ss69100 (ss69100) wrote,
ss69100
ss69100

Categories:

Россия в современном мире

«Живём мы в ужасно сложное время, в истории человечества таких периодов не было. Сейчас для судьбы страны, для судьбы мира решаются очень важные вещи, глобальные вопросы решаются… В будущей туманности нас ждут катаклизмы, поверьте… Рушится дом. Слышите, как трещат швы в нашем общем доме? Повторяю, никогда в истории, в мире не было такого исторически ответственного периода, как сейчас»

Л. Леонов. На встрече с писателями. 1976 г.
I

XXI в. открыл собой новое тысячелетие и, наверное, как всякий другой, заронил в душах людей веру в то, что опыт его преобразуется наконец в некое позитивное качество; когда, говоря устами чеховских героев, – «жизнь станет невыразимо прекрасней» и «мы увидим небо в алмазах»…

Однако иллюзии литературных персонажей – живых отображений вечно мечущихся между реальным и придуманным миром интеллигентов – не оправдали себя.

Прозревший после «великого октября» Максимилиан Волошин в ужасе писал о том, что духовные ценности и саму российскую быль «замызгали на грязных площадях», «распродали на улицах», идеалы заболтали в напыщенных и безжизненных «эстетиках», «пролузгали, пропили» и выплюнули на гноище общественной жизни.

Гноище это никуда не делось, не исчезло и «пропивание» России. Остался тяжким и груз нерешённых проблем.

Но и в остальном мире, сила, как и встарь, оставалась одним из главных способов решения спорных вопросов, которые множатся ввиду иллюзорности силы. И это естественно.


Закон причинно-следственной связи действует и будет действовать до тех пор, пока человек, реализуясь в рамках своей природы, остаётся собственно человеком. Однако ущербность благих намерений, коренясь в несовершенстве его природы, зависит не только от невозможности изменить её сущность.

«Ущербность» эта находит своё объяснение в малой осведомлённости о внутренних движущих силах человеческой натуры и неумении владеть лучшими её свойствами.

Именно поэтому некогда расковыренные неверной клюкой разума иллюзии «свободы», «равенства» и «братства» обернулись политическим беснованием. Так и должно было произойти. Лишённая моральных скреп, освобождённая сумма пороков всегда реализовывает себя в стремлении к свободе через устранение прежнего уклада и критериев нравственности.

Дефектные составляющие в своём историческом продолжении закономерно ведут к ещё большим погрешностям. Требование равенства перед законом – справедливое, но в реальности труднодостижимое – свелось к упрощению качеств и категорий в их высоком значении.

Это привело к прогрессирующей деформации наиболее «простых» из них и в конечном итоге обусловило диктатуру тотального равенства, через «разруху в голове» неизбежно ведущую к духовному и нравственному хаосу.

Ибо ум уравнивается с глупостью, талант с бездарностью, а доблесть, оказавшись беспризорной, разрушает этические пределы мужества и становится сродни беспределу. Яд видится лекарством, а болезнь воспринимается нормальным состоянием. Не имеющие аналога в живой природе, процессы отчуждения от эволюционной жизни размыли моральные критерии и нравственные мерила, ограничив бытие человека потребительскими интересами.

Некогда актуальные вопросы: свобода от чего? и свобода для чего? – позабылись. Путаница в мозгах стала нормой, а поводыри общества, сами плетясь на ощупь, возомнили себя ясновидцами. Общество не только загнало себя в клетку материализма, но и намертво приковало себя к ней. И то, что клеть эта, как и цепи, подчас невидимы, не должно никого обманывать.

Виртуальное могущество «цепей» таково, что не чувствовать их тяжесть могут лишь теряющие в себе человека. Именно это и происходит. Становится всё меньше оснований внешнюю цивилизацию считать, собственно, человеческой. Ибо из неё активно вычитается непосредственно людское – то, что отличает человека от животного, а именно, – духовные ценности.

Их место в «продвинутом» обществе занимает этика инновационно-массового культурного суррогата, а социальная обходительность лишь маскирует формы продуманного маркетинга. Некогда провозглашённая «свобода без берегов» на поверку оказалась рабством без берегов, что стало возможным вследствие подмены свободы – несвободой.

Из печатной краски перекочевав в Сеть, она всё активнее запутывает человека в своих тенетах.

Для уяснения механики этих процессов необходимо, заново взглянув на как будто хорошо известные события, понятия и категории, осмыслить их нравственным умом. Ибо выбор возможен лишь, когда руководствуешься ясными моральными критериями, в этом случае зная, что делать и куда идти.

Исследования мыслителей и политологов (из «старой школы» отмечу лишь И. Я. Данилевского, вскрывшего причины «этнокультурного» неприятия России Западом), а более всего политические реалии показали однотипность политики Запада, олицетворённого промышленно развитыми странами Европы и США.

Меняя формы идеологического и пропагандистского влияния, варьируя средства экономического и политического воздействия, эта политика в своей принципиальной направленности остаётся на удивление неизменной.

Мировой вклад России в науку и культуру по факту давно признан и оценён Западом, но степень и формы признания, оценка и пропорциональность этого вклада не выдерживают критики.

Создавшийся контраст духовных ценностей особенно режет глаз в эпоху техногенной цивилизации, в которой личность, как совокупность человеческих свойств, – становится нежелательной…

В целях «социальной безопасности» она нивелируется, отчего общество превращается в массу духовно малосвязных и обезличенных человеко-единиц. Таковой оказалась плата цивилизованного обывателя за приятие норм потребительского существования.

Но властными кланами индустриально развитых государств эти потери таковыми не считаются, ибо на повестку дня поставлено «спасительное» упразднение «исторического хаоса» в пользу искусственно создаваемой истории (Д. Оруэлл назвал это движением «от хаоса к новому миру»).

Пример «нового мировоззрения» показали США, изначально стремясь уйти от проблем, которыми изобиловала политически и культурно насыщенная жизнь Европы. Проще говоря, США сочли за благо отказаться от какого бы то ни было культурного своеобразия, традиций и национальности.

На основе золотомечтаний создав в умах потребителей «американскую мечту» и особенно не заморачивая мечтателей духовными потребностями, – идеи отцов-основателей США в этом смысле во многом перекликались с идеями Французской революции, начавшейся, что любопытно, в одно время с «американской» (1789).

Впрочем, создание потребительского рая для жителей Нового Света не было самоцелью. Цель колонизаторов Дикого Запада, явленных могущественными политическими и финансовыми кланами, состояла в том, чтобы создать давно лелеемое «исторически стабильное» общество, как образец для всего мира.

Стабильность, как и образец, достигнуты не были. Зато щедро разбрасываемые в Штатах зёрна беспочвенности не замедлили дать свои «дикие» ростки. Именно они в следующий исторический период повсеместно разрослись в пышные побеги, помпезно названные глобализацией.

Однако существо дела не было тайной для наиболее вдумчивых аналитиков как России, так и не дикого Запада.

Отечественные мыслители, среди которых в наши дни наиболее проницательными оказались философ А. С. Панарин и выдающийся логик А. А. Зиновьев, распознали на рабских плантациях глобализма (пасынка «дикого капитализма») элементы социал-дарвинизма, стадная сущность которого взращена была пороками «рыночного» американоцентризма.

Отмечая разницу и формы мировосприятий, они дали точные политические прогнозы обществу, исповедующему идеологию глобального потребления.

Александр Зиновьев писал в последние годы своей жизни: «Люди вторглись в механизм социальной эволюции человечества. Разрушительные последствия этого вторжения стали привычными буднями нашей жизни», – добавляя, что всё это сопровождается «колоссальной деградацией в менталитетном аспекте человечества».

В системе глобального подчинения мира наиболее сильным противником Западу виделась Россия, народы которой искони опирались подчас на принципиально иные духовные и мировоззренческие категории.

Потому ослабление или устранение её с политической арены, а «ещё лучше» из исторического бытия, по прежнему остаётся для «дикого» Запада приоритетным. В свете Глобального Проекта культурно-историческая миссия России с её системой духовных, государственных и социальных связей признаётся негодной, а потому недостойной существования.

Представляется бесспорным, что вслед за этим должно последовать изъятие из исторической жизни мира цивилизационной модели России. Вконец одичавшим западным «могильщикам» это видится важным потому, что Россия в своей духовно-исторической основе содержит некий «код» – всечеловеческую систему ценностей, способных объединить на нравственных приоритетах культурно развитые народы мира.

Именно Россия в своих «дочерних» ипостасях способна остановить беспредельное обездушивание, обезличивание и, по факту, обесчеловечивание некогда величественного homo sapiens. Тем более, что низложение человека заявляет о себе всё более интенсивно.

Как известно, СССР приказал долго жить ввиду издавна готовившейся и изощрённо проведённой политически и экономически диверсионной акции, под открытым «кодом» Перестройка.

Провозглашённая в интересах народа, на деле она обернулась против него. «Громадная территория, внушительная экономика, военная мощь и даже ядерное оружие, как показало недавнее унижение России, мало чего стоят само по себе, ибо материя без духа не способна творить историю», – говорит историк и политолог Н. Нарочницкая («Россия и русские в мировой истории»).

«Крах русского коммунизма – это капитуляция идеи перед реальностью», – подводит итог А. Зиновьев многоаспектной слабости «советского» бытия и управленческого состава СССР, в очередной раз предавшего народ.

О целях и средствах войны против России Зиновьев пишет: «Фундаментальной задачей Запада в борьбе с Россией было лишить её статуса производительной державы, превратить её в поставщика сырья для Запада (причём не только природного, но и человеческого сырья в виде проституток, программистов и т. и.), сделать производительную деятельность бессмысленной для русских, превратить самую жизнеспособную часть русских в торгашей, в прислугу, в развлекателей, в охранников, в мошенников и вообще в людей таких категорий, какие характерны для колониальных стран».

Говоря о профессионально проведённом развале СССР, Зиновьев уточняет: «То, что стало происходить в России, начиная с 1985 г., есть растянувшаяся во времени гибель России как целостного социального организма и гибель русского народа, проявившаяся в его деградации и вымирании».

Но, неумолимо продолжает философ: «Русская трагедия ещё не завершилась. Успешно осуществляется второй этап антирусского проекта. Впереди предстоит третий этап, пожалуй, самый страшный: он касается присутствия русских в истории человечества.

Сущность этого проекта – постепенно искажая и занижая вклад русских в историю человечества, в конце концов исключить из памяти человечества все следы пребывания их в истории вообще, сделать так, как будто никогда такого великого народа на Земле не было.


Это «вычёркивание» русских из истории уже практически делается. Причём делается педантично, планомерно, со стопроцентной уверенностью в том, что это делается на благо человечества».

Обозначив мысль, Зиновьев вновь возвращается к ней: «Подчёркиваю: вполне сознательно запланировано полное вычёркивание русских как особого великого народа в истории. Вся история человечества будет сфальсифицирована так, чтобы от нас и следа не осталось»! [8]

Эту идею одной фразой выразил Начальник внешней разведки СССР Л. В. Шебаршин: «Западу от России нужно одно – чтобы её не было».

Что и говорить, – мрачные перспективы…

Перестроечная «революция» оказалась гигантским мыльным пузырём, который, лопнув, ослепил своей ядовитой пеной подавляющее большинство людей, дезорганизовал, отравил ядами их сознание.

В результате либерально-демократических «реформ» были разрушены армия и флот. Та же участь постигла и силовые структуры. Власть, понимая, чем это ей грозит, провела «реформы» внутренних войск, приспособив их для защиты себя от разгневанного народа.

В короткое время были подорваны экономика, финансовая система, здравоохранение и образование России, а главное – дух народа!

Расставшись с заводами-гигантами и лишившись производственной сферы в принципе, государство в одночасье стало ресурсо-добывающим, при этом прибыль нелимитированной добычи большей частью оседает в зарубежных банках и «процеживается» в офшорных зонах по всему миру – Швейцарии, Кипре, Багамах, Виргинских островах, Гибралтаре, Сингапуре, Гонконге, Панаме, Либерии; то есть везде, где готовы «свято» хранить валютные тайны [9].

В результате преступных манипуляций субъектов власти, за которые в цивилизованных государствах дают пожизненные сроки и даже казнят, – жизнь народов России была отброшена назад на десятилетия, а совокупный урон от «реформ» стал равен поражению в великой войне. Так, гигантской Стране была объявлена глобальная война, которая ещё не закончилась…

В 2010 г. поставив мировой рекорд по числу долларовых миллиардеров и «улучшая» его в последующие годы, Россия «записалась» в рекордсмены и по числу нищих, ибо за чертой бедности оказалось около 90 % населения.

Если в СССР имела место «этика безжалостного идеализма» (С. А. Левицкий), то данное Р. Рейганом определение СССР как «империи зла» (1983) более всего подходит к неимперским 90-м годам.

С той лишь поправкой, что «империей» такого рода Россия стала не без помощи заокеанских разработчиков «перестройки» и «советников» при ней (в частности, профессора экономики Колумбийского университета Джеффри Сакса), планы которых, сбиваясь с ног, принялась реализовывать номенклатура России, выпестованная в застойные годы СССР. Это, однако, не извиняет повсеместную инертность и вялое участие в социальной жизни государствосоздавшего народа.

Факт тотального разлада говорит о том, что русскому человеку отказал исконно присущий ему здравый смысл и ощущение истины. Отказало понимание того, что революции (конечно, не подразумевая под ними проводимые «реформы») не делаются сверху – «наверху» продумывают и организовывают перевороты.

Впрочем, в сложившей-с я системе власти и они были бессмысленны, поскольку «переворачивать» в СССР можно было лишь бюджет и достояние народа – ресурсы. Партийная номенклатура, и прежде катаясь, как сыр в масле, продолжила «катание» и в новых своих качествах.

Единственный смысл реформ для «партийцев» был в том, чтобы к имеющейся власти «законно» прибавить реальную собственность, то бишь, – ресурсы, банки, заводы и предприятия, жилые, нежилые и прочие объекты.

Историк И. Фроянов отмечает: «В партийно-хозяйственной номенклатуре постепенно окрепло желание соединить власть с собственностью. Она и реализовала свои вожделения, проведя общественный переворот в свою пользу» («ЛГ». № 27, 2011). «Реформаторы» справились с поставленной задачей.

Сохранив прежние свои привилегии и добавив к ним «плюсы капитализма», нувориши и политические перевёртыши, узаконив грабёж, с каждым годом увеличивали его масштабы. Как видим, разложение России прошло по сценарию Запада, разработанному как для предателей, так и для олухов «от коммунизма», но при прямом участии и тех и других. Давние «учителя» России и на этот раз были заинтересованы в «просвещении»

Страны, потянувшей её народы в самые грязные углы «западного образа жизни».

Итак, неверно объяснять беды России одними лишь «кознями Запада». Никакие козни не способны разрушить организм государства, если он уже не подвергнут разложению от «головы» до «хвоста». Увы, внутренняя порча игнорировалась и властью и обществом.

Властью, – по причине всегдашней своей сытости, социальной отторженности от народа и неизбывной невостребованностью в системе норм чести и доблести; обществом – из-за духовной подавленности и инертности в проведении социальных инициатив, коллективной и личной вялости, склонности к халтуре и очковтирательству, малой деловой предприимчивости и извечной привычки подчиняться властям.

Это было то состояние Страны и народа, которое более не могло удерживать разноплемённый СССР, что и естественно и закономерно.

Когда прогнивает ядро государственного организма, от него начинают отпадать органически не однородные ему части.

Остальные же начинают растрескиваться по всякого рода спорным и когда-то не решённым вопросам. Налицо ещё истощение этнокультурной конструкции, олицетворяемой основателем государства – русским народом, которое имеет глубокие исторические корни. Ибо государство не является и никогда не было «телом» народа, – но лишь «механизмом» устройства общества.

Лишь в ипостаси Страны оно есть народное тело, обладающее духовно-исторической идентичностью, облечённой бронёй военно-промышленного устройства, качественностью экономики, продуманным социальным устройством и порядком. Потому первейшей общенародной, а значит – общегосударственной, задачей должно быть излечение его исторического ядра, коим является веско зарекомендовавший себя в истории духовный уклад русского народа.

Ибо колосс, коим несколько столетий была и, несмотря на территориальные потери, продолжает оставаться Россия, в своих главных достоинствах не может характеризоваться «материалом» чуждого ему или сомнительного качества.

Николай Данилевский

Александр Зиновьев

Какие процессы вызревали (или выгнивали) в гигантском государстве, проводимой им политике и теле образующего его народа? И в каком отношении со слабостями СССР и постсоветской России находится Глобализация, проводимая историческим Западом?

При ответе на эти вопросы примем в расчёт территорию России, на протяжении многих столетий превосходившую Запад или бывшую равной (равновесной) ему. «Взгляните на карту, – говорил один из иностранцев Н. Данилевскому полторы сотни лет назад, – разве мы не можем не чувствовать, что Россия давит на нас своею массой, как туча, как какой-то грозный кошмар?».

Всегда отличавшийся такого рода «чувствованием», Запад особенно проникся им после завершения II Мировой войны. Устранению «давления» и должна была послужить до того времени невозможная «перестройка», лихо проведённая в СССР в 1980 годах. В соответствии с планами её «архитекторов» Россия должна была распасться на энное число ничего не представляющих собой территорий.

Потому что – пусть «мастерки», «линейки», «циркули» и прочие инструменты «каменщиков» по ходу дела ломались или не в полной мере оправдали надежды Запада – последний продолжает морально испытывать «давление массы».

Конечно, некорректно отождествлять с пресловутыми кознями Запада населяющие его народы, приписывая им страх перед «тучей» России. Тамошние налогоплательщики, с тоской наблюдая, куда уходят их трудовые денежки, отнюдь не всегда разделяли (и сейчас не разделяют) внутреннюю политику и агрессивные планы своих правительств.

Однако современный политический истеблишмент западных держав обладает беспрецедентно мощными и весьма разнообразными средствами влияния на умы, бытовые интересы и, что важно, – на судьбы своих граждан.

Одним из наиболее опасных и наименее ощутимых давлений является изощрённая промывка мозгов, проводимая пресловутой «третьей властью» – СМИ, завсегда пресмыкающейся перед «первой».

Остановимся на «историческом моменте» разрушения России, идеологическому аспекту которого уделяется недостаточное, малое или вовсе ничтожное внимание.

Их на самом деле три:

1) глобальный контроль над явлениями культуры и политической информацией.

2) идеологическое обоснование «ненужности» этнических целостностей и национальных самобытностей.

3) средства дестабилизации национальных государств и формы их разрушения.

Рассмотрим эти «моменты» в контексте реальных, мнимых или искусственно создаваемых событий, следуя рекомендации древних римлян: «cui prodest» (ищи – кому выгодно).

Скрывая, забалтывая или склеротически забывая истинные причины и цели мировых войн, правительства западных держав трактуют доступные на сегодня источники таким образом, чтобы реализовать программу, которой сами подчиняются. Она заключается в редактировании и переписывании мировой истории Новейшего временивключая ход и следствия II Мировой войны.

Под эгидой США (не только помнивших «Доктрину Монро», но всегда следовавших её принципам) тамошними учёными были разработаны методы контроля над исторической жизнью народов.

Сразу после окончания войны как грибы после дождя начали возникать всевозможные интернациональные «центры» и «комиссии».

Их задача состояла в том, чтобы, сохранив позиции Запада как мирового лидера, урезать как можно больше прав у суверенных (где бы они ни находились) государств. Вмешиваясь в их эволюционные процессы, «комиссии» стремились выводить (или выталкивать взашей) жизнь народов из русла национального своеобразия.

В этих целях, всеми способами и не гнушаясь средствами, повсеместно проводилась вненациональная, этически не оправданная (а, значит внекультурная и внеэволюционная) и противная всему предыдущему историческому опыту народов политика. На международном уровне была создана система влияния, исключающая суверенность в принципе.

В соответствии с «требованиями времени» была взята на вооружение и принята к исполнению идея уничтожения всякого национального, этнического и культурного своеобразия.

Была декларирована опасность не только цельности в духовной, этнической и культурной ипостаси, но и её идеологического эквивалента, не говоря уже о политическом факте национального единства.

Со ссылкой на действительно имевшиеся издержки апологетов и лжепоследователей национальной идеи, национализму были приписаны наихудшие качества. Из исключений выводились правила, на основе которых составлялись законы. В соответствии с ними факт существования национальной идеи является причиной политических проблем и социальных бед, панацеей от которых признаётся денационализация всякого этнокультурного своеобразия и устранение форм национального бытия.

Из антинациональной концепции следует, что ход всей мировой истории был неправильным, а борьба государств за суверенное существование была попросту нелепой. А раз так, то массовые и личные подвиги в битвах с врагом, исходя из фарисейских принципов и выведенных из них норм международного права, следует заклеймить, как «преступления против человечества».

Да и «человечеством», собственно, можно и должно признавать лишь тех, кто политическими, экономическими и военными мерами способен довлеть над «менее продвинутыми».

Над теми «глупышами», кто не понимает всю «неправомерность» своей борьбы за Отечество, личную свободу и свободу своего народа. Говоря проще, «продвинутые» – это те, кто может позволить себе, по Клаузевицу. «прололжать экономическую политику иными срелствами».

Полагая лишним отвлекаться на опровержение пещерной логики каннибаллов от Глобализма, напомню, что мировой опыт свидетельствует: всякая исторически заявившая о себе национальная общность представляет собой народ, если она идентифицировала себя в человечестве в качестве уникальной культурной данности.

Но таковая идентификация воспринимается «глобалами», как исторически назойливая «частность». Механизм разрушения народов глобоидеологией был запущен. Одновременно был «включён счётчик» для тех, кто активно противится механизмам разрушения.

Оценочному пересмотру национального, культурного и исторического бытия сопутствовало разрушение «консервативных» старых этических категорий посредством искусственного привнесения «новых». После успешного внедрения последних незамедлительно последовал распад связующих основ общества.

Был поставлен под удар один из важнейших компонентов общественной системы – семья, стоящая, по мнению идеологов безбрежной свободы, на «тоталитарной» основе. В итоге – массированная атака на общественное сознание, которой предшествовало извращение причин II Мировой войны 1939–1945 гг. [10], дала свои результаты.

Тенденциозное освещение событий, предшествовавших этой войне и соответствующая подача фактов во время и после оной, легли в основу политически коварных, духовно ложных, исторически бесперспективных и социально деструктивных идей, тут же принятых к исполнению.

Главная из них состояла в уничтожении прецедента создания национальных государств и борьбе с имеющимися. Но, всячески препятствуя их развитию, воротилы «большой политики» создавали (и продолжают эту практику) псевдогосударства, границы которых являют собой хорошо продуманные «разрезы».

Смысл этих «задумок» состоит в объединении этнически пёстрых племён и народов в некое, несовместимое по своим параметрам, «целое». Угадывалось и назначение этих государств, являвших карликовые сколы прежних исторически сложившихся этнокультурных самобытностей.

Был изобретён правовой тоталитаризм и пущены в ход идеологические постулаты, облегчающие эту работу.

В борьбе с национальной идентификацией задействовались все средства: ставились под сомнение и высмеивались духовные связи с Отечеством, привязанность к которому (как в преддверии II Мировой войны, так и сейчас) отождествлялась с нацизмом и фашизмом в ипостасях, кои при первом действительно доминировали, а последнему были мало свойственны.

Но этот идеологический и этимологический подлог, заложенный в основу политической практики западных держав во всём мире, став азбукой и прямым руководством в проведении глобализации, оказался возможным ввиду искусственного смешения понятий фашизма [11] и нацизма.

Слепота в отношении этих (как будто и в самом деле идентичных) понятий исторически объяснима, как объяснима и ясность в отношении и в оценке коммунистических идей.

Причина в одном случае «неясности», а в другом «ясности» состоит в исторически несоизмеримой протяжённости идей коммунизма и фашизма, что, определяя их этическую неравноправность и понятийно-смысловую несопоставимость, – и на деле и по логике должно исключать их сходство, как и общность идеологической платформы. Однако, рассчитанная на «массового человека» и не имеющая отношения к истине, «платформа» эта используется для прямого одурачивания публики.

Рассмотрим это подробнее.

***



Из книги В. Сироткина «Цепи свободы. Опыт философского осмысления истории»

.
Tags: Запад, Зиновьев, Россия, СССР, война, духовный, история, капитализм, культура, народ, планета, потребление, свобода, философия, человек
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment