ss69100 (ss69100) wrote,
ss69100
ss69100

Categories:

Была ли КП РСФСР в оппозиции Горбачеву и Ельцину?

.Зюганов и Бентли

Была ли КП РСФСР в оппозиции Горбачеву и Ельцину?

Сторонники создания КП РСФСР и оппоненты Шенина до сих пор уверяют, что будто бы эта партия была в оппозиции Горбачеву.

Это еще один миф, усиленно распространяемый «вождями» КПРФ и их апологетами. Такая точка зрения бытует и слева.

Хотя сам Витор Аркадьевич Тюлькин не раз в своих интервью лично автору этих строк резко высказывался о руководстве КП РСФСР, которое шло явно не туда.

Что из этого вышло — рассказывать не надо. Россия не скоро еще выберется из той ямы, куда она рухнула за десятилетие ельцинского правления.

И, к сожалению, к этому с первых своих шагов была причастна КП РСФСР. Так что заявлять о ее якобы «оппозиционности» Горбачеву, а в ряде моментов и Ельцину — просто смешно.

Как уже сказано, в Декларации Российской конференции были одобрены два принципиальных момента: переход к рыночной экономике и государственный суверенитет Российской Федерации. Продолжая эту линию, Г.Зюганов обращается с «письмом делегатам партийного съезда» (XXVIII — Н.Г.) «О наболевшем», где, в частности, говорится:

«Суть экономической реформы — возродить в человеке хозяина производства. Это справедливо видится на путях перехода к рынку. Но все ли здесь однозначно?


...Напрашивается вывод: необходим комплекс мер по стабилизации обстановки, экономической и морально-политической подготовке населения к рыночным отношениям.

В противном случае введение их обернется поражением всех управленческих структур независимо от их политической окраски и авторитета. Если «эшелон» пойдет под откос, то всем не поздоровится, кто бы и на какой платформе сегодня ни стоял». («Советская Россия», № 157, 1 июля 1990 г.)

Как видим, Зюганов в принципе против рынка не возражает, более того, предлагает провести «экономическую и морально-психологическую подготовку населения к рыночным отношениям».

XXVIII съезд КПСС, состоявшийся в июле 1990 года, взял курс на рынок. Виктору Тюлькину с большим трудом удалось получить на заседании 13 июля пять минут, чтобы от группы делегатов, участников Инициативного съезда сделать заявление (цитирую стенограмму съезда):

«...Считаем нужным предупредить всех коммунистов страны: непродуманный переход к рынку как к всеобщей системе, включающей рынок капиталов и рынок рабочей силы, будет означать неизбежное сползание к нарастанию капиталистических отношений.

А насильственное, вопреки объективным процессам, лечение социализма капитализмом, повлечет за собой не повышение производства и уровня жизни, а неизбежное их падение, вызовет широкий социальный протест, приведет к тяжелым страданиям народа». За принятие этого заявления от имени съезда проголосовало 1259 делегатов, против — 2012, 160 — в голосовании не участвовало. Решение не было принято. Был взят горбачевский курс к рынку.

18 сентября 1990 года М.С.Горбачев свое выступление на сессии Верховного Совета СССР посвятил переходу к рыночной экономике, спел гимн рынку.

«Вопрос о переходе к нему (рынку — Н.Г.) возник в русле осуществляемых преобразований. Он продиктован самой жизнь и логикой происшедших перемен. В самом деле, мы давно уже поняли, что из кризисной ситуации, в которой оказалась страна, наша экономика, можно выйти лишь на путях радикальной экономической реформы». («Советская Россия», № 218, 19 сентября 1990 г.)

9 октября того же года ельцинский Верховный Совет РСФСР выступил с обращением «К гражданам России». Приведу из него несколько строк:

«Соотечественники!

Верховный Совет РСФСР 11 сентября 1990 года одобрил программу стабилизации и перехода к рынку — программу «500 дней». Это начало крутого поворота в жизни народа, это программа национального спасения.

...Нас часто запугивают: рынок — это эксплуатация, возврат к капитализму, господство дельцов теневой экономики. На самом деле речь идет о переходе к рынку цивилизованному и культурному, открытому для всех честных и трудолюбивых людей.

...Вступая в рыночные отношения, мы связываем надежды с пониманием и доброй волей граждан России. Эту волю выразил первый Съезд народных депутатов РСФСР, приняв Декларацию о государственном суверенитете РСФСР». («Советская Россия», № 233, 10 октября 1990 г.)

Эта широко разрекламированная «программа национального спасения» на самом деле обернулась программой уничтожения нации, в чем россияне за эти 13 лет убедились на собственной шкуре. Но нелишне вспомнить, как безответственные политики дурили тогда народ. А что же новоиспеченная Компартия РСФСР?

15 ноября 1990 года в соответствии с решением Учредительного съезда состоялся совместный расширенный Пленум ЦК и Центральной Контрольной Комиссии Компартии РСФСР. Был обсужден вопрос: «О текущем моменте и Основных направлениях деятельности Компартии РСФСР». В докладе, с которым выступил первый секретарь ЦК КП РСФСР И.К.Полозков, обращает на себя внимание ряд принципиальных положений:

«Одной из узловых проблем общественной жизни является обеспечение перевода народного хозяйства на рыночные отношения.

Некоторые из критиков Учредительного съезда КП РСФСР упрекали нас в том, будто бы мы отказываемся от рынка, ориентации на рыночную экономику. Это неверно. Мы достаточно хорошо изучили исторические процессы, чтобы понимать, что рынок — универсальная ценность и существовал во все времена. Для нас рынок не тождествен капитализму. Рыночные отношения существовали до капитализма, сегодня их можно вполне развивать вне капитализма.

...Отрабатывая различные модели рыночной экономики, коммунисты России будут бороться за то, чтобы при этом интересы трудящихся не ущемлялись, чтобы ... человек труда не боялся за собственное будущее и будущее своих детей, всегда был уверен в справедливом вознаграждении за свой труд.

Избежать негативных последствий капиталистического рынка, безжалостно уничтожавших на протяжении своей истории целые социальные группы и классы, — вот задача регулируемой рыночной экономики социалистического типа, переход к которой мы уже начали.

Коммунисты России будут бороться за то, чтобы программа экономического оздоровления, принятая недавно Верховным Советом СССР, воплощалась всюду достаточно всесторонне, глубоко и полно.

...Ключевую роль в формировании социально-политического облика общества и характера его дальнейшего развития играет преобразование отношений собственности. Коммунисты Российской Федерации видят назревшую необходимость разгосударствления, развития разнообразных форм собственности, выступают за многоукладную экономику. И пусть в ином нас не обвиняют. (Выделено в тексте доклада — Н.Г.)

...В этой связи считали бы целесообразным рассмотреть на внеочередном Съезде народных депутатов РСФСР проекты законов о защите прав человека в период становления рыночных отношений, о механизмах социальной защиты населения. Это можно сделать в пакете документов по стабилизации экономики и переходу к рыночным отношениям, возрождению российской деревни и агропромышленному комплексу». («Советская Россия», № 264, 17 ноября 1990 г.)

Излагая в докладе на третьем, внеочередном Съезде народных депутатов РСФСР «основные принципы и направления нашей работы», Б.Ельцин поставил задачу:

«Незамедлительно сформировать новые рыночные структуры, обеспечивающие снабжение материальными ресурсами как свободные секторы экономики, так и тех, кто особо нуждается в поддержке вследствие быстрого развала хозяйственных связей...» («Российская газета», № 63, 31 марта 1991 г.)

Сравните все три позиции, и вы увидите их несомненное родство. Рынок, рынок, рынок! Ничего, кроме рынка!

Разница одна: горбачевское Правительство СССР предлагало постепенный путь перехода к рынку, что было подтверждено и XXVIII съездом, а Ельцин с Гайдаром применили «шоковую терапию», но цель-то была одна — рынок! Позиция же ЦК КП РСФСР типично социал-демократическая: реформы и переход к рынку поддерживаем, но будем защищать социальные права человека.

И то, что Ельцин и его «реформаторы» откровенно называли «приватизацией», ЦК КП РСФСР застенчиво именовал «разгосударствлением», но суть-то была одна — переход к частной собственности.

Один из моментов доклада И.К.Полозкова на ноябрьском Пленуме ЦК КП РСФСР просто умиляет:

«Надо сделать так, чтобы трудовые коллективы, все слои трудящихся не только увидели себя в новой системе социально-экономических отношений, но и активно участвовали в их формировании. Это по существу узловой вопрос социальной политики партии». (Там же.)

Член Политбюро, секретарь ЦК КП РСФСР по идеологии Г.А.Зюганов тоже внес свой вклад в пропаганду рынка. В обширном интервью газете «Экономика и жизнь» под заголовком «Рынок? Да! Но в чьих интересах?» он вдохновенно живописал преимущества рынка. В заключение, отвечая на вопрос — «Итак, судя по всему, вы не отрицаете рынка?» — сказал:

«— Невозможно отрицать то, что существует объективно. Иное дело — какой рынок, в чьих интересах функционирующий. Здесь уже позвольте выступить за рынок сознательно организованный — самими субъектами, ассоциациями, государством. Рынок должен быть, безусловно, регулируемым и социально ориентированным. Свобода свободой, порядок порядком. И здесь нет никакого неразрешимого противоречия.

Надо только набраться терпения и предоставить возможность обществу при соответствующей поддержке сознательно перейти в новое состояние (выделено мною — Н.Г.). Главное — не дезориентировать общество, трудящихся, руководителей хозяйств. Не зажимать никого, но и не давать, так сказать, криминальничать». (Г.Зюганов «Верность», стр. 145-146.)101

Как вам это нравится? Оказывается, КП РСФСР не только не боролась против рынка, более того, она ставила цель, чтобы сами рабочие и трудовые коллективы формировали рыночные отношения, «сознательно переходили в новое состояние». Это напоминает известный анекдот: «А мыло и веревки с собой приносить?»

Состоявшийся 6 марта 1991 года объединенный Пленум ЦК и ЦКК Компартии РСФСР обсудил вопрос «О задачах коммунистов по стабилизации общественно-политической ситуации в республике». Доклад И.К.Полозкова развивает и углубляет прежние позиции.

Изложив первоочередные задачи по стабилизации экономики, лидер КП РСФСР сказал:

«Главное же — это активное, заинтересованное участие в перестройке производственных отношений, становлении новых форм хозяйствования и собственности.

...Наша принципиальная позиция отражена в Основных направлениях. Мы — за переход к многоукладной экономике, созданию равных возможностей развития каждого из укладов. Но нам не безразличен вопрос тактики и методов достижения этой цели».

Очень откровенно, яснее, кажется, не скажешь. Но Иван Кузьмич хочет, чтобы его поняли до конца, и он говорит:

«Однако часть прессы целенаправленно продолжает формировать мнение о Компартии РСФСР как о силе, в руководстве которой сплошь ретрограды и враги рынка.

Видимо, необходимо еще раз высказаться по этому поводу. Да, мы убеждены, что рынок в нашу жизнь в одночасье не придет. Да, мы — непримиримые противники, но не рынка, а экономического авантюризма, слегка прикрытого фиговым листком рыночных лозунгов. ...Мы считаем своим долгом заявить, что участвовать в этом обмане народа мы не будем.

... мы целиком разделяем высказанную премьер-министром В.С.Павловым мысль о том, что нужно сохранить костяк промышленности, дать ей стимулы для развития. Приватизация должна идти вокруг мощных государственных «ядер», заполняя пустующие ниши и поры.

Это и будет многоукладная экономика, соответствующая действительным потребностям научно-технического прогресса, потребностям страны в целом.

Схема взаимоотношений разных укладов при главенстве крупных производств, собственно говоря, давно отработана в развитых капиталистических странах, где вокруг крупных корпораций выросла целая система подрядчиков и субподрядчиков, средних и мелких фирм. Именно новейшим достижениям, по завету Владимира Ильича Ленина нам нужно учиться у Запада, а не заглядывать в его позавчерашний день».

Но, согласитесь, что Ленин советовал все же учиться новейшим достижениям, а не строить капитализм по рецептам Запада, даже самым новейшим.

«Мне кажется, что в видении рынка в СССР преобладает эклектический, а не диалектический подход. Почему рынок, регулируемый или нет, должен обязательно копировать капиталистический рынок? Почему не может существовать социалистический рынок?» — спрашивал в статье «Пока еще не поздно» американский писатель и публицист Майкл Давидоу («Советская Россия», 14 октября 1990 г.)

Всю жизнь, по его словам, он прожил в условиях капиталистического рынка в цитадели монополистического капитала, и его, мягко говоря, удивляло отношение к рынку в нашей стране. «Мне кажется, к рынку у вас подходят либо с эйфорией, либо с чувством обреченности — «ему нет альтернативы».

Более того, модель для будущего ищут исключительно на Западе его системой капиталистического «свободного предпринимательства». Как то 73 года Советского государства ничего не могут предложить!»

В заключение статьи американский коммунист и публицист советовал: «Компартии России предназначено сыграть важнейшую роль в этот решающи^ для советской государственности час, памятуя о том вкладе, который Россия внесла в историю на других ее крутых поворотах: и во время Октябрьской революции, и в0 время Великой Отечественной войны против фашизма. Сейчас речь идет о спасении партии, перестройки и социализма».

Вопрос действительно стоял однозначно: быть или не быть СССР и социализму. Как показали дальнейшие события, КП РСФСР свое предназначение не оправдала.

«Трудящиеся России ждут от коммунистов честного ответа на вопрос — как сделать так, чтобы приватизация собственности не обернулась рынком «капиталов», где человеку труда с его доходами делать нечего?» — говорит первый секретарь ЦК партии, являющейся по его же словам «самой влиятельной в республике политической силой, пользующейся широкой поддержкой в массах». Но такого ответа партия не дала.

«Антикоммунисты не добьются своих целей, пока такая партия стоит на их пути», — уверенно заявил Полозков. Но мы-то знаем, что антикоммунисты своих целей как раз добились. Значит, не очень-то эта партия им противостояла, не очень-то с ними боролась. И, действительно, отвечая на поставленный вопрос, Полозков говорит:

«Мы исходим из того, что главным и единственным хозяином на рынке должен быть трудящийся, и только он. Выступаем за решающее право трудовых коллективов в формировании новой системы социально-экономических отношений (читай: капитализма — Н.Г.). ...Если трудовые коллективы будут отстаивать свои права и интересы, вплоть до забастовок, то партийным комитетам следует, видимо, не стоять в стороне, а до конца быть вместе с трудящимися».

Как мило — не поднимать рабочих на борьбу против капитализации страны, а всего лишь «не стоять в стороне», если «трудовые коллективы будут отстаивать свои права». А если не будут? Если не разберутся в ситуации, не поймут, куда их ведут, и будут пассивно ждать, значит, по Полозкову (а это ведь позиция ЦК КП РСФСР!), в этом случае партийные комитеты ничего не предпринимают.

«Коммунисты России поддерживают требования трудовых коллективов на полное хозяйственное владение предприятиями, право собственности на результаты своего труда...»

Поддерживать можно сколько угодно. А что конкретно сделали ЦК и Пленум, чтобы остановить приватизацию и возврат к капитализму? Ничего. Может, КП РСФСР вывела на улицы миллионы людей с протестом против «грабительского рынка»?

Может, организовала хоть одну забастовку? Может, пикетировала Верховный Совет? Ничего подобного! Одни слова. В конце доклада Полозков еще раз ставит задачу, на которой, как он говорит, «мы сегодня должны сосредоточить свое внимание:

«Бороться за то, чтобы реформа экономических отношений, переход к рынку осуществлялись самими трудящимися и в интересах трудящихся».

Расшифровывается сей глубокомысленный пассаж просто: капитализацию страны должны осуществлять сами трудящиеся. Если все это называется «быть в оппозиции», то, право же, дальше некуда.

Обращает на себя внимание еще один принципиальный момент доклада Полозкова:

«Противники Компартии РСФСР стараются доказать, что мы выступаем против института президентства в России, исключительно исходя из узкогрупповых амбиций, мы блокируем укрепление суверенитета РСФСР.

Хотелось бы напомнить, что российские коммунисты всегда стояли за суверенитет России, можно сказать, стояли у истоков этой идеи (выделено мною — Н.Г.). И сегодня мы видим насущную необходимость создания более эффективного политического и экономического механизма защиты интересов республики и ее граждан».

Какие еще нужны доказательства вины КП РСФСР в развале страны? Ведь сам лидер партии признал, что она стояла за суверенитет России, более того, «у истоков этой идеи», а он-то, суверенитет, и подорвал устои союзного государства. Дальше Полозков говорит:

«Но мы против того, чтобы это вело к двоецентрию в масштабах Союза, что затем логически вызовет и создание полицентрической структуры вместо Союза. А именно это и означает создание поста российского президента, если судить по проекту Конституции Российской Федерации, разработанному и дорабатываемому ныне группой О.Румянцева. Ни к чему, кроме углубления гибельной конфронтации между Союзом и нашей республикой, реализация данного проекта не приведет».

Здесь поражает неприкрытое лицемерие. «Мы за суверенитет, но против двоецентрия». Даже человеку, неискушенному в политике, понятно, что государственный суверенитет России, «у истоков которого стояли российские коммунисты», непременно приведет к двоецентрию в масштабах Союза, а затем, вызвав цепную реакцию республиканских суверенитетов, взорвет Союз.

Что в конечном итоге и произошло. Но ведь то же самое произошло и с КПСС. С образованием КП РСФСР возникло двоецентрие в КПСС, и она была разрушена так же, как и СССР. Однако опасности двоецентрия для КПСС Полозков и все руководство КП РСФСР не видят.

Что интересно, Полозков во всех своих докладах и участники Пленумов выступают с самой разносной критикой в адрес КПСС — и то она не сделала, и это не предусмотрела, и другое не предвидела. Надо сказать, что в большинстве случаев критика справедливая. Но ведь 10-миллионная КП РСФСР — это большая часть КПСС, следовательно, в этих недостатках есть и ее вина, причем немалая. Что сделали российские коммунисты, чтобы не допустить ликвидации Советской власти, социализма и Советского Союза? Кроме громких деклараций руководства, ничего. КП РСФСР не предотвратила реставрации капитализма в России. Это факт. Но об этом на пленумах — ни слова.

Не оправдались, или, скажем помягче, не до конца оправдались надежды и на оппозиционность Горбачеву Ивана Кузьмича Полозкова — он послушно следовал в фарватере, прочерченном генсеком.

Зюганов в книге «Верность» (стр. 100) подает избрание Ельцина в искаженном виде: «Все, кто стремился к скорейшему развалу Советского Союза, восприняли избрание Б.Ельцина на пост председателя Верховного Совета РСФСР с шумным ликованием, хотя победил он И.К.Полозкова с минимальной форой: за него отдали голоса чуть более 50 % депутатов».

Фактически же в июне 1990 года, победив на выборах председателя Верховного Совета РСФСР в двух турах основного соперника .— Ельцина, Полозков перед третьим, решающим неожиданно для всех снимает свою кандидатуру. Тогда в спешном порядке коммунисты выдвигают совершенно неавторитетного кандидата — В.Власова, Ельцин становится председателем Верховного Совета и берет курс на капитализацию России и разрушение СССР.

А Иван Кузьмич потом будет объяснять свой позорный поступок тем, что ему позвонил Горбачев и приказал снять свою кандидатуру. Всего один звонок генсека — и от оппозиционности Полозкова и след простыл. Правда, этот эпизод был еще до избрания его лидером Российской компартии.

Народный депутат РСФСР Геннадий Васильевич Саенко рассказал мне любопытный эпизод, связанный с выборами Председателя Верховного Совета РСФСР в мае-июне 1990 года.

— Когда Полозков снял свою кандидатуру, я подошел к нему и сказал: «Ваня, уйди из этого зала». «Ты знаешь, — говорит он мне, — я под таким глубоким гипнозом, я имею в виду Горбачева, что не могу ему отказывать». «Слушай, если ты такой слабак, чего ты нас всех подставляешь? Ты ж нас предал!» И я ему напомнил один случай, когда накануне съезда я встретил его в орготделе ЦК КПСС. Но сначала — предыстория.

Так сложилась жизнь, что Ваня Полозков учился в Академии общественных наук ЦК КПСС, на научном отделении. Когда Горбачева избрали Генеральным, чтобы Ваня не путался под ногами (Полозков курировал Ставропольскую краевую партийную организацию), его взяли и отправили на учебу.

А я в то же время в этом секторе занимался Осетией, другими территориями и мне дали Ставропольский край в нагрузку. Ваня, обучаясь очно, получал зарплату работника ЦК, а я за него выполнял обязанности, неся фактически двойную нагрузку. И Ваня об этом знал. И, может, поэтому он ко мне прислушивался.

Так вот, встретились мы с ним накануне первого Съезда народных депутатов РСФСР, и я говорю ему: «Иван, ты трижды депутат. Придешь на съезд, и Мандатная комиссия тебя зарубит. Так что решай, каким депутатом останешься — союзным, краевым или российским». «Да мне задание дали казаки: «Со щитом или на щите!». «Послушай, — говорю, — мне нет дела до этого задания.

Но не получится ли так, что мы, объединившись, поддержим твою кандидатуру на Председателя Верховного Совета, а ты вильнешь в сторону, и мы скопом в этот овраг улетим?». «Да ты что, старик?! — сказал Полозков. — Мне кубанцы наказали: нет возврата на Кубань!» «Ну, хорошо, если ты такой мужественный человек, мы тебя поддержим», — сказал я.

Ну и, естественно, агитационную работу мы проводили в пользу Полозкова, вопреки ЦК КПСС, где предлагали кандидатуру Власова. Потому что при голосовании по рейтингу возможных претендентов у Полозкова он оказался довольно высоким.

Тем более, что шумная история с продажей танков, с АНТом была у всех на слуху. Ване имидж надули, и он, кстати, срабатывал.

Смотрим, его показатели лучше, чем у Власова. И хотя, казалось бы, фигура против Ельцина была выставлена нелепая, тем не менее, она дважды получила высокий результат, и в нелепую фигуру превращался Ельцин. А мы уже, фракция с фракциями, вели переговоры, и демократы нам отдавали любые должности, «только снимите Ваню и пропустите Борю».

Мне, например, говорил Филатов: «Мы вам первого зама дадим. Хотите, еще двух замов дадим, только снимите Полозкова. У вас конюшня большая, а у нас один Ельцин, и он уже в панике, он больше не хочет выставляться».

Нам важно было провести три тура выборов, потому что на съезде уже говорили: если они не дадут результата, будем обсуждать новые кандидатуры. То есть Ельцину председателем уже не быть.

И вот мы идем на заседание перед решающим туром.

Я заходил в зал последним и вдруг боковым зрением увидел — идет Полозков. Заметив меня, он куда-то юркнул и исчез.

У меня как душа чувствовала — пошел за ним. Беру его за грудки и говорю: «Иван Кузьмич, ты чего глаза прячешь? Поговорили с тобой?» «Да, — говорит он с убитым видом, — не могу отказать». «И что ж ты — снимаешь свою кандидатуру?» — «Да, буду снимать». «Ах, ты, чудак на букву «м», — говорю, — ты ж помнишь, как я тебя в коридоре пытал?!» «Ты знаешь, старик, не могу я ему отказать. Он как глянет на меня, и я прямо вот не могу...» «Эх, ты! — говорю. — Больше в этот зал не ходи, видеть тебя не могу».

Справедливости ради надо сказать, что положение Ивана Кузьмича было архисложным. После Нины Андреевой это был второй случай, когда против конкретного человека огонь на поражение открыли все псевдодемократические средства массовой информации. И.К.Полозкова подвергли невиданному в ту пору остракизму.

Сейчас-то все к таким методам борьбы с оппонентами уже привыкли. Тогда это было дико и страшно. К чести Ивана Кузьмича, он стоически выдерживал атаки. Но, к сожалению, не все.

Возможно, стать настоящим борцом ему мешала въевшаяся во все его поры необходимость соблюдать субординацию, рабская готовность подчиняться тем, кто наверху. Проиллюстрирую. В интервью «Больше дела» писателю Анатолию Салуцкому, отвечая на вопрос — «Каково ваше отношение к Борису Николаевичу Ельцину?» — Полозков говорит:

«Отношусь к нему с большим уважением — и по его должности, и в личном плане, поскольку ему пришлось пройти через трудные испытания и он не сломался. А я это в людях ценю. Но как политик понимаю, что сейчас Борис Николаевич больше уязвим от определенных сил, чем в то время, когда он находился в оппозиции.

Эти силы заинтересованы в том, чтобы Ельцин поскорее сжег мосты, связывающие его с КПСС, подталкивают к этому. Но мне представляется, что Борису Николаевичу не следовало бы торопиться. Порвав с КПСС, Ельцин станет менее независимым. Расстановка политических сил в парламенте — дело сложное.

А если учесть, что страна вступила в период социально-политической нестабильности, то тут и вовсе решающую роль может сыграть не односторонность, а баланс интересов». («Советская Россия», № 157, 1 июля 1990 г.)

Странное отношение к членству в партии у новоиспеченного лидера КП РСФСР! Из его слов следует, что Ельцин должен остаться в рядах КПСС не по идейным убеждением, а исходя из «баланса интересов», поэтому ему «не следует торопиться» с выходом из партии.

«Попытки столкнуть Учредительный съезд Компартии РСФСР со Съездом народных депутатов России, а меня — с Ельциным носят опять-таки недобросовестный характер, — говорит он в этом же интервью. — Поэтому хотелось бы сразу ответить тем, кто мечтает столкнуть народных депутатов и делегатов партийного съезда: мы на конфронтацию не пойдем. Интересы всех народов Российской Федерации требуют сегодня общей работы во благо всей страны».

Как могут работать во благо страны коммунист Полозков и антикоммунист Ельцин, у которых по определению разные цели и задачи? Оказываются, смогли. Точка соприкосновения интересов — суверенитет России и переход к рыночной экономике, о чем уже сказано.

В этом плане весьма красноречиво интервью секретаря ЦК КП РСФСР Г.А.Зюганова корреспонденту «Советской России» «Ответственность, выдержка, деловитость», состоявшееся в июне 1991 года, вскоре после президентских выборов в России.

«ВОПРОС. За последние недели произошли важные события. И, пожалуй, главное из них — выборы Президента РСФСР. Как вы оцениваете их итоги?

«ОТВЕТ. Обстоятельный анализ и глубокая оценка итогов выборов еще впереди. Однако уже сейчас можно сказать: народ выразил свое отношение к той политике, которая проводилась в последние годы от имени, а то и под прикрытием партии.

На мой взгляд, взятый ею в свое время курс на высвобождение труда (от кого, от чего? — Н.Г.), экономической инициативы, развитие демократии — курс верный. Но осуществляется он крайне непоследовательно, с неоправданными отступлениями. Это и привело страну на грань национальной катастрофы, к обнищанию основной массы трудящихся...» («Советская Россия», № 124, 25 июня 1991 г.)

О каком обнищании основной массы трудящихся можно было говорить в 1991 году, когда все основные продукты все еще стоили в прямом смысле слова копейки?

С другой стороны, к тому времени Россия уже год, с момента избрания Ельцина председателем Верховного Совета РСФСР, «воевала» с Союзным центром и проводила политику реформ, направленных на капитализацию страны. КПСС страной уже не руководила, ибо с ликвидацией шестой статьи Конституции СССР она была лишена властных полномочий.

Зачем же Зюганов молчит об этом, а, походя, пинает партию? И другой вопрос: была ли тогда страна на грани национальной катастрофы? Если — да, то Зюганов как один из лидеров российской компартии обязан был сказать всему народу: что делать? Но он лишь заметил: «Общество устало от катаклизмов. Людей пугает беспредел разрушений. Они все чаще ищут опору в сильной руке». А в подтексте угадывается: Ельцин и есть «сильная рука».

«ВОПРОС. Мы видим, что реально власть, по крайней мере, в РСФСР, переходит в руки оппозиционных компартии сил. Каков характер отношения коммунистов к новой власти?

ОТВЕТ. Компартия РСФСР исходила и исходит из того, что избрание Президента и введение новой исполнительной власти — результат волеизъявления большинства участвовавших в голосовании россиян. Это и должно определять характер нашего отношения — мы за взаимодействие с законной властью. Коммунисты достаточно широко представлены в законодательных органах.

Они должны более настойчиво искать и находить союзников в осуществлении практических мер, направленных на то, чтобы переломить катастрофическую ситуацию в республике, стабилизировать экономическую и политическую обстановку.

Коммунисты России, выступившие шесть лет назад инициаторами коренного обновления общества, остаются горячими сторонниками реформ. Мы. возражали и будем возражать только против таких методов реформирования, которые парализуют хозяйственные связи, бьют по благосостоянию людей, попирают принципы социальной справедливости, на чем выигрывает лишь незначительная часть оборотистых людей, ну, и, конечно, криминальные элементы.

Сохраняя свою приверженность идеалам освобожденного труда и социальной справедливости, Компартия РСФСР готова к сотрудничеству в интересах трудящихся и с органами власти, и со всеми общественными и политическими силами республики — как поддержавшими на выборах Президента РСФСР, так и находившимися к нему в оппозиции. Время требует общенационального согласия ради спасения и возрождения России...

...ВОПРОС. Но где гарантии того, что будет положен конец безвластию, удастся избежать новых потрясений?

ОТВЕТ. Для того и укрепляется исполнительная власть, чтобы употребить ее наконец в интересах трудящихся, абсолютного большинства населения. Новых потрясений, вызванных безвластием, люди, общество в целом больше не выдержат».

(Там же.)

Обратите внимание: член Политбюро ЦК КП РСФСР и секретарь ЦК этой партии Зюганов, который, по его собственным словам, был один из немногих, кто знакомился с «Особой папкой» и обладал всей полнотой информации о ситуации в стране, считает, что исполнительная власть в России, а ее тогда представлял Ельцин и сформированное им правительство, укрепляется для того, «чтобы употребить ее в интересах трудящихся».

И ЭТО он говорит всего за два месяца до августовского контрреволюционного переворота! Вместо того, чтобы сказать людям правду, он усыпляет их ложными надеждами:

«Надеюсь, что и для Президента, и для нового правительства основной целью будет прежде всего реальное благополучие трудящихся, а не узкой группы людей. В этом и видятся гарантии того, что удастся избежать новых потрясений, утвердить гражданское согласие». (Там же.)

В интервью была затронута и собственно партийная тема. «ВОПРОС. Коммунистическая партия переживает пору трудных испытаний. Чтобы их выдержать, она, видимо, должна измениться?

ОТВЕТ. Я убежден, что в создавшихся условиях надо решительно идти на глубокое обновление партии, изменение ее характера и облика. В ближайшее время состоится пленум ЦК КП РСФСР, на котором намечено обсудить вопросы стратегии и тактики деятельности партии в новых условиях...»


Н. Х. Гарифуллина,
„Анти-Зюгинг”

***

Источник.
.
Tags: Горбачёв, Дума, Ельцин, Зюганов, КПРФ, КПСС, Россия, СССР, депутат, история, капитализм, коммунисты, народ, оппозиция, партия, президент, русский, рынок, советский, социализм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment