ss69100 (ss69100) wrote,
ss69100
ss69100

Category:

Для чего была создана КП РСФСР?

...Чтобы ответить на вопросы, заданные в предыдущей главе, нужно вернуться к концу 80-х — началу 90-х годов минувшего столетия, когда в обществе развернулась широкая дискуссия по вопросу учреждения Российской компартии. «Патриоты» вопрошали: «Почему у РСФСР нет своего гимна, своей партии, своего комсомола? Это несправедливо!».


Как пишет Г. Зюганов в книге «Верность», «там же, в Ленинграде, группа коммунистов, вышедшая из Объединенного фронта трудящихся, выдвинула инициативу созыва съезда российских коммунистов, которые, в отличие от других республиканских организаций, не имели ни своей реальной партии, ни своего ЦК». (Г. Зюганов «Верность», М., «Молодая гвардия», 2003 г., стр. 89.)

Другие, например, первый секретарь Красноярского крайкома КПСС Олег Шенин, считали, что этот вопрос был решен еще при Ленине и Сталине, и решен правильно, потому что российские коммунисты — это самый сильный, многочисленный и крепкий отряд КПСС, опора всей партии и государства и вычленять его из единой партии не следует.

Была и третья точка зрения: РКП нужна для борьбы с Горбачевым. Именно эту цель — создания оппозиционной Горбачеву компартии — преследовало Движение коммунистической инициативы, зародившееся в Ленинграде. Впоследствии из него выросла РКРП.

19 июня 1990 года в Москве открылась Учредительная конференция Российской партии коммунистов, конституированная в съезд. Она провозгласила создание КП РСФСР. Было это благом для страны или нет? Дискуссии по этому поводу идут до сих пор.

Вожди КП РСФСР, переименованной в 1993 году на объединительно-восстановительном съезде в КПРФ, в частности, Г.Зюганов, и ныне утверждают: да, это было благо. Что интересно, сейчас многие функционеры КПРФ, говоря о создании этой партии в 1990 году, подчеркивают в этом свою личную роль.

Тот же Зюганов в книге «Верность» пишет:


«О себе же скажу так — готовя первый съезд Компартии РСФСР (вообще-то сначала готовилась партконференция, которая потом была конституирована в учредительный съезд — Н.Г.), я, наконец, увидел перспективу реальной деятельности (перспективу из кресла зам.зав. отделом ЦК КПСС махнуть в кресло члена Политбюро, секретаря ЦК КПСС Российской компартии — Н.Г.), обрел ту самую точку опоры, которой мне так не хватало. Я понял: мы сумеем объединить единомышленников-коммунистов в действенную сплоченную организацию. Мы станем активной силой, которая сможет дать отпор перевертышам и предателям.

А о том, каковы же были исторические условия возникновения российской компартии, приведу лишь один красноречивый факт: когда на съезде народных депутатов СССР Сажи Умалатова обоснованно предложила отправить в отставку Горбачева, то ее поддержали только 420 делегатов (на Съезде народных депутатов были не делегаты, а депутаты — Н.Г.) из 2250...» (Там же, стр. 90.)

Факт, приведенный Зюгановым, никакого отношения к Компартии не имел: Съезд народных депутатов представлял весь срез советского общества: члены КПСС, беспартийные, комсомольцы, профсоюзные деятели, рабочие, крестьяне, представители науки, культуры, технической интеллигенции, военные, служители религиозных конфессий и т.д., к тому же значительная часть депутатского корпуса входила в антисоветскую Межрегиональную депутатскую группу, которая яростно поддерживала Горбачева.

Остальные депутаты к декабрю 1990 года, к моменту выступления Умалатовой, просто еще не дозрели до голосования об отставке Горбачева. Выступление Умалатовой было импульсивным, эмоциональным протестом одиночки, оно не было результатом тщательно спланированной и подготовленной акции и потому не опиралось на хорошо «взрыхленную и удобренную почву».

Считать выступление Умалатовой причиной или поводом к созданию российской компартии просто нелепо, ибо оно состоялось полгода спустя после ее учреждения.

Немалую заслугу в создании РКП приписывает себе, и, видимо, не без оснований ныне член ЦК КПРФ Егор Лигачев в брошюре «Так жить невозможно. Россия перед бурей». Сообщив о том, как в конце 1989-1990 года он выступал «против осквернения советской истории, разрушения советского государства, против идейного разоружения партии, отстаивал социализм, классовые интересы трудящихся», Лигачев далее пишет:

«В эти годы были предприняты и другие меры (и об этом я пишу впервые) по организации здоровых сил партии и общества для отпора оппортунизму, ревизионизму Горбачева и его команде, для защиты советской власти. В 1990 году была организована коммунистическая партия России (до этого парторганизации России входили напрямую непосредственно в КПСС), в 1989 году — крестьянский союз СССР. В этом я принимал самое непосредственное участие.

Создание партии и союза было ответом на многочисленные требования с мест. Особенно активную роль в организации российской компартии занимала группа ленинградских и московских коммунистов во главе с В.А.Тюлькиным, Сергеевым.

Проекты постановлений и записок в Политбюро с обоснованием формирования российской компартии и крестьянского союза приходилось продвигать с трудом, на это ушло немало времени. По своей инициативе, не согласовывая с Горбачевым, выступал на учредительных съездах компартии России и крестьянского союза (выступления опубликованы).

Кстати говоря, во время научной конференции, посвященной десятилетию начала перестройки, в Ленинграде в мае 1995 года, Горбачев, обращаясь ко мне с трибуны, спросил: «Зачем вам, Егор Кузьмич, нужна была компартия России? Не для того ли, чтобы противопоставить ее мне?».

Я ответил из зала: «Это было сделано для того, чтобы оказать сопротивление политике, которую проводили вы и ваше окружение». Пришлось основательно поработать, чтобы к руководству компартии и крестьянского союза пришли известные в стране политические деятели, твердо стоявшие на позициях социализма, защиты советской власти, интересов людей труда: Полозков И.К., Мельников А.Г., Зюганов Г.А., Стародубцев В.А., Чикин В.В., Кухарь И.И.

Всякие разговоры о том, что создание Российской компартии привело к развалу СССР — чистый вымысел, они нужны тем, кто несет ответственность за разрушение страны. Компартия России и крестьянский союз, их руководители смело разоблачали «главных архитекторов» — ликвидаторов партии и государства, мужественно защищали власть народа, целостность Советского Союза».

Е.К.Лигачев «Так жить невозможно. Россия перед бурей», ТОО «Корина», стр. 29-30).

Таким образом, один из главных функционеров КПРФ, а в прошлом член Политбюро ЦК КПСС Егор Лигачев историю рождения этой партии подает так, будто все происходило вне Политбюро ЦК КПСС и генсека Горбачева, но самое активное участие принимал лично он, Лигачев, и еще некоторые товарищи, в частности, из Инициативного съезда, вот они-то и организовывали КП РСФСР. Естественно, Лигачев этот акт оценивает весьма высоко.

Вот и Зюганов в своей книге «Верность» тоже вторит Лигачеву в оценке позиции Горбачева:

«Инициатива ленинградцев встретила в лице Горбачева и К° глухое раздражение и противодействие, проявившееся во время подготовки и проведения Российской партконференции и Учредительного съезда КП РСФСР весной и летом 1990 года.

В чем только ни обвиняли тогда российских коммунистов «демократические» СМИ: и в «расколе», и в великодержавном шовинизме. И это при том, что сами усердно раскалывали КПСС и агрессивно поддерживали националистов в союзных республиках. На самом-то деле, если и была какая «опасность» от создававшейся КПРФ, как справедливо пишет в своей книге «Драматические страницы истории» ученый и мой товарищ по партии Иван Павлович Осадчий, то именно «для Горбачева и К0».

Ибо Компартия РСФСР как наиболее зрелая, мобильная и мощная сила в КПСС могла оказать отрезвляющее воздействие на миллионы коммунистов, состоявших в охваченной кризисом КПСС, открыто и громко заявить о гибельном курсе горбачевско-яковлевской перестройки, изначально задуманной «перемены строя», о предательстве последнего генсека КПСС и его ближайшего окружения, о реальной угрозе, нависшей над СССР и КПСС.

Все драматические перипетии образования Компартии России Осадчий подробно и с фактической достоверностью изложил в своей интересной работе, к ней я и отсылаю читателя, который наверняка найдет там для себя немало полезного и поучительного. А главное — узнает правду о многих событиях начала 90-х годов, тщательно замалчиваемых демпропагандой».

Г. Зюганов, «Верность», стр. 90

Еще до знакомства с книгой Зюганова «Верность» я тщательно, с карандашом в руках проштудировала сей «труд» Осадчего, и прямо скажу: правды в нем маловато, есть неприкрытое желание приукрасить роль КП РСФСР и ее преемницы в лице КПРФ в новейшей истории России.

Член ЦК КПРФ Иван Павлович Осадчий в своей книге «Драматические страницы истории. Как и почему создавалась Компартия РСФСР», изданной в 2000 году «к 10-летию со дня образования в июне 1990 года Коммунистической партии РСФСР», не только полностью оправдывает, но и всячески превозносит факт создания Российской компартии.

«Не утихают споры о том, насколько правомерным и целесообразным было образование Компартии РСФСР, — пишет он в «Слове к читателю». — Время от времени их сознательно подогревают известные в прошлом «деятели» КПСС типа Н.Назарбаева, А. Яковлева, О. Лациса и им подобные.

Откровенно говоря, они наводят «тень на плетень», искажая истинный смысл и подлинное значение создания Компартии РСФСР. Этим они, видимо, стараются хоть как-то объяснить (или даже оправдать) неслыханное в истории коммунистического движения предательство, переложить ответственность с больной головы на здоровую. Эта точка зрения господствовала в горбачевском Политбюро ЦК КПСС, усиленно насаждалась во всей партии во время подготовки и проведения Российской партконференции и Учредительного съезда КП РСФСР в 1990 году.

Из их уст неоднократно звучали нелепые утверждения о том, что образование Компартии РСФСР является величайшей провокацией, главным фактором разрушения КПСС и гибели СССР, и т.д., и т.п.

Из уст Н.Назарбаева, А.Яковлева и иже с ними множество раз звучали нелепые утверждения о том, что образование Компартии РСФСР является, по их мнению, величайшей провокацией, главным фактором разрушения КПСС и гибели СССР, и т.д., и т.п. (Конец цитаты. Повтор — не мой, так значится в книге Осадчего — Н.Г.)

Что интересно, в доказательство своего тезиса Осадчий не приводит ни одного факта, ни одной цитаты, видимо, рассчитывая на то, что одно упоминание обоймы этих одиозных персонажей уже достаточно убедительно.

И дальше И.Осадчий пишет:

«Мой долг рассказать правду о неправде, которую уже целое десятилетие пытаются насаждать в общественном сознании антикоммунисты всех мастей и оттенков, перевертыши, приспособленцы и откровенные предатели, изменившие трудовому народу, своей партии, коммунистической идеологии, социализму и Советской власти, своими действиями способствовавшие победе «демократической» контрреволюции, разрушению великой и могучей советской державы, реставрации социализма». (Там же, стр.5).

Движимый благородной целью «рассказать правду о неправде», И.Осадчий в своем стремлении любыми способами обелить создание КП РСФСР, однако, пользуется далеко не благородными приемами. Вот он пишет:

«В марте 1990 года состоялся очередной Пленум ЦК КПСС. Пленум определился по одному из самых сложных вопросов, по которому на протяжении многих десятилетий, начиная с 1925 года, с XIV съезда партии, не было ни объяснения, ни убедительного ответа.

Тогда, в середине 20-х годов РКП(б) (Российская Коммунистическая партия (большевиков)) была переименована в ВКП(б) — Всесоюзную Коммунистическую партию (большевиков).

Совершим небольшой исторический экскурс. После победы Октябрьской революции наряду с РСФСР образовались Украинская ССР, Белорусская ССР, Закавказская СФСР (в ее состав входили Грузия, Армения, Азербайджан), которые впоследствии приобрели статус самостоятельных союзных республик. Затем, в процессе дальнейшего строительства и развития советского государства, образовался еще ряд советских республик. В каждой союзной республике были свои республиканские Компартии.

Что касается РСФСР, то она также имела свою коммунистическую организацию — РКП(б). Исторически сложилось так, что ЦК РКП(б) одновременно являлся единым руководящим партийным центром для Компартий всех союзных советских республик, составлявших СССР.

Исторически и политически образование единой общесоюзной Компартии было обусловлено образованием Союза Советских Социалистических Республик. Фактически XIV съезд ВКП(б) упразднил Российскую Коммунистическую партию, которая существовала под различными названиями с 1898 по 1925 год. (Там же, стр.5-6)

Трудно сказать, чего больше в этих «научных изысканиях» доктора исторических наук, профессора Осадчего — дремучего невежества или весьма беззастенчивого мифотворчества. Эти пассажи рассчитаны явно на нынешнего малосведущего читателя. РКП(б) никогда не была партией РСФСР в ее нынешних границах, как утверждает Осадчий.

В советское время каждый школьник знал, что 1-3 марта 1898 года на первом съезде в Минске была учреждена Российская социал-демократическая рабочая партия (РСДРП) — это была партия, действовавшая не в пределах нынешней России, в советское время — РСФСР, а на всей гигантской территории Российской империи, включавшей в то время еще и Польшу и Финляндию.

Состоявшийся 6-8 марта 1918 года в Петрограде VII съезд РСДРП по предложению В.И.Ленина принял новое название партии: Российская Коммунистическая партия (большевиков) — РКП(б). И это была все та же единая партия, которая по-прежнему действовала на всей территории теперь уже бывшей Российской империи, именовавшейся после Октября семнадцатого года Советской республикой, Советской Россией, РСФСР.

Возьмем, к примеру, VI съезд РСДРП, состоявшийся 26 июля (8 августа) — 3(16) августа 1917 года в Петрограде. В его работе участвовали делегаты, представлявшие 162 партийные организации. О географии съезда и самой партии можно судить уже хотя бы по докладчикам.

Съезд заслушал доклады: областной организации Донецкого бассейна, Московской организации, Минской организации, представителя Рижского фронта, Финляндской областной организации, Кронштадтской организации, Московской областной организации, Уральской организации, районного объединения Средней Сибири, делегата от Румынского фронта, представителя социал-демократии Прибалтийского края, областной организации Поволжья, Грозненской организации, доклад делегата Закавказья. Как видим, РСДРП охватывала всю Российскую империю, а не тот уродливый обрубок, что ныне остался от нее.

На X съезде РКП(б), состоявшемся 8-16 марта 1921 года, были представлены, помимо российских губерний, партийные организации Армении, Азербайджана, Башкирии, Белоруссии и Литвы, Дальневосточной республики, Киргизской республики, Калмыцкой республики, Карельско-Олонецкой, Латышской, Литовской, Области немцев Поволжья, Красной Армии Сибири, Татреспублики, Туркестана, Украинской ССР, Западного и Кавказского фронта, Отдельной Кавказской дивизии, Военного флота Каспия, Области Войска Донского и другие.

Всего 690 делегатов, представлявших 730051 члена Российской коммунистической партии (большевиков). По географии съезда видим, что была представлена вся бывшая Российская империя, а теперь уже Советская республика. Именно такое название страны фигурирует и в докладе Ленина, и в выступлениях делегатов.

А перелистайте тома «Переписки Секретариата ЦК РКП(б) с местными партийными организациями» в 1918, 1919 и другие годы, там же представлен интереснейший материал.

В ЦК по самым разным вопросам обращаются отдельные коммунисты и целые партийные организации, Советы, рабочие и крестьяне «от Москвы до самых до окраин», а ЦК рассылает им свои циркуляры, отвечает на запросы, дает по ним поручения различным органам. Например, в июне-июле 1919 года в ЦК РКП(б) поступило 476 писем и обращений по самым разным вопросам. В качестве примера приведу некоторые из них.

№ 359 От Голтянского комитета КП(б) Украины (Херсонская губерния)

9 июня 1919 г. В Центральный Комитет коммунистов (большевиков)

Партийный комитет вменяет в обязанность тов. Лифанову ходатайствовать в надлежащих учреждениях о присылке из центра работников-коммунистов, в которых у нас необходимость в количестве не менее 3 человек.

Председатель Секретарь

№ 372 От ЦК КП(б) Литвы и Белоруссии

11 июня 1919 г. Москва, Цека Российской Коммунистической партии

Через Ново-Александровку идут из Германии много военнопленных, необходима литература, газеты. Военнопленные голодают. На местах продовольствия не хватает.

Член ЦК

Литбел Алекса (Ангаретис)

№ 404 От Туркестанского краевого комитета РКП(б)

16 июня 1919 г. Москва, Цека Российской Коммунистической партии

На происходящем в Ташкенте краевом съезде РКП при обсуждении вопроса об отношении к партии Дашнакцутюн одним из делегатов заявлено, что на заседании III, Коммунистического Интернационала принято решение объявить названную партию вне закона. Не имея на это официальных данных, крайком партии просит в экстренном порядке сообщить по радио, справедливо ли это заявление и какие вообще существуют в центре постановления по отношению к партии Дашнакцутюн.

Турккрайком Солькин

№ 419 От Крымского областного комитета партии

18 июня 1919 г. Москва, Цека РКП

22 июня в Симферополе состоится съезд профсоюзов Крыма. Телеграфно сообщите, кого высылаете докладчиками по вопросам: о задачах профсоюзов, о возрождении промышленности, о рабочей кооперации и др. В докладчиках очень нуждаемся.

Хайцевич

№ 589 От ЦК Коммунистической партии(б) Литвы и Белоруссии

16 июля 1919 г. Москва, Моховая, 7, Стасовой

Пожалуйста, сообщите по прямому проводу решение Политического Бюро Цека относительно нашей республики и ее правительства. Необходимо сейчас получить ответ, чтобы можно было немедленно приступить к реорганизации. Жду у аппарата ответа.

Мицкевич

№ 598 От Кавказского краевого комитета РКП(б)

19 июля 1919 г.

В предыдущем докладе я уже сообщал, что правительство Горской республики путем открытого предательства в половине мая прекратило войну против Деникина, заключило с ним соглашение, переарестовало всех наших товарищей (до 35 человек), руководителей готовящегося восстания и предало в руки добровольцев в Петровске.

Они до сих пор не были расстреляны, так как арестованные в Ленкорани деникинцы нами были объявлены заложниками. На днях состоялся военно-полевой суд (обвинительный акт приговора при сем), в результате пять лучших товарищей: 1) Уллубий Буйнакский, 2) Абдул-Халимов Магома-оглы, 3) Абдурахман Измаилов, 4) Сайд Абдул-Халимов и 5) Меджид Али-оглы приговорены (14 июля) к смертной казни, а остальные к каторжным работам, причем суд постановил ходатайствовать о замене всем им смертной казни каторжными работами без срока.

А мы от имени Советской власти еще раз сделали предупреждение через газеты, что за всякого казненного коммуниста в Ленкорани будут расстреливаться пять деникинских офицеров-заложников...

(Подпись отсутствует)

№ 644 От ЦК Коммунистической партии и Советского правительства Латвии

28 июля 1919 г.

Москва, Центральному Комитету Российской Коммунистической партии (большевиков)

Согласно постановлению ЦК РКП Советское правительство Латвии продолжает работу в Латгалии и незанятой части Латвии на основе конституции, принятой съездом Советов Латвии. Считаем себе подчиненными: Двинский, Режицкий, Люцинский, Велионский, Илукский уезды в хозяйственном, административном и партийном отношениях и другой власти на месте признавать не будем. Всех ответственных работников Латвии (просим) считать только за собой. Просим ускорить высылку инструкции о взаимоотношениях Советского правительства Латвии и Цека Латвии с Реввоенсоветом армии. Режица. № 2625

Секретарь Цека Советского правительства Латвии

Каулин

№ 653 От ЦК Коммунистической партии Армении

30 июля 1919 г. В Центральный Комитет Российской Коммунистической партии

Представляемая при сем смета составлена членом Центрального Комитета Коммунистической партии Армении тов.Вартаняном и предлагается как проект, план той работы, которая должна вестись в Эриванской губернии, входящей в состав Республики Армении. Обсудив ее и придя к заключению, что для постановки фактической партийной работы в указанный в смете срок потребуется не менее двухсот пятидесяти тысяч руб. (250 000), ЦК просит отпустить тов. Г.Вартаняну, командируемому в Армению, указанную сумму.

Управляющий делами ЦК Коммунистической партии Армении

г. Овсепян

№ 670 От Совета обороны Литвы и Белоруссии

8 июня 1919 г. 2 адреса: Москва, члену Реввоенсовета Республики Смилге, копия ЦК РКП

Обещанных тысячу бойцов и трех тысяч из Орла не присылают. На нашем фронте чувствуется большой недостаток в политических работниках и командном составе. Обещанную артбригаду просим немедленно выслать.

Член Совета Обороны И. Уншлихт.

«Переписка Секретариата ЦК РКП(б) с местными партийными организациями. Июнь-июль 1919 г.» Стр. 261, 273, 320-321, 531, 537, 608, 615, 636)

Как видим, все нити в те годы, как и с момента создания партии, шли от ЦК к местным организациям на всей территории Советской республики и от них — в ЦК. И хотя некоторые товарищи в своих письмах и телеграммах называют партию Российской коммунистической — без добавления (большевиков), а другие именуют ее просто большевистской партией, все понимают, что речь идет об одной на всех — ленинской РКП(б).

Интересный момент: 27 мая 1919 года секретарь окружного комитета Хайцевич обращается от имени Крымского областного комитета партии в Секретариат ЦК, к Стасовой, с письмом, в котором, в частности, говорится:

«Вашу телеграмму о присоединении Крымской области к РКП получили. В связи с образованием Крымской Советской Республики возникает вопрос о формальной самостоятельности Крымской организации. Сообщите в возможно более короткое время мнение ЦК».

«Переписка Секретариата ЦК РКП(б) с местными партийными организациями. Апрель-май 1919 г.», стр.475

Даже с образованием республик речь шла не о фактической, а о формальнойсамостоятельности партийных организаций. И в этом, и во всех других случаях. Все коммунисты на территории бывшей Российской империи были объединены в РКП(б).

Право же, мне даже несколько неловко приводить эти общеизвестные факты. Но что поделаешь, если деятели КПРФ в научной мантии бесстыдно искажают историю нашей партии с одной только целью — оправдать то, что оправдать никак нельзя. Видимо, есть здесь и корыстный мотив — собственность КПСС. Ведь КПРФ без всяких на то прав объявила себя правопреемницей КПСС со всеми вытекающими отсюда правами, в том числе и на собственность, на деньги партии.

Разумеется, в тексте Осадчего нет и намека на это обстоятельство, но он, а вместе с ним и Зюганов, обильно цитирующий работу Осадчего в своей книге «Верность», весьма умело мостят дорогу КПРФ ко всему, что было создано 19-миллионной КПСС за десятилетия ее существования.

Как уже процитировано выше, И.Осадчий считает, что в 1925 году состоялось «образование единой общесоюзной Компартии», которое «было обусловлено образованием Союза Советских Социалистических Республик». Право, до такой ахинеи не додумались даже ярые антикоммунисты.

«XIV съезд (он состоялся 18-31 декабря 1925 г. — Н.Г.) утвердил новый Устав партии.

С XIV съезда наша партия стала называться Всесоюзной Коммунистической Партией (большевиков) — ВКП(б)» — так сказано на стр. 265 краткого курса «Истории Всесоюзной Коммунистической партии (большевиков).

Репринтное воспроизведение стабильного издания 30-40-х годов, М., «Писатель», 1997 г.)

В «Истории Коммунистической партии Советского Союза», издание седьмое, 1983 г, стр. 340, читаем: «XIV съезд партии принял новый Устав партии и решение о переименовании РКП(б) во Всесоюзную Коммунистическую партию (большевиков) — ВКП(б)». Все! И, естественно, ни слова о якобы состоявшемся «образовании единой общесоюзной Компартии», как утверждает Осадчий.

Ничего не надо было образовывать. Единая Компартия существовала с 1898 года, с момента ее создания. Ни в одном документе партии не оговаривалось, что она действует на территории, скажем, от Москвы до Урала или Дальнего Востока.

Нет в постановлении ни слова и об «упразднении Российской коммунистической партии, которая существовала под различными названиями с 1898 по 1925 год», как утверждает Осадчий. Ни слова — по одной простой причине: никакого упразднения не было, поскольку РКП(б), хоть и называвшаяся Российской, была отнюдь партией не РСФСР в ее нынешних границах, а всего Советского государства, а прежде — Российской империи, включая Польшу и Финляндию.

Разумеется, если бы доктора исторических наук Осадчего действительно интересовала ИСТОРИЯ нашей партии, он бы не стал полагаться на собственные фантазии, а обратился бы к первоисточникам.

В данном случае это «Стенографический отчет XIV съезда ВКП(б)», изданный в 1926 году в Ленинграде. Он зафиксировал момент принятия решения о переименовании РКП(б) в ВКП(б) и дискуссию по этому поводу.

Итак:

Заседание двадцать первое

(Дневное, 31 декабря 1925 года)

Рыков (председательствующий). Слово для доклада об изменении устава партии имеет тов. Андреев.

Андреев. ...Необходимо еще остановиться на решении последнего пленума Центрального Комитета о переименовании нашей партии. Вы знаете, что на предыдущем съезде партии этот вопрос не стоял. Он не был решен по существу и был передан на окончательное рассмотрение и решение нынешнего съезда партии.

Теперь необходимо это решение окончательно принять. Решение Центрального Комитета гласит следующее: «Внести на XIV съезд предложение о переименовании РКП(б) во Всесоюзную Коммунистическую Партию (большевиков)». Такое переименование диктуется тем, что надо наше партийное строение пригнать к нашему государственному строению.

По советской линии у нас строение по сравнению с 1922 годом, т.е. с годом принятия старого устава, изменилось. Изменилось также у нас строение профессионального движения: у нас нет теперь всероссийского центра профессионального движения, а есть Всесоюзный Совет Профессиональных Союзов. Только в партийной области у нас осталось дело без изменения названия.

Политическое значение, которое говорит за переименование партии и за своевременность этого переименования, мне кажется, ясно. Все знают, что наша партия является руководящей партией в стране, руководящей партией в Советском Союзе, руководителем государственной, хозяйственной, профессиональной работы и т.д.

Однако партия до сих пор называется российской партией. Вот это несоответствие теперь должно быть устранено. В предвидении некоторых сомнений, которые могут быть у отдельных товарищей по этому вопросу, я хотел бы сказать несколько слов по поводу возражений, которые уже приходилось слышать. Главное сомнение, которое приходилось слышать и на пленуме ЦК, это — как бы сейчас не возник вопрос об образовании русской партии и русского ЦК.

Вот это главное возражение, которое приводилось. Если бы это действительно было так, если бы переименование нашей партии с неизбежностью должно было повести к образованию русской партии, к образованию параллельного российского Центрального Комитета, то это было бы величайшим вредом для нашей партии, ибо это фактически означало бы существование двух центральных руководящих органов нашей партии, потому что удельный вес российской части в партии союзного значения сам собою ясен.

Вот почему величайшим вредом для нашей партии был бы переход к образованию специального русского Центрального Комитета. (Выделено мною — Н.Г.)

Но, товарищи, была ли до сих пор необходимость в образовании русской партии? Была ли необходимость в образовании особого русского Центрального Комитета? Этой необходимости как будто не было, и никто этого не выдвигал. А что же сейчас, после того, как мы переименуем нашу партию во всесоюзную? Мне кажется, по существу ни в строении, ни в задачах нашей партии абсолютно ничего не изменится. Значит, не вырастает и никакой необходимости в образовании русской партии и русского Центрального Комитета.

Переименование, повторяю, ничего не меняет по существу ни в организационном строении, ни в задачах партии. Вот что нужно ответить на эти основные возражения. Наша партия, в отличие от государственного строительства, является централизованной партией. Все национальные партии, которые у нас существуют — украинская, закавказские, среднеазиатские партии, — все существуют на правах областных комитетов, или губернских комитетов, а партия остается централизованной, единой партией сверху донизу, в отличие от некоторой децентрализованности в нашем советском государстве.

Вот почему довод, что это, якобы, выдвинет вопрос об образовании русского Центрального Комитета, не выдерживает критики. Мы абсолютно ничего не меняем по существу, а, переименовывая партию, мы обязаны это сделать для того, чтобы привести название ее в соответствие с тем государственным образованием, которое у нас есть.

Второе возражение: нельзя ли на годик, на два отложить это вообще? Товарищи, это самое слабое возражение. Какой же политический смысл за этим кроется? На годик, на два отложить! Ничего, кроме предрассудков, что все мы к названию РКП(б) привыкли, и как-то не хочется переименовываться, привыкать к другому названию.

Поскольку тут нет никакого политического смысла, кроме привычки к названию, я думаю, это возражение не существенно. Вы знаете, что у нас было также много сомнений, когда переименовывали нашу партию из Российской Социал-Демократической Рабочей Партии в Российскую Коммунистическую Партию (большевиков).

Много было сомнений: как привыкнут, как примут новое название. Долго колебались, но это решились сделать, и это было правильно. И сейчас есть сомнения у отдельных товарищей, будто привыкать к названию ВКП(б) будет трудно, — но, товарищи, надо это сделать. За это говорит необходимость приспособить строение нашей партии к тому государственному строительству, которое у нас есть.

Третье и последнее возражение. Некоторые товарищи говоря т: раз мы переименовываем партию во всесоюзную, то должны быть переименованы и все национальные партии, мы должны сделать их губернскими или местными организациями нашей партии, без национальных названий.

Я думаю, что это предложение тоже не имеет большого смысла, потому что в этом нет необходимости, потому что пункт 31 нашего устава совершенно ясно говорит: «Партийная организация, обслуживающая территорию национальных республик и областей Союза и РСФСР, приравнивается к областным или губернским организациям партии, т.е. целиком подчинена ЦК РКП(б) (теперь ВКП(б)).

Поэтому переименование национальных партий абсолютно ничего не вносит, потому что по существу наши организации национальных партий существуют на правах губернских или областных организаций, а политический минус от этого переименования отдельных национальных партий, конечно, неизбежно будет.

Вот почему в принятии этого предложения некоторых товарищей, которые его выдвинули, нет никакой необходимости. Я думаю, мы достаточно сильны для того, чтобы всех членов партии убедить в необходимости этого переименования. Все сомнения, которые высказывания по этому вопросу, мне кажется, основаны на непонимании того, что по существу ни в схеме строения, ни в задачах нашей партии от этого переименования ничего не изменяется. Поэтому я предлагаю единодушно это переименование и предложение ЦК поддержать. (Аплодисменты).

(«XIV съезд ВКП(б). Стенографический отчет», Ленинград, 1926 г., стр. 880-882).

На съезде состоялась дискуссия по этому вопросу, и сегодня, в свете событий последних 13-15 лет, она тоже представляется чрезвычайно актуальной. Цитирую стенограмму:

Полонский. Товарищи, я заранее хочу оговориться, что, очевидно, выражу некоторые консервативные настроения некоторых членов партии по вопросу о переименовании нашей партии. (Голос «Правильно!».)

...Товарищ Андреев в своем докладе уже указывал очень много о возможных толках по поводу переименования, связанных с настроениями, соображениями и возможными предложениями о необходимости организовать еще русский центр, российский Центральный Комитет нашей партии, кроме общероссийского ЦК. Почему тов. Андреев много внимания уделил этому вопросу?

Мне кажется, потому, что гарантий от того, что эти разговоры, эти толки будут у нас, нет. Даже больше того, — я бы сказал, мы можем быть уверены в том, что, во всяком случае, попытки свести на это вопрос, если не сейчас, то, может быть, при некоторых переменах, при некоторых затруднениях в нашей партии, — попытки вести организационную борьбу вокруг этих предложений могут быть, и, я думаю, тов. Андреев был глубоко прав, когда он говорил о том, что эти попытки были бы чрезвычайно вредны для нашей партии.

Нам незачем оставлять какие-либо возможности для подобных попыток, для предложений о создании, кроме нашего ЦК, единого, который руководит всеми организациями нашей партии по всему СССР, еще особого российского Центрального Комитета.

Вот почему я, товарищи, считаю, что сейчас ни к чему нам это переименование, оно не будет понято не только многими членами партии, но оно не будет понято и одобрено, мне кажется, и всеми рабочими, которые слишком хорошо знают и свыклись с нашей славной РКП(б).

В нашей стране и, может быть, за пределами нашей страны имя РКП слишком хорошо известно широким массам, слишком связано с этими тяжелыми годами борьбы, и, мне кажется, что если бы когда-нибудь потребовалось переименование, то, во всяком случае, этот период, этот момент, еще не наступил. Поэтому я решительно высказываюсь против переименования нашей РКП(б). (Аплодисменты) (Там же, стр. 887)

Саркис. Товарищи, по-моему, тов. Полонский несколько неуверенно защищал свою консервативную позицию в вопросе о переименовании партии. Я думаю, что после того, как Советский Союз уже оформился, действительно надо переименовать партию. (Возглас «А русская партия?») Об этом я еще скажу.

Я предлагаю партию переименовать так, как здесь было предложено: назвать Всесоюзной Коммунистической Партией (большевиков).

Но вместе с тем, товарищи, надо будет тут что-нибудь сделать с национальными партиями. Ежели у нас имеется единая Всесоюзная Коммунистическая Партия (большевиков), то, по-моему, надо будет тут что-нибудь сделать с национальными партиями. Ежели у нас имеется Всесоюзная Коммунистическая Партия (большевиков), то, по-моему, надо будет, чтобы у нас не было еще различных партий в национальном масштабе, потому что в единую всесоюзную партию могут входить только организации.

Партия состоит из суммы организаций. Это — старое большевистское положение. А в данном случае партия состоит из суммы партий: грузинская коммунистическая партия, коммунистическая партия Украины... (Рязанов с места: «Нет самого большого слагаемого — РКП!».), коммунистическая партия Туркестана и т.д...


Н.Х. Гарифуллина


***


Источник.
.

Tags: Зюганов, КПРФ, КПСС, Ленин, Россия, СССР, Сталин, история, коммунисты, народ, партия, советский
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments