?

Log in

No account? Create an account
мера1

ss69100


К чему стадам дары свободы...

Восстановление смыслов


Предыдущий пост Поделиться Пожаловаться Следующий пост
Две главные проблемы Цивилизации-3
мера1
ss69100

Ростовщичество

Ростовщичество – прямая инъекция свободного капитала в денежное обращение без посредничества товарных циклов. Является паллиативной пожарной мерой его регенерации, поскольку скорый возврат денег, обязательно с походом, обратно в ростовщический капитал, быстро усугубляет ту проблему, от которой делалась инъекция.

Поэтому вскоре после начала активных инъекций болезнь денежного обращения всегда обострялась.

Ростовщичество стало родимым пятном античности, и тому была объективная причина: наличие огромного числа мелких субъектов экономики – свободных граждан-крестьян.

Именно они были наиболее уязвимы перед лицом проблем, вызванных дистрофией денежного обращения, и массово попадали в лапы ростовщиков, большинство без шансов остаться собственниками земли, постепенно перетекавшей к крупным её держателям.

Тем самым ростовщичество подготавливало феодализм.


Рост пирамиды долга, усугублявшей обострение хвори денежного обращения, наряду с закабалением мелких производителей до состояния почти рабской зависимости провоцировали социальные взрывы, порой приводившие к расправам над кредиторами. Однако порой случалось, что прежде восставших разобраться с ними успевали сами мета-големы.

Экономическая миссия диктаторов

Восстание, конечно, позволяло выплеснуть накопившиеся отрицательные эмоции, однако приход диктатора был более эффективным механизмом решения созревших проблем.

В древнегреческих полисах и затем в Римской республике диктаторы были не редкостью. Как правило, их экстренный приход был связан либо с внешней военной, либо с внутренней экономической угрозами. В последнем случае от них требовалось, дабы реанимировать денежное обращение, набросить намордник на жадную пасть олигархии, не стесняя себя выбором мер. Как минимум, они осуществляли обратную консолидацию административной ренты в руки мета-голема, как максимум, проводили в том или ином виде экспроприацию Капитала.

Яркий тому пример Луций Корнелий Сулла, римский диктатор с 82 по 79 до н.э. Сулла провёл широкие проскрипции: высокие лица, попавшие в их списки, подлежали казни, их имущество – конфискации и продаже в доход государства, сыновья и внуки – лишению гражданства. По некоторым оценкам Сулла казнил 90 сенаторов и 2600 эквитов из сословия Всадников: многие сенаторы и все поголовно Всадники были знатными ростовщиками.

Весь этот ужас Сулла затеял не из внутренней злобы, а для нормализации денежного обращения Республики и самочувствия хозяйствующих субъектов посредством возвращения в оборот огромных объёмов конфискованных капиталов. Возможно, что имело место и аннулирование за смертью кредиторов массы долгов. Сулла был недалёк от истины, когда охарактеризовал себя так: «Диктатор в целях написания законов и укрепления Республики».

Инвестиционный контур экономики

Мы добрались до самого эффективного инструмента переработки свободных капиталов в потребительский спрос – до инвестиционного контура экономики. С целью наглядной визуализации содержания и лечебного эффекта процесса вновь обратимся к модели Острова, скорректировав её в соответствии со стоящей перед нами задачей.

Первым делом уберём из модели латифундистов, которые помогли нам визуализировать «катастрофу бронзового века», и добавим конкуренцию. Для этого введём в модель ещё одного производителя окон, который будет конкурировать со мной в «остеклении» Острова.

Конкуренция не только ограничила наши с ним фантазии относительно коэффициента рентабельности k, но и подтолкнула нас к инновациям в целях улучшения потребительских свойств окон и снижения издержек производства. Не подумайте, что мы денно и нощно мучились тем, как улучшить жизнь островитян. Хотя это, несомненно, может доставлять определённое удовольствие, но не оно главное. Главное – получить преимущество в гонке за жемчугом.

Совместное насыщение Острова товарной массой вымывало жемчуг из оборота в Капитал куда быстрее, чем моя неспешная одинокая работа, поэтому вскоре денежное обращение Острова оказалось на грани коллапса, а нашим мастерским грозила полная остановка. Но на наше с островитянами счастье случился инновационный прорыв.

Неважно, какой именно и кто был его автором. Допустим, что прорыв совершил мой конкурент: его инженеры, к примеру, создали новую технологию заполнения окна – вместо рыбьего пузыря научились изготавливать и вставлять в него тонкую бесцветную слюдяную пластину.

Конкурент, естественно, сразу же начал строительство новой фабрики, истратив на неё весь накопленный жемчуг, который ушёл на оплату поставщиков материалов, труда инженеров, мастеров, ремесленников, тем самым на реанимацию платёжеспособного спроса. Завершив инвестиции, он тут же приступил к продажам, втрое повысив коэффициент рентабельности k, поскольку в нише слюдяных окон был монополистом. Мои же старые окна с рыбьим пузырём вовсе перестали интересовать островитян.

К счастью, мои инженеры быстро раскусили технологию слюдяного производства, и я тут же вложился в строительство нового завода, размахнувшись на весь накопленный мною жемчуг, который тоже выплатил исполнителям.

К чему мы пришли по окончанию инвестиций? Во-первых, стали обладателями двух новых передовых фабрик и нулевых финансовых капиталов, за исключением малой доли жемчуга, которую конкурент успел наторговать вследствие опережающего начала продаж. Во-вторых, и это главное, весь ранее накопленный нами жемчуг вернулся к островитянам, строившим наши фабрики.

И хотя конкуренция сразу нормализовала коэффициент рентабельности, мы с конкурентом всё равно были счастливы, поскольку вернулись в благодать восстановившегося денежного обращения и платёжеспособного спроса. Впереди нас ждали несколько лет счастья – получения прибыли, частичного её потребления и накопления.

За эти годы Остров непременно добудет в лагуне, навоюет и наторгует вовне ещё тысячу жемчужин, к тысяче уже имевшихся. Поэтому до момента наступления следующего циклического кризиса денежного обращения и спроса, у нас с конкурентом будет возможность накопить вдвое больше жемчуга.

Отметим, что к инвестициям свободные капиталы побуждали не только инновации. Они всегда заняты поиском любых свободных инвестиционных ниш, в том числе и вне пределов своей специализации, расширяя по возможности свою всеядность. Не чуждо им и агрессивное поглощение более слабых капиталов, а это тоже своего рода инвестиции, не чураются они внешней экспансии – военной и экономической, которая тоже требует своих инвестиций.

Диалектика двух проблем Цивилизации

Очевидно, что инвестиции являются самым эффективным и продуктивным инструментом 1) утилизации свободных капиталов и 2) их обратной переработки в платёжеспособный спрос. Последнее относится только к эпохе денежной экономики. Заметим, что погребальную индустрию следует рассматривать как иррациональный вариант инвестиций в себя, бесприбыльных в этой жизни, чем они крайне полезны для здоровья экономики.

На фоне возможностей инвестиционного контура весь остальной инструментарий купирования двух основных проблем Цивилизации выглядит паллиативным либо дистрофичным.

Однако мощности инвестиционного контура никогда не хватало для полной утилизации свободных капиталов и эффективной регенерации денежного обращения: скорость их накопления всегда оказывалась выше его возможностей по их обратной переработке. Исключение составили 1) тысячелетие подключения к инвестиционному контуру погребальной индустрии и 2) два века счастья классического капитализма.

Поэтому перед нами опять встаёт в полный рост проблема инвестиционной недостаточности, о которой мы по ходу заметки уже успели забыть. Причём по мере технологического совершенствования товарных циклов её острота нарастала катастрофически, о чём мы подробнее поговорим в следующей заметке, в которой обсудим нюансы регенерации денежного обращения в эпоху классического капитализма.

Внимательный читатель заметил, что на самом деле ключевая проблема Цивилизации является той новой формой, которую в итоге приняла в эпоху товарно-денежного обмена проблема инвестиционной недостаточности. По новой эпохе обе проблемы шествуют как единое взаимосвязанное целое. В чём их схожесть и диалектика взаимодействия?

И для той, и для другой проблемы источник один – невозможность копить капиталы, только причины тому разные. Инвестиционную недостаточность спровоцировала невозможность длительно хранить свободный капитал по причине его физической порчи. Ключевая проблема тоже стала следствием невозможности длительно хранить капиталы в депо, но по другой причине – неизбежного коллапса денежного обращения, а с ним и самой экономики.

Обе проблемы решаются утилизацией свободных капиталов. Поэтому вовсе не случайно, что древнейшие методы купирования проблемы инвестиционной недостаточности – элитарное потребление, культовые пожертвования, налоги, инвестиции и экспансия, как форма рискованных инвестиций – перекочевали из натуральной экономики в товарно-денежную в качестве инструментария купирования уже ключевой проблемы Цивилизации.

И та, и другая проблема в принципе неразрешимы из-за невозможности предоставить свободным капиталам нужный объём инвестиционных ниш либо для их упокоения, либо для расширенного воспроизводства. Единственными короткими исключениями стали не раз упомянутые тысячелетие погребальной индустрии и два века счастья классического капитализма.

Настигшая, в конце концов, классический капитализм после двух веков счастья инвестиционная недостаточность стала причиной принципиальной невозможности эффективно купировать ключевую проблему Цивилизации, с чем последняя и мучается до сих пор.

Меж тем социально стабильный и безопасный для тружеников феодализм в порыве эйфории демонтировали.

Так что дальнейшее лечение Цивилизации станет её неизбежным дрейфом к новой версии феодализма в издании текущей элиты, непременно под лозунгами свободы, «1984» всем нам в помощь. В верхах драка развернётся за статус новых феодалов, а в низах за то, кто займёт почётное место их обслуги.

В последнем Украина заметно обогнала Россию, но и у нас встречаются выдающиеся экземпляры, и их немало. Помехой процессу является картинка уже состоявшейся Постцивилизации, оставившей в теле социосистемы свой ментальный след.

Но вернёмся к инструментарию. Инвестиционным контуром экономики мы завершаем обзор инструментов из третьей группы, но не закрываем тему, поскольку за кадром остался ещё один, причём очень эффективный композитный инструмент купирования ключевой проблемы Цивилизации очень важный для следующей заметки – колониальная экспансия.

Колониальная экспансия

Колониальная экспансия вынесена за рамки общей классификации, поскольку является не инструментом, а сложным процессом, комбинирующим инструменты из всех групп.

Её стандартное направление – регионы на порядок более слабые в военном и экономическом отношении, непременно через непреодолимый для папуасов инфраструктурный разрыв – море, что минимизировало человеческие жертвы метрополии и исключало возможность нежданного военного ответа.

В этом принципиальное отличие колониальной экспансии от военной, осуществлявшей проекцию мощи на ближайшее окружение, зачастую, с большими человеческими жертвами. С окончанием военной фазы интервенции высокая инфраструктурная связность близких территорий инициировала интеграционные имперские процессы, которые сопровождались гораздо более глубоким в сравнении с колониальной экспансией взаимным проникновением этносов, экономик, капиталов, элит.

На примере Англии можно сопоставить затраты, экономические бонусы, социальные шоки от строительства мировой колониальной империи и имперской экспансии в направлении Ирландии и Шотландии. Колониальная экспансия всегда была менее болезненной и экономически более выгодной, чем военная схватка с противником, хотя бы отчасти сопоставимым по технологическому оснащению, и его последующая интеграция с полными гражданскими правами.

Теперь о композитном инструментарии колониальной экспансии. Так, экспроприацию награбленного и добытого золота и серебра, как, например, это делали Карфаген в Испании, а затем сама Испания в Новом Свете, следует отнести к банальным силовым инструментам из первой группы.

Но уже неэквивалентный товарный обмен с колонией, для того чтобы тот позитивно сказался на денежном обращении метрополии, требовал подключения контура внешней торговли, реализующего колониальные товары вовне её. А ещё метрополия, как военная крыша экспансии Капитала, имела право на часть добычи налоговую мзду с колониальной ренты.

Сам процесс колонизации был бы невозможен без высокой инвестиционной активности, необходимой для преодоления инфраструктурного разрыва, создания длинной руки экспансии и её опорных баз в колонии, элементарного инфраструктурного и технологического освоения территорий, что тоже сопровождалось конвертацией капиталов в платёжеспособный спрос метрополии. Элитарное потребление быстро разбогатевшей новой колониальной элиты также перекачивало золото из колонии в метрополию, давая свой вклад в регенерацию её платёжеспособного спроса.

Налицо сочетание в колониальной экспансии всех наиболее эффективных инструментов регенерации денежного обращения и спроса, что непременно оказывало живительное воздействие на экономику метрополии. При этом, что характерно, в папуасиях инсталлировалась рабовладельческая либо феодальная форма товарного обмена, максимум, второй контур денежного обращения с неполноценными деньгами – «ракушками».

Поэтому от метрополии не требовалось никаких затрат и усилий для регенерации денежного обращения колонии: проблемы индейцев, как известно, шерифа не волнуют.

Итоги

На этом мы оставляем Древний мир и Средние века. Заканчивая заметку, поскольку материал её разноплановый и обширный, сведём его воедино, дабы он разложился по полочкам.

Первым делом мы познакомились с двумя фундаментальными проблемами Цивилизации – хронической инвестиционной недостаточностью и вымыванием денег из обращения в Капитал. Последняя быстро убивает социум, поскольку приводит к деградации денежного обращения и платёжеспособного спроса.

Эффективно купировать инвестиционную недостаточность в течение достаточно длительного срока удавалось только двум цивилизациям. Первая из них – Древний Египет эпохи Раннего, Древнего и отчасти Среднего царств, мотивировавший свободный капитал к самозахоронению в погребальной индустрии и культовых пожертвованиях.

Второй стала цивилизация Домината в течение двух веков счастья классического капитализма: в XVII веке в Северных Нидерландах и в XVIII веке в Великобритании. Ему даже удалось, используя в полную силу практически бескрайние в тот период возможности колониальной экспансии, создать эффект дефицита свободных капиталов, востребованных невероятно бурным инвестиционным процессом.

Мы не вправе включать в данный перечень Советский Союз, несмотря на то, что он не просто купировал, а решил обе проблемы. Его к категории Цивилизация не отнесёшь по определению – Советский Союз был первой в процессе социогенеза Постцивилизацией, приоткрывшей занавес над одним из вариантов возможного будущего.

Вторая проблема – вымывание денег из обращения в Капитал – стала прямым следствием двойственной природы денег: они выполняют функцию как идеального посредника-катализатора обмена, так и столь же идеального инструмента накопления.

Проблема обозначила себя в конце II тыс. до н.э., непосредственно в момент перехода к товарно-денежному обмену и инсталляции системного денежного обращения.

Причём обозначила так, что сразу привела к «катастрофе бронзового века», поскольку мета-големы, которым по статусу было положено решать её, не наработали ни практик, ни необходимого для того инструментария. Полагаю, не в их силах было даже осознать суть постигшего социумы бедствия.

Денежное обращение являет собой гормональный по своей природе контур регуляции социальных организмов, кардинально ускоривший процессы обмена и накопления, попутно катализировавший базовые биологические инстинкты особей.

Для его настройки требовался инструментарий принципиально нового качества и переход на более высокий уровень управления, отвечавший скорости и силе отклика социальных процессов на точечные гормональные воздействия. Отказаться же от денег, идеального средства накопления, и от невероятно энергоэффективного товарно-денежного обмена Цивилизация была не в силах. Императив энергетической оптимизации настоятельно требовал не отказываться от «подарка», а решать проблемы.

Первой из великих империй древности годный для этого инструмент нащупала Ассирия, которая возвела войну и сопутствующий ей грабёж в ранг системной военной индустрии. К тому же невероятно быстрое восприятие ею фонетического арамейского письма, сменившего клинопись, позволило подняться её административному управлению на принципиально новый уровень.

Вслед за Ассирией, используя её инструментарий и нарабатывая свой, в ранг воспрявших, а также совершенно новых великих держав друг за другом восходили и затем неизбежно угасали Вавилон, Древний Египет, Карфаген, Греция, Лидия, империя Ахеменидов, Македония, империи Птолемеев, Селевкидов, Рим, Парфия, Византия и пр.

Совместными усилиями, при случае делясь опытом через механизмы имперского обмена, они обзавелись широким и в целом эффективным, но всё равно недостаточным инструментарием купирования ключевой проблемы Цивилизации. Знакомству с ним мы посвятили основную часть заметки.

Первая группа инструментов направлена на увеличение физического объёма денег в обращении: 1) разработка месторождений золота и серебра, 2) грабёж, в т.ч. юридически освящённый мета-големами, включая военную индустрию, как высшую, наиболее системную форму грабежа, 3) внешняя торговля, непременно с положительным сальдо торгового баланса.

Вторая группа инструментов была направлена на уменьшение потребности контура обмена в золоте и серебре: 1) создание второго контура денежного обращения с паллиативными «ракушечными» деньгами, 2) вынужденная инсталляция феодализма, де-факто вернувшего огромные массы населения из товарно-денежного обмена обратно к натуральному.

Третья группа инструментов из серии «мясорубки» свободных капиталов, осуществлявшей на постоянной основе их обратную переработку в фарш платёжеспособный потребительский спрос.

К её острым «ножам» относятся 1) элитарное потребление, 2) культовые пожертвования, в пределе - церковная десятина, 3) денежное, а не натуральное, налогообложение, впервые на системной основе реализованное сверхимперией Ахеменидов, 4) ростовщичество – прямые инъекции свободных капиталов в денежное обращение, быстро и с походом возвращаемые обратно в депо, 5) тяжёлая рука диктаторов, разрушавших часть из непомерно разросшихся денежных депо, 6) инвестиционный контур экономики, катализируемый алчностью, конкуренцией, инновациями, экспансией.

Особняком от всех перечисленных выше инструментов стоит колониальная экспансия – композитный, даже не инструмент, процесс – синтез инструментов из всех трёх групп.

О степени серьёзности и губительности ключевой проблемы свидетельствует сила её воздействия на социумы.

Именно она стала причиной «катастрофы бронзового века», и позже в эпоху античности привела к крушению её социальной базы через обезземеливание мелких собственников. Те, вследствие регулярной деградации денежного обращения, лишались возможности полноценно включаться в товарно-денежный обмен, как следствие, возобновлять средства производства, платить денежные налоги и исполнять прочие социальные обязательства, возникавшие в рамках античного общественного договора.

Далее железная логика решения проблемы, угрожавшей стабильности социумов, продиктовала инсталляцию феодализма, который стал возвратом из античности обратно к деспотичным социальным формам.

Вынужденно откатившись назад, социосистема тем самым признала дистрофичность инструментария переработки свободных капиталов обратно в спрос в сравнении с эффективностью товарных циклов, ростовщичества и олигархии, перерабатывавших спрос в Капитал.

Феодализм более чем на тысячелетие ввёл социумы в состояние устойчивого гомеостаза с плавной поступательной стрелой развития, пока не случилось открытие Нового Света. Здесь начинается тема анонсированной выше следующей заметки, которую мы посвятим эволюции инструментов регенерации денежного обращения в эпоху классического капитализма, а также их состоянию на выходе из него.




А. Оноприенко
Май 2019

***


Источник.
.



  • 1
Эпоха парадоксов
https://rusvoy.livejournal.com/56030.html
Про нынешнюю цивилизацию

  • 1