?

Log in

No account? Create an account
мера1

ss69100


К чему стадам дары свободы...

Восстановление смыслов


Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Про „ответственных” разрушителей страны
мера1
ss69100

Практически постоянно, по поводу и без, нам приходится слышать разного рода деятелей, которые требуют допуска "к рулю" такой державы, как Россия, заявляя, что вот сейчас, вот они, и никто больше, точно смогут ответственно подойти к управлению страной и привести её ко всеобщему благоденствию и процветанию.

Казалось бы, люди заявляют о своём радении о благе страны, да вот только способом избавления от тщательно выискиваемых ими блох предлагают исключительно гильотину. Не для блох, а для страны.

Как сказал знаменитый историк Василий Ключевский, "история ничему не учит, а только наказывает за незнание уроков".

В 1991 году Россию за отказ от познания истории уже наказали. Судя по последним рьяным речам "красных" троцкистов и "белых" либерастов, жаждут наказать снова.


Придётся напомнить некоторые уроки истории, для чего вернёмся в события февраля 1917 года и посмотрим на удивительное сходство действовавших тогда персонажей со многими нынешними радетелями "За Россию". И не только за Россию.

Как известно, до 1 марта 1917 г. «прогрессивная общественность» вкупе с высшим армейским генералитетом требовала от Николая Второго  учреждения  «ответственного министерства» или, в иной трактовке, «министерства общественного доверия».

Как признавал один из самых активных заговорщиков, лидер кадетской фракции в Государственной Думе П.Н. Милюков, принципиальной разницы между этими революционными «формулами» не было, так как речь все равно шла об одном и том же круге лиц «ответственных министров».

Просто первая формула, поддерживаемая, в частности, председателем Госдумы М.В. Родзянко, требовала правительства, ответственного перед законодательными учреждениями – Государственной Думой и Государственным Советом.

Формула же «министерства общественного доверия», культивируемая Милюковым, расширяла круг учреждений, перед которыми должны были быть «ответственны» министры, включая в него Общеземский союз во главе с князем Г.Е. Львовым, Военно-промышленные комитеты, возглавляемые бывшим председателем III Думы, московским «неторгующим купцом» А.И. Гучковым и другие самозваные организации, представители которых не сумели к началу 1917 года  получить законное право называться «представителями народа».

В любом случае, требование заключалось в создании правительства, не ответственного перед Императором.

Требования «ответственного министерства» раздавались не только со стороны оппозиции, но и от «союзников»:

В январе 1917 года в Петроград прибыла союзная комиссия из представителей Англии, Франции и Италии.

После совещания с  Гучковым, бывшим в то время председателем Военно-промышленного комитета, князем  Львовым, Председателем Государственной Думы,  Родзянко, генералом  Поливановым,  Сазоновым, английским послом  Бьюкененом,  Милюковым и другими лицами эта миссия представила Государю требования следующего рода:

"1) введение в Штаб Верховного Главнокомандующего союзных представителей с правом решающего голоса:

2) обновление командного состава всех армий по указаниям держав Антанты;

3) введение конституции с ответственным министерством".

В скобках заметим: лица, претендовавшие на кресла в "ответственном кабинете", заведомо согласовали требование  к Царю:  подчинить командование Русской армии указаниям иноземцев! А ведь  именно эти "ответственные лица"  бросали с думской трибуны в адрес Царя и Царицы яростные и бездоказательные обвинения в  измене!

Вор всегда кричит "Держите вора!"

На все требования Император ответил категорическим отказом.

Как только ответ Государя сделался известным в Английском посольстве, состоялось экстренное совещание при участии тех же лиц; на нем было решено «бросить законный путь и вступить на путь революции».

О причинах свержения Императора сами деятели Февраля признавались уже постфактум и за границей.

Так, Павел Милюков признал:

«Мы знали, что весной предстояли победы русской армии.

В таком случае престиж и обаяние Царя в народе снова сделались бы настолько крепкими и живучими, что все наши усилия расшатать и свалить престол Самодержца были бы тщетны.

Вот почему и пришлось прибегнуть к скорейшему революционному взрыву, чтобы предотвратить эту опасность».

«Двуглавый Орел», 1-14 июня 1922 г.

Как видим, никакой "революционной ситуации" в России даже близко не было, как не было и никакой "революции". Был верхушечный заговор предателей и изменников Родины, действовавших согласованно с иностранцами.

В результате такого заговора совместными действиями мировой закулисы и пятой колонны в России было создано  то самое «ответственное правительство».

Обратим внимание на хронологию:

25 февраля (ст. ст.) 1917 года Высочайшим указом деятельность IV Государственной думы была приостановлена.

Вечером 27 февраля (12 марта) был создан Временный комитет Государственной думы, председателем которого стал М. В. Родзянко (октябрист, председатель IV Думы); Комитет взял на себя функции и полномочия верховной власти.

2 марта 1917 года Временный комитет Государственной Думы образовал Временное правительство. Временное правительство объявило о выборах в Учредительное собрание; был принят закон о выборах в Учредительное собрание. Старые государственные органы были упразднены.

Параллельно продолжали функционировать Советы, задачей которых стал контроль над деятельностью Временного правительства.

1 марта 1917 года вышел Приказ №1, фактически, переводивший армию под контроль солдатских Советов. В результате в России установилось двоевластие.

Временное правительство (под названием Временный комитет Государственной думы) и Петроградский совет рабочих и солдатских депутатов возникли:

— одинаково незаконно;

— в один и тот же день, 27 февраля 1917 г.;

— в одном и том же здании — в Таврическом дворце;

— по инициативе одного и того же человека!

Его фамилия — Керенский. О своей цели он довольно откровенно напишет в мемуарах:

«…Я понял, что час истории, наконец, пробил. Наскоро одевшись, я отправился к зданию Думы, которое находилось в пяти минутах ходьбы от моего дома. Первой моей мыслью было: любой ценой продолжить сессию Думы и установить тесный контакт между Думой и вооруженными силами».

При всей чехарде с составом Временного правительства Керенский не только сохранил, но и упрочил свои позиции в нём. Всего было 5 составов Временного правительства:

Первый состав (2 марта-2-3 мая): 1-е коалиционное (2-3 мая—2 июля): 2-е коалиционное (24 июля-1 сентября) Директория (1—25 сентября) 3-е коалиционное: из всего состава первого правительства неизменно входили во все 5 только А.Ф. Керенский и М.И. Терещенко.

О причинах такой непотопляемости Керенского можно судить по его рассказу об аресте Царской семьи, который услышал от него в 1967 году (незадолго до его смерти) князь А. П. Щербатов (1911–2003), председатель Российского дворянского собрания Америки, известный в США и на Западе историк и специалист по генеалогии.

Вот что он пишет:

«Керенский в наших беседах долго избегал обсуждать тему о том, кому же принадлежала инициатива взять под стражу «гражданина Романова».

Наконец я спросил его об этом прямо.

— И каков был ответ?

Совершенно невероятный. Внимательно посмотрев на меня, Александр Федорович произнес: «Решение об аресте Царской семьи вынесла наша ложа». Речь шла о могущественной масонской ложе Петербурга «Полярная звезда», членом которой состоял и Керенский. Он признался мне, что сам является «масоном 33-й степени» (это — одна из самых высших ступеней в их иерархии). «Полярная звезда» поддерживала тесные связи с влиятельнейшими «вольными каменщиками» из Парижа.

(См.: Романов Б.С. Император, который знал свою судьбу).

Итак, царь свергнут и арестован, "ответственное правительство" создано.

Что в результате?

Про бесконечную чехарду с составом мы уже сказали.

Как же обстояли дела с «ответственностью»?

А сразу с «ответственности» оно и начало. Читаем:

«Декларация Временного правительства о его составе и задачах» от 3 марта 1917 г.

«В своей настоящей деятельности кабинет будет руководствоваться следующими основаниями:

1. Полная и немедленная амнистия по всем делам политическим и религиозным, в том числе террористическим покушениям, военным восстаниям и аграрным преступлениям и т. д.

2. Свобода слова, печати, союзов, собраний и стачек с распространением политических свобод на военнослужащих в пределах, допускаемых военно-техническими условиями.

3. Отмена всех сословных, вероисповедных и национальных ограничений.

4. Немедленная подготовка к созыву на началах всеобщего, равного, тайного и прямого голосования Учредительного собрания, которое установит форму правления и конституцию страны.

5. Замена полиции народной милицией с выборным начальством, подчиненным органам местного самоуправления.

6. Выборы в органы местного самоуправления на основе всеобщего, прямого, равного и тайного голосования.

7. Неразоружение и невывод из Петрограда воинских частей, принимавших участие в революционном движении.

8. При сохранении строгой военной дисциплины в строю и при несении военной службы — устранение для солдат всех ограничений в пользовании общественными правами, предоставленными всем остальным гражданам. Временное правительство считает своим долгом присовокупить, что оно отнюдь не намерено воспользоваться военными обстоятельствами для какого-либо промедления в осуществлении вышеизложенных реформ и мероприятий».

Итак: в разгар войны - выпустить из тюрем всех уголовников и одновременно распустить полицию, объявить в воюющей стране выборы и отменить все ограничения для военнослужащих, связанные с военным временем, объявить все мыслимые и немыслимые свободы. Просто вершина "ответственности".

4 марта 1917 года Председатель Совета Министров и одновременно министр внутренних дел князь Г. Е. Львов отдал распоряжение о временном отстранении местных губернаторов и вице-губернаторов от исполнения своих обязанностей.

Эти обязанности были возложены на местных председателей губернских земских управ в качестве «губернских комиссаров Временного правительства», а на председателей уездных земских управ были возложены обязанности уездных исправников, одновременно оставляя за означенными лицами и общее руководство заведуемыми ими управами. Полиция подлежала переформированию в милицию.

Переводя с канцелярского языка на русский,- развалили всю местную власть.

6 марта 1917 года были упразднены охранные отделения. Их ведь так не любили преступники.

И это в условиях, когда была объявлена общая политическая амнистия, а равно сокращены наполовину сроки заключения лицам, содержавшимся под стражей по приговорам судебных мест за общие уголовные преступления. На свободе оказались около 90 тысяч заключённых, среди которых были тысячи воров и налётчиков, прозванных в народе «птенцами Керенского». Как говорится, какая птица, такие и птенчики.

10 марта 1917 года упразднён Департамент полиции и учреждено «Временное Управление по делам общественной полиции и по обеспечению личной и имущественной безопасности граждан».

12 марта 1917 года вышло постановление об отмене смертной казни. Приказом по армии и флоту отменено учреждение военно-полевых судов.

15 марта 1917 года Временное правительство предоставило губернским комиссарам решать вопрос о приёме в милицию «достойных из числа бывших чинов полиции и жандармов».

Временное правительство предложило передать сыскные отделения Министерству юстиции, возложив на губернских комиссаров обязанность «озаботиться, чтобы учреждения эти возобновили свою деятельность как можно скорее».

Что означает "как можно скорее" при передаче функций от одного министерства к другому, никто не объяснил.

При Министерстве юстиции создали Бюро уголовного розыска, политическую разведку - при Министерстве внутренних дел, контрразведку - при Генштабе и осведомительный отдел - при Петроградском градоначальстве.

Это для того, чтоб важная разведывательная информация загуляла по коридорам в поисках адресатов.

13 апреля 1917 года был расформирован Отдельный корпус жандармов и жандармские полицейские управления железных дорог. Имущество корпуса передали военному ведомству, архивы — главному штабу, а дела губернских жандармских управлений — комиссиям из представителей суда и местных комиссаров Временного правительства.

Разделение как способ организации безвластия...

17 апреля 1917 года Временное правительство утвердило «Временное положение о милиции», закрепив правовые основы её деятельности.

Города делились на районы, районы на уезды, уезды на участки. Местные органы самоуправления выбирали начальников городской, уездной, районной, участковой милиции и их помощников.

Контроль за деятельностью милиции возложили на комиссаров милиции и их  помощников, работавших в каждом участке милиции (их назначало и увольняло Министерство внутренних дел). Комиссар милиции подчинялся комиссарам Временного правительства и отвечал за создание и деятельность судебно-следственной комиссии для рассмотрения дел всех задержанных не долее суток и проверки правомерности арестов.

До полного формирования и перехода под городское самоуправление, милиция подчинялась председателю Исполнительного комитета народной власти. Общее руководство милицией страны возложили на Министерство внутренних дел.

По другому постановлению от 17 апреля 1917 года на местах было решено распустить рабочую милицию, созданную местными Советами рабочих и солдатских депутатов для поддержания порядка при массовых мероприятиях и организации охраны фабрик и заводов.

24 апреля 1917 года вышло постановление об упразднении полиции городов бывшего Дворцового ведомства и о порядке послеслужебного обеспечения служивших в названной полиции.

Это всё мероприятия в области управления. Точнее, в области дезорганизации управления страной.

Как обстояли дела с экономическим блоком "реформ"?

29-го марта 1917 года Временное правительство ввело хлебную монополию. Весь излишек запаса хлеба, за исключением норм продовольственной, на обсеменение и на корм скота, поступал государству.

25 марта 1917 года появилось постановление Временного правительства о передаче хлеба в распоряжение государства. Вслед за этим были установлены твердые цены на нефть, уголь, металл, лен, кожи, шерсть, соль, яйца, мясо, масло, махорку и т. д.

Принимались экстренные меры для уборки урожая. На сельскохозяйственные работы было направлено около 500 000 военнопленных и более 500 000 тысяч солдат тыловых гарнизонов. Впервые в истории страны “для содействия производству сельскохозяйственных работ” было решено “образовать трудовые дружины учащихся”.

Правительство пыталось изъять хлеб путем принуждения. Была создана “Хлебармия снабжения”, в деревню за хлебом направлялись вооруженные отряды.

С марта по июль 1917 года было закрыто 206 промышленных предприятий. Уволено 104.670 рабочих. Только в Петроградском регионе число закрытых предприятий уже к июню 1917 года составило 20%.

На остальных были попытки захвата управления разного рода комитетами.

Временное правительство узаконило возникшие на предприятиях фабрично-заводские комитеты, получившие право контроля за деятельностью администрации.

Для военного управления было, однако, очевидным, что страна живет лишь старыми запасами, созданными патриотическим подъемом и напряжением страны в 1916 году. Ибо уже к августу 1917 года важнейшие производства военных материалов понизились: орудийное на 60%, снарядное на 60%, авиационное на 80%

На железных дорогах началось безвластие и падение трудовой дисциплины. Уже в июле правительство считало положение железных дорог катастрофическим.

К 1-му июля 1917 года бездействовало на всей сети русских железных дорог 1800 паровозов.

12 июля 1917 года, ровно через четыре месяца после отмены, была вновь введена смертная казнь на фронте. Началось формирование ударных частей, “батальонов смерти”, союзов георгиевских кавалеров и т. д. По расчетам Временного правительства, эти части должны были стать преданным ему ядром армии и привлечь ее на сторону власти.

На позицию Временного правительства сильно влияло то, что оно было должно союзникам крупную сумму.

В сентябре американское правительство предоставило России новый кредит размером в 125 млн. долларов.

Одновременно послы стран Антанты настаивали на том, что Временному правительству “надлежит доказать на деле свою решимость применить все средства в целях восстановления дисциплины и истинного воинского духа в армии, а равно обеспечить правильное функционирование правительственного аппарата как на фронте, так и в тылу”.

Нарастал финансовый кризис,

Вместо сокращения государственные расходы росли гигантскими темпами. Стремительно поднималась стоимость “потребительской корзины”. Промышленники, землевладельцы, почтово-телеграфные чиновники доказывали убыточность существующих цен и тарифов, настаивали на их увеличении. Рабочие и служащие в свою очередь требовали повышения зарплаты, ссылаясь на бешеный рост цен.

За фунт хлеба, стоивший до войны 3,5 копейки, в марте 1917 платили 7, а в июле – 20 коп. Бутылка молока в марте стоила 25 коп., с конца июля – 45, а с 21 октября – 70 коп. Подобными темпами росли цены на мясо и прочие продукты первой необходимости.

С рынка исчезали сахар, белая мука, масло, обувь, ткани, мыло, дешевые сорта чая и многое другое. Печатные издания жаловались на нехватку бумаги.

Денежный печатный станок в таких условиях работал все быстрее. Стали выпускаться деньги достоинством в 20 и 40 рублей. Они печатались неразрезанными, на плохой бумаге, без всякой нумерации, с большим количеством ошибок.

Параллельно с ростом расходов наблюдалось резкое снижение доходов. Так, например, в первые же месяцы революции поступление поземельного налога упало на 32%, городских недвижимых имуществ на 41%, квартирного налога на 43% и т. д.

Как результат -  падение курса рубля и понижение русских ценностей за границей.

Неспособность Временного правительства управлять проявилась в том, что уже через месяц после начала его деятельности, оно сумело почти полностью разрушить хозяйственную жизнь страны.

Только за апрель 1917 года продукция металлургической промышленности в Москве уменьшилась на 32%, в Петрограде падение достигало 40%. К июню добыча каменного угля в Донбассе упала на 30%. Тканей производилось только четверть от 1913 года.

К июлю Временное правительство снизило объем заготовок хлеба для нужд городов и армии до 26%, а к августу до 10% от того уровня, который обеспечивал нормальное снабжение армии и городов (стр. 246, Vernadsky, 1944).

Не с "хлебного ли голода" начались февральские волнения?

Накормили. Всё сделали так, как и обещали.

В Петрограде запаса хлеба без дополнительного подвоза хватило бы на десять дней. Лицам, не занятым физическим трудом, выдавали по полфунта хлеба на день.

Это 225 грамм. Это примерно соответствует блокадной норме для иждивенцев в период с 1 октября по 20 ноября 1941 года.

К Октябрю хлебозаготовки еще более снизились .

Денежная система России под руководством Временного правительства практически рассыпалась, и над страной нависла угроза финансового краха. Деньги полностью обесценивались, страна переходила к натуральному товарообмену.

После переворота курс рубля упал почти в 10 раз, поскольку за первую половину 1917 г. Временное правительство напечатало 4 млрд рублей против 0,5 млрд рублей напечатанных царским правительством за весь 1916 год. Например только с июля по сентябрь 1917 года курс упал с 226,5 рублей за 10 фунтов стерлингов до 322,5 рублей (стр. 248, Vernadsky, 1944).

Государственный долг России к началу 1917 года составлял 33 млрд. руб., а уже к концу правления Временного правительства — 60 млрд.

Военные реформы

Начало военным реформам положил Приказ № 1, выпущенный 1 марта 1917 года в количестве 9 миллионов экземпляров.

Главным врагом  Февраля стал офицерский корпус.

Военные реформы начались с увольнения огромного числа командующих генералов — операция, получившая в военной среде горько ироничное название "избиения младенцев".

В течение нескольких недель было уволено в реэерв до полутораста старших начальников, в том числе 70 начальников пехотных и кавалерийских дивизий.

К апрелю и в армии, и в тылу почти повсюду действовали, уже самочинные, комитеты и советы разного наименования, состава и круга деятельности, вносившие невероятный сумбур в стройную систему военной иерархии и организации.

Но "избиение младенцев" было отнюдь не фигурой речи.

«Отмечу еще одно странное явление, – писал думец граф Э.П. Беннигсен, – убийство военных выдающихся специалистов. Кажется, уже 27-го были убиты два генерала-артиллериста, работавшие на Обуховском заводе».

Днем 28 февраля до радостно-возбужденной Думы добрался морской офицер из Кронштадта. «Солдаты и матросы убивают всех офицеров Балтийского флота, – кричал он. – Комитет обязан вмешаться».

Первой жертвой стал вахтенный лейтенант Г. А. Бубнов, отказавшийся менять Андреевский флаг на революционный красный на линкоре «Андрей Первозванный». Лейтенанта разгневанные матросы подняли на штыки. Это послужило сигналом для расправы над офицерами. На трапе «Андрея Первозванного» был застрелен и сам начальник 2-й бригады линкоров адмирал А. Небольсин.

Были убиты также главный командир Кронштадтского порта адмирал Р. Вирен, начальник штаба Кронштадтского порта адмирал А. Бутаков; 4 марта — командующий Балтийским флотом адмирал А. Непенин; следом за ними комендант Свеаборгской крепости генерал-лейтенант по флоту В. Протопопов, командиры 1-го и 2-го Кронштадтских флотских экипажей Н. Стронский и А. Гирс, командир линейного корабля «Император Александр II» капитан 1-го ранга Н. Повалишин, командир крейсера «Аврора» капитан 1-го ранга М. Никольский и многие другие морские и сухопутные офицеры.

К 15 марта Балтийский флот потерял 120 офицеров, из которых 76 было убито (в Гельсингфорсе — 45, в Кронштадте — 24, в Ревеле — 5 и в Петрограде — 2), а также свыше 20 боцманов, кондукторов и сверхсрочников. В Гельсингфорсе было арестовано около 50 офицеров и в Кронштадте около 300.

В Кронштадте, кроме того, было убито не менее 12 офицеров сухопутного гарнизона. Четверо офицеров покончили жизнь самоубийством, и 11 пропали без вести. Более 600 офицеров подверглись нападению.

Известно, что столкновения в Кронштадте были спровоцированы финской националистической организацией «Шюцкористо». («В подавляющем большинстве случаев, – свидетельствуют офицеры-очевидцы, – инициаторами этой расправы являлись не свои матросы, а какие-то посторонние, переодетые матросами».)

Для сравнения: все флоты и флотилии России потеряли с начала Первой мировой войны 245 офицеров.

Русская армия стала управляться комитетами, составленными из элементов чуждых ей, большею частью случайно попавших в ее ряды, представлявших скорее межпартийные социалистические, нежели военные органы.

Во главе фронтов ВОЮЮЩЕЙ АРМИИ  были поставлены такие чуждые ей люди: Западного фронта — штатский, еврей, социал-демократ. большевик Познер; Кавказского — штатский, социал-демократ. меньшевик, грузинский шовинист Гегечкори; Румынского — эсер, врач, грузин Лордкипанидзе.

В конце июня, Временное правительство учредило должность комиссаров фронтов, определив их функции следующим образом: руководствуясь указаниями военного министерства, направлять к единообразному разрешению все политические вопросы, возникающие в пределах армий фронта, содействуя согласованной работе армейских комиссаров.

Позднее, в конце июля организация завершилась учреждением должности верховного комиссара при Ставке, а все делопроизводство — сосредоточено в политическом отделе при военном министре.

Итак, в русской армии, вместо одной, появились три разнородных, взаимно исключающих друг друга власти: командир, комитет и комиссар.

Три власти призрачные... А над ними тяготела, на них духовно давила своей безумной, мрачной тяжестью — власть толпы.Именно эта власть часто оказывалась решающей.

Временным правительством было бездарно провалено летнее наступление на фронте, для которого в 1916 году были созданы все необходимые резервы вооружений.

Росло дезертирство. На 1 сентября 1917 года из армии дезертировало 1 млн 865 тысяч человек ( http://soldat.ru/doc/casualties/book/chapter2_2.html).

Численность российской армии в Первую мировую войну – 15 млн 500 тысяч. То есть 12% - почти каждый десятый.

О том, как издавался "Приказ № 1" и к каким катастрофическим последствиям он привел, я уже писала:

Приказ № 1 как эталон развала армии


Действия "ответственных правителей", путем заговора захвативших бразды правления Российской Империей, вызывали недоумение даже у врага, с которым Россия в тот момент вела войну.

«В марте поддерживаемая Антантой революция свергла царя… Какие причины были у Антанты идти рука об руку с революцией, мне непонятно… Но несомненно, что Антанта надеялась извлечь из революции выгоду для ведения войны…», — пишет в мемуарах германский генерал Эрих Людендорф.

Людендорф откровенно, с доходящим до высокого цинизма национальным эгоизмом, говорит:

"Я не сомневался, что разгром русской армии и русского народа представляет большую опасность для Германии и Австро-Венгрии... Наше правительство, послав Ленина в Россию, взяло на себя огромную ответственность! Это путешествие оправдывалось с военной точки зрения: нужно было, чтобы Россия пала. Но наше правительство должно было принять меры, чтобы этого не случилось с Германией".

Об этом же писал и лидер меньшевиков Феликс Дан: «Временное правительство, на мой взгляд, слепо шло на поводу у дипломатов Антанты и вело и армию, и революцию к катастрофе».

ПАРАД СУВЕРЕНИТЕТОВ

Три главные политические партии Кавказа — азербайджанская Мусульманская демократическая партия (Мусават), армянская Дашнакцутюн и Грузинская социал-демократическая сразу же после Февральской революции в ответ на признание Временного правительства получили гарантии автономии в рамках будущей федеративной России.

4 марта 1917 года в Киеве представители местных политических партий образуют «Центральную раду», провозгласившую себя властью на Украине. Вместо того чтобы сразу расстрелять всех её членов, Временное правительство начало туманно обещать автономию, и уже 10 июня Рада провозгласила независимость, а 16 марта толпа в Киеве снесла памятник Столыпину.

2 (15) июля 1917 года Временное правительство фактически капитулировало перед украинскими сепаратистами, заявив о “праве на самоопределение” и признании Генерального секретариата.

29 марта 1917 года Временное правительство совершенно неожиданно для многих выступило с заявлением о «независимом польском государстве».

Если это не шаги, направленные на развал и раздробление страны, то что?

Из личного дневника посла Франции в России Мориса Палеолога:

«30 марта 1917 года. Самый опасный зародыш, заключавшийся в революции, развивается вот уже несколько дней с ужасающей быстротой. Финляндия, Лифляндия, Эстляндия, Польша, Литва, Украина, Грузия, Сибирь требуют для себя независимости или, по крайней мере, полной автономии.

.... Французская революция начала с объявления Республики единой и неделимой. Этому принципу были принесены в жертву тысячи голов, и французское единство было спасено. Русская революция берет лозунгом Россия разъединенная и раздробленная».

Не под вашим ли руководством этот лозунг был внедрён, господин посол?

18 июля 1917 года Временное правительство распустило сейм Финляндии, провозгласивший её независимость, но, конечно, не могло восстановить контроль над всей автономией.

Французский посол Морис Палеолог.

Буквально сразу же после революции 4 марта 1917 г. он написал в своем дневнике:

«Ни один из людей, стоящих в настоящее время у власти, не обладает ни политическим кругозором, ни решительностью, ни бесстрашием и смелостью, которых требует столь ужасное положение

Именно в Совете надо искать людей инициативных, энергичных и смелых. Разнообразные фракции социалистов-революционеров и партии социал-демократии: народники, трудовики, террористы, большевики, меньшевики, пораженцы и пр. не испытывают недостатка в людях, доказавших свою решительность и смелость в заговорах, в ссылке, в изгнании…Вот настоящие герои начинающейся драмы!».

Итак, господин французский посол уже в марте 1917 года  знал, кто будет "настоящим героем начинающейся драмы" - Советы.

Масштабная дезорганизация всех уровней управления, саботаж и откровенное неподчинение декретам и указам Временного правительства с самого начала его правления приняло повсеместный характер.

И если в самой столице вплоть до июля 1917 г. было явное двоевластие: самого Временного правительства и революционного Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов, то в провинции и других городах и окраинах России было и многовластие, а местами царила настоящая анархия.

КАК ОНИ ПОТОМ БИЛИ СЕБЯ ПЯТКОЙ В ГРУДЬ

В 1983 году, за рубежом, было опубликовано признание главного либерального идеолога Февральской революции, министра первого состава Временного правительства П.Н. Милюкова, которое он сделал в узком кругу единомышленников после своей отставки, в мае 1917 г., и затем изложил в одном из писем вскоре после Октябрьского переворота:

«В ответ на поставленные вами вопросы, как я смотрю на совершенный нами переворот (Февральскую революцию), я хочу сказать... того, что случилось, мы, конечно, не хотели... Мы полагали, что власть сосредоточится и останется в руках первого кабинета, что громадную разруху в армии остановим быстро, если не своими руками, то руками союзников добьемся победы над Германией, поплатимся за свержение царя лишь некоторой отсрочкой этой победы.

"Надо сознаться, что некоторые, даже из нашей партии, указывали нам на возможность того, что произошло потом... Конечно, мы должны признать, что нравственная ответственность лежит на нас.

Вы знаете, что твердое решение воспользоваться войной для производства переворота было принято нами вскоре после начала войны, вы знаете также, что наша армия должна была перейти в наступление, результаты коего в корне прекратили бы всякие намеки на недовольство и вызвали бы в стране взрыв патриотизма и ликования.

Вы понимаете теперь, почему я в последнюю минуту колебался дать свое согласие на производство переворота, понимаете также, каково должно быть мое внутреннее состояние в настоящее время. История проклянет вождей, так называемых пролетариев, но проклянет и нас, вызвавших бурю.

Что же делать теперь, спросите вы. Не знаю, то есть внутри мы все знаем, что спасение России – в возвращении к монархии, знаем, что все события последних двух месяцев явно доказывают, что народ не способен был принять свободу, что масса населения, не участвующая в митингах и съездах, настроена монархически, что многие и многие, голосующие за республику, делают это из страха.

Все это ясно, но признать этого мы не можем. Признание есть крах всего дела, всей нашей жизни, крах всего мировоззрения, которого мы являемся представителями».

Что же это за "ответственные профессионалы", которые не в состоянии даже принять на себя ответственность за содеянное?

Среди 37 человек, входивших в  состав правительства со 2 марта по 25 октября, - академик, пять профессоров, два приват-доцента.

Но и те, кто формально не имел ученого звания, были крупнейшими специалистами в своих областях: юристы А.С. Зарудный и П.Н. Малянтович, экономисты А.В. Пешехонов, С.Н. Прокопович и А.И. Шингарев, инженер А.В. Ливеровский, предприниматели А.И. Коновалов и С.Н. Третьяков. На 37 человек приходилось семь инженеров, шесть юристов, пять экономистов, три врача и три историка.

Ну чем не профессионалы? Чем не "ответственные" люди?

И вот эти "ответственные" профессионалы, захватившие власть в стране под чутким руководством западных послов, выступили не "спасителями страны", на роль которых они претендовали, а именно как ЛИКВИДАЦИОННАЯ КОМАНДА, перед которой была поставлена задача разрушения Российской Империи. Или, используя язык их агиток,- это было правительство освобождения России от самой России.

Вот их "достижения":

1) Развал армии в период войны, что привело к утрате победного положения Русской армии и исключению России из числа победителей в Первой мировой войне.

2) Развал правоохранительных органов, приведший к неслыханному разгулу анархии и бандитизма.

3) Развал экономики, выразившийся в резком падении всех видов производства, гиперинфляции и обнищанию населения.

4) Развал всей системы управления страной, включая как местные органы управления, так и верховную власть.

5) Запуск парада суверенитетов, в результате которого территория Российской Империи сократилась более, чем на 1 миллион квадратных километров.

Казалось бы, такие "достижения" должны навсегда покрыть позором каждого, кто только заикнется о возможности повторения таких деяний.

Однако нет! И сейчас кое-кому такие "достижения" очень хочется повторить.

И надо называть их устремления своими именами: это те, кто стремится к ликвидации России. И относиться к таким устремлениям со всей строгостью закона.


Прихожанка

***

Источник и литература.
.


  • 1

антисоветизм:

(Анонимно)
=Итак, господин французский посол уже в марте 1917 года знал, кто будет "настоящим героем начинающейся драмы" - Советы.=

  • 1