания от официальных лиц посольства США и информировали их о своей деятельности. «Мы были организованы через американское посольство», - говорит Уильям Ромеро (William Romero), ответственный за сеть информаторов DAS и внедрение агентов в Верховный суд Колумбии; как и большинство кадров DAS, находящихся сегодня под следствием, Ромеро прошел подготовку ЦРУ [412 -Idem.].

В конце концов, даже для Вашингтона DAS стала слишком компрометирующей, и 31 октября 2011 года служба была расформирована, а вместо нее появился новый незапятнанный Национальный директорат по разведке Колумбии.

В других государствах Центральной Америки дела обстоят ничуть не лучше. Даже Хилари Клинтон вынуждена признать, что число жертв в регионе сегодня превышает уровни гражданских войн [413 - William Booth Central America asks US for help with drag cartels // The Washington Post. June 23, 2011.].

Государственный переворот в Гондурасе, организованный Вашингтоном в 2009 году, еще шире распахнул страну для наркокартелей: если ранее страна служила только транзитом, то теперь там появились нарколаборатории [414 - Randal С. Archibold, Damien Cave Drag Wars Push Deeper Into Central America // The New York Times. March 23, 2011.].

По словам анонимного американского чиновника США, работающего в стране, «Гондурас - это вне всяких сомнений крупнейший в мире перевалочный пункт кокаина» [415 - Nick Miroff Grim toll as cocaine trade expands in Honduras // The Washington Post. December 27, 2011.].

Военное финансирование Гондураса увеличивается год от года, и на 2013 год администрация Обамы заложила двукратное увеличение - только на базу американских ВВС в Сото Кано Вашингтон потратит 50 миллионов долларов [416 - Honduras in Flames // The Nation. February 16, 2012.].

Американский журнал The Nation считает, что администрация «использует борьбу против наркоторговли как предлог для расширения военного присутствия и для прямого контроля над полицией Гондураса» [417 - Idem.].

С 2005-го по 2010-й число убийств в стране возросло более чем в два раза [418 - UNODC Global Study on Homicide 2011. P. 50.], и Гондурас вышел на трагическое первое место в мире по числу убийств - 82,1 на 100 000 жителей.

Райская страна Коста-Рика, прежде известная как главное направление для экологического туризма, теперь превратилась в склад наркотиков. В 2004 году костариканское правительство пошло на беспрецедентное увеличение сил безопасности: США построили новую полицейскую академию, национальный разведывательный центр, пункты осмотра грузов со сканирующим оборудованием на дорогах, а также наращивают регулярные вооруженные силы [419 - Nick MiroffFor Central Americas pura vida state, a drug war test // The Washington Post. December 29, 2011.].

С тех пор число убийств в Коста-Рике почти удвоилось - страна стала полигоном для столкновений конкурирующих наркокартелей.

Но самых грандиозных масштабов американская «война с наркотиками» достигла в Мексике: с 2007 по 2011 год число связанных с наркоторговлей убийств возросло в 5,5 раза, погибло, по разным подсчетам, от 45 000 до 60 000 человек [420 - William Booth After 5 years, Mexico's drug war still rages // The Washington Post. December 11, 2011.].

При этом преступления становятся все более жестокими: в 2010 году, согласно влиятельной мексиканской газете «Reforma», было обнаружено почти 600 обезглавленных тел в сравнении с 389 в предыдущем; число тел со следами пыток увеличилось до 1079; все чаще жертвами становятся женщины - более 900 [421 - William Booth In Mexico, 12,000 killed in drug violence in 2011 // The Washington Post. January 3, 2012.].

Согласно Christian Science Monitor, мексиканские психологи диагностируют у нации коллективный посттравматический синдром - результат насилия, постоянно разворачивающегося у людей перед глазами [422 - Sara Miller Llana Mexico drug war casualty: Citizenry suffers post-traumatic stress // The Christian Science Monitor. December 3, 2011.].

Методы работы Управления по борьбе с наркотиками США (DEA) в Центральной Америке вызывают серьезную озабоченность даже в США. Как пишет «Нью-Йорк Тайме», агенты DEA под видом банковских служащих выступают посредниками между колумбийскими поставщиками кокаина и мексиканскими наркоторговцами.

На вопрос, сколько денег было проведено в таких операциях, неназванный чиновник DEA ответил только: «Много» [423 - Ginger Thompson US Agents Launder Mexican Profits of Drag Cartels // New York Times. December 3, 2011.].

Есть ли какие-то позитивные уроки, которые дает Центральная Америка? Положительные новости в регионе поставляет одна страна - Венесуэла.

На протяжении последних 6 лет ООН признавало Венесуэлу свободной от посевов наркотических растений страной; согласно Всемирному докладу о наркотиках 2011 года Венесуэла стоит на третьем месте в мире по перехвату кокаина.

В 2005 году президент Чавес выставил из страны DEA за попытки внедрения в государственные разведслужбы и дестабилизации страны [424 - Ewan Robertson Venezuela Rejects «Aggressive» Accusations by US Official Brownfield on Drag Trafficking // Venezuelanalysis.com. November 12 2011.].

С того момента Венесуэла арестовала в 3 раза больше крупных наркоторговцев (более 60) и перехватила наркотиков на 10% больше, чем в 2002-2005 годах [425 - James Suggett Venezuela Deports Two Drag Kingpins, Calls US Drag Blacklist «Abusive and Interventionist» // Venezuelanalysis.com. 20 September 2010.].

С того же момента Вашингтон иначе как «провальными» результаты борьбы с наркотиками венесуэльского правительства не называет.

На пресс-конференции в штабе Южного командования США 8 ноября 2011 года Браунфилд в своем самодовольном стиле заявлял: «Мы наблюдаем взрывной, я повторяю, взрывной рост транзита запрещенных наркотиков из Венесуэлы на внешние рынки». Браунфилд, однако, заблуждается. Рост наркотрафика был взрывным, когда в 1990 году из Венесуэлы под видом контролируемой поставки ЦРУ в Майами прибыла, по крайней мере, одна тонна чистого кокаина [426 - Tim Weiner Anti-Drug Unit of C.I. A. Sent Ton of Cocaine to U.S. in 1990 // The New York Times. 20 November 1993.].

А также когда венесуэльский генерал Рамон Давила (Ramon Guillen Davila), по совместительству агент ЦРУ, с 1987 по 1991 год направил более 22 тонн кокаина со склада в Венесуэле, принадлежавшего ЦРУ; на суде в США генерал под присягой показал, что все операции были одобрены ЦРУ [427 - Russ Kick You are being lied to: the disinformation guide to media distortion, historical whitewashes and cultural myths. The Disinformation Company. 2001. P. 132.].

В чем цель обвинений Браунфилда? «Я думаю, что главная причина этого «взрывного роста транзита» - отсутствие сотрудничества со стороны ведомств Венесуэлы с международным сообществом в конфронтации и контроле оборота нелегальных наркотиков».

То есть от Венесуэлы требуются не результаты в борьбе с наркотиками, а «сотрудничество» с США. Венесуэльское правительство ответило: они построили «широчайшую сеть международного сотрудничества с государствами, которые действительно заинтересованы в борьбе с наркотиками, а не в дестабилизации нашей политической системы и контроле нашей политики безопасности». Чавес, называющий вещи своими именами, квалифицировал DEA «международным наркоторгующим картелем» [428 - Ewan Robertson Venezuela Rejects «Aggressive» Accusations by US Official Brownfield on Drug Trafficking // Venezuelanalysis.com. November 12, 2011.].

США уже достаточно продвинулись в реализации центральноамериканского сценария в государствах Средней Азии, в особенности в Таджикистане. Помимо многочисленных программ военного сотрудничества, построены механизмы для внедрения в силовые органы и сбора развединформации, в частности Центральноазиатский региональный информационный координационный центр по борьбе с наркотиками (ЦАРИКЦ), который курируют DEA и Госдеп США.

Следующим шагом призвана стать Центральноазиатская инициатива по борьбе с наркотиками (CACI), включающая создание «специально подобранных и проверенных подразделений». Роль интеграционного проекта играет «Новый», или «Современный шелковый путь» - гигантский комплекс политических, экономических и военных связей для окончательного и уже бесповоротного овладения регионом.

Главный аргумент Браунфилда для участия США в борьбе с наркотиками в Средней Азии состоит в том, что эти государства испытывают «недостаток координации и коммуникаций между их правоохранительными органами» [429 - Интервью Уильяма Браунфилда: «Афганский опиум для США не проблема - у нас другие поставщики зелья» // «Коммерсантъ-Online». 17 февраля 2012.].

Зачем для решения подобной проблемы нужны США - непонятно. В Афганистане, где США не только обеспечивают коммуникации, но и оккупируют страну контингентом в 140 тысяч войск, ни с наркопроизводством, ни с наркоторговлей они тем не менее не борются». //.. * * * ..//

В дополнение к материалам вышеприведенной статьи Георгия Бородина следует сказать еще и о том, что для более успешного «продвижения» наркобизнеса на территорию

России и СНГ американцы в 2005 году спровоцировали власти Таджикистана выдавить с таджико-афганской границы российских пограничников, которые охраняли эти рубежи, в результате чего граница оказалась легко доступна и наркокурьерам, и торговцам оружием, и экстремистам всех мастей.

Боевое дежурство на протяженной и сложной горной границе приняли таджикские военные силы, а поскольку за годы «независимости» произошла чудовищная деградация как системы образования и профессиональной подготовки кадров республики, так и материально-технической базы, охрана границы теперь оставляет желать лучшего, рубеж сделался «дырявым», на радость «воюющим» в США американским стратегам, которые, «заботясь» об афганских крестьянах, не спешат уничтожать наркоплантации.

Американцы, как было отмечено выше, сами хотят присутствовать в структурах пограничных служб и «контролировать» все процессы....

Чем оборачивается для нас этот «контроль» - красноречиво свидетельствует статистика наркодиспансеров России, количество пациентов которых растет день ото дня, причем в большинстве этих заведений уже нет мест, и чтоб попасть в них, нужно записываться на очередь, ждать месяцами.

А сколько наркоманов не учтено никакой статистикой, не может и не хочет попасть в реабилитационные центры и завязать с наркотической зависимостью? Их очень много, и увеличение их числа - одна из целей американской политики, направленной на «сдерживание России».

Нередко даже в статьях официальной американской прессы можно услышать ликующие, злорадные нотки, когда речь идет о сокращении населения России, о наркоманизации нашей страны, а уж вашингтонские политические деятели мечтают о деградации русской молодежи как о чем-то заманчивом, неимоверно хорошем и позитивном.

«Деятельность» американцев в Афганистане, помимо всего того, о чем свидетельствуют мнения экспертов, которые я приводил выше, направлена, на мой взгляд, еще и на то, чтоб создать в Центральной Азии долговременный «очаг инфекции».

Процитированные мной эксперты говорят в основном о желании американцев закрепиться в регионе, в том числе с помощью «фокусов», направленных на «борьбу с наркотиками».

Однако думается, что можно рассматривать два варианта их стратегии, первым из которых является подробно описанный Г. Бородиным «центральноамериканский» сценарий для Средней Азии, то есть расклад, при котором США сумеют-таки вгрызться, удержаться, создать «плацдарм» и сеть военных баз в регионе.

Второй же, нисколько не противореча первому, предполагает такое развитие событий, при котором американцам все же придется окончательно уйти из региона (в 2014 году или позже), но и в этом случае они хотели бы оставить после себя в Афганистане и прилегающих к нему обширных регионах такую ситуацию, которая практически не поддавалась бы «лечению», не могла быть изменена с помощью невоенных средств.

По всей видимости, американцы хотят создать очаг такой системы, которая еще долго могла бы «сдерживать» Россию, а заодно и Китай, ведь наркоманию, как любую другую тяжелую болезнь, легко запустить, а вывести, излечить ох как не просто.

Вашингтонские стратеги всеми силами провоцируют тотальный перевод экономики Афганистана на «наркорельсы», причем так, чтоб отказаться от этого «бизнеса» афганские крестьяне уже не могли, а «полевые командиры» и все прочие «покровители» и представители «новой администрации» (кем бы они ни оказались, хоть активистами Талибана, хоть какой-либо вновь возникшей силой) были бы слишком плотно вписаны в «наркоструктуру».

Такое развитие событий, уже вовсю осуществляющееся нынче, способно создать долговременную и очень тяжелую головную боль для России, провоцировать деградацию человеческого потенциала нашей страны, ее наркоманизацию.

Задачей максимум в центральноазиатском регионе является для США окончательное включение его пространств в свою «сферу влияния», но немалая часть американской «элиты» осознает, что весьма скоро все может закончиться, «пирамида» госдолга способна с треском обвалиться, экономика США способна преподнести «большой сюрприз» и всему миру, но и самим американцам, и вот тогда войска придется вывести не из одного лишь Афганистана, тогда наступит новая мизансцена истории.

И потому-то американцы, как гитлеровские солдаты во время Второй мировой, жгут деревни, отступая, стремятся нанести как можно больше урона, порушить привычный ход жизни в России и в Евразии вообще, окончательно вывести из равновесия общества этих стран, чтоб в случае ослабления «могущества» США и возможности американцев вмешиваться в дела других государств в мире не появилось новых лидеров, не охваченных тяжелыми «болезнями», то есть процессами, существенно ослабляющими потенциал этих стран.

Американцы создают систему «отравления» региона, которая, по их задумке, должна продолжать «функционировать» даже в том случае, если сами американцы прекратят «подогревать» процесс. Метастазы раковой опухоли «наркоочага» должны будут долго душить Россию и прочие регионы Евразии.

Если же «ограниченный контингент» американских войск останется в Афганистане, то можно прогнозировать еще более серьезное ухудшение ситуации и применение вашингтонскими стратегами еще более изощренных мер по «сдерживанию» России. Война против нас будет продолжаться самыми грязными средствами.

***


Из книги М. Акимова „Преступления США”.
.