?

Log in

No account? Create an account
мера1

ss69100


К чему стадам дары свободы...

Восстановление смыслов


Предыдущий пост Поделиться Пожаловаться Следующий пост
Владимир Григорьевич Шухов. „Первый инженер России”
мера1
ss69100

ВЛАДИМИР ГРИГОРЬЕВИЧ ШУХОВ, пожалуй, первый по заслугам и изобретениям архитектор и инженер-изобретатель Российской империи и молодой Советской республики.

В мировой истории инженерного дела вряд ли найдется личность более талантливая и многогранная, ученый, внесший неоспоримый вклад в развитие нефтегазовой отрасли, архитектуры и строительства.

Владимир Григорьевич Шухов, которого еще при жизни его коллеги называли «первым инженером России» во многом опередил свое время — его изобретения способствовали развитию экономики страны и определили будущее нефтегазовой промышленности.

Конструктор, чьи работы отличаются одновременно оригинальностью, простотой и изяществом, находят широкое применение и по сей день.


Герб Грайворона утверждённый в 1841 г. Согласно поверьям русичей птица ворон олицетворяет мудрость.

Говоря о Шухове, трудно избежать определения «первый в мире». Но это действительно так: его изобретения с конца XIX века и вплоть до смерти в 1939 году определяли инженерный приоритет России. Инженер, ученый, архитектор, он сказал свое слово в нефтепереработке, теплотехнике, гидравлике, судостроении, военном деле.

И во всех этих областях его открытия стали фундаментальными, технологии и конструкции — прорывными. А многие из его творений навсегда срослись с именем своего изобретателя: шуховская форсунка, резервуар Шухова, схема нефтяного крекинга Шухова, ротонда Шухова и самое знаменитое — шуховская башня.


Мой земляк, знаменитый архитектор, инженер-изобретатель Владимир Григорьевич Шухов родился 16 (28) августа 1853 года в провинциальном городе Грайворон Белгородского уезда Курской губернии (сейчас районный центр Белгородской области) в небогатой дворянской семье.


Панорама дореволюционного Грайворона

Слобода Грайвороны была основана стрельцами близ устья реки Грайворонки, при впадении её в реку Ворсклу. На самом деле слобода получила своё название от красивого урочища Грайвороны, в котором традиционно собиралось много птиц, а прежде всего ворон.

Годом её основания считается 1678 год, когда митрополит Мисаил по челобитной получил от царя Фёдора Алексеевича земли по берегам реки Грайворонки. Основное заселение края произошло во второй половине XVII века, и связано это было с возведением сплошной укреплённой линии вдоль южной границы Московского государства для защиты от набегов степняков – Белгородской засечной черты.

На сторожевой границе Московского государства, XVI век. Художник С.В. Иванов 1907г.

Впервые один из предков Шухова по отцовской линии получил титул от Петра I за храбрость, проявленную в Полтавском сражении, но это дворянство, по видимому, было личным. До потомственного дворянства дослужился дед Владимира Григорьевича, получивший его (согласно табели о рангах) вместе с обер-офицерским званием.

Впрочем этот титул успел унаследовать только младший из его сыновей — Григорий Петрович Шухов, родившийся в 1827 (по другим сведениям — 1824) году — отец Владимира Григорьевича. Григорий Петрович окончил юридический факультет Харьковского университета и уже в 29 лет был произведён в титулярные советники. За заслуги в Крымской войне 1853—1856 гг. он получил бронзовую медаль на Владимирской ленте.

Мать Владимира Григорьевича, Вера Капитоновна, урождённая Пожидаева, происходила из более знатной семьи курских помещиков, имение Пожидаевка которых находилось в Щигровском уезде Курской губернии. Её отец, подпоручик Капитон Михайлович Пожидаев скончался в 1848 году, на балу, куда отправился, не вылечившись после тяжёлого ранения, полученного на Кавказской войне.

По сохранившимся воспоминанием В. Г. Шухова, кроме ума и красоты, его мать отличалась тяжёлым, деспотичным характером, а уровень благосостояния, который мог обеспечить Григорий Петрович, не бравший взяток на службе, не соответствовал тому, к чему она привыкла в детстве. Родители Владимира Григорьевича обвенчались в 1851 году, в 1852 году родилась его старшая сестра Надежда, а в 1853 году Григорий Петрович был назначен городничим в маленький уездный город Грайворон, до 1838 считавшийся слободой.

Именно тут, 16 августа 1853 года и родился Владимир Григорьевич Шухов, о чём имеется запись в метрической книге Успенской церкви города Грайворона. В семье была еще старшая дочь – Надежда. Она была старше Владимира на год.


Собор Успения Пресвятой Богородицы во всей своей красе. Построен на месте деревянной церкви, упоминаемой в 1681 году. Снимок сделан в 1884 году сразу после окончания строительства. Собор закрыт в 1928 году, частично разрушен во время Великой Отечественной войны, окончательно снесен в 1950-е годы.

Шуховы жили в доме, расположенном на Подольской №18. По воспоминаниям старожилов, дом был двухэтажный. Верхний этаж - деревянный, нижний – кирпичный. К сожалению, грайворонский дом Шуховых не сохранился, он погиб во время Великой Отечественной войны. Сейчас на месте дома Шуховых располагается средняя школа им. В.Г.Шухова. Можно предположить, что мой прадед Захар запросто мог играть в грайворонском дворе с Володей Шуховым.

Вера Капитоновна, привыкшая к более роскошным условиям жизни, была недовольна положением мужа, и, видимо, активно стимулировала его к карьерному росту.

10 декабря 1853 года Г. П. Шухов сдаёт дела в Грайвороне и возвращается с семьёй в Курск. В 1856 году — под влиянием жены подаёт прошение о переводе в столицу, и Шуховы переезжают в Петербург.

В начале 1860-х Григорий Петрович знакомится в Одессе, куда приехал в качестве инспектора, с Николаем Ивановичем Пироговым, и, во многом под его влиянием, переходит на службу из финансового ведомства в Ведомство учреждений императрицы Марии, занимавшееся учебными, медицинскими и благотворительными заведениями. Однако на маленького Володю и его сестру эти перемещения родителей оказывают не сильное влияние — они воспитываются у бабушки, в Пожидаевке.


Григорий Петрович Шухов, 1890 г.Фото В.Г.Шухова

Родители воспитывали в своем сыне целеустремленность, трудолюбие, прилежание и проницательность. Военная среда - это требовательность, стремление к порядку, способность справляться с жизненными трудностями. Наряду с этим в семье поощрялось желание учиться, узнавать что-то новое.

Страстным увлечением Володи с раннего детства стали книги. Уже к четырем-пяти годам бабушка научила его читать, и с тех пор мальчик часами просиживал в тиши старинной домашней библиотеки, забывая обо всем на свете. Столь же рано проявились особенности его логического мышления: необыкновенная сообразительность, память и упорное стремление разгадать смысл непонятных явлений.

Мальчик поражал всех своей изобретательностью и обожал конструировать.

Он, то устраивал возле дома фонтан, используя ключевую воду и старые трубы, то, запрудив ручей, сооружал маленькую, но отлично действовавшую водяную мельницу. Володя сам догадался при подъеме тяжестей применять рычаг, а ведь было ему всего семь лет!


Володя Шухов

В 1860 году Григорий Петрович вместе с детьми побывал в гостях у академика, члена-корреспондента Петербургской академии наук Карла Христофоровича Кнорре в городе Николаеве. Карл Кнорре был астрономом Николаевской морской обсерватории, и, конечно же, Володя ее посетил. Увиденное произвело на мальчика сильнейшее впечатление, и стало еще одним стимулом к увлечению естественными науками.


В 1863 году поступил в пятую классическую гимназию СПБ

В 1863 году Володя переезжает к родителям в Санкт-Петербург, и поступает в Пятую Санкт-Петербургскую семиклассную гимназию, где в то время преподавал выдающийся учёный и педагог К. Д. Краевич. Уже в гимназии проявились его способности к точным наукам, особенно к математике.

В 13 лет, будучи гимназистом четвёртого класса, он нашёл собственное оригинальное доказательство теоремы Пифагора. Краевич похвалил гимназиста Шухова за оригинальное и краткое доказательство, но, со словами о том, что Пифагор жил более 2000 лет назад, и надо было, уважая предшественников, сначала изложить его доказательство, снизил оценку.


Студент Императорского Московского технического училища

В 1871 году, следуя совету отца, Шухов поступил на инженерно-механическое отделение Императорского Московского технического училища (сейчас – Московский государственный технический университет им. Баумана). Обучение в училище велось по передовым на то время методикам, но обстановка была довольно суровой.

Студенты не только изучали теорию, но и работали в мастерских: слесарной, токарной, модельной, литейной, кузнечной и других. Среди преподавателей были такие выдающиеся ученые как К.Д. Краевич, А.В. Летников, будущий «отец аэродинамики» - Н.Е. Жуковский, Ф.Е. Орлов.

В годы учебы Шухов также общался с основателем Петербургской математической школы П.Ф. Чебышевым, а среди его друзей был П.К. Худяков – талантливый мальчик, поступивший на подготовительные курсы училища в десять лет, будущий выдающийся учёный в области прикладной механики, один из учёных-основателей теории машин и механизмов.


Обложка книги Менделеева с форсункой Шухова

Первым зарегистрированным изобретением Владимира Шухова стала паровая форсунка, которую впоследствии использовала при производстве паровых котлов «Контора инженера Бари». Этот механизм также украсил обложку книги Д.И. Менделеева «Основы фабрично-заводской промышленности». Это изобретение Шухов сделал в последний год обучения в училище.

В 1876 году Шухов с отличием окончил училище, причем, его даже освободили от защиты дипломного проекта – это был знак признания выдающихся способностей студента.

Академик Чебышев предложил Шухову место своего ассистента. Но научно-теоретическая и педагогическая работа не привлекала молодого инженера-механика.


С сёстрами

Ему хотелось скорее применить свои знания на практике. Как раз в это время формировалась делегация для поездки на Всемирную выставку достижений промышленности, которая проходила в США, и в порядке поощрения Совет училища включил в состав делегации и Шухова.

Именно там он познакомился с американским инженером русского происхождения Александром Вениаминовичем Бари, который принимал российскую делегацию, а также помогал в закупке оборудования и образцов для мастерских технического училища.


Шухов на всемирной выставке в Филадельфии 1896 г.

Вернувшись из США, Шухов поступил на службу в Управление Варшавско-Венской железной дороги на должность начальника чертежного бюро. Первым его заданием на новом месте было проектирование паровозного депо.

Одной из особенностей творческого духа В.Г. Шухова, во многом объясняющей глубину его идей и разносторонность дарования, было стремление к постижению целостной картины мироздания , установлению внутренних взаимосвязей, на первый взгляд, не связанных между собой, самых разнородных процессов и явлений.

Это стремление включило в круг его серьезных интересов науки, далеко отстоящие от сферы инженерной деятельности: еще в юности Шухов увлекся астрономией и приобрел в ней обширные познания ; в последствии серьезно интересовался теорией относительности Эйнштейна, "самой необходимой наукой" называл историю.

Одним из первых Шухов задумался о взаимосвязях биологии и техники и тех возможностях, которые может открыть перед инженером изучение естественных наук. Большое значение Владимир Григорьевич придавал своим не частым, но очень содержательным беседам с Н.И. Пироговым. Не исключено, что именно эти беседы привели Шухова к решению, не прерывая основной работы, стать вольнослушателем Военно - медицинской академии.

По собственному свидетельству, два года занятий в ней дали ему как инженеру бесценный опыт, обогатив пониманием самой совершенной "конструкции", созданной природой, – человеческого организма.

В скором времени врачи диагностировали у Шухова начальную стадию туберкулеза, и посоветовали переехать из Петербурга в место с более теплым климатом.


В.Шухов и А.Бари 1880-е г.г.


В 1877 году Александр Бари, оставаясь гражданином США, вместе с семьей вернулся в Россию, и начал сотрудничать с Людвигом Нобелем – старшим братом и деловым партнером Альфреда Нобеля – учредителя знаменитой Нобелевской премии и изобретателя динамита. Помня о Шухове, Бари предложил ему сотрудничать.

В этот период в Баку началось бурное развитие нефтедобычи, и Владимир Григорьевич вместе с Нобелем и Бари приступили к строительству первого в России нефтепровода, соединяющего Балаханы и Баку. Десятикилометровый нефтепровод создавал конкуренцию многочисленным владельцам гужевых повозок, которые занимались перевозкой нефти.

Его неоднократно поджигали, и по всей длине приходилось выставлять караульне будки. В 1878 году нефтепровод ввели в эксплуатацию, и уже по прошествии первого года магистраль себя окупила.

При помощи парового насоса по трубе в месяц перекачивали 841 150 пудов нефти. Диаметр трубы этого нефтепровода составлял 7,62 см (3 дюйма), по ней нефть прогонялась со скоростью 1 м/с, что позволяло перекачивать до 1 300 тонн нефти в сутки.

Магистраль позволила сократить расходы на транспортировку нефти до половины копейки за пуд в сравнении с 9 копейками при транспортировке гужевым транспортом.


Резервуар для хранения нефти системы Шухова

Здесь же, в Баку, Шухов разработал и построил первые в мире цилиндрические резервуары-нефтехранилища. До этого нефть хранили в земляных или каменных хранилищах под открытым небом.

В США использовался более технологичный способ – нефть собирали в открытые металлические прямоугольные резервуары. Конструкция цилиндрических емкостей, разработанных Шуховым, позволяла использовать более тонкий металл в нижней части, и еще более тонкий в верхней части резервуара.

В 1880 году в Москве открылась «Техническая контора инженера А.В. Бари» (позднее – «Строительная контора инженера А.В. Бари»), где Шухов проработал главным конструктором и главным инженером до 1915 года.

Из воспоминаний В.Г. Шухова: «Говорят, что А.В. Бари эксплуатировал меня. Это правильно. Юридически я всё время оставался наёмным служащим конторы. <…> Но и я эксплуатировал его, заставляя выполнять мои даже самые смелые предложения! Мне предоставлялся выбор заказов, расходование средств в оговорённом размере, подбор сотрудников и найм рабочих.

Кроме того, А.В. Бари был не только ловкий предприниматель, но и неплохой инженер, умевший оценить новизну технической идеи».

Инженерный коллектив под руководством В.Г.Шухова. работавший в фирме А.в.Бари

Даже во времена наивысшего расцвета , когда ежегодно фирмой исполнялось работ более чем на 6 млн рублей (огромная для того времени сумма), в её проектном бюро трудились не более 20 инженеров, чертежников и техников. Такое было возможным потому, что Шухов практически не нуждался в помощниках.

По воспоминаниям сотрудников, "все расчёты своих многочисленных сооружений Владимир Григорьевич делал только лично сам и так кратко, что понять их постороннему было очень трудно. Сосредоточенность его была поразительной. Приходя в 10 часов утра в контору, он садился за свой стол, раскрывал тетрадь большого формата и начинал, глубоко вдумываясь, писать цифры, цифры и только цифры.

Если он и уходил куда-нибудь, то только в свою обширную библиотеку, где просматривал журналы на иностранных языках. Разговоры на отвлеченные темы он позволял себе только во время завтрака, а всё остальное время тратил на работу и деловые беседы с посетителями, которых к нему приходило множество".

В настоящем полноценном отпуске за все шестьдесят лет своей инженерной деятельности Владимир Григорьевич не был ни разу. Инженеры, работавшие вместе с Шуховым, вспоминали, что уже одно его появление в конторе действовало на них вдохновляюще.

Он заражал сотрудников своей неисчерпаемой творческой энергией и оригинальными идеями, нёс в себе такой колоссальный запас положительных эмоций, так красиво решал любую, даже самую сложную инженерную задачу, что пробуждал в людях ответную реакцию и им хотелось работать, не считаясь со временем.

При этом каждому он давал возможность проявить свою самостоятельность, в каждом поддерживал чувство собственного достоинства, не только не умаляя, но зачастую даже преувеличивая его участие в достигнутом успехе.

Впоследствии многие из тех, кто прошел блистательную "школу Шухова", начали собственное дело или стали профессорами Московского технического училища.

Сотрудники часто называли Владимира Григорьевича "человеком-фабрикой". Действительно, читая его рабочие тетради и дневники, нельзя не поражаться: почти каждый день в них – новый заказ, новая тема.

Так, на рубеже 1880–1890-х годов инженер одновременно работал над тремя проектами, каждый из которых, будь он даже единственным в его творческой биографии, мог принести ему славу и почет на всю жизнь.

Именно в это время он изобрёл знаменитые паровые водотрубные котлы, совершившие переворот в теплотехнике, отапливавшие в течение многих десятилетий всю Россию и принесшие своему создателю большую золотую медаль Всемирной выставки 1900 года в Париже, составил фундаментальный проект московского водоснабжения и оформил один из главных своих патентов – на "приборы для непрерывной дробной перегонки нефти", иначе говоря, крекинг-процесс, позволивший в промышленном масштабе, при простейшей аппаратуре, получать высококачественный бензин.


Шухов - разработчик и руководитель строительства нефтеперерабатывающего завода с первыми российскими установками крекинга нефти. Он же и правообладатель патента на "водотрубные котлы системы В.Г.Шухова".

С начала 1890-х годов развернулась исключительная по своему новаторству деятельность Шухова в сфере строительных конструкций – та деятельность, в которой его гений выразился наиболее зримым образом, благодаря которой имя его стало широко известным за пределами инженерно-промышленной сферы и Шухов был признан не только "величайшим инженером мира", но и выдающимся "художником в конструкциях" (причём параллельно продолжалась его плодотворная работа в качестве инженера-механика, гидротехника, технолога и т.д.).

В.Г. Шухову было в высшей степени присуще то качество, о котором архитектор И.В. Жолтовский писал: "Создать живой образ из мертвого материала можно только если мастер настолько сроднился с этим материалом, что научился им "думать", научился формировать его по законам построения живой органической материи". Шухову всегда удавалось убеждать Бари соглашаться на воплощение самых необычных изобретений и новшеств.

Высокий, подтянутый, благоухающий дорогим одеколоном (он не только протирал им руки, но и обливался) инженер казался образцовым джентльменом.

При появлении дам он вставал, к прислуге обращался на «Вы» и, как подобает джентльмену, закалял тело и дух. Сестры Шухова рассказывали, что по утрам он окатывает себя ледяной водой, спит по четыре—пять часов в сутки и на завтрак порой довольствуется только половинкой куриного яйца.


Велосипедисты на Девичьем Поле 1913 г., крайний слева - Шухов

Он играл в теннис, бегал на лыжах и коньках и босым ходил по колкой стерне — тренировал волю. О том, что Шухов — заядлый гонщик-велосипедист, выигравший немало состязаний, Балансируя над огромным двухметровым колесом (в то время такие велосипеды остались только в цирках), он мчался по ухабистой грунтовке к финишной ленте, не боясь упасть и переломать себе кости. Инженер Шухов был очень, очень хорош —во всех отношениях

Шухов был очень чистоплотным человеком. Он весьма потребительски относился к деньгам. Деньги никогда не были его целью. Деньги обеспечивали достаток и комфорт ему и его семье – для него это было достаточно.

Можно сказать, что Шухов презрительно относился к деньгам. В конторе Бари при получении зарплаты всегда старался брать деньги руками, находящимися обязательно в белых перчатках. Так он обозначал своё отношение к деньгам. А.В. Бари вынужден был считаться с такими "капризами" своего ведущего разработчика.


Владимир Григорьевич всегда нравился женщинам. Он был талантлив и хорош собой. Неудивительно, что в начале 1890-х годов в него была влюблена прославленная актриса О.Л. Книппер, позднее ставшая женой А.П. Чехова. Но Шухов не принял ухаживаний Ольги Леонардовны.

Рассказывая о Шухове, то и дело приходится употреблять слово «впервые» и «первым», хотя, это вполне естественно, ведь речь идет о талантливом изобретателе. Даже если бы за всю свою жизнь Шухов изобрел только один пункт из списка своих работ – он уже был бы знаменитым – настолько значимыми являются его работы.

В 1880 году Шухов первым в мире изобрел форсунку, которая позволила осуществлять промышленное факельное сжигание мазута. Теперь в процессе производства можно было использовать и мазут, который раньше считали отходами нефтепереработки.

Перечислять изобретения Шухова, которые оказали большое влияние на развитие промышленности, архитектуры и строительства можно долго. Список получится длинным, даже если упоминать наиболее выдающиеся работы.


В 1880 году Шухов изобрел паровую форсунку для сжигания мазута

Вскоре Владимир повстречал свою будущую жену — дочь железнодорожного врача Аню Мединцеву, происходившую из старинного рода Ахматовых. Ему пришлось довольно долго добиваться расположения 18-летней зеленоглазой красавицы. В 1894 году состоялась свадьба. Анна Николаевна родила ему пятерых детей — Ксению, Сергея, Флавия, Владимира и Веру.


Владимир Григорьевич и Анна Николаевна Шухова(Мединцева), супруга

Остановимся на семье великого архитектора и изобретателя. Будущая жена Анна Николаевна прожила с Шуховым невенчанной пять лет, до тех пор пока мать Владимира не сменила гнев на милость, решив, что провинциальная бесприданница-простушка все-таки может составить пару ее дорогому сыну.

Шухов познакомился с восемнадцатилетней Анной Мединцевой дочерью железнодорожного врача в Воронеже: она выросла в небогатой дворянской семье, принадлежавшей к старинному роду Ахматовых, в которой кроме нее было еще шестеро детей.

Она влюбилась и пошла за ним как в омут — очертя голову. Шухов увез ее из дома, они отправились в путешествие на Кавказ, потом вернулись в Москву и зажили одним домом.

Это случилось в 1888-м и продолжалось до 1893 года, когда у них появился сын Сергей. Во всех прочих отношениях тот год для Шуховых выдался черным: скончался отец, от несчастной любви покончила с собой сестра Ольга. Внук растопил сердце сломленной несчастьями Веры Капитоновны, и она решила, что свадьба сына защитит их семью от дальнейших бед.

В 1894 году состоялась свадьба. Анна Николаевна родила ему пятерых детей — Ксению, Сергея, Флавия, Владимира и Веру. С тех пор смыслом жизни Веры Капитоновны стала семья сына, где росли пятеро ее внуков.


Семейство Шуховых. Вера Капитоновна с внучкой на руках.

Владимир Григорьевич получал сто сорок пять тысяч рублей в год. У семейства Шуховых появился собственный особняк в Скатертном переулке, позже они переехали на угол Смоленского бульвара и Первого Неопалимовского переулка, в большой барский дом с тенистым садом.

Анна Николаевна вела хозяйство, принимала гостей, а ее муж строго по часам вставал, работал, ложился спать, никому не позволял прикоснуться к своим бумагам.

Многие из шуховских знакомых начинали за ней ухаживать, Владимир тут же выходил из себя, устраивал бурные сцены и ломал драгоценности жены.

Опомнившись, просил прощения, покупал новые бриллианты, и жизнь налаживалась — до следующего скандала. Анна Николаевна была умной женщиной и не придавала этому значения: она по-прежнему любила мужа, а то, что он говорил в сердцах, ничего не значило.


Дочь Вера на качелях, Смоленский бульваре 1904 г. Фото Шухова

Всю жизнь их связывали нежные, трогательные отношения. Сохранились сделанные Шуховым фотографии, на которых любовно запечатлены члены его многочисленного семейства — за чаем на веранде дачи, за чтением, за игрой на фортепиано…

До сих пор вызывает восхищение даже профессионалов стереоскопический снимок дочери Веры, раскачивающейся на качелях: Шухову удалось остановить мгновение, сохранив динамику момента и живое настроение девочки, что для фотографической техники того времени было почти непосильной задачей. Через крошечный отпечаток хорошо виден его инженерный и творческий талант.

Он вообще страстно увлекался фотографией и даже говорил: «Я по профессии инженер, а в душе фотограф».


Жена Анна Николаевна на качелях. фото Шухова

Эти слова не были преувеличением. Фотографии Владимир Григорьевич отдал почти полвека – с середины 1880-х и до 1930-х годов – и оставил после себя для того времени колоссальную коллекцию, насчитывающую свыше полутора тысяч снимков, на которых он запечатлел виды Москвы, Крыма, Кавказа, происходившие на его глазах исторические события и природные катаклизмы, лица родных и друзей, стадии строительства своих инженерных творений.


Гостиная дома В.Г.Шухова в Скатертном переулке. 1901 У рояля – Анна Николаевна с дочерьми Ксенией и Верой. На переднем плане – сыновья Сергей и Фавий. фото Шухова

Со старых фото на нас смотрит степенная Анна Николаевна. И сам Владимир Григорьевич — подтянутый, с добрым, интеллигентным, чуть усталым лицом. А какая в нём пучина притягательности, юмора, какая во всём глубина!»

Его сын Сергей вспоминал: «Чувство собственного достоинства он больше всего ценил в людях, на равных, ничем не выдавая собственного превосходства, никогда никому не приказывал и ни на кого не повышал голос. И с прислугой и с дворником был безукоризненно вежлив в обращении».


Сыновья Сергей и Фавий осваивают езду на велосипеде




Шухов был весёлым, азартным человеком. Любил оперу, театр, шахматы, увлекался велоспортом. Очевидцы рассказывали, что однажды Бари попал в Александровский манеж, где проходили велогонки. Болельщики неистовствовали. «Наддай, рыжий, наддай!» — кричали они лидеру. Рыжий «наддал», победно вскинул руки на финише, обернулся, и Бари оторопел, узнав в победителе главного инженера своей фирмы.

Виктор Григорьевич много свободного времени уделял воспитанию детей. В их образовании принимал непосредственное и деятельное участие.

Для сохранения осанки Виктор Григорьевич практиковал чтение и приготовление уроков мальчиками лёжа на паркете. Мальчики выросли высокими , стройными, с прямыми как струнка спинами.


Начинал Шухов с небольших нефтеналивных судов длиной 70 м. Однако уже к концу века размеры шуховских танкеров выросли до 150-170 м, а грузоподъемность — до 1600 т. По мореходным и прочностным параметрам они превосходили аналогичные американские и немецкие суда.

В 1891 году Владимир Григорьевич Шухов разработал и запатентовал промышленную установку для осуществления крекинга в жидкой фазе.

Благодаря идеям и разработкам Шухова появились нефтеперегонные установки, трубопроводы, насосы, газгольдеры, водонапорные и радио-башни, нефтеналивные баржи и дебаркадеры, доменные печи и хлебные элеваторы, железнодорожные мосты и маяки, заводы-холодильники и морские мины, плавучие платформы для тяжелых орудий и многое другое.

Кстати, первыми, кто украл патент Шухова на нефтеперегонную установку были американцы. Ведь эта установка открывала новую эру в переработке нефти и получения из нее бензина и всех остальных составляющих.

Американскими «изобретателями» такой установки называли себя некие Бартон, Даббс, Кларк, Холл, Ритман, Эбил, Грей, Гринстит, Макком, Айсом. О патентах Шухова Америка «не вспоминала». Вот так цивилизованные страны поступают с русскими изобретателями, когда им очень нужно. Но все-таки потрясли Шухова в этом смысле американцы. И не какие-то заокеанские прохиндеи, а вполне солидные богатейшие люди...

***



Источник.
.



  • 1

Вот все было плохо говорили тогда коммунисты. Россия на промышленной выставке в Париже взяла около 2000 первых мест. А металлоконструкции Эйфелевой башни сделаны и привезены #сУрала#. Все было херово.

Прошло время,уконтропупили контру и промпартию Побежалм помогите млять нам "строить коммунизм". Теперь уже западные и английские инженеры приехали по тихому для нашего современника. Бьем себя в грудь. Это мы. Догнать и перегнать жуликовкапиталистов. Но что это? Одни и те же лица строят заводы впк а Германии и Ссср. Опять все расхерячили. Ага. Все на субботник. Конец культу личности. И снова Бам. И снова расхерячили. И снова олосрались и побежали на запад, научите нас , варяги. Мы нихеоа не поймем. Сколько можно дурью маятся? Скука это и двигатель прогресса и его гробовщик. Это уже не случайность. Это уже извините сисьськимасиськисистема нипель, пионеры безпризорники. Пора выходить из штопора



Edited at 2019-09-22 09:57 (UTC)

  • 1