ss69100 (ss69100) wrote,
ss69100
ss69100

Categories:

Русофобы Шлёцер, Гундяев и фашиствующие хохлы - одного поля ягоды

Многое можно подчерпнуть из краткого отрывка книги С.М. Соловьёва „Шлецер и антиисторическое направление”. А самое главное и опасное для нашей страны - отсекание Шлёцером русской истории до Рюриковичей (iX в.).

Тогда получается, что до т.н. крещения Руси на наших огромных землях жили „варвары, люди второго сорта, почти звери”. Т.е. мы все должны быть по гроб жизни благодарны христианам, которые вывели отсталый звериный народ, населявший Русь, в подобие людей.

И неудивительно, что сегодняшний глава христианской РПЦ, чьи слова о наших предках приведены выше, последовательно идёт по стопам иностранца Шлёцера, уравнивая наш народ с быдлом, а нашему развитию мы обязаны исключительно христианству и его агенту в России - РПЦ.

И совершенно прав д. ист. наук Александр Владимирович Пыжиков, что методично раскапывает нашу истинную историю. Прав и в том, что очень много бед на Русь пришло с Запада, а узловым центром передачи, точнее - навязывания западных „ценностей” (рынка; экономики вместо хозяйства; сидячей, скованной и односторонне развивающей школы; ростовщичества; конкуренции; наплевательского отношения к природе и пр.) был и остаётся Киев. Который транслировал нам указанные „ценности”, щедро приправленные русофобским польским католицизмом.

И неспроста Киев сегодня страдает, ибо подобная многовековая русофобская политика дала свои плоды: фашизм, почитание гитлеровских прихвостней героями, лизание сапог американских и европейских хозяев, массовый исход населения с загаживаемой земли, чернозём которой уже столько лет продаётся на Запад; ГМО и прочие западные прелести.
*

«Философских идей об истории народов никто не станет требовать от приднепровского инока XI века». [Вначале Соловьёв цитирует Шлёцера и пересказывает его идеи. - Прим. ss69100.]

Так условиями места и времени объяснился, определился характер летописи: мы не вправе от летописца XI века ожидать того, что привыкли встречать у историков XIX века; но мы вправе ожидать от него добросовестной, бесприкрасной передачи виденного и слышанного; в этом отношении Нестор превосходен, возвышается над современными и даже позднейшими летописцами других народов; и потому он главный источник первоначальной истории Севера.

Как же этот главный источник представляет нам первобытный Север вообще и дорюриковскую Россию в особенности? Это представление должно оправдать отзыв Шлёцера о честном Несторе:

«Честный Нестор представляет свою страну до Рюрика пустынею, где живет несколько народцев, которых он называет всех по имени, которых места жительства часто с точностию определяет; эти народцы живут оседло, не кочуют, живут в городах, то есть в огороженных деревнях. Первым шагом к образованности у них было появление монарха, вторым принятие христианства».

Чтобы понять всю важность этого Шлёцерова вывода из показаний Нестора, стоит только вспомнить, что им были убиты представления о Древней Руси, к которым приучали русских людей XVIII века Елагины и Эмины. Шлёцер вывел строгую науку, древний летописец раскрыл свой простой, правдивый рассказ, и произведения бездарных риторов упразднились; с появлением законного царя исчезли самозванцы.

Шлёцер коснулся и вопроса о языке летописи Нестеровой. «Когда же, — спрашивал он, — славянская литература будет иметь своего Вахтера, своего Ире, которые сравнят славянские наречия между собою и с их общим источником?»

Шлёцер не ограничился одним заданием вопроса, одним изъявлением желания, но сам приступил к исследованию о языке церковнославянском, потом изложил историю русской историографии.

Понятно, что Шлёцер, имея в виду исключительно критику источников, не мог вполне оценить достоинства трудов Татищева, Щербатова, Болтина; его отталкивало от них отсутствие критики, как он понимал ее, отсутствие ученого приготовления, ученой обработки вопросов; при односторонности своего направления он забывал, что для русских людей кроме объяснения темных мест Нестора важно было объяснение и княжеских отношений в древней России, и характера Иоанна Грозного, и событий Смутного времени.

Вот почему во второй половине XVIII века Шлёцер видит в русской историографии шаг назад, тогда как мы теперь видим большой шаг вперед; несмотря на то, Шлёцер все же умеет найти достоинства и в Татищеве, и в Щербатове, и в Болтине; его отзывы о них далеко не так неблагосклонны, как отзывы, которые мы встречаем во второй четверти XIX века, — отзывы людей, не почетших за нужное перед произнесением суда над писателем познакомиться с его сочинением.


***


Источник.
.

Tags: Запад, РПЦ, Русь, Север, история, русофобия, русский, славяне, фальсификация, фашизм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments