?

Log in

No account? Create an account
мера1

ss69100


К чему стадам дары свободы...

Восстановление смыслов


Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Государственный Банк как определяющий фактор в экономике России, или ЦБ как доходное предприятие
мера1
ss69100


Из понимания особой роли банков в экономике страны и развитии государства необходимо менять курс на суверенитет…

Ежегодно в своём послании президент России Владимир Путин требует от Центрального банка (далее по тексту — ЦБ или Центробанк) снижения процентных ставок, ссылаясь на реальную практику западных стран.

Но руководство Центробанка упорно игнорирует указания президента, который, как и Правительство РФ, по Конституции не может повлиять на его решения.

Чтобы это понять, необходимо прочитать Закон о Центральном банке Российской Федерации. Руководство же ЦБ вместо снижения процентной ставки систематически её поднимает. Любому здравому человеку очевидно, что не может быть и речи о производстве, если ставки по кредиту выше рентабельности предприятия. А высокие ставки по кредиту разгоняют инфляцию вопреки заявлениям Председателя Центробанка Эльвиры Набиуллиной.


В таких условиях развитие экономики в принципе невозможно! В СМИ идёт постоянное обсуждение очередных санкций со стороны Запада. Но санкции Запада не так страшны для экономики России, как политика Центрального банка. Если говорить о роли ЦБ сегодня и Госбанка СССР в период сталинской экономики, то это два качественно разных института.

А что мы знаем из опыта функционирования Госбанка СССР в период сталинской экономики?

И в чём главное отличие тех подходов в управлении этим институтом и нынешних? Какой из них обеспечивает суверенитет России — не бумажный, а реальный? Это тот небольшой круг вопросов и проблем, которому будет посвящена наша статья о Центральном банке России.

Как функционировал Государственный банк СССР в период сталинской экономики, и что лежало в основе его деятельности

Впервые принцип государственной монополии на банковское дело был сформулирован ещё до революции Владимиром Ильичом Лениным. После вооружённого переворота 24 октября 1917 года центральная контора Государственного банка Российской империи была захвачена восставшими.

Одним из первых декретов советской власти стал декрет ВЦИК от 27 декабря 1917 года о национализации банков: банковское дело объявлялось государственной монополией. Все частные акционерные банки и банкирские конторы объединялись с Государственным банком, на основе которого учреждался Народный банк РСФСР.

Здесь важно заметить, что национализацию промышленных предприятий и предприятий иных отраслей экономики большевики вместе с другими группами во власти стали проводить позднее, но национализация не была тотальной. Они понимали особую роль банков в экономике страны.

На практике слияние частных банков с Народным банком было завершено лишь к концу 1919 года. Но в условиях гражданской войны и экономической разрухи государственная банковская система начала разрушаться.

Банковская система практически перестала существовать после того, как в январе 1920 года Народный банк РСФСР был упразднён, а остатки его аппарата перешли под начало Народного комиссариата финансов (НКФ).



Один червонец образца 1922 года Государственного банка РСФСР

Когда начался НЭП, Народный банк был восстановлен (в октябре 1921 года) под новой вывеской: «Государственный банк РСФСР». В период НЭПа в банковском секторе кроме государственных (специализированных) банков ещё существовали акционерные банки.

Также существовало несколько тысяч кредитных кооперативов и товариществ, которые были формально негосударственными учреждениями.

В феврале 1922 года был учреждён Покобанк (Банк потребительской кооперации), чуть позднее в том же году появился Торгово-промышленный банк, затем акционерное общество «Электрокредит» (через два года было преобразовано в специальный банк для финансирования электрификации и промышленности — «Электробанк»).

В 1923 году был учреждён Всероссийский коммерческий банк для налаживания коммерческих связей с иностранными банками, реорганизованный уже в следующем году в Банк для внешней торговли (Внешторгбанк).

Декретами 24 января и 20 февраля 1922 года были признаны кредитные и ссудо-сберегательные товарищества, существовавшие до революции. Потом появились общества сельскохозяйственного кредита. Позднее были признаны общества взаимного кредитования, которые были частными учреждениями. Появились также коммунальные банки.

Бум учредительства банков пришёлся на 1922 — 1926 годы.

На завершающей фазе НЭПа количество банковских и кредитных учреждений было крайне большим (больше, чем до революции). На 1 октября 1929 года кредитование народного хозяйства осуществляли 1312 кредитных учреждений (многие из них были акционерными банками, участие государства в капитале некоторых банков было символическим) и их филиалы, не считая более 10 тысяч кредитно-кооперативных обществ.

Началась индустриализация и формирование сталинской экономики, поэтому в результате кредитной реформы 1930 — 1932 годов были ликвидированы акционерные банки, а затем — кредитные кооперативы.

А общества взаимного кредитования исчезли ещё даже до начала преобразований. Реформа началась с Постановления ЦИК СССР и СНК СССР «О кредитной реформе» от 30 января 1930 года. Постановление предусматривало, что Госбанк СССР сосредоточивает в своих руках всё краткосрочное кредитование.

Создаются четыре специальных банка долгосрочного кредитования, которые выводятся из-под контроля Госбанка и передаются в ведение Народного комиссариата финансов. Все расчёты, платежи и кассовые операции сосредоточиваются в Госбанке. В результате кредитной реформы деятельность Госбанка окончательно утратила коммерческий характер, и сформировались основные его функции:


  • плановое кредитование хозяйства;

  • организация денежного обращения и расчётов;

  • кассовое исполнение государственного бюджета;

  • осуществление международных расчётов.

Само собой, Госбанк стал единым эмиссионным центром советской денежно-кредитной системы (ДКС).

Общая характеристика советской денежно-кредитной системы сталинской экономики такова — это была некая система отношений и институтов, тесно между собой связанных и функционирующих по определённым правилам. В рамках этой системы существовали подсистемы, которые были непосредственно связаны с деньгами. Их можно назвать кредитной, банковской, денежной, финансовой.

Все подсистемы были органически взаимосвязаны. Фактически они образовывали единую систему, в рамках которой создавались деньги, регулировалось и контролировалось обращение денег в экономике, происходила аккумуляция денег в специальных фондах и их последующее распределение и перераспределение в масштабах всей экономики, осуществлялись расчёты между предприятиями и организациями, регулировались денежные отношения страны с другими странами.

Для упрощения описания объединим денежную, кредитную и банковские подсистемы в одну, которую назовём денежно-кредитной системой (далее — ДКС). Другой связанной с деньгами системой была финансовая система, которая включала в себя государственный бюджет, внебюджетные государственные фонды, финансы предприятий, страхование (страховые фонды).



«Сталинская» экономика после денежной реформы 1947 года

Рассмотрим подробнее ДКС сталинской экономики. С институциональной точки зрения она представляет собой систему банков и небанковских кредитных организаций, а также организаций, осуществляющих общее руководство денежно-кредитной системой.

С точки зрения функциональной, в рамках ДКС осуществлялись такие виды деятельности и операции, как создание и уничтожение денег, кредитование, расчёты и платежи внутри страны, контроль за использованием кредитных ресурсов, регулирование денежной массы и поддержание устойчивости денежной единицы, кассовые операции с наличными деньгами, осуществление международных расчётов.

Если судить по названиям институтов (различные банки), а также набору функций, то разницы между ДКС сталинской экономики и ДКС капиталистических стран (а также современной России) сразу можно не заметить. Формы похожи, а вот содержание разное. Вот некоторые важные особенности сталинской ДКС:


  • государственная монополия на банковское дело;

  • государственная монополия на денежную эмиссию;

  • высокая централизация управления ДКС;

  • сосредоточение всей денежной эмиссии и всего денежного оборота в одном государственном банке;

  • централизация кредитных отношений;

  • запрет на осуществление кредитных сделок «по горизонтали»,т.е. между предприятиями (коммерческий кредит, денежные займы);

  • подчинение ДКС решению задач социально-экономического развития СССР, определяемых пятилетними планами;

  • планирование денежного обращения;

  • постоянный контроль со стороны банков за текущей финансово-экономической деятельностью предприятий (соблюдение платёжной дисциплины, эффективность использования основного и оборотного капиталов, обоснованность кредитных заявок, контроль исполнения кредитных договоров и др.);

  • государственная валютная монополия;

  • использование особых методов поддержания покупательной способности денежной единицы (рубля), обеспеченность денежной эмиссии;

  • наращивание государственного золотого запаса как стратегического ресурса;

  • независимость внутреннего денежного обращения от золотого запаса;

  • опора на внутренние источники финансирования и кредитование народного хозяйства;

  • опора на сбережения населения и внутренние займы;

  • двухконтурная система денежного обращения.

На протяжении 56 лет (с 1932 по 1988 год) в кредитно-банковской системе СССР существовала государственная монополия. Центральная роль принадлежала Госбанку, который работал в самой тесной связке с Наркоматом (позднее Министерством) финансов СССР. Госбанк был автономным подразделением финансового ведомства.

В период с 1932 по 1988 год происходили лишь некоторые корректировки в части набора институтов банковского сектора СССР, их функций и полномочий. Но все они непременно были государственными.

Госбанк СССР расширил сеть своих территориальных учреждений и расчётно-кассовых центров, при этом наблюдалось усиление централизации управления ДКС в Госбанке. Может быть, последний акт централизации произошёл в 1959 — 1960 годах.

В апреле 1959 года в связи с реорганизацией кредитной системы Госбанку была передана часть операций Сельхозбанка, Цекомбанка и местных коммунальных банков (все указанные банки были упразднены). Госбанк взял на себя финансирование и кредитование сельского и лесного хозяйства, потребительской кооперации, а также банковское обслуживание населения, которое ранее осуществляли коммунальные банки.

С 1960 года Госбанк начал составлять планы кредитования долгосрочных вложений. В 1962 году ему были переданы сберегательные кассы, которые до этого находились в ведении Минфина СССР.

Из банков долгосрочных вложений остался лишь Промбанк (часть функций упразднённых банков были переданы ему). Он был реорганизован во Всесоюзный банк финансирования капитальных вложений и в дальнейшем стал называться Стройбанком. Обслуживал капитальное строительство во всех отраслях народного хозяйства. При этом банк был переведён из-под Минфина СССР под непосредственное кураторство Правительства.

Был ещё третий государственный банк — Банк для внешней торговли (Внешторгбанк), который занимался кредитованием внешней торговли, международными расчётами, а также операциями с иностранной валютой, золотом и другими драгоценными металлами. Внешторгбанк был призван обеспечивать государственную валютную монополию, начало которой положил Декрет СНК РСФСР от 22 апреля 1918 года «О национализации внешней торговли».

Государственная монополия начала размываться в ходе «перестройки», когда были приняты законы, легализующие частную форму собственности в банковском секторе. В 1988 году в Советском Союзе зарегистрированы первые частные коммерческие банки. Несколько специализированных государственных банков (самый крупный из них — Промстройбанк) были акционированы и приватизированы. Накануне развала СССР их число составляло уже несколько сотен.

Думаем, читателю вполне очевидна и понятна разница между государственной банковской монополией, которая работала на укрепление экономики страны, и нынешней «многоукладной» банковской системой РФ, которая работает на чужую экономику, разрушая свою собственную.

О статусе Центрального банка России

Центральный банк Российской Федерации, или Банк России, стал в своё время аналогом Госбанка СССР. Статус Банка России определяется Конституцией РФ (12 декабря 1993 года) и Федеральным законом о Центральном банке (от 10.07.2002 № 86-ФЗ, с последующими многочисленными изменениями и дополнениями).

До сих пор считается, что это государственный институт. С формально-юридической точки зрения, это действительно государственное учреждение, потому что уставной капитал сформирован государством.

Но при этом, как ни странно, ЦБ не относится к категории органов государственного управления. Он не имеет отношения ни к одной из ветвей государственной власти. А в федеральном законе о ЦБ (гл.1, ст.2) вообще написано, что Центральный банк не отвечает по обязательствам государства, а государство — по обязательствам Центрального банка.



Древнегреческая богиня правосудия Фемида

Мы уже 25 лет живём с Конституцией от 1993 года и 16 лет с федеральным законом о ЦБ, но ясного представления о том, что это за институт, у многих нет до сих пор. Формулировки, касающиеся закона о Центральном банке, в своей основе лукавы и противоречивы.

Центральный банк — ещё одна ветвь власти

Согласно п.2. ст.75 Конституция РФ гласит:

«Защита и обеспечение устойчивости рубля — основная функция Центрального банка Российской Федерации, которую он осуществляет независимо от других органов государственной власти».

Слово «других» в конце данной формулировки подтверждает его статус как органа государственной власти.

В статье 1 Закона о Центробанке говорится:

«Функции и полномочия, предусмотренные Конституцией Российской Федерации и настоящим Федеральным законом, Банк России осуществляет независимо от других федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления».

Из этой формулировки также следует, что Центробанк — орган государственной власти, причём федеральный.

Но если внимательно почитать главы Конституции РФ: «Федеральное собрание», «Правительство Российской Федерации», «Судебная власть и прокуратура», то мы увидим, что там прописаны многие важные детали, касающиеся трёх ветвей власти. Но нет даже намёка на то, что Банк России принадлежит к какой-то из них.

Это может означать, что Центральный банк РФ — федеральный орган государственной власти, образующий ещё одну ветвь власти — четвёртую, который по значимости находится на первом месте по умолчанию, как КПСС, которая действовала поверх закона и конституции. В общем, «мутный» статус. Как сказал А.С. Пушкин:

«не мышонок, не лягушка, а неведома зверушка».

Слова в Конституции РФ «независимо от других органов государственной власти» вызывают явное недоверие. Любой орган государственной власти выполняет какие-то специфические задачи и функции, которые не могут выполнять другие органы.

Министерство обороны решает задачи военной безопасности государства, но в положении об этом министерстве почему-то нигде не говорится, что оно выполняет свои функции «независимо от других органов государственной власти». Да и в других министерствах подобных формулировок нет.

В Конституции РФ говорится о том, что Банк России выполняет «независимо от других органов государственной власти» только основную функцию — это «защита и обеспечение устойчивости рубля».

В законе о Центробанке смысл конституционной формулировки подменяется. Там сказано не только об упомянутой в статье 75 основной функции Банка России.

Статья 1 данного закона гласит:

«Функции и полномочия, предусмотренные Конституцией Российской Федерации и настоящим Федеральным законом».

Закон неимоверно расширил независимость Банка России. Оказывается, он независим в выполнении всех своих функций.

В законе о Центробанке в статье 3 определяются основные цели деятельности Банка России:


  1. защита и обеспечение устойчивости рубля;

  2. развитие и укрепление банковской системы Российской Федерации;

  3. обеспечение стабильности и развитие национальной платёжной системы;

  4. развитие финансового рынка Российской Федерации;

  5. обеспечение стабильности финансового рынка Российской Федерации.

В Конституции РФ Банку России независимость была предоставлена для выполнения только первой из списка задач. Независимость Банка России в части, касающейся выполнения остальных четырёх задач, Конституция РФ не предусматривает.

Эту «независимость» авторы закона о Банке России протащили «тихой сапой». Но профессиональные юристы в упор не видят данного противоречия Конституции РФ.

Далее, в статье 4 закона о Центробанке даётся исчерпывающий список функций Банка России, необходимых для выполнения задач, определённых статьёй 3. Изначально в списке было 19 позиций. Однако процесс «совершенствования» закона шёл непрерывно на протяжении всех 15 лет.

Статья 4 была дополнена большим количеством других, новых функций, число которых к настоящему времени приближается к четырём десяткам. И все они осуществляются, как гласит статья 1, «независимо от других федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления».

В закон о Центральном банке авторы постарались спрятать кучу положений, которые противоречат Конституции РФ. Не надо забывать, что направления деятельности Центрального банка расширились, так как Центральный банк с 2013 года стал финансовым мегарегулятором.

На этом процесс «искривления» Конституции РФ в части, касающейся Центрального банка, не завершился. На сайте ЦБ в разделе «Правовой статус и функции Банка России» вы, например, увидите такое:

«Ключевым элементом правового статуса Банка России является принцип независимости, который проявляется, прежде всего, в том, что Банк России выступает как особый публично-правовой институт, обладающий исключительным правом денежной эмиссии и организации денежного обращения».

Подобные перлы от руководства ЦБ, который почему-то ставит себя выше государства, вызывают только сильное желание во всём разобраться и вернуть их в правовое поле.

Конфликт интересов и санация

В рамках одной организации совмещение функций органа государственного управления и функций, связанных с осуществлением хозяйственной, финансовой и коммерческой деятельности, создаёт ситуацию, которая называется «конфликтом интересов».

Возникает хорошая почва для коррупции и злоупотреблений, снижается эффективность выполнения органом государственной власти возложенных на него функций и задач.

Особенно учитывая, что он, помимо выпуска денег (денежной эмиссии), осуществляет большое количество других функций, в том числе — функции банковского надзора. И в этом качестве он должен быть непредвзятым и неподкупным органом, следящим за всеми коммерческими банками в стране.

В статье 8 закона о Центробанке говорится о возможном конфликте интересов в сфере банковского надзора:

«Банк России не вправе участвовать в капиталах кредитных организаций, если иное не установлено федеральными законами».

В той же статье говорится:

«Банк России не вправе участвовать в капиталах или являться членом иных коммерческих или некоммерческих организаций, если они не обеспечивают деятельность Банка России, его учреждений, организаций и служащих, за исключением случаев, установленных федеральными законами».

Но именно в этой сфере мы видим вопиющий «конфликт интересов».

Банк России является материнской компанией, которая владеет дочерним банком (Сберегательный банк). Для него согласно статьи 8 сделано исключение:

«Действие части первой настоящей статьи не распространяется на участие Банка России в капитале Сберегательного банка Российской Федерации (далее — Сбербанк). Уменьшение или отчуждение доли участия Банка России в уставном капитале Сбербанка, не приводящее к сокращению указанной доли участия до уровня менее 50 процентов плюс одна голосующая акция, осуществляется Банком России по согласованию с Правительством Российской Федерации.

Уменьшение или отчуждение доли участия Банка России в уставном капитале Сбербанка, приводящее к сокращению указанной доли участия до уровня менее 50 процентов плюс одна голосующая акция, осуществляется на основании федерального закона».

Ясного объяснения того, почему для Сбербанка было сделано исключение, и какими соображениями продиктовано участие Банка России в капитале этого коммерческого банка, нет и не предвидится.

На данный момент Банк России является главным акционером Сбербанка, владея 50 процентами капитала плюс одна акция. Многие люди называют Сбербанк государственным, но это не совсем так. Ведь он «дочка» Банка России, а, следовательно, многие положения закона о ЦБ распространяются и на «дочку». Статья 2 гласит:

«Государство не отвечает по обязательствам Банка России, а Банк России — по обязательствам государства».

Если Сбербанк зашатается, у российского государства будут все основания обратиться ко 2 статье закона о ЦБ. Кто тогда будет спасать клиентов Сбербанка? Но главное заключается в том, что Банк России, как орган банковского надзора, не может не иметь особого благорасположения по отношению к своей «дочке», поэтому надзор за Сбербанком никакой.

Летом 2017 года произошло одно интересное событие в жизни Центрального банка. Он принял решение о санации коммерческого банка «Открытие», причём впервые применил новую схему санации.

Если раньше помощь тонущим банкам осуществлялась в виде кредитов Банка России или по линии Агентства страхования вкладов (ACB), то в случае с «Открытием» финансовые вливания были осуществлены в форму участия в капитале указанного банка. В конце августа Центральным банком было принято решение о том, что он входит в капитал банка «Открытие» с долей в 75 процентов, а за предыдущими собственниками остаётся доля в 25 процентов.

Вслед за «Открытием» последовал Бинбанк (доля Центрального банка в капитале Бинбанка составляет 99,9%). А там, возможно, появятся и другие.

В начале 2017 года в закон о Центробанке были внесены изменения, согласно которым был учреждён специальный инвестиционный фонд для финансового оздоровления несостоятельных банков. Фонд не является юридическим лицом, и его имущество обособлено от остального имущества Банка России. Фонд находится под управлением специальной управляющей компании. Фондом и производились вливания в капитал «Открытие».

Но от создания фонда конфликт интересов никуда не исчез. Можно ожидать, что банк «Открытие», как и «Сбербанк», будет теперь тем самым «Юпитером», о котором в латинской поговорке сказано:

«Что дозволено Юпитеру, не дозволено быку».



Статуя разъярённого быка на Уолл-стрит

Таких «Юпитеров» не будет очень много, но все они будут «бессмертными богами». А остальным банкам придётся быть в роли «быков смертных», таким, как банк «Югра», например.

Золотовалютные резервы России (далее — ЗВР). Каков их правовой статус, и для чего нужны золотовалютные резервы? ЗВР ещё называют «резервными активами» РФ. На сайте Банка России есть определение [ 3 ].

Международные резервы (резервные активы) Российской Федерации представляют собой высоколиквидные иностранные активы, имеющиеся в распоряжении органов денежно-кредитного регулирования страны — Банка России и Правительства Российской Федерации.

К международным резервам страны относятся внешние активы, доступные и подконтрольные органам денежно-кредитного регулирования в целях удовлетворения потребностей в финансировании дефицита платёжного баланса, проведения интервенций на валютных рынках для оказания воздействия на обменный курс валюты и в других соответствующих целях (таких как поддержания доверия к национальной валюте и экономике, а также как основа для иностранного заимствования).

Резервные активы должны быть реально существующими активами в свободно используемой иностранной валюте. Кроме того, к категории резервных активов могут относиться активы, номинированные в золоте и СДР (специальные права заимствования)».

Информацию о ЗВР России можно также найти на сайте Банка России.

На 1 января 2017 года общая величина ЗВР России составляла 377,74 млрд долларов. На 1 октября 2017 года они уже составили 424,77 млрд долларов. Несмотря на экономические санкции и неустойчивую конъюнктуру мирового нефтяного рынка, экономическую стагнацию внутри страны, ЗВР России за 10 месяцев выросли на 47 млрд долларов. Руководители финансово-экономического блока Правительства любят данный прирост ставить себе в заслугу.

Какова же структура ЗВР России? На 1 октября 2017 года они включали (млрд долларов) монетарное золото — 73,60; валютные резервы — 351,17. Последние включают (млрд долларов) специальные права заимствования (СДР) — 6,83; резервную позицию в Международном валютном фонде — 2,99; прочие валютные активы — 341,35.

На сайте Банка России даётся пояснение, что следует относить к валютным резервам Правительства:

«Часть Резервного фонда и Фонда национального благосостояния Российской Федерации, номинированная в иностранной валюте и размещённая Правительством Российской Федерации на счетах в Банке России, которая инвестируется Банком России в иностранные финансовые активы, является составляющей международных резервов Российской Федерации».

На середину 2017 года доля в общем объёме валютных резервов Правительства (Минфина) составляла около 27%, а доля Банка России — 73%. Различие между валютными резервами Центробанка и Минфина в том, что первые предназначены для защиты национальной денежной единицы (поддержания стабильности валютного курса посредством валютных интервенций), а вторые — для защиты государства от разных неблагоприятных экономических изменений.

Например, для закрытия дефицитов государственных бюджетов, каких-то закупок на мировом рынке. Эти валютные резервы Минфина — важное условие для обеспечения национальной безопасности государства.

В статье 2 закона о Центральном банке сказано:

…В соответствии с целями и в порядке, которые установлены настоящим Федеральным законом, Банк России осуществляет полномочия по владению, пользованию и распоряжению имуществом Банка России, включая золотовалютные резервы Банка России. Изъятие и обременение обязательствами указанного имущества без согласия Банка России не допускаются…».

Это означает, что Правительство РФ распоряжаться золотовалютными резервами Банка России не может. Та часть международных резервов, которая относится к Резервному фонду и ФНБ, может использоваться по усмотрению Правительства (Минфина), а большая часть международных резервов — почти ¾ — вне досягаемости Правительства и остальных ветвей власти (законодательной и судебной). Поэтому наивно полагать, что в тяжёлые моменты мы сможем рассчитывать на гигантский ресурс под названием «международные резервы Российской Федерации».

Сеньораж — прибыль из воздуха

Последнее, что хотелось бы сказать про сеньораж. В статье 3 Федерального закона о Центральном банке России записано, что получение прибыли не является целью деятельности Банка России. В статье 11 говорится о том, как определяется прибыль Центрального банка, а в статье 26 устанавливается порядок использования прибыли. В момент принятия Закона эта статья выглядела следующим образом:

«После утверждения годовой финансовой отчётности Банка России Советом директоров Банк России перечисляет в федеральный бюджет 50 процентов фактически полученной им по итогам года прибыли, остающейся после уплаты налогов и сборов в соответствии с Налоговым кодексом Российской Федерации. Оставшаяся прибыль Банка России направляется Советом директоров в резервы и фонды различного назначения».

Позднее в закон была внесена поправка, устанавливающая, что в бюджет перечисляется 75% прибыли. Наконец, в 2016 году был принят закон, устанавливающий перечисление 90% прибыли Банка России в государственную казну. То есть, формулировка статьи 26 закона подразумевает, что получение прибыли может являться де-факто целью деятельности Центрального банка. Это вопреки декларации статьи 3 о том, что прибыль не является таковою целью.

Чем больше прибыль Центрального банка, тем больше премии, которые выплачиваются руководителям и сотрудникам Банка России из фонда, формирующегося за счёт прибыли. В данных условиях у ЦБ появляется возможность или стимул к максимизации прибыли, что крайне недопустимо.

Внедряется мнение, что Банк России вообще независим от государства, причём началось это чуть ли не сразу после принятия закона о Центральном банке. Этому способствовали сами чиновники ЦБ, некоторые политики и либеральные СМИ.

Оценка деятельности Центрального банка в экономике страны

В п.1 статьи 75 Конституции РФ сказано:

«Денежной единицей в Российской Федерации является рубль. Денежная эмиссия осуществляется исключительно Центральным банком Российской Федерации. Введение и эмиссия других денег в Российской Федерации не допускается».

Из этой статьи мы узнаём, чем должен заниматься Центральный банк — эмиссией национальной денежной единицы — рубля (а он почему-то увлечённо занимается другим — «таргетированием инфляции»).

Почему денежная масса (наличные и безналичные деньги), эмиссию которой осуществляет Центральный банк (строка 1 таблицы 1), систематически намного меньше требуемой для полного обеспечения деньгами в стране оборота товаров и услуг, то есть для их реализации (строки 2 и 3 таблицы 1)?

Обеспеченность экономики деньгами оценивается исходя из того, что денежная масса за год оборачивается 2,5 раза. Дефицит денег в обороте на 2015 — 2016 годы. составил около 40 процентов. До дефолта в августе 1998 года нехватка денег в экономике составляла примерно 70 процентов, что повлекло за собой развал товарного производства и сам дефолт…

В п.2 статьи 75 Конституции РФ сказано:

«Защита и обеспечение устойчивости рубля — основная функция Центрального банка Российской Федерации, которую он осуществляет независимо от других органов государственной власти».

Под устойчивостью рубля следует понимать стабильность его покупательной способности, которая зависит от ряда факторов, в том числе от сбалансированности товарно-денежного обращения.

Центральный банк вместо обеспечения товарной массы в обращении соответствующей рублёвой денежной массой, что позволило бы производить и выкупать все товары и услуги, ставит денежную эмиссию в зависимость от наличия в стране долларовой массы в пересчёте на рубли по спекулятивному валютному курсу обмена.

Создаётся хронический дефицит денежного обращения. Встаёт вопрос: почему нельзя выпускать рублей столько, сколько требуется для сбалансированного товарно-денежного обращения внутри страны, не превращая рубль в искусственно заниженную по покупательной способности копию чужой валюты?

Ответ на этот вопрос лежит в эмиссионной политике ЦБ — Currency Board (Валютный Комитет), когда рублёвая масса имитируется в объёме валютной выручки, поступающей в страну от продажи сырья на внешнем рынке. Именно по этой причине в экономике страны отсутствует внутренний инвестиционный ресурс.


Статистика некоторых показателей экономической деятельности ЦБР в финансовом выражении, 2011 — 2015 годы
Таблица 1 по информации Банка России и Росстата

Центробанк, будучи государственным органом, занимается коммерческой деятельностью — получает немалую прибыль от кредитования коммерческих банков по завышенным ставкам.

Так как денежная эмиссия согласно п.1 статье 75 Конституции осуществляется исключительно Центральным банком, то он является естественным монополистом выпуска денег. А дефицит денег, как и дефицит какого-нибудь товара, приводит к удорожанию выдаваемых Центральным банком кредитов и, соответственно, росту его прибыли.

Искусственно удерживая на протяжении многих лет дефицит денежного обращения, руководители Центрального банка одновременно устанавливали высокую ставку рефинансирования, сейчас — ключевую ставку.

Сегодня ключевая ставка равна 7,5%, в то время как (ЕЦБ) установил её с марта 2016 г. нулевой, а ставку по кредитам равной 0,25% годовых (динамика ключевой ставки Центрального банка за несколько лет изображена на схеме ниже). Российский же Центральный банк держит ставки на межбанковском кредитном рынке в среднем на уровне 7,5%, получая при этом немалую прибыль от продажи безналичных и наличных денег.

Что касается процентных ставок коммерческих банков, то они не регулируются, и в зависимости от сроков возврата и суммы кредита составляют от 15 до 60% годовых.

Необходимость поддерживать высокой целевую ставку, что влечёт за собой удорожание кредитов, выдаваемых коммерческими банками и самим ЦБ, руководители Центрального банка объясняют якобы необходимостью борьбы с инфляцией. А на самом деле высокие кредитные ставки приводят к росту ценовой инфляции, так как в структуру цен включаются затраты на пользование кредитами.

Однако возврат дорогих кредитов многим предприятиям реального сектора экономики оказывается не по силам. Это приводит к росту их кредиторской задолженности (строка 3 таблицы 1) и последующему банкротству. Дорогими кредитами объясняется и снижение инвестиций в реальном секторе экономики.



Школа аналитики


***


Источник.
.


  • 1

Вот как возможно ни Путину от народа импичмент не возможен ,ни руководству банка потом революционным разрешением противоречий удивляются и возмущаются


(Анонимно)
Ну если ЦБ указы игнорирует, то говорит, что нету власти?

Закон о Центральном банке и Конституцию РФ читали? Понимаю, что вопрос на 99% риторический, но всё же...

(Анонимно)
Ты чо об столб ударился или так на службе вылизываешь?

(Анонимно)
Цветную бумагу печатает государство, а распоряжается ею кучка банкиров?
Да уж, власть!

Мля, ну как до вас донести, что, как вы говорите, "цветную бумагу", печатает не государство, а ЦБ, который государству формально не подчиняется. Другое дело, что у государства есть кое-какие рычаги влияния на ЦБ, но у ФРС и МВФ таковых гораздо больше.

Закон о ЦБ не прошел Совет Федерации, а по сему является лишь проектом закона. Это ю-дически.

(Анонимно)
Государство,рычаги...кремлебот на службе?

Мне иной раз кажется, что в Кремле вменяемых людей больше, чем на страницах ЖЖ.

  • 1