ss69100 (ss69100) wrote,
ss69100
ss69100

Categories:

Красное знамя и рейдерский захват памяти

Близятся ко всеобщей радости подуставшего от рабочих будней народа майские праздники. Будут первые выезды на природу, будут встречи с друзьями, будут туристические поездки под иные, затопленные солнцем небеса, или прогулки по нашим улицам с ещё только недавно пробившейся первой, нежно зелёной листвой на деревьях.

Но, кроме этого, будет ещё Дата. Событие. По-хорошему, то их должно быть две, но, будем откровенны, День международной солидарности трудящихся не вызывает в сердцах граждан России такого глубокого отклика, такой остроты и силы переживания, как 9 мая, День Победы.

Больше, чем просто праздник в современной РФ, но одна из тех – на сей раз без доли издёвки и комикования, не место для них, духовных скреп, которые не дают разойтись по швам государству и обществу.

Всеохватный, ибо «Нет в России семьи такой, где б не памятен был свой герой», День Победы дает массам то, чего так мало они видят в реальности: чувство не казенного единства, веру в то, что потомки, как и деды и прадеды до них, способны на подвиг, на отвагу, на гордость, которая ни от каких испытаний не преломится.


Отсюда это пресловутое «Можем повторить!» – это не угроза кому-либо, тем более не желание новой мировой войны с многомиллионными жертвами, но эдакое самовнушение, попытка самих себя убедить, что ещё порох в пороховницах народной души, что мы ещё не полностью, не до конца утратили то, что имели в годы славы, величия и справедливости.

Можем повторить! Ну, можем ведь!? Ещё можем…? Вот что такое сейчас 9-е мая для подавляющего большинства жителей России. Победа – это отдушина, Победа – это глоток, и в самом деле со слезами на глазах, нашего ало-золотого прошлого, когда не было таких крепостей, который бы мы не брали. Глоток – а потом назад – в стабильность.

РФ есть страна победившей приватизации. Она – главный камень в её основании. Это то, что не подлежит пересмотру. Выше, чем любой закон, выше, чем Конституция. Именно ради неё, вопреки воле миллионов, распилили Державу. Ради того, чтобы расхватать, разделить и навеки закрепить за собой советские недра, советскую землю, и, конечно же, советские заводы и фабрики.

Всё это, всё что по мыслям и пониманию архитекторов перестройки и докторов шоковой терапии составляло народное богатство, всё, из чего можно было выкачивать деньги — перешло из “неэффективных” государственных и общественных рук в иные, в высшей степени заинтересованные и чудовищно цепкие руки. Но в угаре того дележа кое о чём грабители позабыли.

В их головы попросту не пришло, что не только лишь материальное составляет достояние страны, что есть и иные вещи: есть память, есть подвиг – та всеобщая святыня, которая дорога каждому. Но раз дорога, значит и за неё можно заставить платить! За прошлое, за возможность приобщиться к ушедшему величию и славе.

Если можно приватизировать построенные чужими руками и умом предприятия, то почему нельзя попытаться приватизировать и выстраданную и выбитую в рукопашной у самой истории Победу? И они попытались…

Примеров найти можно много. Ретушируются (это теми то людьми, которые языки в 90-е стерли, клеймя советскую цензуру) символы, смыслы, факты. Можно припомнить не столь давний издевательский парад “реконструкторов” из Российского Военно-Исторического общества с орлами на боевой технике времён Великой Отечественной.

При том, что золотое правило всякого историка, всякого, кто пытается воссоздать прошлое – ничего от себя! Даже если нет источников, стараться не домысливать, не наделить прошлое несвойственными ему чертами, не исказить, признать, что чего-то не знаешь, но не подделывать! А уж здесь-то источники были – и ничто, кроме политического заказа, не мешало сделать точную и корректную реконструкцию.

Или вот, мавзолей Ленина. Гордый, гранитный – снова и снова скрываемый пошлой и дрянной фанерой. Можно даже сделать вид, показав полную историческую безграмотность, что Ленин к Победе отношения не имеет – умер, дескать, ещё в 1924 – а то, что именно Советская Россия, порождённая волей Революции, волей народов – и волей и умом Ленина и была тем, кто победил, а прежняя Россия проиграла все свои последние войны – на это можно закрыть глаза.

Но именно с трибуны Мавзолея принимали парад Победы в 1945. На нём стоял верховный главнокомандующий – генералиссимус Сталин, к подножию Мавзолея были брошены штандарты побеждённого нацизма. На Мавзолей смотрели те, кто чеканил шаг по брусчатке с той же решимостью, с какой форсировал Днепр и Одер.

И пусть народ придумывает печальные шутки, в духе перепевки поэтической классики – Песни о буревестнике: «Храбрый Путин робко прячет Мавзолей в фанерный короб,” – год от года не меняется ничего. Потому это тоже знак.

Сокрытие мавзолея в ходе праздничных мероприятий – это символический акт отрицания всей Советской истории, того, что дала трудовому народу Советская власть и за что советские люди готовы были отдать свою жизнь. Не советская, не народная, не общая Победа – победа приватизированная.

В этом же ряду и доска Маннергейму – повешенная без спроса, снятая без извинений – просто отложенная до лучших времён. Всё это – декоммунизация по принципу два шага вперёд, один – назад. Медленная, ползучая.

Иные может и хотели бы как на Украине – резко и сплеча, да страшновато, а главное – ведь понятно же на самом деле, что нельзя отказаться и предать анафеме всё советское, не отказавшись от величайшей победы Союза. А отказываться не хочется – хочется монетизировать. Хочется прикрывать ею, как прикрыли Мавзолей дешёвыми декорациями, подлости и позоры дня сегодняшнего.

А теперь вот отличился Бессмертный полк. Организаторы акции подписали соглашение о единых принципах проведения шествия 9 мая, в числе которых и такой: не приносить красные знамена и портреты Сталина. Следующим образом об этом высказался 19 апреля координатор акции в Екатеринбурге Валерий Басай:

«Нужно особое внимание на спекулятивное использование рядом политических сил атрибутики военного времени — красных флагов — и портретов военачальников и руководителей страны времен Великой Отечественной войны».

По мнению организатора, если человек идет с портретом не своего родственника, а «чужого для него» маршала военного времени, то это можно расценить как нарушение принципа «без политики, без рекламы».

Но позвольте, господа! Но что такое вообще «Бессмертный полк»? В чем его суть и идея? Автору этих строк представляется, что все эти многотысячные шествия с фотографиями – это попытка общими усилиями поддержать, сохранить, раздуть пламень всенародной памяти.

Не личной а именно одной на всех – как и сама Победа. В индивидуальном порядке чтить своего предка вполне можно и в родственно-семейном кругу: посещая и приводя в порядок могилу, рассказывая детям о том, за что получена та или другая медаль, хранящаяся среди фамильных реликвий, опрокидывая поминальную стопку.

Не так – в случае с Бессмертным полком, где каждый индивидуальный вклад – это кирпичик в общем здании, где на вершине цель: не забыть ни при каких обстоятельствах кто и за что дрался с врагом, что значила тогда, в 1945, и теперь, десятилетия спустя, когда всё меньше и меньше живых участников и даже свидетелей, но всё равно, эта Победа.

Бессмертный полк – не просто шествие, не просто такая вот общая майская прогулка по городам и весям – суть акции в том, что это должна быть ожившая колонна ушедших героев, будто рука об руку идущих с потомками, победивших не только чуму фашизма, но и безжалостные годы и самую смерть, победивших время, перешагнувших, как через колючую проволоку, через риск забвения – и идущих парадным строем в вечность. И здесь – запрещают красное знамя?

Но стоит ли удивляться? Выросшую из народа идею успешно приватизировали – и не просто приватизировали, но и символически это оформили. Как многие знают Бессмертный полк появился в 2011 году, он был создан в Томске журналистами Сергеем Лапенковым, Сергеем Колотовкиным и Игорем Дмитриевым.

Там же, в Томске, народное движение получило название «Бессмертный полк», был создан Устав Полка, в котором сформулированы принципы движения как некоммерческой, неполитической, негосударственной гражданской инициативы.

Некоторое время так оно и было. Полк ширился, идея разлеталась по стране, она собирала огромное число людей – и, конечно, была замечена властью, чья главная цель и сверхзадача – увидеть ценное и присвоить его. 9 мая 2015 Полк в составе почти полумиллиона человек прошёл по Москве вместе с президентом. А потом…

В конце мая 2015 года основатели движения «Бессмертный полк» опубликовали открытое письмо к Владимиру Путину, в котором сообщили о появлении предложений к членам движения от представителей из Общественной Палаты и ОНФ работать координаторами, но уже «на окладе, с записью в трудовой книжке, под опекой данных структур», что влечет за собой формализацию движения.

По словам Сергея Лапенкова, из «низовой, народной инициативы» хотят сделать подотчётную организацию, а предстоящий съезд как раз призван подготовить для неё площадку: «Наши координаторы не хотят участвовать в политике, но перед ними выбор: они опасаются, что, если они не поедут на эти съезды, потом у них могут возникнуть проблемы с проведением акций на 9 Мая». Вот что за люди? Бабла не хотят! Покровителей высоких не хотят! Хотят сохранить чистую совесть! Не нужны такие!

И вот молниеносно в июне 2015 года была создана по инициативе Николая Земцова (в 2013 году исключенного из рядов Бессмертного полка общим решением координаторов за нарушение Устава), ОНФ и Общественной палаты РФ новая структура — ООД “Бессмертный полк России”. Ничего необычного – просто рейдерский захват – классика жанра. Пусть теперь и не какого-нибудь производства, фирмы, или помещения, а памяти. Так что теперь организаций у Полка две – и нетрудно понять какую больше любят властьпредержащие.

Зайдите на сайт нового Полка https://polkrf.ru/ — и вы увидите крупно и наглядно знак приватизаторов. Орден красной звезды, но только из него вымаран советский солдат в будённовке, вымарана надпись “Пролетарии всех стран – соединяйтесь!”, слово СССР, серп и молот.

Их место занял уроженец Каппадокии Георгий, именующийся в церковной традиции Победоносцем. И не важно, что никогда советские бойцы, красноармейцы не сражались под таким знаком, не важно, что среди них были сотни тысяч, миллионы убеждённых коммунистов, множество атеистов, представителей других религий и конфессий – а ведь даже в царские времена инородцам и иноверцам разрешали присягать по своему обычаю.

Вот оно, тавро власти на лоб чтящего предков общества – велено помнить не то, что было, а то, что положено! Не Георгий копьём проткнул немецкого орла, а советский парень – комсомолец в будённовке, не РФ и не абстрактная “вечная историческая Россия” дошла до Берлина, а сталинский Советский Союз.

Но вот вам пустышка, фейк, подделка, втискиваемая с поражающей воображение наглостью на место оригинала.

Знаете, что он мне напоминает? В Западной Германии после войны, в 1957, появилась специальная денацифицированная версия Железного креста.

Во времена Третьего Рейха, естественно, на них, равно как и на другие награды, наносилась государственная символика – свастика. В ФРГ она стала вне закона, но ветераны-орденоносцы могут обменять ставшую неполиткорректной версию на ту, где свастика заменена дубовой ветвью (по образцу Железных крестов наполеоновский времён, вручавшихся в кампанию 1813). Что до оригиналов, то их ношение, продажа или иное использование юридически запрещено.

Это – проигравшие. Фашисты. Те, кто дрался на стороне Гитлера. Да, и сражаясь за неправое дело можно проявлять отвагу – и спорный вопрос, верно или неверно решили в руководстве новой, федеративной Германии, дозволив сохранять об этом память, пускай и в смягчённой, приведённой в соответствие с нормами времени образом.

Но у нас когда успел вступить в силу закон о декоммунизации? Кто вообще в итоге победил, если нет разницы между тем, как поступили с инсигниями той и другой стороны? Вы скажете, автор передёргивает? Нет! Если только самую малость опережает события!

Если нельзя являться с красным знаменем, то до запрета на боевые награды с советской символикой остался один шаг. И будут те же «аргументы» – не надо рекламы, не надо политических спекуляций. Уберите эти свои серпы и молоты! Не надо вдумываться – надо маршировать.

А, между тем, война – это не просто борьба за индивидуальное выживание. Тогда самая эффективная стратегия была бы – каждый сам за себя, или вовсе сотрудничество с противником.

Государства сражаются за земли и ресурсы, но люди идут на смерть во имя принципов. А в той грандиозной схватке, которой была Великая Отечественная, это было важно и ясно обеим сторонам больше, чем когда бы то ни было. Франц Гальдер, начальник штаба сухопутных войск вермахта, записал в марте 1941 со слов Гитлера: »

Предстоящая кампания — это нечто большее, чем просто вооруженная борьба — это конфликт двух мировоззрений».

Не только лишь Германия шла войной на Россию – между нашими странами и прежде бывали конфликты, из которых к тому моменту крупнейшим была Первая мировая война, но никогда и близко не было того накала, той ярости, той концентрации всех сил и всей воли, как в 1941-1945, когда фашизм шёл истреблять коммунизм – глобальную свою антитезу. Расистская, шовнистическая, иерархическая система, где одним народам вменялось в должное повелевать и эксплуатировать, а другим – служить питательным субстратом для первых, атаковала страну всенародного равенства и братства.

Это – не просто слова. Допустить это – значит опошлить, в самом главном оболгать Победу. Знамёна были бы кусками материи, а медали – металлическими побрякушками, навроде броши, ради которых никому не придёт в голову рисковать головой, если бы за ними не стояло идейное содержание. И именно его силятся не пропустить на шествие, а главное – в головы людские, те подлецы, которые считают, что могут приватизировать народную гордость и память.

А что сказали бы сами те, ушедшие в бессмертие, если бы им предложили: «Откажитесь от красного знамени?». Один, однозначный был бы их ответ – нет! Ведь это – измена, предательство. Главный символ армии – её знамя. Вокруг знамени формируется часть. Утрата знамени – позор.

При утрате знамени командир части и непосредственные виновные в этом подлежали суду. Захват вражеских флагов – успех, достойный награды. Знамя целуют во время присяги. За знаменем поднимаются в атаку. Жертвуют собой, чтобы вырвать знамя из рук противника – и нет лучше свидетельства Победы, чем собственный стяг, водруженный в центре вражеского логова.

Знамя Победы, взвившееся над Рейхстагом, стало общим символом для всей Красной армии, для всех наших солдат, как выживших, дошедших, так и с честью отдавших свою жизнь во имя Отечества. Оно сконцентрировало в себе славу всех наших знамён, оно стало конкретным знаком-воплощением торжества советского народа в Великой Отечественной.

Это нашло отражение даже в законе — установлено, что: «Знамя Победы является официальным символом победы советского народа и его Вооружённых Сил над фашистской Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 годов, государственной реликвией России».

Вот так! Вот что такое – красное знамя Победы. Его, это знамя, выбеленное солнцем в походах и вновь обретшее яркий кумач, пропитавшись кровью погибших, не смогли вырвать из наших рук враги, как бешено не рвали.

Так неужели мы позволим тихо его приватизировать, а по сути, украсть, спереть, подменив муляжом, у нас Победу? Нет! Никогда! Ни за что! Всех и каждого призываю: на какую бы акцию 9 мая вы ни шли – берите с собой красный стяг! Нет его – просто кусок алой материи, на котором как сумеете изобразите золотые серп и молот.

И если какая-то гнида попробует отнять его у вас – ни при каких обстоятельствах не отдавайте! Деритесь! Бейте врага в рыло без жалости и предисловий, потому что перед вами – фашист, в какой бы одёжке он ни был. Всей силою, всей душой и сердцем ломите, как это делали фронтовики!

Будем биться, будем рвать зубами, но сохраним память, совесть и честь! Иначе недостойны мы стоять даже с тенями победителей в одной колонне…


Иван Мизеров


***


Источник.
.

Tags: десоветизация, история, символ, советский, фашизм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments