?

Log in

No account? Create an account
мера1

ss69100


К чему стадам дары свободы...

Восстановление смыслов


Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
О русофобии, патриотической риторике и адекватности российских властей-2
мера1
ss69100

Обратим внимание также на ряд недавних антинародных нововведений: необоснованное повышение цен на бензин, рост НДС, в целом разрушение надежд на уход либерального правительства.


Так, были повышены налоги на добычу и переработку нефти в России и упрощен экспорт нефти и нефтепродуктов (отказ от экспортной пошлины), чтобы это сырье доставалось нашему народу дороже, а другим – дешевле. И независимо от изменения мировой цены нефти цена бензина в РФ не снижается.

Где тут хотя бы какая-нибудь справедливость? Рост цены бензина вызывает рост цен в различных секторах и подрывает производство, в том числе военное; следовательно, России будет сложней поддерживать и создавать оборонный потенциал и становиться сильной военной и экономической державой.

Повышение НДС влечет рост издержек во всей производственной цепи: само производство, переработка, упаковка, логистика, продажа. Повышение как НДС, так цены бензина сопряжено с максимизацией дополнительной нагрузки на потребителей. Никакой необходимости в этих мерах не наблюдалось.


Заодно правительство инициировало внесение законопроекта об административной ответственности за неуважение к государству. Сама формулировка выглядит весьма абстрактной. Ведь любую обоснованную критику решений властей можно квалифицировать как оскорбление государства. И не идет речи о неуважении со стороны политических элит к интересам общества.

Получается, граждане должны уважать государство каким бы они ни было, а на государство аналогичная обязанность не распространяется по отношению к гражданам. Известны случаи хамства и лжи чиновников. Они говорили, например, о том, что государство гражданам ничего не должно, и оно не просило их рожать своих детей. Они вещали, что можно прекрасно прожить на 3,5 тыс. рублей, питаясь макаронами.

Д. Медведев сказал пенсионерам «денег нет, но вы держитесь», когда в федеральном бюджете находилось более 7 трлн рублей. Известные слова Медведева и позже Голиковой о педагогах можно интерпретировать так: если педагоги хотят зарабатывать хорошо, им следует уходить из профессии, которая является в некотором роде табуированной, закрытой от развития, от государственной поддержки. В общем, хамство, ложь и оскорбления со стороны представителей власти в адрес народа имеют место, но в правовом поле речь идет исключительно об оскорблении власть имущих.

Массовое сплочение невозможно, когда люди осознают, что так называемый государственный интерес не тождественен общественному, а противопоставлен ему, и представляет собой совокупность интересов узкого круга лиц.

Если честный труд не дает права на достойную жизнь, если налоговая система устроена так, что бедные платят как богатые (а нередко и больше, поскольку у богатых имеются возможности уходить от налогов), исходящая от провластных лоббистов пропаганда отличается сравнительно небольшим воздействием. Обо всем этом стоит задуматься истеблишменту, который народу вещает о патриотизме.

Да и пропаганда эта слабенькая, так как она обессмысливается другим медийным трендом, совершенно ей противоположным, который культивирует вещизм, ценность «легких» денег, индивидуализм и эгоизм.

В таких условиях трудно стимулировать широкие массы к самоотверженному труду, ибо воцарившаяся несправедливость сильно понижает трудовую мотивацию. В условиях, когда наблюдаются не просто сверхдоходы руководителей различных предприятий и нищенские зарплаты рядовых сотрудников этих же предприятий, но принципиальная позиция государства по защите этого положения вещей (вспомним хотя бы скандал с доходами руководителя Почты РФ), едва ли вырастет патриотический энтузиазм в обществе.

Если уровень жизни недостаточно высок, но он растет вместе с ростом экономики, а поддерживаемая средствами массовой информации культура сохраняет свою моральную состоятельность, возникает положительный тип трудовой мотивации и социальной ответственности.

Если жизненный уровень снижается (тем более в условиях экономического роста), социально-экономическое расслоение растет, а медийная культура вещает «жить нужно в кайф», говорить о положительном типе мотивации и социальной ответственности едва ли приходится.

Конечно, морально состоятельные люди любят свою страну какой бы она ни была (или какой бы она им ни представлялась) и кто бы ей ни правил. Но уровень моральной состоятельности сильно снижают: распоясавшаяся (звучащая из почти всех медиа-источников) потребительская идеология; подрыв образования и социального воспитания, что влечет спад интеллектуальных и моральных качеств; реальные условия жизни, которые в их совокупности можно охарактеризовать как «растущая социальная несправедливость».

Увеличение пенсионного возраста – грабительская нападка на права трудящихся и на конституционную норму, согласно которой в РФ существует социальное государство. Кстати, именно это МВФ повсеместно требует от разных государств. Также чиновники заговорили о введении платного въезда в города.

Инициировалось решение увеличить цену за каждый избирательный голос, вследствие чего политические партии будут получать больше денег за голоса, отданные нами; и это в условиях, когда чиновники призывают затягивать пояса и переходить в режим экономии, а кое-кто говорит «Денег нет, но вы держитесь». Это – прямой, подлый и циничный удар по социальной справедливости.

Наконец, в России продолжает увеличиваться количество миллиардеров, доходы крупных госчиновников составляют миллионы рублей в месяц (вспомним скандалы с Шуваловым и Силуановым), когда огромная масса людей находится за чертой бедности. Неравенство цветет пышным цветом под рост числа богачей.

Видимо, далеко не к каждому относится призыв экономить во имя более достойного будущего. Тем более отсутствуют официально принятые идеология и программа действий, которые описывали бы это будущее (достойное для всех, а не исключительно для элит) и гарантировали его наступление.

Нормального человека унижает факт отставания собственной страны в различных отношениях. Но правящий слой, проникнутый идеологией либерализма, по-видимому, относится к этому «прагматично», понимая, что обеднение народа и торможение прогресса – залог обогащения.

Ибо для большинства номенклатурщиков, наделивших себя свободами и привилегиями, но отказавшимися от социальной ответственности, стало культурной нормой не просто отделение личного блага от национального, а их жесткое противопоставление.

Они забыли императив, согласно которому власть призвана обеспечивать благо тех, кто ей подвластен, и вместо слуг народа представляют собой хищных и жадных эксплуататоров. Служение народу – не проявление правителем слабости или доброй воли, а его прямая обязанность. Мораль чубайсов, абрамовичей, грефов, дворковичей, ливановых, фурсенко, кудриных вряд ли идет в фарватере национальных интересов.

Мораль многих чиновников глубоко оскорбляет действительно честных, порядочных и патриотичных людей. Не менее оскорбительно происходящее на телеэкране мракобесие в виде потребительского китча и гедонистического разврата. Оскорбляет взгляд с экрана новых шоу-деятелей, чья «работа» социально бесполезна (или даже вредна), но популярность и доход которых намного выше, чем у тех людей, кто своим трудом приносят огромную общественную пользу: врачи, учителя, инженеры и др.

Как телетрансляция, так и само наличие гламурных сверхроскошных тусовок социально безответственного «креативного класса» не внушают патриотических настроений.

В кругах любой элиты всегда появляется слой, который купается в роскоши, с размахом пользуется результатами общественного труда и открещивается от людей, обеспечивших его благополучие. Однако в России не то чтобы такой слой народился, а скорее он максимально расширился, и значительная часть элиты превратилась в таковую (анти)общественную группу, в корпорацию.

Неудивительно недоверие честных тружеников к такой элите. Программы реальных действий по восстановлению России нет, отсутствует понимание перспектив развития страны и общества. Такое отсутствие медленно, но верно размывает легитимность государства в глазах народа, и если таковую программу выработают, сложно будет мобилизовать утративший доверие к власти народ на ее осуществление.

Да, есть позитивные подвижки: присоединение Крыма, помощь Донбассу, борьба против транснационального капитала в Сирии. Но этого мало. Вспомним слова Н. Макиавелли: «всякий вид общежития, будь то религиозный культ, царство или республика, ни в чем так не нуждается, как в восстановлении своего первоначального авторитета, сохранении добрых порядков или достойных людей, которые могли бы об этом позаботиться» (цит. по [16, с. 134]).

Явно наши прадеды сложили головы в топке Великой Отечественной войны не для того, чтобы на страданиях и достижениях победившего народа кучка людей набивала карманы. Возник коммуникативный барьер между властью и людьми, которые перестают принимать всерьез ее слова.

Коммуникативный барьер иного свойства тоже имеет место и воздвигается самой властью, которая не хочет идти на диалог с народом по обсуждению своих непопулярных решений, которые оказывают огромное влияние на жизнь всей страны. Так, по катастрофическим реформам образования, по вопросу о повышении пенсионного возраста и многим другим инициативам вместо диалога народа с властью присутствует монолог и вероломное, самовольное продавливание сверху крайне нежелательных решений.

В случае национальной опасности истеблишменту будет очень тяжело договориться с народом, которого считает себя презираемым.

Принимаемые сверху решения приводят к дефициту общественного доверия. Нелегко договориться и с прослойкой консюмеров, которые в качестве достойного внимания блага признают только собственные игрушки и которых власть сама же взрастила тем, что на протяжении всех лет своего господства давала зеленый свет тиражирующим потребкульт СМИ и сама им проникалась.

«Когда личная утроба доминирует над всем, когда пупом земли выступает мое «Я», незачем идти на какие-то жертвы за страну, народ и отечество», – рассуждает консюмер. Необходимо посредством медиа показывать ценность творчества и служения обществу, а не животного потребления.

Противоречия между властью и обществом становятся, пожалуй, серьезнее, чем противоречия между властью и глобальной корпоратократией, запустившей масштабную программу русофобии и начавшая информационную, экономическую и дипломатическую войну против России.

Соответственно, истеблишмент, усиливая эти противоречия, только отвращает народ от себя и страны, а часть людей в условиях недоинформированности поворачивает к прозападной риторике.

Когда власть имущие с беспокойством заявляют о том, что Россия заражена оранжевой чумой, забывают признать в том числе свою вину за такое заражение. Ведь именно они, а не заокеанские лоббисты, своей наглостью, коррупцией, бюрократическим произволом, ложью довели немалый сегмент общества до поддержки оранжизма. И продолжают доводить, так как не наблюдается поворачивания режима в социально ориентированную сторону.

Некоторые думают: «пусть лучше придут варяги и возьмут политический руль, чем будет продолжать править эта свора». Я не оправдываю такие действительно катастрофические настроения, а хочу сказать, что они рождаются в головах людей не только от глупости, но и от ненависти к собственным безответственным полит-функционерам. А ненависть формируется не на пустом месте.

Причина ее формирования – характер деятельности элит. Режим, в котором коррупция стала системообразующей и самовоспроизводящейся, а антинародные инициативы превратились чуть ли не в визитную карточку, будет только больше злить народ.

Настроения, связанные с Крымским консенсусом, уходят в прошлое, превращаясь в музейный экспонат. Борьба с коррупцией и осуществление контроля за чиновниками в рамках господствующей системы почти невозможны, так как подорвут саму основу государственного строя, его коррупционный фундамент. Вместо инициирования социально ориентированной политики такой режим будет продолжать голословно навешивать ярлыки на любой протест против беспредела чиновников, объявлять его вражеским и заказанным из-за океана.

Конкурентоспособность страны зависит как от количества, так и от качества (нашего продолжающего депопуляцию) народа – его образования, восприимчивости к инновациям, квалификации руководителей, удовлетворенности чувства социальной справедливости, наличия содержательной и жизнеутверждающей идеологии, способной объединять социум для достижения общих целей.

Тяжелые и длительные тяготы общество способно пережить и простить их государству, если они действительно необходимы, всеобщи и опираются на действительную, а не декларируемую, справедливость.

Однако довольно трудно простить власть, когда народ переносит тяготы, а по телевизору видит рекламу товаров, которые приобрести не может, а также узнает про повышение количества миллиардеров и доходов политических партий за счет народного благосостояния.

Социальное большинство, скорее всего, было бы готово добровольно самоограничиться и вместе со всей страной переживать трудные времена, но именно со всей страной, то есть если бы трудности распределялись на всех в равной мере. Для этого следует отказаться от многих реалий нашего времени, в том числе от порочной практики, когда прибыли приватизируются узкими группами спекулянтов и торговцев природными ресурсами, а убытки национализируются, то есть спускаются на плечи общества.

Власти следует начинать решать все эти проблемы вместо того, чтобы продолжать обогащаться под включенные ей же динамики, вещающие народу о патриотизме и про то, как хорошо пожилым людям будет жить без пенсий.

По факту она вместо улучшения отношений с народом продолжает манипулировать, насаждая патриотическую риторику, когда дело касается каких-то ошибок во властных решениях и когда ответственность за них власть старается возложить на общество – мол недостаточно патриотически мыслящих людей, вот и проблемы возникли. Хотя в этом тезисе есть доля истины: действительно недостаточно в нашем обществе патриотов, на что указывает отсутствие сильного давления снизу на решения власть имущих.

***

Россия должна выжить в геополитической борьбе, сохранив свой народ, экономику, территориальную целостность, культуру и идентичность. Обеспечить жизнеспособность страны можно только путем создания системы, основанной на социальной справедливости. Последняя в данном случае рассматривается как совокупность различных факторов.

Это отлично работающее социальное государство, минимальная общественно-экономическая поляризация, эффективно действующие социальные лифты, пропаганда и реальная гегемония честного и социально полезного труда (а не социально вредных видов деятельности), действительный статус честного труда как гаранта профессионального и материального продвижения, тиражирование в СМИ здоровой (не-потребительской) нравственности.

Это обеспечение экономического роста, формирование условий для достойной жизни людей, повышение благосостояния народа, дебюрократизация и подлинное развитие образования. Это пересмотр итогов приватизации, восстановление народной собственности на недра и другие формы национального имущества. Речь идет о системе, которую следует назвать социал-демократической.

Такая система сможет достойно обеспечивать людей, давать условия для действительного интеллектуального и морального развития. Тогда патриотизм станет нормой, а не отклонением, каким он является для неолиберальной системы. Социум будет сплоченным, спаянным сетями солидарности, объединенным соответствующими ценностями. Но тогда у политических и экономических элит ограничатся возможности наживаться на обществе.

Для жизнеспособности России нужны национальная идея и основанная на ней стратегия внутренней и внешней политики, пришедшая на смену модели ручного управления и ситуативного реагирования.

Хотя мы несогласны с антисоветской позицией, которой придерживается И.И. Кальной, одну из его цитат следует привести: «В своем единстве настоящее, опираясь на историческую память, редактирует проект будущего. Если в качестве доминанты выступает настоящее с ориентиром на приоритет ситуативной политики, то оно деформирует историческую память и создает возможность трансформации проекта в прожект» [11, с. 164].

Национальная идея имеет функциональный потенциал, используясь как вовнутрь, так и вовне. В своем экспортном плане она должна говорить миру о том, что может ему дать Россия (например, социальную справедливость) и тем самым нейтрализовывать распоясавшуюся в глобальном масштабе русофобию и перетягивать мировое общественное мнение на сторону РФ.

Это послание миру о наиболее предпочтительном варианте его будущего существования. Особенно борьба за социальную справедливость и предложение этой идеи актуальны в наше время, когда мировой гегемон и его вассалы систематически нарушают нормы международного права, превращая мир в глобальные джунгли, где вместо силы права доминирует право силы, где закон джунглей становится единственно функционирующим. У России есть возможность противопоставить глобальному беспорядку и беззаконию справедливость, равенство, право.

Но перед распространением сформулированных в виде национальной идеи русских ценностей необходимо для начала отстоять их у себя, перестав вдаваться в зачастую без(д)умный западоцентризм в культуре, науке, искусстве и т.д. Без этого распространять будет нечего.

Не выстроив концепции своего будущего, мы не можем предложить никаких подобных концепций миру. Когда западоцентризм остается доминирующим в сознании элит, можно говорить о наличии – пусть даже частичного – внешнего управления, формирующего ценности элит и таким образом выступающего скрытой формой интервенции.

Россия уже проходила эту историю принятия ложного сознания в перестройку и последующее время, когда ментальность государственных деятелей наполнилась западными идеями, а сами политики, сдав все позиции геополитическим конкурентам, превратились в наместников неоколонизаторов.

Они стали жить не ради интересов своей страны, а ради личного комфорта и целей своих иностранных хозяев, и Россия от этого удара не может оправиться до сих пор.

Современная российская власть не утвердилась во мнении относительно национального прошлого, так и не дала официальной оценки советского периода и постсоветской приватизации. Она создает непонятный коллаж, сшитый из противоречащих друг другу ценностей.

В этом эклектизме наличествуют минимум советских символов, монархические артефакты и либеральные образцы. Да и в целом используется крайне бедный репертуар символов, исторических событий, фигур прошлого, необходимых для формирования «позитивной» системы ценностей, создания национальной солидарности и осуществления мобилизации под ее крылом.

Поэтому всерьез говорить о создании национальной идеологии и ее распространении пока преждевременно. Но желательно, чтобы события поторопили самих себя, чтобы будущее стало ближе, чтобы оно интегрировалось в настоящее.

В плане «внутреннего использования» национальная идея призвана вещать о том обществе, которое мы хотим построить внутри страны (опять же допустим – обществе социальной справедливости) и, конечно, указывать на инструменты, методы, технологии и т.д. которые позволят ее реализовать.

Недостаточно декларировать эту идею – надо ее воплощать. И, конечно, ей следует быть аутентичной, а не такой лицемерной, как у сверхдержавы под названием США, которая чем больше вещает о своей демократический миссии, тем больше антидемократических проектов реализует в мире.

Тогда каждый ученый, военный или труженик будут осознавать смысл существования России, путь, куда она идет, и уверенность в правильности этого пути. Тогда все представители Русского мира разных национальностей, религий и светских взглядов будут объединены этим смысловым фактором.

Нам нужен согласованный с национальной идеей большой системный Проект, а не мелкие проектики. Необходим мобилизационный Проект, который меняет одновременно культуру и инфраструктуру, сознание и бытие, ментальность и реальность.

Проектированию надлежит отказаться от консервативной концентрации внимания на прошлом и настоящем, от сиюминутного реагирования, и обратиться к планированию будущего. Идеология проекта – это не пиар, основанный на маниловских идеях без продуманного плана их воплощения или же просто на мелкотемье.

В последние годы мы видим именно переизбыток такого пиара-симулякра, который говорит о планах модернизации, а получается демодернизация. Он вещает о планах улучшения жизни общества, но в конце концов выходит ухудшение.

В пиаре очковтирательство ставится выше реального стратегического целеполагания, отсутствие действительных достижений компенсируется наличием «достижений на бумаге», недостаток эффективности работы закрывается эффективностью отчетов о якобы проделанной работе, отсутствие крупных программ объясняется наличием мелких и местечковых прорывов, провалы и социально опасные реформы именуются прорывами и общественно полезными нововведениями.

Так, реализуемая программа по уничтожению российского образования именуется чиновниками программой по его улучшению. Распространенный в наше время пиар связан с молекулярными (далекими от глобальности) инновациями, которые обычно отчуждены от средств их достижения, то есть не имеют связи с реальностью. Или же они откровенно вредны для общества, но им придается ореол полезности.

Проект не связан с псевдофутурологическим ненаучно-фантастическим крючкотворчеством, безосновным планированием и безответственными пиаровскими обещаниями.

Проект вообще нельзя сравнивать с пиаром, поскольку могучее и великое несравнимо с никчемным и убогим. Проект можно сравнивать разве что со сталинской индустриализацией, в грандиозности которой не отнимешь. Любое серьезное целеполагание, связанное с развитием, требует жертв. И следует помнить, что нельзя ждать от беднеющих масс жертвенной реализации Проекта, когда элиты остаются жирующими и не желающими идти ни на какие жертвы.

Сама складывающаяся в стране ситуация должна указывать на следующий факт: цель жертвования выше того, чем приходится жертвовать. И власть обязана показать: жертвуют все и цель настолько общесоциальна, что ее ценность неоспорима для всех. Как говорил Конфуций, «кто не заботится об отдаленном будущем, получит большие проблемы в самом ближайшем».

Ради умелого воплощения социально значимых долгосрочных планов необходимы далеко не только честность элит, их идентичностное единство со своей страной, чего сложно добиться в условиях негативной мобильности, когда наверх пролезают беспринципные приспособленцы и демагоги.

Требуется также широкий спектр высоких интеллектуальных, аналитических, управленческих умений и твердая политическая воля.

Система подготовки формирует завтрашних специалистов, управленцев, ученых, в общем, умы будущего. Для повышения интеллектуального, морального и профессионального потенциала элит и общества следует создать новую (или новую-старую) систему образования.

Для подготовки здорового общества не годится нынешнее образование с его западоцентричной болонизированностью, механистически-бездумной тестированностью, ЕГЭизированностью, демотивирующей преподавателей бюрократизацией и переизбытком всяких новомодно-бессодержательных подходов типа так называемого компетентностного.

В целом жизненно важно продуцирование подлинного и всеобщего осознания национальной идентичности и единых интересов государства и народа, а для этого государственная политика должна ориентироваться на интересы общества.

Нашему правительству следует показать свою состоятельность, профессионализм, интеллектуальную и стратегическую самодостаточность и действительное стремление работать во благо родины. Это, помимо прочего, связано с решительным отходом от тех форм сотрудничества с Западом, которые выгодны той стороне.

Необходимо отказаться от покупки государственных облигаций США (и поддержания спроса на доллар), что является преступным финансированием нашего геополитического противника, который развернул против нас широкомасштабную экономическую, информационную и дипломатическую войну. Следует отойти от выгодной транснациональному бизнесу идеологии либерализма, выбросить ее на свалку.

Пожалуй, самая страшная для американских элит контрсанкция, которую может предпринять российский истеблишмент, – это увольнение (если не отправление на скамью подсудимых) всех либералов со значимых постов российской власти, отказ от расчетов в долларах, национализация Центрального банка и вообще отход от экономического неолиберализма.

Для усиления России нужно в первую очередь выкинуть за борт государственного судна либерализм как идеологию, что, конечно, усилит возмущенный собачий лай в «цивилизованном» мире. Следует разработать национальную идеологию и стратегию действий, которые приведут к ее реализации.

Самой же национальной идеологии надлежит основываться на принципах демократии, патриотизма, равенства, солидарности и социальной справедливости. И если эти принципы станут не просто декларироваться с высоких трибун, а постепенно воплощаться в жизнь, среди российского народа будет уменьшаться доля тех, кого можно соблазнить идеями о том, что «нужно валить отсюда».

Необходимо направить силы на экономическое, социальное, культурное и геополитическое развитие России. Рост государственной мощи и конкурентных преимуществ, обретение полного суверенитета и возможности влиять на международные дела и укреплять свой статус в мире – необходимые условия выстраивания российского будущего.

Конечно, по мере укрепления России русофобия будет нарастать. И нам следует делать все, чтобы западная русофобия нарастала дальше. Ведь именно переход политики на рельсы социальной справедливости и защиты национальных интересов вызовет новые всплески недовольства извне.

Когда мы усиливаемся, перестаем за бесценок отдавать свои богатства транснациональному бизнесу, затыкаем рты внутренним русофобам и пособникам международного капитала, последний с еще большим упорством кричит на весь мир о российской агрессивности, попрании Кремлем прав человека и т.д. Это следует ожидать, быть готовым к такому повороту событий и укрепляться несмотря ни на что. Именно в этом контексте актуальна фраза «собаки лают, караван идет».

Страна, несмотря на сопротивление Запада и прозападных либералов «отечественного производства», должна наконец обрести геополитическую, социальную, экономическую мощь. Тогда она станет точкой притяжения для многих из тех, кто пока находится под «защитой» звездно-полосатого флага, ощущает себя встроенным в проамериканскую глобалистскую идеологическую модель и в отсутствии альтернативного центра силы боится перечить воле мирового гегемона.

Для сохранения России, для создания возможностей ее успешного противостояния давлению со стороны мощных сил Запада необходимо многое сделать. Усиление России – это не просто рост благосостояния общества, развитие экономики, здоровой нравственности, образования и культуры. Это еще и профилактика русофобии, которая исходит изнутри.

Эффект «политического магнита» выражается в том, что наиболее сильная держава притягивает к себе другие страны, стимулирует их лояльность самим фактом своей геополитической, военной, экономической, информационной состоятельности.

Причем страны входят в «зону лояльности» к ней независимо от того, правдива ли ее риторика в отношении оппонентов и соответствуют ли ее внешнеполитические действия нормам международного права. Нередко это сопряжено с продажностью, политической проституцией, в которой сегодня можно смело обвинить руководителей многих стран – в первую очередь Польши, Латвии, Литвы, Эстонии, Украины.

Стоит появиться новому центру силы, конъюнктурные «элиты» ряда стран вмиг забудут о своей преданности прежнему гегемону, быстро совершат ребрендинг, перезагрузят свою риторику и спешно перебегут на другую сторону, приняв полностью нарратив нового (не партнера, а…) хозяина, даже если она будет агрессивной по отношению к бывшему центру силы.

Усиление России, твердая защита своих интересов продемонстрирует миру рецидив. Она покажет возможность противостоять гегемону и подрывать поддерживаемый им несправедливый глобальный миропорядок. Будет представлена непристойная с точки зрения современной мировой системы субверсия, то есть подрывная деятельность в политическом, экономическом, идеологическом смыслах.

В таком случае, наиболее вероятно, ряд ныне недружественных по отношению к Кремлю стран переориентируют свою риторику и внешнюю политику в россиецентричное русло. И не во всех случаях это будет являть собой простую конъюнктурность и проституированность…

Список источников:

1. Валлерстайн И. Анализ мировых систем и ситуация в современном мире. Пер. с англ. П.М. Кудюкина. Под общей редакцией канд. полит наук Б.Ю. Кагарлицкого. – СПб.: Изд-во «Университетская книга», 2001. – 416 с.

2. Гетьман В.Г. О «золотых парашютах» и социальной справедливости // Век глобализации №2, 2014. С. 153-160.

3. Делягин М. Захватив бизнес-империю Дерипаски, США могут сделать Сибирь непригодной для жизни в любой момент. https://www.youtube.com/watch?v=fX13M4yDu54

4. Ильин А.Н. «Дело Скрипаля»: пустое фантазматическое повествование русофобствующей речи // Академия тринитаризма. http://www.trinitas.ru/rus/doc/0012/001f/00124575.htm

5. Ильин А.Н. Пенсионная реформа – это неолиберальное наступление на права трудящихся // Академия тринитаризма. http://www.trinitas.ru/rus/doc/0012/001f/00124553.htm

6. Ильин А.Н. Пропагандистская атака на Россию: монография – М.: РУСАЙНС, 2019. – 366 с.

7. Ильин А. Русофобия. С предисловием Николая Старикова. – СПб.: Питер, 2018. – 320 с.

8. Ильин А.Н. Русофобская истерика Запада // Академия Тринитаризма. http://www.trinitas.ru/rus/doc/0012/001f/00124229.htm

9. Ильин А.Н. Содержательно пустая русофобия в информационном мире // Русская народная линия. http://ruskline.ru/analitika/2019/03/14/soderzhatelno_pustaya_rusofobiya_v_informacionnom_mire/

10. Ильин А. Н. Френсис Фукуяма: ради идеологически нагруженной русофобии все средства хороши // Горизонты гуманитарного знания №2, 2017. http://journals.mosgu.ru/ggz/article/view/461/542

11. Кальной И.И. От какого наследия мы отказываемся в результате потери исторической памяти // Век глобализации №1, 2010. С. 163-172.

12. Охота на Чубайса вступает в завершающую фазу. https://www.youtube.com/watch?v=wxYswmzL30Y

13. Силуанов, Кудрин, Набиуллина в Вашингтоне: отчёт перед кураторами? https://www.youtube.com/watch?v=BHZhKq0Rtyc

14. "Согласен на всё, только не бейте": о технологии элит держать народ в нищете. https://www.youtube.com/watch?v=niOC_NiSNlg

15. Стариков Н. Арест Абызова и литовское судилище над русскими офицерами. https://www.youtube.com/watch?v=uEJG9nDkB8g

16. Стожко Д.К. Гражданская война как политический феномен (к 100-летию начала Гражданской войны в России) // Век глобализации №4, 2018. С. 125-136.

17. Сухотин А. Подвешенные за состояние // Новая газета. https://www.novayagazeta.ru/articles/2019/04/21/80304-podveshennye-za-sostoyaniya?utm_source=novaya&utm_medium=vk&utm_campaign=regular

18. Чубайс: «За базар отвечаем»! Успех «Роснано» после 10 лет плановых убытков. https://www.youtube.com/watch?v=SbkuTTWeLPU



А.Н. Ильин


***


Источник.
.



  • 1
Нужно тупо избавляться от паразитической шушеры, что работает в основном языком.
Убирать лишние звенья.
Посредников, идеологов, маркетологов, журналюг, и культурологов всяких непонятных.

(Анонимно)
Если совсем коротко: есть идея, которая бы сплотила и повела за собой миллионы? Нету. Есть люди, готовые пожертвовать всем и своей жизнью ради идеи? Нету. Они победили. Расходимся.

  • 1