?

Log in

No account? Create an account
мера1

ss69100


К чему стадам дары свободы...

Восстановление смыслов


Предыдущий пост Поделиться Пожаловаться Следующий пост
Анти-Зюгинг. Конституционный суд
мера1
ss69100
...Конституционный суд

Зюганов«Вожди» КПРФ ставят себе в заслугу то, что, мол, они добились отмены Конституционным судом указа Ельцина о приостановлении деятельности КП РСФСР.

Действительно, 30 ноября 1992 года Конституционный суд РФ принял обширное, с длинным названием «Постановление по делу о проверке конституционности указов Президента Российской Федерации от 23 августа 1991 года «О приостановлении деятельности Коммунистической партии РСФСР», от 25 августа 1991 года «Об имуществе КПСС и Коммунистической партии РСФСР» и от 6 ноября 1991 года «О деятельности КПСС и КП РСФСР», а также о проверке конституционности КПСС и КП РСФСР». В пункте 1 III раздела постановления говорилось:

«Признать положение пункта 1 указа о роспуске организационных структур КПСС и КП РСФСР не соответствующим Конституции Российской Федерации в редакции от 1 ноября 1991 года, ее статье 49, применительно к первичным организациям КП РСФСР, образованным по территориальному принципу, постольку, поскольку эти организации сохранили свой общественный характер и не подменяли государственные структуры, а также при условии, что в случае их организационного оформления в качестве политической партии наравне с другими партиями будут соблюдены требования Конституции и законов Российской Федерации».

И раздел IV — «По сопутствующему вопросу о проверке конституционности КПСС и КП РСФСР»:

«В связи с тем, что в августе-сентябре 1991 года КПСС фактически распалась и утратила статус общесоюзной организации, что роспуск руководящих организационных структур КПСС и КП РСФСР как ее составной части признан настоящим постановлением соответствующим Конституции Российской Федерации и что КП РСФСР организационно не оформлена в качестве самостоятельной политической партии, руководствуясь статьей 165/1 Конституции Российской Федерации, частью пятой статьи 44, частями первой и второй статьи 62 Закона о Конституционном суде Российской Федерации, производство по ходатайству и проверке конституционности КПСС и КП РСФСР прекратить».

Из этих расплывчатых, казуистических формулировок следовало, что территориальные организации КП РСФСР получают право организационно оформляться в политическую партию наравне с другими партиями.

Высшие функционеры КПРФ считают это своей огромной заслугой и выдающейся победой.

Но давайте посмотрим, как достигалась эта «победа».


Как вспоминает заместитель председателя Совета СКП-КПСС Константин Николаев, однажды, во время большого перерыва в работе Конституционного суда, в Москве впервые после трагичного августа 1991 года собралось руководство КПСС и КП РСФСР. Встреча проходила в одной из школ возле метро «Павелецкая», сидели за партами, как школьники, класс был переполнен.

Решался вопрос о дальнейшей тактике на процессе в Конституционном суде. И здесь — я особо подчеркиваю это — КПСС была предана и продана высшим руководством во второй раз. На совещании было принято решение отстаивать в Конституционном суде только КП РСФСР, а КПСС не защищать как исторически сошедшую с арены.

— И неужели никто не сопротивлялся?! — невольно воскликнула я изумленно.

— Ну, как же! Дискуссия была, и вопрос даже голосовался. А когда подсчитали, то все, в том числе Ивашко, Купцов, Зоркальцев, Рыбкин и другие известные руководители обеих партий проголосовали за это предложение. Против было всего трое: Николаев, Пригарин, Слободкин.

Но мы-то руководителями партии не были! А они мотивировали свое решение тем, что Конституционный суд не разрешит действовать КПСС и КП РСФСР одновременно. И вот, чтобы спасти КП РСФСР, они решили пожертвовать КПСС, не спросив об этом рядовых коммунистов. КПСС принесли в жертву КП РСФСР, — резюмировал Николаев.

Но, оказывается, как потом Иван Рыбкин поведал корреспонденту испанской газеты «Пайс», в конце августа 1991 года Борис Ельцин встречался с депутатами на совещании, которое проводил Председатель Верховного Совета, и он, Ельцин, сказал, что «желательно провести внеочередной съезд партии, чтобы добиться на нем захвата ключевых позиций реформаторским крылом». («Общая газета» № 41/66 1995 г.).

Из этого следует, что Ельцин тогда опасался возможного противодействия со стороны компартии. Но опасался зря. КП РСФСР никакой угрозы для Ельцина не представляла. Проиллюстрирую.

Вот выдержки из выступления в Конституционном суде члена ЦК КП РСФСР, ныне видного функционера КПРФ В.Зоркальцева в июле 1992 года:

«Перед нами было два пути: либо пойти на открытую конфронтацию с высшим должностным лицом государства, либо пойти конституционным путем. Мы выбрали второй путь. И за прошедшие десять месяцев мы никому не дали оснований усомниться в этом.

Обращение в Конституционный суд, и я хочу это подчеркнуть особо, не есть борьба с Президентом, это борьба за чистоту президентской власти, стремление исправить допущенную ошибку, чреватую весьма серьезными социальными последствиями.

Наши цели очевидны. Нам же приписывают совершенно абсурдные устремления: и добиться импичмента Президента, и организацию новых заговоров, и захват власти, и тому подобное.

Мы, конечно, понимаем, что, не имея убедительных контраргументов нашему ходатайству, оппоненты вынуждены прибегать ко всякого рода вымыслам и домыслам. Что ж, бывает и такое. Но мы категорически возражаем против подобных наветов, против вульгарного толкования нашей позиции...» («Советская Россия», № 90, 9 июля 1991 г.)

Действительно, приписывать руководителям КП РСФСР, что они «пойдут на открытую конфронтацию с высшим должностным лицом», то есть начнут борьбу с президентом, было полнейшим абсурдом. Тут товарищ Зоркальцев прав на все сто процентов. Вы же видите, как он убеждает суд, что якобы стремление руководства российской компартии к захвату власти или к импичменту президенту — это всего лишь «наветы», «вульгарное толкование» их позиции.

«Рассмотрим аргументы, послужившие обоснованием для запрещения партии, названные в указах Президента, — сказал далее В.Зоркальцев.

В них центральным проходит то, что партия готовила государственный переворот и участвовала в его реализации. Это утверждение не соответствует действительности. Оно было выдвинуто без какого-либо следствия и суда, что является грубым нарушением законов. Реальные предпосылки и основания для введения в действие запретительных и конфискационных санкций фактически отсутствовали.

Это не голословное заявление: 78 из 78 прокуроров Российской Федерации в ответ на депутатский запрос сообщают об отсутствии противоправных действий со стороны партийных организаций российских коммунистов как в период августовских событий, так и до, и после них.

Мы передаем всем членам Конституционного суда, представителю Президента С.М.Шахраю, Генеральному прокурору В.Г.Степанкову копии ответов прокуроров. Обращаю внимание, что практически во всех областях, краях и республиках возбуждались уголовные дела против руководящих партийных работников по обвинению в причастности к августовским событиям, но все они прекращены». (Там же).

Зоркальцев Конституционный суд в заблуждение не вводил — говорил истую правду. В моем личном архиве сохранились документы с запиской Ивана Павловича Осадчего, являвшегося в то время координатором работы по подготовке документов и материалов в Конституционный суд РСФСР: «Родная Надежда Свет Халиловна! Это использовать в дни суда!!!».

Речь шла о копиях ответов прокуроров, о которых говорил Зоркальцев. Мне они были переданы потому, что я была аккредитована от «Советской России» в Конституционном суде и освещала ход этого процесса. Приведу кое-что из архива.

В Конституционный Суд Российской Федерации

Свидетельствую, что:

1) установленных в судебном порядке фактов участия Мурманской областной организации КП РСФСР или ее структурных звеньев в антиконституционных действиях 19-21 августа не имеется;

2) после августовских событий Мурманский обком, горкомы, райкомы, первичные организации КП РСФСР не предпринимали никаких шагов, направленных на дестабилизацию политической обстановки в области, на обострение кризисных явлений в стране;

3) после Указа Президента РСФСР от 6 ноября 1991 г. структуры КП РСФСР в Мурманской области при массовом протесте рядовых членов партии решали только ликвидационные задачи:

4) из ЦК КП РСФСР никаких директив, нацеливающих на иное, чем указанное в п.п. 1), 2), 3), поведение, партактив Мурманской области не получал.

Член ЦК, Председатель Контрольной комиссии Мурманской областной организации КП РСФСР

Пожидаев Владимир Александрович.

Изложенное в п.п. 2) и З) удостоверяю Председатель Мурманского См. приложение областного Совета народных депутатов

Ю.А.Евдокимов

Изложенное в п.п. 1) и 4) удостоверяю Прокурор Мурманской области

В.А. Клочков.

См. приложение

К этому письму был приложен ответ за номером 15 от 11.03.92 г. прокурора области, государственного советника юстиции 3 класса В.А. Клочкова на имя председателя Мурманского областного Совета народных депутатов Евдокимова Ю.А.:

«На Ваш запрос сообщаю, что прокуратурой области проводилось расследование деятельности органов Коммунистической партии РСФСР во время августовских событий 1991 года и в последующий период.

Расследованием установлено, что 20 августа 1991 года по указанию первого секретаря ОК КПСС Серокурова С.Л. была уничтожена шифротелеграмма из ЦК КПСС.

Других фактов выполнения должностными лицами организаций КПСС, органов власти и управления, КГБ, МВД распоряжений ГКЧП, а также составы иных должностных преступлений в их действиях не установлены. Уголовное дело прекращено за отсутствием в их действиях состава преступления».

Подобные заключения дали, как сказал В.Зоркальцев на суде, 78 из 78 прокуроров Российской Федерации.

Многие партийные функционеры КП РСФСР разного калибра обращались со своими свидетельствами непосредственно в Конституционный суд. Нелишне познакомить читателей и с ними.

Конституционному Суду РСФСР Свидетельство

Я, Буханцев Алексей Владимирович, работавший с 10 мая 1990 года по 10 ноября 1991 года первым секретарем Черняховского горкома компартии РСФСР и являвшийся в 1991 году членом бюро Калининградского обкома компартии РСФСР, свидетельствую в следующем.

Первое. Мне неизвестно ни одного факта причастности каких-либо организационных структур Калининградской областной организации компартии РСФСР (обкома, его бюро и секретарей, городских и районных комитетов, первичных организаций) к антиконституционной деятельности ни до августовских событий 1991 года, ни в последующий период.

Второе. Ни областной комитет, ни городские и районные комитеты партии, ни их секретари не препятствовали исполнению Указа Президента РСФСР от 20 июля 1991 года «О прекращении деятельности организационных структур политических партий и массовых общественных движений в государственных органах, учреждениях и организациях РСФСР».

После опубликования названного Указа все партийные организации прекратили свою деятельность на предприятиях и в организациях области.

Третье. Ни обком, ни горкомы и райкомы, ни первичные организации компартии РСФСР Калининградской области никакого отношения к организации и участию в антиконституционной деятельности так называемого Государственного комитета по чрезвычайному положению в СССР 19-21 августа 1991 года не имели, никаких чрезвычайных комитетов или комиссий не создавали и никаких заявлений в поддержку ГКЧП не принимали.

Четвертое. После августовских событий 1991 года ни один партийный комитет, ни одна первичная организация компартии РСФСР Калининградской области противоправной деятельностью, направленной на обострение политической ситуации, экономического кризиса, создание обстановки для государственного переворота, не занимались».

Свидетельство заверено 24 февраля 1992 года.

Расследование деятельности партийных органов в Ярославской области провела областная прокуратура.

Из свидетельства доцента Ярославского госуниверситета, подтвержденного начальником СУ прокуратуры области Н.И. Собаниным:

«Следствием установлено, в частности, что 19.08.91 руководители государственных и партийных (КПСС) органов после ознакомления с официальной информацией ГКЧП действительно проводили совещания, но и при получении шифротелеграммы от имени Секретариата ЦК КПСС никаких указаний, касающихся поддержки ГКЧП, не давали, чрезвычайного положения по области не вводили, а лишь ориентировали на «...работу по поддержанию необходимого порядка, недопущения забастовок путем призывов к населению, проявления выдержки и спокойствия».

...На основании изложенного, я подтверждаю, что Ярославская областная организация Компартии РСФСР не занималась в период и после августовских событий какой-либо противоправной деятельностью, направленной на обострение экономического, политического и социального кризиса в стране, на созданий условий для нового антинародного переворота, т.е. того, что подозревается и принято в качестве оснований для незаконного, на мой взгляд, решения Президента РФ.

21 февраля 1992 года».

Горько читать подобные свидетельства. Когда Олег Шенин, единственный из всех руководителей ЦК КПСС и КП РСФСР, пытался поднять коммунистов на спасение страны, его шифротелеграмма по указанию из ЦК КП РСФСР на местах просто уничтожалась. Вопреки мнению и настроениям партийных масс.

Смотрите первый документ, где сказано, что «структуры КП РСФСР в Мурманской области при массовом протесте рядовых членов партии (выделено мною — Н.Г.) решали только ликвидационные задачи». В те три дня, когда решалась судьба Родины, партийные органы КП РСФСР всячески демонстрировали свою нейтральность или лояльность к российской власти в лице президента Ельцина, а потом письменно заверяли: «мы ничего не делали, не предпринимали».

На процессе в Конституционном суде на стороне КП РСФСР выступал народный депутат России В.А. Боков.

«Хотел бы обратить внимание лишь на два момента. Указ Президента РСФСР от 23 августа 1991 г. начинается с несоответствующей действительности и не доказанной судом посылки, — в частности, сказал он. — Цитирую: «Коммунистическая партия РСФСР поддержала так называемый Государственный комитет по чрезвычайному положению в СССР».

Как известно, ни пленум ЦК Компартии РСФСР, ни съезд партии, ни другие его органы, а тем более первичные организации никаких заявлений в поддержку ГКЧП не делали. Партия коммунистов в государственном перевороте не участвовала». («В Конституционном суде России», стенографическая запись, «Правда», № 93, 14 июля 1992 г.)

Обратите внимание: создание ГКЧП и его деятельность в течение трех дней представитель КП РСФСР именует государственным переворотом, тогда как на самом деле это кликой Ельцина при пособничестве Горбачева тогда был совершен буржуазный контрреволюционный переворот, и в июле 1992 года, в момент заседания суда, это было очевидно и ясно всем. Но защитник КП РСФСР продолжает обвинять ГКЧП.

Дальше В.А. Боков, коснувшись вопроса о роспуске партии, говорит:

«...Обращение секретарей Компартии РСФСР к руководству России с просьбой разрешить проведение съезда партии не было принято. Компартия РСФСР была лишена возможности, предоставляемой во всех правовых государствах, самой решить судьбу партии, принять меры к ее реорганизации или роспуску.

В Указе Президента РСФСР «О деятельности КПСС и Компартии РСФСР» от 6 ноября 1991 г. бездоказательно утверждается, что, несмотря на принятые меры в отношении этих структур, они не прекратили свою противоправную деятельность.

На самом деле во многих, практически во всех регионах были возбуждены уголовные дела в отношении партийных комитетов и их руководителей, и в этом я убедился лично, находясь в своем избирательном округе. Но затем эти дела были прекращены из-за отсутствия состава преступления». (Там же).

По-моему, это блестящее доказательство полной бездеятельности КП РСФСР и ее руководства. А его обращение к Ельцину с нижайшей просьбой дать высочайшее разрешение на проведение партийного съезда просто позорно. Разве Ленин просил у царя разрешения провести тот или иной съезд? Они проводились нелегально.

В последние годы Рабочее движение Казахстана из-за преследования властей не раз было вынуждено проводить свои съезды на территории других республик. Но — проводили, не отсиживались! А здесь — «вожди» 10-миллионной партии униженно просят дозволения провести съезд. И у кого? У того, кто уничтожил Советскую власть, Советский Союз, социализм. И это — коммунисты, это революционеры?!

Конституционный суд проходил задолго до судебного процесса по делу о ГКЧП, то есть члены ГКЧП еще не были осуждены, их вина в чем-либо еще не была признана судом. Кстати, Верховный суд их вины так и не признал. Но Зоркальцев априори считает их виновными, и потому говорит в Конституционном суде:

«Мы обращаем внимание Конституционного суда на недопустимость распространения на всю партию ответственности за действия конкретных должностных лиц».

Его желание выгородить партию — по-человечески понятно, но зачем же, походя, бросать тень на членов ГКЧП?

Экс-первый секретарь ЦК КП РСФСР Иван Кузьмич Полозков в своем выступлении делал упор на то, что это — «другая» партия:

«Условия функционирования Российской компартии и КПСС были неодинаковыми: КПСС была правящей партией, Российская компартия с первых дней стала партией, оппозиционной правительству республики. Председатель Верховного Совета Российской Федерации вскоре вышел из КПСС, за ним последовали и многие другие руководящие деятели России.

Действовали другие партии и течения. Статья 6 к тому времени отменена. (Полозков противоречит: как может быть КПСС правящей, если шестая статья Конституции уже отменена? — Н.Г.) И вообще Коммунистическая партия РСФСР оказалась в условиях, куда более худших, чем другие партии...

...В Обращении к I Съезду народных депутатов, в частности, говорилось, что Компартия РСФСР готова совместно с Верховным Советом работать в интересах народа. Компартия РСФСР начала свою деятельность как парламентская партия (выделено мною — Н.Г.)

Была создана фракция «Коммунисты России». Она активно и конструктивно участвует в деятельности законодательной власти и тогда, и сейчас. Ею внесен ряд законопроектов и других документов, проект программы перехода к рыночным отношениям — альтернатива программы «500 дней» (так называемая Программа Воронина).

Запрет Компартии РСФСР, естественно, отрицательно скажется на работе фракции коммунистов, нашего высшего законодательного органа России и правительства». («В Конституционном суде России». Стенографическая запись. «Правда», № 148, 17 октября 1992 г.)

Говоря о якобы оппозиционной роли КП РСФСР, Полозков забыл, что именно она, благодаря своему бездарному руководству, способствовала избранию Ельцина президентом России.

Уже тогда было абсолютно ясно, что, став президентом, Ельцин решительно повернет Россию на путь капитализации и на еще большее обострение борьбы с союзным центром, что приведет к неминуемому краху. КП РСФСР не должна была допустить этого. Но что она, ее руководство предприняли для этого?

Представители руководства КП РСФСР, в том числе и Геннадий Андреевич Зюганов (который не был народным депутатом, но присутствовал на всех съездах) не раз заявляли, будто они боролись против введения поста президента в России. Но почему в таком случае, имея такую большую силу в лице компартии и депутатского корпуса, большая часть которого были коммунисты, они не смогли провалить этот законопроект?

В моем архиве сохранилась ксерокопия заявления фракции «Россия» «О выборах президента РСФСР», подписанное 24 мая 1991 года ее координаторами Сергеем Бабуриным, Николаем Павловым и Владимиром Лисиным. Пожалуй, сегодня, когда нашу недавнюю историю иные деятели начинают фальсифицировать, приписывая себе несуществующие заслуги, этот документ стоит процитировать.

«Недальновидность, человеческая усталость и отсутствие глубоких демократических традиций и политических знаний среди депутатского корпуса привели к тому, что решениями Третьего и Четвертого Съездов народных депутатов и Верховного Совета РСФСР создана беспрецедентная в мировой политической истории ситуация: Президента 150-миллионного государства предлагается избрать за три недели.

И радетели демократии западного образца, и отечественные консерваторы из числа старых и новых партаппаратчиков удивительно дружно проголосовали сначала на сессии Верховного Совета РСФСР, а затем и на Съезде откровенно антидемократический Закон «О выборах Президента РСФСР» и устремились в погоню за вожделенным креслом президента.

Мы, народные депутаты РСФСР, стоящие на последовательно демократических позициях, считаем такое развитие событий крайне опасным для судьбы нарождающейся демократии.

Под непрерывные разговоры в прессе о каком-то противостоянии, борьбе групп, расколе и т.д., якобы наблюдающемся среди депутатов, мы видим, что самые радикальные законы проходят чуть ли не 90 процентов голосов.

Группа «Коммунисты России» под огнем тотальной критики отказалась от всякой самостоятельной политической линии, а представители блока «Демократическая Россия» радостно отказываются от недавно декларируемых демократических принципов, очевидно, в надежде на получение своей доли при дележе власти.

В этих условиях мы считаем необходимым обратить внимание как депутатского корпуса, так и всех граждан России на нарастание авторитаризма, который завтра может приобрести необратимый характер.

В этой связи депутатская группа «Россия» заявляет, что не считает возможным принимать официальное участие в выборах Президента РСФСР».

Если бы другие депутаты, и, прежде всего, самая многочисленная фракция «Коммунисты России», были бы столь же тверды в отстаивании интересов народа, как фракция Бабурина, возможно, сейчас мы жили бы совсем в другой стране.

Но история, к сожалению, не знает сослагательного наклонения. «Коммунисты России» играли с устанавливающимся новым режимом в поддавки, не организуя ему мощное сопротивление не только избирателей, народа, но даже в стенах парламента.

Оппозиция в лице «Дем. России» выдвинула одного кандидата — Ельцина и, собрав все свои силы, самым активным образом, напористо боролась за его избрание. А российские коммунисты в противовес Ельцину выдвинули Рыжкова, Тулеева, Макашова, Бакатина, чем совершенно запутали избирателей.

Похоже, настоящая «каша» была в голове и у первого секретаря ЦК КП РСФСР. Сужу по интервью И.К. Полозкова небольшой газетке «Курьер Съезда народных депутатов РСФСР» под рубрикой «Мнение»:

«Это будут ненормальные и неправильные президентские выборы. Они разочаруют многих, кто еще верит в демократию. Их рано проводить. Они должны быть месяца через четыре.

Я думаю, что у трех пар одинаковые шансы. Надо выбирать по программе. Я отдам предпочтение тому, у кого серьезная, не политизированная программа.

На Пленуме ЦК Коммунистической партии РСФСР я попросил не выдвигать мою кандидатуру, но если бы я был выдвинут, то попросил отставку с должности первого секретаря и начал бороться серьезно». («Курьер» № 14, май 1991 г.)

Вы только подумайте: лидер партии говорит, что сам он отдаст предпочтение тому, «у кого серьезная, не политизированная программа». И все. А что делать коммунистам? Кого поддержит партия?

Чем в это время занят великий знаток черных, белых и прочих технологий, каким себя считает Г. Зюганов? Первый секретарь ЦК РКРП В. Тюлькин не раз вспоминал впоследствии, что он многократно приезжал к секретарям ЦК КП РСФСР, предлагал определиться, кого поддерживает Компартия, за кого должны агитировать коммунисты.

Ему отвечали: надо поддерживать всех кандидатов-коммунистов. А коммунистами были, или, по крайней мере, числились все, кроме Ельцина и Жириновского. И даже А. Руцкой, шедший в связке с Ельциным на пост вице-президента, был членом новоиспеченной партии «Коммунисты за демократию», а в паре с Жириновским шел бизнесмен А. Завидия, тоже член компартии.

Ему на избирательную кампанию ЦК КПРФ выделил три миллиона рублей, в надежде, что эта пара отберет часть голосов у Ельцина, не подумав о том, что скорее Жириновский-Завидия уведут часть избирателей у других кандидатов-коммунистов.

Позднее И.К. Полозков все же заявил, что компартия отдает предпочтение Н.И. Рыжкову. Но, во-первых, у того уже был сформирован «демократической» прессой имидж «плачущего большевика», а во-вторых, в его предвыборной программе было многое из того, за что ратовал и Ельцин: суверенитет России, многоукладная экономика, рынок.

Правда, Рыжков говорил: «Я — за рынок, но рынок, созданный не на лишениях и страданиях трудящихся. Я против безоглядного впрыгивания в рыночные отношения и «шоковой терапии», несущей массовую безработицу, вакханалию свободных цен и обнищание народа».

«Первыми моими шагами будет создание действенной правовой и функциональной инфраструктуры для перехода к рыночной экономике, системы контроля за выполнением принимаемых решений».

«В качестве первоочередных мер предложу блок проектов законов, издам ряд указов, направленных на повышение социальной защищенности граждан, регулирование разгосударствления и приватизации собственности...» «Для защиты экономических прав уволенных с производства предложу создать специальную правительственную комиссию».

Некоторые пункты программы Рыжкова попахивали заурядной хлестаковщиной. Например: «Предполагаю законодательно обязать коллективных и частных владельцев предприятий предоставлять материальную помощь уволенным рабочим до получения ими новой работы, оказывать содействие в их трудоустройстве».

Или: «Особо нуждающиеся будут освобождаться от всех видов налогов, а отдельные категории граждан — от квартирной платы»; «Намечаю отменить все ограничения на заработную плату и пенсии для ветеранов войны и труда, инвалидов, продолжающих работать на производстве и в сфере экономики».

Заметьте, все это Николай Иванович обещал сделать в «переходный период» от социализма к... Он деликатно умалчивал — к чему.

Но многие и так понимали, что речь идет о капитализации страны, прикрываемой туманными определениями типа «регулируемая рыночная экономика». В программе было немало слов о любви к Отечеству, о необходимости согласия в обществе.

Наконец, Н.И. Рыжков обещал: «Выступлю инициатором принятия закона, обеспечивающего защиту демократии, предусматривающего ответственность разного рода экстремистских группировок, действующих антиконституционными методами, допускающих насилие».

Под «экстремистскими группировками», видимо, подразумевались те, кто мог и хотел противостоять взятому курсу на реставрацию капитализма. Что интересно, в то же время «Советская Россия» напечатала статью австрийского коммуниста Отто Янечека «Утопия» и низменные инстинкты» с «говорящим» подзаголовком «Взгляд коммуниста с Запада на события в Восточной Европе и СССР». Он писал:

«Пять лет назад я освещал работу XXVII съезда КПСС. Тогда я, как и многие в то время, думал, что что-то может измениться в лучшую сторону.

Но через два-три года я понял, что на самом деле все стало еще хуже. И это объяснялось не только сопротивлением старых аппаратчиков и тяжелым наследием сталинизма. Сегодня — это лишь дешевые отговорки.

Я не могу согласиться с тем, чтобы реформа социализма вылилась в возврат к капитализму, когда ростовщичество и законы мафии получают общественное признание и существуют под видом «кооперативов», когда «левым» считается тот, кто на самом деле хочет внедрить «дикий капитализм» периода первоначального накопления капитала...



Н.Х. Гарифуллина



***


Из книги "Анти-Зюгинг" .

.