?

Log in

No account? Create an account
мера1

ss69100


К чему стадам дары свободы...

Восстановление смыслов


Предыдущий пост Поделиться Пожаловаться Следующий пост
Анти-Зюгинг. Конституционный суд (2)
мера1
ss69100
...Конституционный суд

Зюганов...Я не могу согласиться с тем, чтобы реформа социализма вылилась в возврат к капитализму, когда ростовщичество и законы мафии получают общественное признание и существуют под видом «кооперативов», когда «левым» считается тот, кто на самом деле хочет внедрить «дикий капитализм» периода первоначального накопления капитала.

...Думаю, что в Москве руководители все еще не поняли, к чему ведут законы рыночной экономики, но стремятся к этому и уже послали большую группу своих менеджеров в замок Гернштайн под Веной, где находится школа капиталистического менеджмента.

Тем не менее, я с оптимизмом смотрю на то, как будут развиваться события дальше. Классовая борьба не прекращается. Простые люди поймут, что и в Восточной Европе, и в Советском Союзе не все было так уж плохо, когда перед ними предстанет со всеми ее сомнительными прелестями свободная рыночная экономика. Вот когда наступит прозрение». («Советская Россия», № 116, 13 мая 1991 г.)

В те дни, когда член Компартии Австрии предупреждал со страниц «Советской России», чем обернется для простых людей «со всеми ее сомнительными прелестями свободная рыночная экономика», кандидат на пост президента России, поддержанный ЦК КП РСФСР обещал избирателям вести Россию к этой самой рыночной экономике.

Под многими пунктами программы Н.И. Рыжкова вполне мог подписаться и Ельцин. Это не была программа кандидата-коммуниста.


Тем не менее, ЦК КП РСФСР остановил свой взор на нем. Но даже в поддержку своего кандидата руководство российской компартии не сумело организовать кампанию должным образом. Силы были распылены, оппозиционный электорат растащен на части. В результате Ельцин стал президентом уже в первом туре.

Кто был автором этой заведомо проигрышной тактики, которая обеспечила победу тому, кто всего через три месяца после избрания президентом России совершит государственный переворот в СССР, а к концу года ликвидирует и сам Советский Союз?

Увы, Центральный Комитет КП РСФСР. И даже не весь состав ЦК, а его верхушка, которая шла по фарватеру, прочерченному Горбачевым, Яковлевым и прочей «агентурой влияния», окопавшейся в Кремле и на Старой площади и действовавшей с Ельциным заодно. Многие из них, бывших членов ЦК КП РСФСР, впоследствии благополучно стали депутатами Государственной Думы и членами ЦК КПРФ и продолжили ту же линию.

10 июля 1991 года Борис Ельцин вступил в должность Президента. В связи с этим Политбюро ЦК Компартии РСФСР направило ему поздравление, в котором говорилось:

«Компартия РСФСР выступает за конструктивное сотрудничество и честный диалог со всеми, кто хочет сохранить Союз ССР, укрепить суверенитет Российской Федерации, самостоятельность всех входящих в нее республик и национально-государственных образований...

Президент РСФСР может быть уверен, что коммунисты России сделают все от них зависящее для налаживания гражданского согласия, поддержат руководство республики в решениях и инициативах, отвечающих коренным интересам трудящихся России, всех населяющих ее народов». («Правда», № 165, 11 июля 1991 г.).

Как все они — президент, Политбюро ЦК КП РСФСР — пеклись о суверенитете России! Между тем именно суверенитеты рвали на части единое государство под названием Советский Союз, и не видеть этого не мог и слепой.

А гражданское согласие, которое руководство Российской компартии обещало президенту обеспечить, было особенно необходимо в тот момент, когда Ельцин уже приступил к осуществлению капитализации страны, которая сопровождалась грабительской приватизацией и резким расслоением общества на богатых и нищих.

Расписывая в Конституционном суде в хвалебных тонах деятельность фракции «Коммунисты России», Иван Кузьмич Полозков почему-то запамятовал, что 12 декабря 1991 года эта фракция голосовала за ратификацию беловежских соглашений, чем навечно покрыла себя позором.

Только шесть депутатов — Сергей Бабурин, Владимир Исаков, Илья Константинов, Павел Лысов, Сергей Полозков, Николай Павлов — проголосовали против ратификации, но среди этой горстки бойцов не было ни одного члена фракции «Коммунисты России».

Но если бы это был единственный ее «подвиг»! О них говорила Нина Андреева в докладе «К ответу ликвидаторов и могильщиков социалистического Отечества» на 3-й конференции Всесоюзного общества «Единство, за ленинизм и коммунистические идеалы» 27 октября 1990 года в Ленинграде. «Большинство депутатов Верховного Совета РСФСР, имея партбилеты в кармане, принимают антикоммунистические решения.

Видимо, для буферирования этого несоответствия член ЦК КПСС Ельцин на съезде демонстративно отдал свои партбилет, который сослужил такую верную службу его карьере». (Информационный бюллетень Интернационального фронта трудящихся Латвийской ССР «Единство», № 40, 19 ноября — 25 ноября 1990 года).

22 мая 1991 года «Советская Россия» опубликовала аналитический материал политолога Ген.Бекина «У политической карты съезда», где сказано: «Сейчас среди народных депутатов около 800 членов КПСС, 7 республиканцев (РПРФ), 3 социал-демократа (СДПР), по два члена ДПР и Конституционно-демократической партии и по трое членов Свободно-демократической партии (СвДПР) и Российского христианско-демократического движения (РХДД)».

Фракция «Демократическая Россия» насчитывала на тот момент 205 депутатов, фракция «Коммунисты России» — 380, и, тем не менее, она сдавала позиции социализма одну за другой.

Уже тогда она действовала как типичная социал-демократическая фракция — не противостояла однозначно тому или иному «антинародному» законопроекту, а лишь вносила в него некоторые поправки с целью «улучшения». Хотя при таком-то огромном количестве могла не пропустить ни один ельцинско-«демороссовский» законопроект.

«Группа «Коммунисты России». Создана 19 мая 1990 г. — на I Съезде, еще до организационного оформления Компартии РСФСР. ...На I Съезде «Коммунисты России» активно поддержали положения первого из внесенных проектов Декларации о государственном суверенитете РСФСР, предложенного В.И. Воротниковым. Многие идеи из этого проекта вошли в окончательный текст декларации.

В активе группы разработка альтернативного проекта Конституции РСФСР. ...На счету депутатской группы разработка своего варианта Федеративного договора. Альтернативные законопроекты «Коммунистов России» по введению должности президента РСФСР были в значительной степени интегрированы в официальные проекты, что позволило во многом их демократизировать», — пишет политолог. («Советская Россия», № 100, 22 мая 1991 г.)

Но что толку, что фракция предложила альтернативные проекты? Предложить не трудно. Вопрос в том, добилась ли она их принятия. Ответ однозначен: не добилась.

«Российская Компартия с первых шагов действовала как общественно-политическая организация, — продолжал далее в Конституционном суде Полозков. — Уже с Учредительного съезда ни в ЦК Компартии РСФСР, ни в местных партийных органах у нас не создавалось отраслевых структур. Российской Компартии не может быть предъявлено обвинение в том, будто она сращивалась с государственными структурами.

...Высокий суд имеет возможность проанализировать документы, которыми руководствовалась Российская компартия. Они дают возможность представить облик нашей партии как партии, свободной от всего того, что было ранее привнесено в КПСС негативного, надуманного, как партии открытой, демократичной, как партии, приверженной социалистическому выбору, идеалам гуманизма, совести и добра, руководствующейся Конституцией и советскими законами. (Заметьте, как усердно Иван Кузьмич превозносит КП РСФСР и очерняет КПСС! — Н.Г.)

...Нас упрекали в том, что будто мы отказываемся от рынка, от ориентации на рыночную экономику. Это неверно. Суть разногласий в том, что для нас рынок не тождественен капитализму. Рынок был до капитализма. Он возможен и вне его.

Рыночные отношения могли развиваться успешно в нашей системе. Не отрицая приватизацию, мы, однако, не трактовали ее только как переход всего общественного хозяйства из коллективных рук в частные. Мы убеждены были, что должно быть наоборот».

Странно, все высшие бонзы КП РСФСР — родом из КПСС, состояли в ней не один десяток лет, российская же партия просуществовала всего год и ничего не сделала ни для народа, ни для страны, но почему-то они с каким-то сладострастием «топили» на суде КПСС и всячески старались возвысить КП РСФСР.

Неужели инстинкт самосохранения был так силен, что начисто перечеркивал, казалось бы, естественное для коммуниста чувство справедливости?

А теперь посмотрим, как защищал на Конституционном суде созданную Лениным партию секретарь ЦК КП РСФСР по идеологии, ныне председатель КПРФ Геннадий Зюганов. Преданная ему пресса уже воспела личный подвиг, совершенный Зюгановым на процессе.

Так инженер Чусовского металлургического завода, член ЦИК КПРФ Т.Новиков в зарисовке «Геннадий Зюганов — лидер оппозиции и партии» восхищенно писал:

«Зюганов заявляет, что он состоит в партии «нашей страны», партии великой России, партии державного строительства.

Эти слова созвучны с его пламенным и ярким выступлением в Конституционном суде. Там он говорил, что Россия, где уже 1,5 миллиона беженцев, сосредоточено 20 тысяч ядерных зарядов, обилие изношенных атомных реакторов, химических производств, исчерпала свой лимит на революции и гражданские войны.

У нее осталось два способа разрешения споров и противоречий — диалог и закон. И мы готовы вести честно, с достоинством и в любом месте этот диалог». («Коммунист Прикамья», 1 октября 1993 г.. Цитирую по книге «Г.А. Зюганов и о Г.А. Зюганове», Пермь, 1995 г, стр. 284)

Что ж, перечитаем «пламенное и яркое» выступление Зюганова.

Вот как он говорит об Октябрьской революции:

«Раскол по сословному признаку в 1917 году был доведен до крайности. На левый борт государственного корабля прыгнули даже конституционные демократы, эти хранители закона, и корабль перевернулся с российских просторов. Гражданка унесла 15 миллионов человек».

А вот как он говорит о Советском Союзе:

«Сейчас июль 1992-го. Я недавно перечитал все материалы лета и осени 1917 года. По типу и характеру обстановка напоминает полностью август и сентябрь 17-го. На обломках империи возник Союз. Но это, по сути дела, было государство вождя.

И даже, несмотря на репрессии, народ принял это государство. Оно во многом соответствовало укладу российской жизни, тем более уже обещали же рай, обещали рай на земле, а не после смерти». (Там же).

А вот как Зюганов «защищал» на суде КПСС — партию, в которой он состоял с 1964 года и которая привела его в высший эшелон партийной власти:

«Я, конечно, не могу утверждать, что партия ни в чем не виновата. Это далеко не так. Она прежде всего виновата в том, что, обладая монополией на власть, растеряла опыт политической борьбы, реальной оценки обстановки и опору в массах.

Процесс демократизации КПСС обязана была начинать с самой себя, привести к управлению талантливых, национально и государственно мыслящих людей, любящих Россию, а не называющих ее «этой страной».

ЦК КПСС не хватило мужества вовремя освободить Генсека Горбачева, когда были всем очевидны его полная несостоятельность руководить партией и государством, моральная нечистоплотность и неспособность защищать конституционные основы и выполнять данную народу и стране присягу.

...Но больше всего партия, на мой взгляд, виновата в том, что допустила к власти своих партбилетчиков, людей некомпетентных, не понимающих сути конституционных основ государства, специфики России и Союза как уникального национального и государственного образования, откровенных разрушителей, которые пренебрегают историческим партийным опытом всех стран и народов». (Там же. Стр. 38)

Это речь не защитника, а обвинителя партии. Зюганов четко выполнял соглашение, заключенное в школьном классе: КПСС не защищать, как исторически сошедшую с арены, защищать только КП РСФСР. И он говорит:

«Что касается Российской компартии, в которой я работал год, то в докладе нет ни одного аргумента о нарушении ею законов России, кроме того, что она является частью КПСС. Но если следовать логике господина Макарова, то тут тоже не сходятся концы с концами. Ибо КПСС — это партия СССР, а его, как утверждают, уже нет».

Пнув КПСС, мягко выгородив КП РСФСР, у которой де лишь один «грех», что «она является частью КПСС», в заключение Зюганов сказал, что Россия «исчерпала свой лимит на революции и гражданские войны», что «у нее осталось два способа разрешения споров и противоречий — диалог и закон» и что руководители КП РСФСР «готовы вести честно, с достоинством и в любом месте диалог». Тем самым открытым текстом просигналил режиму, что бояться этой партии нечего.

В отличие от Зюганова, настоящие бойцовские качества проявили народные депутаты РСФСР, члены Российской Коммунистической Рабочей партии Юрий Слободкин и Дмитрий Степанов.

Вот они-то действительно не только отстаивали нашу партию, под руководством которой была совершена Великая Октябрьская социалистическая революция, построены первое в мире государство рабочих и крестьян и основы социализма, разгромлена гитлеровская Германия, народы мира освобождены от фашизма, осуществлен прорыв в космос, создана великая сверхдержава, совершена культурная революция, в результате которой наша страна стала самой образованной, самой читающей в мире.

Два депутата-коммуниста, отстаивая КПСС, в то же время бесстрашно обличали ельцинский режим.

Дмитрий Егорович Степанов (светлая ему память!) ни одного дня не состоял в КПСС, лишь незадолго до судебного процесса вступил в РКРП, но защищал партию страстно, убедительно и так же смело, аргументированно разоблачал беззакония ельцинского режима, нарушения законов самим президентом РСФСР. Пункт за пунктом он опровергал и отметал и обвинения в адрес ГКЧП, доказывая, что действия советского руководства были правомерными и законными.

«В представленной вам информации Генерального прокурора России говорится, что активно поддержали ГКЧП 12 обкомов и крайкомов, но эта поддержка ограничивалась лишь заявлениями. Проведенными впоследствии расследованиями достоверных сведений о незаконных действиях рескомов, крайкомов и обкомов Компартии РСФСР не обнаружено, и все дела в отношении их членов прекращены за отсутствием состава преступления__

Неверно содержащееся в указе № 79 Президента РСФСР утверждение о том, что Компартия РСФСР поддержала ГКЧП. Как следует из сообщения министра внутренних дел РСФСР на парламентском слушании в Верховном Совете РСФСР 4 февраля 1992 года, действия по оказанию поддержки ГКЧП предпринимались лишь секретарем ЦК КПСС Олегом Шениным (выделено мною — Н.Г.)

Каких-либо свидетельств об участии в этих действиях других членов ЦК КПСС и Компартии РСФСР не обнаружено. Каких-либо решений о поддержке ГКЧП Центральными Комитетами КПСС и КП РСФСР не принималось.

А выдавать действия одного или нескольких членов партии за действия всей партии совершенно неправомерно. Однако если бы подобные действия по поддержке ГКЧП центральными органами Компартии РСФСР были предприняты и Компартия РСФСР активно поддержала ГКЧП, это не может служить основанием для приостановления ее деятельности или запрета, ибо Государственный комитет по чрезвычайному положению СССР был создан на основании закона должностным лицом, имевшим право создания таких органов.

...Не соответствует действительности утверждение о том, что органы Компартии РСФСР в республиках, краях и областях неоднократно вмешивались в судебную деятельность либо препятствовали исполнению указа Президента РСФСР № 14 от 20 июля 1991 года о прекращении деятельности организационных структур политических партий и массовых общественных движений в государственных органах, учреждениях и организациях РСФСР.

Как следует из ответов прокуроров всех республик, краев и областей России, проводивших специальные расследования этого вопроса по заданию Прокуратуры России, ни одного случая нарушения указа № 14 не установлено. ...Это дает основание утверждать, что указ Президента РСФСР от 23 августа нарушает Конституцию РСФСР».

Д.Е. Степанов особо обратил внимание суда на неправомерность и неконституционность правоприменительной практики, проводимой президентом и органами государственной власти, управления и правосудия России.

«Сейчас за год всего только лишь президентом одним издано более 80 указов, нарушающих законы, Конституцию и решения Съездов народных депутатов РСФСР, — сказал он. — Десятки тысяч должностных лиц, служащих, граждан России в августе — октябре 1991 года были подвергнуты допросам, разбирательствам, травле, смещены со своих постов или уволены с работы только за то, что активно не поддержали незаконные действия президента и Верховного Совета РСФСР по насильственному свержению правительства Союза ССР и замене его и законно избранного Верховного Совета СССР подконтрольными путчистам органами.

Абсолютно необоснованно и противоречит исторической правде утверждение президента о том, что деятельность компартии носила явный антинародный, антиконституционный характер, была прямо связана с разжиганием среди народов нашей страны религиозной, социальной и национальной розни. Известно, что 24 октября 1917 года РКП(б) насчитывала 437 тысяч членов.

Столь небольшое количество людей не могло бы свергнуть буржуазное Временное правительство, имевшее в своем распоряжении несколько миллионов солдат и мощные правоохранительные органы, если бы не активная поддержка народа. Без нее столь малое для 130-миллионной страны количество людей не смогло бы удержать власть в ходе ожесточенной гражданской войны. (Сравните аргументы Д.Е. Степанова с тем, как говорил об Октябрьской революции в Конституционном суде Г.А. Зюганов — Н.Г.)

Без поддержки народа компартия не смогла бы ликвидировать в нашей стране эксплуататорские классы, многократно превышавшие партию по численности, не смогла бы она в лежащей в руинах стране с практически неграмотным населением всего за два десятилетия ликвидировать неграмотность, провести культурную революцию, создать мощные для того времени экономику и армию, доказавшие свое превосходство над экономикой и армиями капиталистических государств Европы в годы второй мировой войны.

И, наоборот, в августе 1991 года союзное правительство и компартия не смогли удержать власть не только из-за предательства своего руководства, но и главным образом из-за того, что не получила активной поддержки большинства народа, оболваненного деморосовской пропагандой».

Председательствующий В.Д. Зорькин, прервав Д.Е. Степанова в очередной раз, сделал ему строгое внушение: «Я вас два раза предупреждал, вы не прислушиваетесь в этим требованиям и фактически все время сбиваетесь на политический ракурс этих вопросов. Или вы рассмотрите по существу, т.е. в юридической плоскости, правомерность указов, или я вынужден буду вас лишить слова».

«Я предупреждал о том, что буду показывать фактическое несоответствие содержащихся в указе утверждений. В частности, и в данном случае. Вы меня прервали, когда я показывал, что слова президента в указе о том, что деятельность организационных структур партии носила явный антинародный характер, я показываю, что партия не была антинародной», — парировал Дмитрий Егорович и продолжал:

«Благодаря ей было восстановлено единство и могущество нашей страны, все человечество было спасено от фашизма, все мы получили возможность руководствоваться в своей деятельности не идеалами эгоизма и прав сильного, а идеалами добра и гуманизма, братства и равенства всех людей труда. ЗО-е, 50-е годы в нашей стране были годами не только произвола и репрессий, но и годами резкого улучшения условий труда и жизни трудящихся, их образованности и культуры, годами возрождения страны и ее экономики.

Иначе наша страна не смогла бы победить в самой жесточайшей в истории человечества войне.

В этой войне миллионы наших людей имели в своих руках оружие, самое современное и мощное для того времени. И как в годы первой мировой войны, они могли бы повернуть это оружие против своего руководства и свергнуть его, если бы оно проводило политику антинародную.

Но подавляющее большинство наших людей поддержало проводившуюся компартией политику, хотя уже успели узнать, что такое репрессии. Миллионы наших людей боролись за эту политику в тылу врага, когда над ними не было абсолютно никакой власти коммунистов. Десятки миллионов наших людей работали сутками по две-три смены, не отходили от станков, обеспечивая фронт всем необходимым.

Такого массового боевого и трудового героизма не знала ни одна страна. Он невозможен по принуждению. И всюду впереди были коммунисты.

Они были там, где труднее, где было опаснее. Более половины своих членов, самых лучших, самых преданных народу людей, потеряла в годы войны наша компартия. Но сохранила поддержку своего народа.

Благодаря поддержке целей компартии наш народ сумел за какие-то четыре-пять лет восстановить разрушенное, наша страна начала догонять развитые капиталистические страны не только по производству продукции, но и по уровню жизни народа, по многим показателям выйдя на первое-второе место в мире. Наши системы социального страхования, здравоохранения, образования, науки и культуры были лучшими в мире, являлись образцом для других стран.

Эти заслуги коммунистов в деле развития нашей страны, улучшения благосостояния нашего народа, спасения всего человечества от фашизма, утверждения на нашей планете идеалов гуманизма и равноправия людей признаны во всем мире».

...Обвиняя КПСС во всевластии, наши оппоненты тщательно обходят вопрос о том, как же так случилось, что этот всесильный монстр, который более 70 лет вел, как утверждает эксперт Малков, войну с собственным народом, оказался лишенным власти.

Потому что тогда бы выяснилось, что в действительности руководство КПСС никогда не было единым. Что в нем всегда были действительно демократичные, боровшиеся за интересы народа люди. Многие из них погибли в борьбе с замаскировавшимися под коммунистов людьми.

И что сейчас именно эта, маскировавшаяся под коммунистов часть руководства компартии, поняв, что ей уже не удержаться У власти, пошла на открытое предательство, измену партии, народу, Родине.

...При принятии решения по обсуждаемому вопросу на Конституционный суд ложится огромная ответственность за то, по какому пути пойдет развитие событий в нашей стране.

Либо у нас станет реальной возможность бороться за соблюдение законности, менять руководство и политику предусмотренными законами и Конституцией способами, либо у нас по-прежнему будет царить правовой произвол, культ грубой силы, когда всегда прав и может возводить всякую напраслину на своих противников захвативший власть.

Неизбежным следствием последнего будет установление тоталитарной диктатуры и гражданская война. Потому что политика запрета неугодных руководству партий, движений, развала страны и России вопреки воле наших народов, политика ограбления нашего народа и «прихватизация» общенародной собственности неизбежно приведут к усилению требований об отставке нынешнего руководства.

Но оно добровольно это делать не собирается, даже после того, как шестой Съезд народных депутатов России признал неудовлетворительным ход экономической реформы в области социальной защиты населения, налоговой, финансово-кредитной, инвестиционной, промышленной и сельскохозяйственной политики.

Поэтому среди нашего населения все более крепнет мнение о неизбежности в России гражданской войны. В масштабах Союза ССР она уже идет. Сейчас молодая РКРП и родственные ей партии, возникшие на основе Компартии РСФСР, пытаются использовать последние возможности для мирного, предусмотренного законами устранения беззакония, изменения антинародной политики российского руководства путем обращения в Конституционный суд и проведения референдума РСФСР по вопросу о прекращении полномочий Президента России.

В случае неудачи этих попыток у нас не останется ничего другого, как воспользоваться теми же методами и способами, какие использовали ДемРоссия и руководство России для захвата власти». («В Конституционном суде России», Стенографическая запись заседания 7 июля 1992 года, «Правда», № 93, 14 июля 1992 г.)

Так закончил Д.Е. Степанов свое выступление. Члены Конституционного суда были в шоке.

«Я пользуюсь правом председательствующего и напоминаю о том, что трибуна Конституционного суда ни для одной из сторон не является плацдармом для того, чтобы произносить антиконституционные призывы.

И очень печально это слышать, когда к этому прибегают народные депутаты. Я предлагаю судьям удалиться на совещание в связи с этим выступлением и посовещаться», — сказал В.Д. Зорькин.

После перерыва он объявил: «Конституционный суд лишает представителя стороны Степанова слова до конца процесса».

Приняв эстафету от Дмитрия Егоровича, Юрий Максимович Слободкинпродолжил его линию и в своей речи неопровержимо доказал, что не КПСС и КП РСФСР нарушили Конституцию, а президент Ельцин.

«Кто от имени РСФСР подписал беловежско-пущинские соглашения и осуществил посягательство на территориальную целостность советского социалистического государства? — спрашивал Ю.Слободкин и сам же отвечал:

Коммунисты? Нет, Ельцин и К°;

Кто упразднил вместе с Кравчуком и Шушкевичем союзные органы власти и совершил изменнические действия по развалу страны?

Кто надругался над суверенной волей народов СССР, высказавшихся на референдуме 17 марта 1991 года за сохранение Союза ССР, и пренебрег этой высшей волей?

Коммунисты? Нет, Ельцин и те, на кого он опирается и кто его ведет...;

Кто объявил себя в августе 1991 года заступником «законно избранного Президента СССР», а 8 декабря 1991 года сверг его и изгнал из Кремля?

Коммунисты? Нет, Ельцин и «Демроссия»;

По чьей вине в стране обвально разрушается экономика, царит социальная и национальная рознь, полыхают междоусобные войны, густо замешанные на национализме, который Ельцин и К° так культивировали?

По вине коммунистов? Нет, это происходит по вине сил, которые представляет

Ельцин...;

Кто бесцеремонно вмешивается в сферу компетенции органов правосудия (Конституционного суда) и сколько можно подобное терпеть?

То, что сделали и делаете вы, Президент Ельцин, по уничтожению российской государственности и унижению страны и народа, никто не делал!» («Народная правда», август 1992 г.)

Выступления Д. Степанова и Ю. Слободкина — это выступления настоящих борцов.

И как разительно отличается от них речь идеолога КП РСФСР Зюганова, чья защита иной раз напоминала обвинения в адрес КПСС официальной стороны, которую представляли Макаров, Яковлев и прочие антикоммунисты. Но это не помешало будущему лидеру КПРФ и его окружению впоследствии всячески возвеличивать его роль в Конституционном суде.

Бывшие главные функционеры КП РСФСР, преследуя цель любой ценой добиться возможности для законной деятельности своей партии, уверяли суд, что это новая партия, ничего общего не имеющая с КПСС. Это зафиксировала пресса той поры.

Например, политический обозреватель «Советской России» Александр Фролов в заметках с процесса «Пришел час выбора», напечатанных под рубрикой «В Конституционном суде», писал: «...представитель коммунистов О. Миронов, доказывая в заключительном выступлении, что Компартия РСФСР была партией парламентского типа, начал рассказывать о деятельности депутатской фракции «Коммунисты России», перечислять подготовленные ею законопроекты и т.д.» («Советская Россия», 17 декабря 1992 г.).

Фактически же КП РСФСР не сумела стать ни авангардной, ни боевой парламентской партией. В последний год оба ЦК — и КПСС, и КП РСФСР занимали пассивную, выжидательную позицию, они наблюдали, тогда как разрушительные силы действовали все более нагло и агрессивно, поджигая тут и там наш общий дом, подкладывая мины под его фундамент.

Недаром «Независимая газета» уже 5 сентября 1992 года в статье с красноречивым названием «Защищать КПСС больше некому. Адвокаты переключились на борьбу за воскрешение РКП» констатировала:

«Защитники компартии в Конституционном суде больше не ведут речи о воскрешении КПСС. Два их открытых письма к президенту РФ с просьбой приостановить известные указы фактически содержат предложение позволить конституироваться компартии России, становление которой было прервано августовскими событиями. Аргументы коммунистов таковы: КП России не была зарегистрирована и, следовательно, вряд ли могла являться объектом запрета.

С другой стороны, как считают авторы писем, она не успела согрешить перед российским руководством. Они приводят данные прокуратур о том, что последними не выявлено фактов саботажа российскими партструктурами июльского указа президента об «изгнании» парткомов с предприятий и из учреждений.

Во время же августовских событий в некоторых регионах — «при известном участии партийных органов или отдельных должностных лиц» — создавались комитеты, высказывавшиеся в поддержку ГКЧП, однако никаких практических шагов они так и не предприняли, и потому «все возбужденные в их отношении уголовные дела прекращены за отсутствием состава преступления»; в период с августа по ноябрь «ни один из российских прокуроров в ответ на запрос народных депутатов не сообщил ни единого факта противоправной деятельности партструктур».

Таким образом, во-первых, Российской компартии на период издания указов еще не было, а во-вторых, перед Ельциным «она чиста», — так журналистка Анна Остапчук излагает аргументацию лидеров КП РСФСР. Большая часть статьи представляет интервью Ивана Осадчего.

«Следует иметь в виду, что сегодня в КС большую часть юридической и организационной работы по защите ходатайства коммунистов выполняют «крестные отцы» Российской компартии: те, кто в прошлом году писал концепцию ее программы и устава, организовывал пленум и готовил съезд.

Иван Осадчий, руководитель группы экспертов коммунистов, в прошлом — член оргкомитета РКП, вспоминает об этом так: «Мы работали за спиной у Политбюро, и некоторые секретари ЦК больше всего боялись поссориться с Горбачевым, который, как им казалось, «прикрывает» компартию. Впрочем, настроение у них часто менялось.

Иногда они доверительно спрашивали меня: «Ну, вы же там, наверное, все равно что-то готовите...» Так или иначе, под влиянием превалирующей тенденции становления российских государственных и общественных институтов пленум ЦК РСФСР был проведен; и началась подготовка внеочередного съезда.

Восстановить же КПСС, считает Осадчий, невозможно теперь «и по территориальным, и по политическим причинам: когда мы собрались на совещание представителей ком- и соцпартий в нынешнем августе, наши товарищи из других республик просили: «Только не вписывайте нас, пожалуйста, ни в какие документы о единстве действий, иначе дома нас запретят».

...Придание же статуса КП РФ, как уверяют ее идеологи, дополнительных проблем российскому правительству не создаст.

«Основной вопрос — имущественный, — говорит Осадчий, — однако, если Указы будут приостановлены, все, что принадлежало партии, мы объявим достоянием народа и будем претендовать лишь на незначительную часть — минимум, необходимый нам для жизнедеятельности: 3-5 комнат, например, в Российском общественно-политическом центре, 1-2 машины и 3 телефона.

Плюс средства на перерегистрацию и съезд. Если общественность боится, что партаппаратчики опять заселят Старую площадь, могу уверить, что этого не произойдет: их и плетью сюда не загонишь. Из российских секретарей с нами сотрудничают Купцов, Зюганов и еще двое-трое, из союзных: молодые, которые пришли в ЦК за месяц до путча. Их тоже не больше 5 человек. Еще 5-7 (из 78) первых районных секретарей. Все остальные не только не проявляют интереса, но и остерегаются чем-либо о себе заявить». («НГ» 5.09.92)

Вот так руководители и члены ЦК КП РСФСР убеждали Конституционный суд, а фактически руководство России в своей «благонадежности». Предав в суде КПСС, заверив режим Ельцина в своей полной лояльности к нему и абсолютной безопасности для него этой партии, они получили высочайшее разрешение возобновить ее деятельность.

«Мы вышли из зала Конституционного суда победителями. Судьи, сколь ни были строги, вынуждены были признать право восстановить партию российских коммунистов с первичных организаций, — скажет позднее в интервью газете «Совесть» первый секретарь Ленинградского обкома КПРФ, депутат Государственной Думы Юрий Белов. («Совесть», № 2 1996 г.)

«Мы сумели добиться своего. Иск о признании КПСС неконституционной организацией был отклонен. Хотя и по формальным признакам, но отклонен.

Столь же осторожно Конституционный суд все же приоткрыл двери для легального восстановления российской компартии на базе ее территориальных первичных организаций.

Немедленно началась перерегистрация коммунистов и подготовка ко 11 Чрезвычайному съезду Компартии РСФСР.

Не все посчитали восстановление компартии наиболее целесообразным.

Но мне как члену Оргкомитета представлялось, что мы можем создать на этом пути действительно современную компартию и вместе с тем, сохранить правопреемственность, в том числе и юридическую, заложить широкую базу легальной деятельности, — позднее напишет Г. Зюганов в своей книге «Драма власти. Страницы политической автобиографии» («Палея», М, 1993 г., стр.103).



Н.Х. Гарифуллина



***


Из книги "Анти-Зюгинг" .

.