?

Log in

No account? Create an account
мера1

ss69100


К чему стадам дары свободы...

Восстановление смыслов


Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Русский как наиболее сохранившийся протоиндоевропейский язык
мера1
ss69100

Кризисное состояние славянских народов в настоящее время связано с отсутствием четких знаний истории становления славянства и его роли в составе индоевропейской расы и всего человечества.

В работах автора «Панорама истории индоевропейцев с эпохи Ледниковья - гл.1,2» [1, 2] предположено существование индоевропейской прародины в центре Восточно-Европейской равнины на территории ДДИКО охотников на мамонтов и на этой основе представлены этапы жизни населения Европы последующих тысяч лет вплоть до конца неолита.

Днепро-Донская историко-культурная область, существовала с 23 до 14 тыс. лет назад.

Она являлась частью единой в ту пору европейской археологической культуры, простиравшейся от Верхнего Подунавья в Центральной Европе до Среднего Дона [3].


На основании данных по генетике Европы конца палеолита, мезолита и начала неолита можно полагать, что ДДИКО была своеобразным (и наиболее многочисленным) убежищем-котлом, в первую очередь, всех популяций северо-запада Евразии, в том числе основных для современной Европы - носителей гаплогрупп R1(56%), I2(10%) и ряда южных гаплогрупп. (Последнему благоприятствовало то обстоятельство, что Черное море вплоть до 6-го тысячелетия до н.э. было пресным озером, долгое время весьма сокращенным по площади).

На протяжении 10 000 лет это пространство формировало человека социально, физически, психологически и ментально и в силу единства культуры не могло не способствовать становлению единого языка (или его диалектов) на ностратической основе.

При этом, как подчеркивает многолетний руководитель Костёнковско-Борщевской экспедиции доктор ист. наук М.В. Аникович [3], общинный характер жизни, постоянная кооперация « не стали тормозом для развития личности…. ». Именно в подобных чрезвычайных условиях вероятно становление индоевропейцев как наиболее активной на протяжении многих веков части современного человечества.

Привлекает внимание то обстоятельство, что происхождение целого ряда европейских гаплогрупп соотносится исследователями с периодом Ледниковья. Не исключено, что соответствующие мутации происходили на территории общности охотников на мегафауну.

Имеющиеся данные о древнем генофонде Европы, динамика его изменения в последующие периоды подтверждают рассредоточение при потеплении 15-14 тысяч лет назад генетически разнообразного ядра охотников на мамонтов (соответственно протоиндоевропейского языка и культуры) во всех направлениях.

В пользу этого свидетельствует, в частности, зафиксированные учеными изменения в послеледниковье женского и мужского генофондов Западной Европы. «Один из вероятных сценариев — экспансия популяций из рефугиума Юго-Восточной Европы или Западной Азии после Ледникового максимума, которые смешались с предковыми европейскими и с ближневосточными популяциями» [4,5]).

Обращает на себя внимание также полигаплогрупный характер западного генофонда и тесный культурный обмен даже между представителями далеко расходящихся ветвей в этот период [6], что также можно рассматривать как следствие распространения потомков охотников на мегафауну. Останки носителей гаплогрупп R1а, R1б, I2 обнаруживаются в период мезолита как на Восточно-Европейской равнине, так и в Западной Европе [6]. Любопытно в этой связи также появление светлых глаз одновременно в Италии и на Кавказе [5].

Можно предполагать, что носители гаплогруппы R1а занимали в основном северо-запад ДДИКО. Это согласуется с обнаружением к настоящему времени древнейших останков носителей R1а возрастом 10640, 7100 и 6380 лет на Украине и 7250 лет в Карелии, а также значительным их количеством на всей Восточно-Европейской равнине в последующем [6].

Оставаясь в большой мере на исходной территории, они распространялись вслед за мегафауной на север и запад. Западное направление подтверждается генетическими расчетами [7,8]. В пользу движения представителей этой ветви также на север свидетельствуют данные отечественной генетики по генофонду Русского Севера и, в частности, сходство женской составляющей последнего с соответствующей составляющей Центральной Европы [9,10,11].

В отношении северного вектора миграций финально-палеолитических охотников интерес представляют также данные о миграциях из центра на север саамов, тысячелетиями сохраняющих женский палеоевропейский генофонд [12].

В обзорной работе [13, гл.15,17] , объединяющей работы антропологов советского и постсоветского периодов, акад. Т.И. Алексеева подчеркивает: «…население, связанное в своем генезисе с северо-западными территориями Европы» было «в эпоху мезолита наиболее многочисленным» на территории Восточной Европы.

Распространение единого типа на огромной территории от Архангельска до Курска и от Смоленска до Пензы объясняется акад. В.П. Алексеевым «отсутствием серьезных географических рубежей, общим языком (хотя и распадающимся на диалекты, но понятным на всей территории), а также социальной изоляции».

По мнению ведущего советского антрополога В.В. Бунака, высказанному еще в 1965г., как и других антропологов, а также Т.И. Алексеевой, для русского населения основной зоны его обитания характерно наличие определенного антропологического типа, связанного с древнейшим населением.

По-видимому, эти характеристики - следствие рассредоточения в западном и северном направлениях потомков охотников на мамонтов ДДИКО при потеплении по мере возрождения лесной зоны. В пользу данного вывода свидетельствуют география мезолитической Бутовской культуры (её протяжённость - от Архангельска и Мезени на севере до Воронежа на юге с центром в районе Москвы) [14], как и установленная Е.В. Балановской и О.П. Балановским явная широтная зависимость генетических характеристик русского народа в отличие от общей для северной Евразии – долготной зависимости [9].

Носители гаплогруппы I2, южных гаплогрупп и отчасти гаплогруппы R1б предпочитают юго-западное и южное направления [6,15]. В Подунавье происходят первые встречи индоевропейцев с населением южных убежищ. В результате, перехватывая эстафету, Балканы и Анатолия на тысячелетия становятся следующим (после Восточной Европы) пространством развития (прародиной) индоевропейцев. Недаром их роль в истории индоевропейцев неоднократно подчеркивается учеными [16,17].

В обзоре истории двухсотлетних поисков исследователями индоевропейской прародины В.А. Сафронов заключает «На Балканах мы видим зарождение древнейшей мировой цивилизации. …это высочайшая культура того времени (V-IV тыс. до н. э.), давшая миру первую письменность, города, ремесло, высокопроизводительный экономический уклад, металлургию, религию, что позволило сохраниться почти в неизменном виде этой праиндоевропейской цивилизации почти 2000 лет» [18 ].

Первая на планете письменность [19-23, 24, 25] – алфавитная индоевропейская письменность девятитысячелетней давности Лепенского Вира. Появление этой письменности – следствие высокого уровня развития ментальности индоевропейской расы в чрезвычайных условиях приледниковой зоны и в последующем.

Протоиндоевропейский характер балканских и части анатолийских культур в силу мирного характера процесса и отсутствия трудностей взаимопонимания, по-видимому, способствовал успешному распространению земледелия в Западной Европе.

Продвижение популяций на запад, север и восток (первоначально в основном вслед за мегафауной) не исключало устремления части племен на привычные для охотников юго-восточные территории Приуралья и Средней Азии, Предкавказья и Ближнего Востока. Как показано [6], генетика убедительно свидетельствует о миграциях при потеплении носителей одних и тех же исходных субкладов гаплогруппы R1б в разных направлениях от центра Русской равнины.

Можно предположить, что, если носители гаплогруппы R1а занимали в основном северную часть Днепро-Донской области, то представители ветви R1б – южную. . Это согласуется с обнаружением к настоящему времени древнейших останков носителей R1а возрастом 10640, 7100 и 6380 лет на Украине и 7250 лет в Карелии, а также значительным их количеством на всей Восточно-Европейской равнине в последующем [6].

Соответственно проявляется возможность разъединения основной массы последних на мигрирующих в западном направлении и оказывающихся в результате на Балканах и юге Западной Европы, либо предпочитающих южное и восточное направления. В работе [26] говорится о проявлении потомков охотников на мамонтов - носителей этой гаплогруппы - на Ближнем Востоке, где 10,5 тысяч лет назад они первыми одомашнивают крупный рогатый скот.

Кроме того, установлено распространение материальной культуры в Сибирь на исходе палеолита почти до 80-ой параллели [9], что можно объяснить долгим сохранением в Сибири мамонтовой фауны. Впоследствии часть этих племен могла оказаться на южно-сибирских территориях и на Южном Урале.

Так или иначе, возникновение на северо-западе Евразии в послеледниковье выраженной двухзональной природной структуры (лесов и степей) способствует в начале мезолита становлению двух ветвей протоиндоевропейцев [27, 28]: оседлой - население лесо-речных и приморских долин, и поэтапно-мобильной (степной), впоследствии в основном скотоводческого типа хозяйствования. Исходное разделение, таким образом, могло быть связано с выбором различающимися в культурном и генетическом отношении племенами разных направлений миграций.

Первая ветвь состояла из племен, как оставшихся на Восточно-Европейской равнине, так и продвинувшихся в западном и южном направлениях (носителей самых разнообразных гаплогрупп, включая I2, R1а, R1б и южные гаплогруппы, что является следствием их предыдущего сосредоточения в центре Русской равнины).

Согласно философским представлениям (седьмой принцип герметизма, инь - ян в китайской философии) эту ветвь можно рассматривать как ветвь женского типа: для человека была характерна направленность вовнутрь, на гармонию с обществом и природой - правополушарность. В силу оседлости эти племена сохраняют формировавшиеся тысячелетиями общественные ценности и основы языка.

Известно, что географические особенности восточной части равнинногоевразийского пространства исторически формировали преимущественно пастушеско-скотоводческие племена. Многовековые перемещения по равнинам обеспечивали контакты племен с другими языковыми группами, что нарушало естественность процесса развития языка [29]. Формировался действенный, направленный вовне, левополушарный, рассудочный характер мужского типа.

Генетически эти племена оказались, как упоминалось, носителями в большой мере гаплогруппы R1б. Освоение определённых территорий спустя поколения чередовалось с дальнейшей миграцией части племени. В силу привлекательности приатлантического климата вектор миграций наиболее активных племен этой ветви в существенной мере оказался направленным на запад.

Лингвистически возникновение ветвей отражено диапазоном «первоначального индоевропейского расхождения между 7800 и 9800 годами назад» [30], относительно близким к периоду формирования двойственной зональности и разделения ветвей.

Идею раннего разделения протоиндоевропейцев на две ветви, различающиеся в языковом, психологическом и полностью в генетическом отношениях проводит в своих работах А.А. Клёсов [31], полагая, что носители гаплогруппы R1b «продолжили движение на запад, в Европу, но двумя путями. Один путь – через Балканы… Другой путь – через Ближний Восток …далее через северную Африку на Пиренейский полуостров (3750±380 лет назад) и далее в Европу».

Осуществление Г.Г. Котовой вслед Т. Воланским [32], Е.И. Классеном [33] И А.Д. Чертковым [34] около 300 переводов древних памятников письменности алфавитного типа на основе одного из славянских (русского) языков [20-25] – доказательство существования в условиях родо-племенного строя (в основном на территории оседлой ветви) сохраняющего исходный протоиндоевропейский язык так называемого «пространства лингвистической непрерывности» [35].

«Род был тесно сплочен экономически, …однако не мог существовать самостоятельно, так как вступать в брак между собой члены рода не имели права. …При редкой населенности территории СССР в эпоху позднего палеолита людям приходилось поддерживать связи с общинами, живущими на многих днях пути от исходного пункта.

Но большие расстояния, как показывает этнография, не являются препятствием для первобытного человека, если у него есть необходимость в общении с людьми, живущими в сотнях километров» [35, с.91].

Добавим, что об этом же говорится в русских сказках, где юноши отправляются «за тридевять земель, в тридевятое царство», не испытывая, судя по текстам, трудностей в общении.

В начале пространство лингвистической непрерывности, видимо, включало в определенной мере культуры эпиграветт на юго-западе, восточный мадлен, свидерскую и последующие культуры на западе и северо-западе, культуры Восточной Европы, Балкан, частично Анатолии и восточного Средиземноморья, далее все большие территории Центральной Европы, Средиземного моря, и, возможно, некоторые пространства на востоке [22].

Распространение женского генофонда, аналогичного палеоевропейскому генофонду Архангельской области [11], в большой мере, видимо, соответствует этому пространству. (Установлено, что именно женский генофонд в первую очередь обеспечивает сохранение языка). Восточная часть этого пространства оказывается завуалированной последующими многовековыми миграциями с востока на запад.

Причина длительного существования единого языкового пространства после рассредоточения бывших охотников на мамонтов во всех направлениях от центра Восточно - Европейской равнины заключается в устойчивости родо-племенного образа жизни протоиндоевропейцев оседлой ветви на протяжении тысяч последующих лет вплоть до появления территориальных объединений [35, с.94].

Работы Г.Г. Котовой открывают для нас, таким образом, «целую эпоху развития праиндоевропейской общности», создавая в сочетании с гипотезой переноса прародины индоевропейцев в палеолит, возможность «наполнить конкретным содержанием», говоря словами автора [18] находящиеся ранее « за пределами возможностей лингвистики», определенные её фазы.

Так как наиболее ранним образцом буквенного письма, расшифрованного с помощью диалектного русского языка, являются надписи из Лепенского Вира возрастом 7 тыс. до н.э., то время существования известных на сегодняшний день памятников древней протоиндоевропейской письменности составляет порядка 7-6 тысячи лет.

В ходе исследования в памятниках письменности каждого из порядка двух десятков племен (от ретов на севере до финикийцев Карфагена на юге, иберийцев на западе и саков на востоке) выделен ряд составляющих алфавит графически разнообразных букв, пять из которых, как правило, обозначают гласные звуки.

Большинство букв используются в современных европейских алфавитах, в том числе более 20 соответствуют по графике и звучанию буквам кириллицы.

Лингвистическое и историческое обоснования существования протоиндоевропейской письменности в этот период произведено автором в работах [24,25]. Показано, что этапы развития этой самой ранней на планете письменности соответствуют представлениям ученых об этапах развития речи человека и её звукового осознавания [35].

В соответствии с традициями лингвистики и на основании проведенного анализа сборного словаря древнейших культур 7-2 тысячелетий до н.э. составлен 90-словник протоиндоевропейского словаря Балкан этого периода, в котором 14 слов соответствуют известному стословнику Сводеша.

Словарь и девяностословник отражают ту часть бытового языка родо-племенного строя, которая использовалась в древней письменности в соответствии с её тематикой. Перед нами - панорама жизни оседлых протоиндоевропейцев на протяжении тысячелетий: вера, ритуалы, хозяйство, быт.

Как подытоживает автор: «…тематика всех надписей очень простая. Это либо поминальные тексты (например, Ситовская надпись в горах), либо наставления по поводу ловли рыбы и ее соления, добычи и хранения урожая, действия фаллоса, либо бытовая сценка (ловля пиуна), либо констатация события: «у их уси хиузнули» - умерли, либо инструкция по борьбе с врагом».

Особое значение имеет постоянное отражение поклонения в самых различных частях обширного пространства (практически в каждой третьей из около 300 надписей - в первую очередь в эпитафиях) хтоническому божеству Велесу (Великому), который изображался быком: он туло хутит (хоронит) и хитит (похищает), тушит (гасит) и тащит, но и помогает человеку.

Известно, что быки-туры оставались в мезолите наиболее крупными животными лесостепей и степей Европы, достигая веса в 1т и высоты 2 м. Этот обстоятельство способствовало обожествлению образа быка в Западной Европе и появлению целого ряда мифов, в том числе греческих и острова Крит.

Интересно было бы отследить степень соответствия древнего словаря другим индоевропейским языкам, прежде всего, другим славянским, балтским и санскриту. Известно, что русский и литовский полагают наиболее близкими языками с санскритом. Но санскрит - это язык ариев, устремившихся с Русской равнины далеко на юг, тогда как литовцы мигрировали на запад, где веками соседствовали с германскими племенами.

Основа протоиндоевропейского языка наилучшим сохранилась в среде коренных обитателей Восточно-Европейской равнины. Из трёх восточнославянских языков русский язык наиболее близок к предковому древнеславянскому.

Видимо, в истории языка оседлой лесо-речной ветви индоевропейцев основную роль играло не столько относительно низкая подверженность Русской равнины миграционным потокам, сколько её обширность, изолированность поселений, расположенных часто в лесах и, соответственно, раздробление населения на множество контактировавших между собой по речным побережьям (ввиду брачных связей и торговли) очагов, что определяло возникновение большого количества диалектов.

Генетики отмечают: «А.С. Серебровский впервые обратил внимание на то, что когда популяция распадается на изоляты, это ведет не к гибели генофонда, а, наоборот, к его консервации. Это же потом отмечали и Алтухов, и Рычков – если популяцию раздробить, она парадоксальным образом становится устойчивее. О.П. Балановский иллюстрирует это положение примером из Ю.Г. Рычкова…»[36].

Таким образом, факт сохранения на Русской равнине исходного индоевропейского языка, возможность переводов с его помощью древних памятников индоевропейской письменности, начиная с 7-го тысячелетия до н.э.- доказательство реальности существования обширного пространства лингвистической непрерывности – единого языка в далеком прошлом (до крушения легендарной Вавилонской башни).

А.А. Леонтьев подчеркивает, что «выдвинутая в 1950г. С.П. Толстовым [37] гипотеза первобытной лингвистической непрерывности «вызвала ряд возражений,… но серьезных возражений не выдвигалось…Все большую популярность завоевывает мысль о том, что так называемые праязыки, якобы породившие целые языковые семья путем дифференциации, были на самом деле группами диалектов…

Формирование территориальных объединений-племен, союзов племен, наконец, государств – подкосило бывшую первобытную лингвистическую непрерывность.

…Окончательно и невозвратно она исчезла, когда начались направленные миграции народов…
Тогда эти объединения перетасовались… каждый «кусочек», развиваясь долгое время сам по себе, уже не может быть пристроен к другому так, чтобы они совпали»[35, с.93].

Так акад. А.А. Леонтьев более 55 лет назад касается темы влияния образа жизни, территориальных объединений и миграции племен на историю языка, подразумевая различия народов оседлых и мигрирующих.

Результатом масштабного распространения и сохранения на Русской равнине явления единого языка является то, что письменность населения Балкан, многих народностей Средиземноморья и центра западной Европы 7-1 тысячелетий до н.э., включая этрусский язык, в некоторых отношениях оказывается «ближе к современному русскому языку, чем церковнославянский (старославянский, древне-славянский, древнерусский) язык» [21,с.191].

Последние формировались уже в условиях «территориальных объединений - племен, союзов племен, наконец, государств…» и, соответственно, взаимовлияния различных языков и культур [35]. (См. ниже рисунки 9-12 и переводы из работы [20].

Можно видеть, что чтение отдельных фрагментов надписей при понимании особенностей древнего письма несложно и доступно каждому грамотному человеку, тогда как осмысленный перевод возможен благодаря отражающему многочисленные диалекты словарю Даля).

Как упомянуто, сходство последующих славянских языков с этрусским неоднократно утверждалось исследователями 19 века: Е.И. Т. Воланским, Е.И. Классеном, а также А.Д. Чертковым. Детально анализируя лексику и грамматику, А.Д. Чертков включает в единую группу языки пеласгов, этрусков и славян [34], обосновывая это явление и исторически.

Как следует из его работы, особенности древнейшего балканского алфавита, лексики и грамматики, отмеченные в работе [25] , во многом сохраняются впоследствии.

Итак, балканские, средиземноморские, в том числе этрусские и другие памятники письменности - свидетельство существования древнейшей в мире индоевропейской письменности алфавитного характера.

Она отражает исходный, сформированный в палеолите (ДДИКО) язык, который сохранялся на протяжении тысячелетий существования пространства лингвистической непрерывности среди населения оседлой индоевропейской ветви протоиндоевропейцев лесо-речных и приморских долин.

По языку и типу хозяйствования – это протославяне. Расцвет женской протоиндоевропейской ветви приводит, помимо балканских культур, видимо, к формированию крито-микенской культуры, культур Трои, Этрурии, Триполья и целого ряда других культур Средиземноморья, имеющих место, включая 1-ое тысячелетие до н.э. По крайней мере, это культуры народностей, индоевропейский характер письменности которых установлен в настоящее время
в большой мере Г.Г. Котовой.

Здесь следует ещё раз вспомнить заключение известного лингвиста А. Мейе: славянский – это индоевропейский язык архаического типа, словарь и грамматика которого не испытали « тех внезапных изменений, которые придают столь характерный вид языкам греческому, итальянскому (особенно латинскому), кельтским, германским...» [29].

Третье тысячелетие до н.э. - время позднего неолита, начала эпохи бронзы - период изменений в экономике, социальном строе, культуре древней Европы.

Как свидетельствует генетика, генофонд раннего и среднего неолита Европы отличается от её генофонда позднего неолита, тогда как последний практически совпадает с генофондом современной Западной Европы, включающим около 60% носителей гаплогруппы R1б, порядка 20% - I, 15% - R1а и 5% южных гаплогрупп (G2, Н, J2, E1b). Из этого следует вывод: при переходе от среднего к позднему неолиту Европа (имеется в виду Западная и Центральная Европа) принимает какую-то массовую миграцию.

Рост населения лесной полосы Восточной Европы, серия похолоданий, тенденции развития производящего хозяйствования и использования металлов, формирование племенных объединений - все это, как свидетельствует археология, способствует увеличению количества поселений в южных районах и стимулирует южное направление миграций части племен.

Миграционные процессы, в том числе западного направления, по-видимому, отчасти усиливаются в связи с продвижением с востока финно-угорских племен вследствие процессов заболачивания Западной Сибири и продвижения массива хвойных лесов на территорию Восточной

Европы[38]. (Процесс миграции с востока уральских племен в Восточную Европу детально проанализирован также в работе К.А. Пензева [39]. )

С другой стороны развитие скотоводства в условиях засушливости степей определяет устремление скотоводческих племен на север - в лесостепи.

Таким образом, в 4-3-ем тысячелетиях до н.э. имеет место сосредоточение долгожителей лесных и лесостепных пространств с одной стороны и скотоводческих племен степной зоны с другой на юге Восточной Европы вследствие центрального расположения и климатических преимуществ этой территории для развития производящего хозяйствования.

Происходит встреча двух взаимодополняющих ветвей индоевропейцев, активизация взаимоотношений, хозяйственной и культурной жизни – явление, которое обозначается исследователями как существование очередной индоевропейской прародины. Генетические и археологические исследования свидетельствуют о том, что в северной части территорий преобладали носители гаплогруппы R1а, а в южной степной - R1б.

Это время начала широкого применения колеса, сохи, использования тягловой силы волов. Отсюда индоевропейцы (как скотоводы, так и наиболее активные племена лесной и лесостепной зон) распространяются на запад, юг и восток. На юг мигрируют арии, протоармяне, на юго-запад продвигаются протогреки, балты и протогерманцы - на запад. Население, сохраняющее верность прародине на Русской равнине – это проторусские племена.

В этой связи начало становления собственно русского народа соотносится с распадом единства оседлой ветви индоевропейцев на Восточно-Европейской равнине. Установленное российскими генетиками широтное изменение генетических характеристик русского народа [9] отражает в целом историю его формирования, обусловленную сохранением носителей гапплогруппы R1а на территории ДДИКО в Ледниковье и её распространением на север в послеледниковье и мезолите.

(Забегая вперед, отметим, что последующее давление мигрантов с запада, юга и востока в период средневековья способствовало уплотнению славянского ядра на Восточно-Европейской равнине. Так называемая славянизация активизировала процессы самоосознания восточного славянства, социализации и становления Киевской, а затем и Московской государственности, воспрепятствовав распадению языка на диалекты) [40].

В силу похолоданий на севере, засухи в степях, истощения пастбищ с одной стороны и привлекательности мягкого и влажного климата Западной Европы с другой, определенный западный вектор миграций наблюдается постоянно.

Археологами и генетиками были рассмотрены различные варианты распространения мигрантов - как со стороны Пиренеев, так и с востока. В настоящее время многие ученые полагают, что основную роль в этих процессах, независимо от направлений миграций, имело место постепенное и поэтапное расселение в западном направлении скотоводческого населения из степных районов Причерноморья, а также частично из Малой и, возможно, Передней Азии - носителей в основном гаплогруппы R1б.

Результатом процессов этого периода явилось распространение в хозяйстве западной Европы крупного рогатого скота. Успехи скотоводства и металлургии вели к значительному изменению всей общественной структуры живших на этой территории племён: накоплению богатств, появлению знати, межплеменным конфликтам, объединению родственных племен.

Устои матриархально-родовых отношений неуклонно подрывались, ибо носители гаплогруппы R1b были сложившимся патриархальным сообществом [41].

Военизированный характер, развитая социальная организация, владение крупным скотом (олицетворением, по представлениям мирного населения, божественной силы всемогущего Велеса), физическое здоровье прибывающих (в большой мере молодых мужчин), в силу образа жизни и широкого использования продуктов животноводства – всё это с поколениями привело к перераспределению мужского генофонда в пользу носителей этой гаплогруппы.

В мифологии эти события проявились как конец Золотого века, единства языка (крушение Вавилонской башни), наступления века Медного, появления образа Европы на Быке. Со временем была разрушена Троя, пала крито-микенская культура, древний язык все более вымирал.

Обычно именно с этим периодом ученые связывают появление в Европе носителей индоевропейских языков, основываясь в большой мере, на возникновении новой производственной терминологии. Однако архаичного характера [29] близкородственные славянские языки занимающего огромные пространства оседлого населения никак не могли сформироваться под влиянием наложения разнообразных языков мобильных племен.

В действительности в это время в Западной Европе под влиянием территориальных объединений начинается сложнейший и очень длительный процесс формирования множества своеобразных языков. Субстратом является исходный протоиндоевропейский язык оседлой ветви в разной мере (в зависимости и от географии) смешавшийся на западе за прошедшие тысячелетия с языками выходцев из убежищ Ледниковья.

Этот устоявшийся, в основном протославянского характера, субстрат в последующий длительный период подвергается воздействиям языков племен индоевропейцев мобильной ветви, лексика, грамматика и произношение которых были изменены странствиями. Языки наслоений существенно различались и между собой в зависимости от периода, географических особенностей миграционных путей и интенсивности контактов с неиндоевропейскими племенами.

По возникновении греческой и римской государственности, колонизации греками и римлянами больших территорий первоначально происходит вымирание древних языков Средиземноморья. Процесс продолжается в Западной Европе при становлении территориальных объединений европейских народностей. В результате на относительно небольшой, но разнообразной географически территории возникает около 30 народностей и государств.

В ходе последующей ответной социальной организации народностей первой ветви и её активного сопротивления давлению прибывающих, языки оседлой (женской) ветви сохраняются в центре и на юге Европы (западные, южные славяне), а также, как обсуждалось, на наименее подверженной активным миграционным потокам пространной Восточно-Европейской равнине. Восточные славяне в настоящее время – проявление наиболее выраженной части женской ветви индоевропейцев.

Современные языки южных славян (нередко в горных областях) – результат частичного сохранения обширного западного ареала пространства лингвистической непрерывности протоевропейского (протославянского) языка периода родо-племенного строя.

Таким образом, перенесение прародины индоевропейцев в палеолит на территорию имеющей место с 23 до 14 тысяч лет назад Днепро-Донской историко-культурной области охотников на мамонтов подтверждается целым рядом изменений в Европе и на соседних пространствах, начиная с послеледниковья. Эти изменения зафиксированы различными научными направлениями (генетикой, археологией, историей, лингвистикой и др.).

Характер наблюдаемых исторических изменений позволяет наполнить конкретным содержанием этапы развития индоевропейской расы на протяжении более 20 тысяч лет.

Историческими следствиями существования индоевропейской прародины в центре Русской равнины можно полагать:

1) последующий расцвет балканских культур;

2) масштабное явление на протяжении существования родо-племенного строя (послеледниковье, мезолит и, частично, неолит) единого протоиндоевропейского языка протославянского типа - пространства лингвистической непрерывности;

3) эффективность (при мирном характере процесса и отсутствии трудностей взаимопонимания) распространения земледелия в Западной Европе в неолите;

4) раннее становление (вследствие двухзональности на северо-западе Евразии пространства в послеледниковье) двух ветвей расы, различающихся образом жизни, частично генетически, особенностями культуры и языка;

5) проявление с 7-го тысячелетия до н.э. самой ранней на планете протоиндоевропейской письменности, свидетельствующей о высоком уровне развития ментальности расы в условиях Приледниковья и в последующее время.


Также следствием изложенной истории индоевропейской расы является современное существование двух её взаимодополняющих ветвей (мужского - левополушарного и женского - правополушарного характера), как и разделение индоевропейских языков на обширный массив языков архаичных – славянских (Восточная, отчасти Центральная Европа и Балканы) и большое количество языков, имеющих разрывы в своем становлении (Западная Европа).

Географические особенности центра Восточно-Европейской равнины, проявление на обширном, наименее подверженным миграциям пришельцев, многочисленных диалектов (чему свидетельство словарь В.И. Даля
), способствовали наилучшему сохранению и естественному развитию древнего языка.

Русский народ - наиболее выраженное проявление женской ветви индоевропейцев, и русский язык отражает её качества: гибкость, душевность, сердечность, эмоциональность.

Недаром нет понятия немецкой или английской души, но есть понятие души русской. Будущее в осознанном раскрытии сути нашей культуры, в основе которой сочетание общественных и личных интересов
(исторически определившее, как упоминалось, возможность формирования белой расы).

Однако текущие интенсивные процессы навязанной элитой народам России вестернизации, внедрение образа жизни, основанного на потребительстве, ведут к массовому, неоправданному загрязнению и искажению русского языка.

При потере опоры на исторически укорененные ценности, лицо народа, культура и язык теряются. Приходит время вспомнить клятву А.А. Ахматовой, данную в решающем и тяжелейшем для страны 1942 год :

Мы знаем, что ныне лежит на весах

И что совершается ныне.

Час мужества пробил на наших часах,

И мужество нас не покинет.

Не страшно под пулями мертвыми лечь,

Не горько остаться без крова,-

И мы сохраним тебя, русская речь,

Великое русское слово.

Свободным и чистым тебя пронесем,

И внукам дадим, и от плена спасем

Навеки!

Нарушение равновесия взаимодополняющих мужского и женского проявлений в процессах развития чревато катастрофическими событиями, о чем и свидетельствует текущий системный кризис цивилизации. Дело за самосознанием всего населения России, возрождением народной культуры, реализацией образа жизни, отвечающего основным её ценностям.

Вспомним многочисленные пророчества о предназначении славянских и, в частности, русского народа.

Как известно, Эдгар Кейси полагал, что «Миссия славянских народов, состоит в том, чтобы изменить сущность человеческих взаимоотношений, освободить их от эгоизма и грубых материальных страстей, восстановить на новой основе - на любви, доверии и мудрости».

А. Бейли писала: »В мировом масштабе, русский народ является учеником - он учится новому сознанию, внутреннему пониманию жизни»
. Соединение достижений двух ветвей индоевропейцев (как и всего человечества) на данном этапе – интеллекта, логического мышления, с одной стороны и душевности, сердечности, с другой, определяет путь перехода к новому этапу развития - цивилизации духовного типа.



А.Б. Коренная
Май 2019 г.

***


Источник и примечания.
.



  • 1
(Анонимно)
Современные Индия и Европа, это бывшая Глобальная Россия.
В которой всем народностям было место.
Других стран кстати тоже касается.

Не совсем так. Север современной Индии когда-то покорили протоарии, пришедшие с севера (возможно с Алтая), это да. Они же принесли с собой Веды и создали касты. Но там было и коренное население - дравиды и наги. И полностью Индия не входила в Тартарию - только северная часть Кашмир и Джамму.

Зря над укро историками смеялись то оказывается .


(Анонимно)
На Украине жив и до сих пор популярен литературный жанр, известный как "химерная проза". Лучшим представителем которого был Николай Васильевич Гоголь. Поэтому и к "химерной прозе" укро-историков (не путать с историками Украины), и нужно относиться соответствующим образом. А учитывая их полную бездарность - лучше вообще никак не относиться.

(Анонимно)
Укры отчасти правы.
Только это были русские....

(Анонимно)
Ты ещё полбу недопережевал? От какой ещё части?

(Анонимно)
Иди, о Черчилле думай.

(Анонимно)
Ты ещё здесь?
Я думал, уже в пути.
Да, и идти лучше лесом.

(Анонимно)
Да ты, я вижу, от полбы совсем осоловел.

(Анонимно)
Попробуй всё таки переключить мысль с полбы на Черчилля.
Или тебя туда прямо послать?

(Анонимно)
Ты туда маму свою пошли, к Черчиллю.

(Анонимно)
Свою посылай.
Куда хочешь...
А ты конкретно, идёшь к Черту.

(Анонимно)
Обиделся, лошок?
Ну, в следующий раз думай, прежде чем свое суконное рыло в калашный ряд совать.

(Анонимно)
Я на ботов не обижаюсь.

(Анонимно)
Ага, так ты лошок отходчивый.

(Анонимно)
Чем больше ты тут тужишься, тем более жалким выглядишь.
Не доходит?

(Анонимно)
Ну, поскули, поскули, мышь белая.

(Анонимно)
Ворона скорее....
Мыши не скулят, балбес.

(Анонимно)
Да ты всё не угомонишься, жывотное? Вижу по многоточию, что ты добавки хочешь.

(Анонимно)
У вас пердак порвался.

(Анонимно)
У нас твой пердак порвался.

(Анонимно)
Опять за полбу принялся?

(Анонимно)
Извини, тут тебе не справочное бюро.
Читай сначала.

(Анонимно)
Да ты кушай, не отвлекайся. А мамка пока заштопает.

(Анонимно)
Богатая фантазия компенсирует недостаток интеллекта.
Какие же вы все одинаковые...
Гудбай, мой недалёгкий дрюк.

(Анонимно)
У тебя полба со спорыньей?

Как бы там ни было,
Слив засчитан.

  • 1