ss69100 (ss69100) wrote,
ss69100
ss69100

Category:

Как иудеи издревле занимали наиболее паразитические должности в самых разных странах

Предлагаем для ознакомления статью об иудеях-откупщиках из еврейской энциклопедии Брокгауза и Ефрона. Она о том, как иудеи в самых разных странах Европы, включая и будущую часть Россиийской империи - Польшу, занимали такие должности, которые им позволяли паразитировать на труде народа.

Обратите внимание, что в конце-концов даже христианская церковь стала пользоваться их услугами. Также становится понятным, отчего польская шляхта оказалась настолько ожидовленной.
*

Откупщики-евреи в Западной Европе и в Польше. — Уже в раннюю пору в Европе в качестве О. государственных доходов, налогов, пошлин, монетного дела, соляных копей и проч. выступают евреи.

— В франкском королевстве Меровингов собирание податей и налогов, а равно и чеканка монет часто предоставлялись евреям. Так, король Дагоберт поручил еврею Соломону (633) собирать пошлины в Париже.

Еще ранее, в эпоху царствования Меровингов и Каролингов, исполнение евреями таких должностей послужило поводом к тому, что на церковных соборах поднимались голоса против обычая назначать евреев откупщиками налогов и податей, так как этим путем, вопреки каноническому праву, евреи будто бы получали власть над христианами.


Несмотря, однако, на многочисленные постановления соборов (перечислены у Шерера в ниже цитируемом сочинении), короли, считаясь с финансовыми требованиями, охотно назначали евреев в качестве О.

Исключение составляет король Хлотарь II (584—624), который, в связи с постановлениями Парижского собора 614 г., запретил евреям занимать общественные должности. — Напрасно сетовал против О.-евреев епископ Амоло в своем сочинении «Contra Judaeos». При Капетингах еще чаще встречаются О.-евреи.

Особенно много их было в XII в., большей частью на юге, на территории Лангедока, Безе, Тулузы, Каркассона и проч. Автор истории евреев в Лангедоке (Saige) говорит, что евреи брали здесь в откуп пошлины, сборы с городов и ленных поместий и даже сборы в пользу епископских капитулов.

Церковная реакция долго боролась против тулузских графов, особенно охотно назначавших евреев откупщиками. Ей удалось наконец крестовым походом против альбигойцев сломить упорство графов. С того времени (начало XIII в.) евреи-О. исчезают в южной Франции (см. Франция, Лангедок, Безье, Kapкассон).

— В Англии евреи, платившие огромные откупные суммы, брали в откуп между прочим доходы от вакантных архиепископств, епископств и аббатств. В Англии роль евреев в фискальной системе была несколько своеобразна. Они вносили известные суммы в главное казначейство (exchequer) и получали ордера на подати, которые взимались в графствах шерифами.

Таким образом евреи, не являясь прямыми О. податей, тем не менее ссужали казначейство деньгами. Особенно широко занимался такими операциями известный банкир того времени Аарон из Линкольна.

— В Германии евреи-О. встречаются еще в позднее средневековье. В рейнских областях они брали в откуп различные пошлины (Кельн, 1229 и 1296). Финансовое управление трирского архиепископства, в состав которого входил и Кобленц, почти всецело поручалось евреям. — Не менее охотно пользовались услугами евреев в качестве О. монетного дела и налогов австрийские герцоги и венгерские короли.

— В Венгрии евреи беспрепятственно занимались откупами до 1222 г., когда духовенство и дворянство вынудили у короля Андрея II обнародование Золотой Буллы, согласно которой евреи были отрешены от должностей О. Однако еще при Андрее и последующих королях, особенно при Беле IV, откупа государственных доходов опять отдавались евреям (см. Венгрия, Евр. Энц, V, 426 и сл.).

— Классическими странами широкого развития откупной системы были государства Пиренейского полуострова — участие евреев в этой системе было громадное; обычно крупный О. являлся министром финансов. Государство как бы сбрасывало с себя всякие заботы о финансовом управлении, передавая его, за значительное вознаграждение, еврею.

Известен целый ряд таких откупщиков-министров из среды испанского еврейства. В государствах Пиренейского полуострова отдавались также в откуп подати и различные сборы с евреев; так, например, некий Авраам взял в откуп подати и сборы с евреев Наваррского королевства за сумму в 50000 фунтов; в Кастилии также отдавались в откуп еврейские подати.

В этом королевстве существовал особый сбор, так наз. alcabala, взимавшийся при каждой купле-продаже или мене в размере 10 % со стоимости данного товара. Этот сбор, равно как и пошлины с ввоза товаров, были предметом откупа в руках евреев.

До изгнания из Испании (1492) О.-евреи продолжали играть крупную роль в финансовом управлении страны; вопреки многим постановлениям кортесов об отрешении евреев от должностей, несмотря на «эдикт нетерпимости» 1412 г., короли продолжали прибегать к услугам опытных евреев-финансистов.

Последним главным О. был дон Авраам Сениор, верховный раввин кастильских общин, который при изгнании евреев из Испании предпочел креститься.

Особенно полно обследована и освещена роль О.-евреев в Польше и Литве. Наиболее ранними О. чеканки монеты были, согласно надписям на двух найденных брактеатах XII века, р. Авраам бен-Ицхак и р. Иосиф. Не только польские герцоги, но и духовные князья пользовались услугами евреев-О., хотя польская церковь, как и западная, выступала против обычая поручать евреям общественные должности.

На известном Бреславльском соборе 1267 г. было постановлено, чтобы никакие налоги, сборы, пошлины, ни другие общественные доходы и должности не отдавались евреям; особенно строго вменялось настоятелям церквей не продавать и не отдавать в откуп евреям доходов.

Практика оказалась сильнее церковных постановлений, которые принимались соборами в Буде (1279), Ленчице (1285) и др. В XIV в. выдвинулся краковский О. Левко, который брал в откуп соляные копи в Величке и Бохнии; он заведовал также краковским монетным двором; при посредстве Левки взимались подати с краковских мещан в пользу областного наместника Бодзанты.

Что, кроме Левки, и другие евреи были О., более чем вероятно, хотя данные об О. в XIV в. не столь обильны, как за последующие XV и XVI столетия. Главной отраслью является откуп таможенных пошлин; более редко евреи выступают О. копей, податей и проч. доходов. Самое большое число О. встречаем на Руси (Холмская земля, кроме нынешней Восточной Галиции, и Белзское воеводство), в Подолии.

Пошлины или мыта целого ряда городов, как Львов, Галич, Пшемысль, Белз, Грубешов, Любачов, Люблин, Холм, Краков, Ярослав, Грудек, Каменец-Подольский, Буск и др., находились на откупе у евреев иногда в течение нескольких лет. За сто лет (с 1414 г. по 1510 г.) Шиппер приводит 39 случаев отдачи евреям в откуп таможенных пошлин в пределах названных областей, причем некоторые контракты были заключены на много лет.

Наиболее известными О. были львовский мытник Волчко Чолнер (Czolner, это слово происходит от польского сłо, т. е. пошлина; встречается также латинское обозначение «teleonator» от латинского teloneum), весьма энергичный и предприимчивый делец, состоявший также придворным фактором короля Владислава Ягелло; Самсон из Жидачова (любопытно, что после его смерти жена его Сара продолжала вести откупные дела); братья Моисей и Яков Фишель из Кракова, державшие откуп пошлин в целой сети городов Великой Польши (Ленчица, Клодава, Конин, Брест-Куявский, Гостынин, Рава и др.); Озар из Кракова, львовский еврей Натко, любачовский Хачко и, наконец, братья Иосско и Шан Шахневич из Грубешова (и их сыновья).

Особенно обширной была деятельность предприимчивого откупщика Иосско (на рубеже XV и XVI вв.); он заведовал одновременно многими таможенными заставами в целой группе областей. Скарбовые книги конца XVI и начала XVI в. содержат множество любопытных цифр, свидетельствующих об энергичной деятельности Иосска.

С ним можно разве сравнить упомянутого Самсона из Жидачова, который, кроме пошлин, брал в откуп солеварни в Коломые, Дрогобыче, Долине и Жидачове. Крупных размеров была также деятельность львовского О. Натко. Значительны были операции братьев Фишель из Кракова (начало XVI в.).

Эти обширные — в особенности для того времени — предприятия, кроме большой опытности, требовали громадных средств. Польские летописцы начала XVI в. отмечают значение влиятельных и богатых евреев-О.

Так, Меховита пишет, что на Руси имеются евреи не ростовщики, а земледельцы и купцы, которые часто управляют сбором пошлин и государственных податей (praesidentque ut saepe teloneis et exactionibus publicis).

Летописец Деций (Decyusz) замечает (около 1516 г.), что нет почти ни одной пошлины или подати, которой не заведовали бы евреи; нет почти ни одного магната, который не ставил бы еврея в качестве управляющего своим имением.

— В делах по откупам евреи находились под непосредственной властью короля или специально назначенного им чиновника. «Judeus noster providus», как титулуют О. короли, имеет полную судебную власть над своими служащими. Материальные выгоды откупных операций заключались, кроме взимания пошлин, еще в том, что из конфискованных контрабандных товаров одна половина шла в пользу еврея-О.

При заключении откупных контрактов евреи выговаривали сокращение взносов на случай войны или других потерь вследствие vis maior. Доходность пошлин была в то время вообще значительной при неразвитом состоянии торговли. Пошлины носили преимущественно характер транзитных.

Шляхта с завистью смотрела на усиление материального благосостояния и политического влияния евреев-О., которые являлись в ее глазах опасными конкурентами в занятии важных должностей сборщиков податей и пошлин; кроме того, евреи, становясь в привилегированное положение, получали возможность войти в непосредственные сношения с центральной властью. С начала XVI века вопрос о евреях-О. обсуждается на польских сеймах.

Так наз. Tymczasowa ustawa radomska (временный радомский статут) от 1505 г. высказалась против предоставления евреям должности О. и других общественных должностей (Judei teloneis et tributis ceterisque officiis publicis non preficiantur). Радомский статут имел значение только в течение одного года, но шляхта продолжала свою агитацию, поддерживаемая духовенством.

На целом ряде сеймов принимались постановления в смысле устранения евреев-О. Петроковский сейм 1538 г. поставил вопрос особенно резко. Конституция Петроковского сейма 1565 г. назначила высокий денежный штраф для лиц, не соблюдающих постановления прежних сеймов об устранении евреев-О.

Любопытно, что под влиянием шляхты Ваад четырех стран воспретил в 1581 г. евреям в Короне брать в откуп пошлины, подати и др. доходные статьи государственного управления ввиду того, что «люди, жаждущие наживы и обогащения посредством обширных откупов, могут навлечь на многих великую опасность».

Конституции польских сеймов, впрочем, имели в виду не евреев, а королей. Дело в том, что «при отдаче на откуп податей евреям короли, в силу конкуренции откупщиков, получали постоянно возрастающий доход; между тем как с устранением евреев откупа сдаются или магнатам, или же их приспешникам из шляхты, эти последние, поручая от себя всю черную работу собирания податей субколлекторам-евреям, взимают в свою собственную пользу разницу между действительным поступлением податей и откупной суммой» (Бершадский). «Божеское право» выдвигалось как ширма для прикрытия корыстолюбивых вожделений шляхты.

Правительство игнорировало сеймовые постановления. Короли продолжали отдавать на откуп евреям государственные доходы. Между прочим отдан был видному львовскому еврею-купцу и деятелю Исааку Нахмановичу четвертый подольский грош на три года за 60 тыс. злотых.

Тот же Нахманович держал доходы Львовского староства и пошлины в Снятыне, начиная с 1578 г. Наряду с ним выдвигались другие откупщики, которые, однако, иногда скрывались под фирмой нееврейского откупщика в качестве подоткупщика.

Сеймик шляхты Русского воеводства в Сондовой Вишне (1611) постановил, что шляхтич, пользующийся услугами евреев-откупщиков, заслуживает наказания, — но это не привело к цели, как об этом, между прочим, свидетельствуют обширные откупные операции евреев на Украине в первой половине XVII столетия.

Евреи служили на городских заставах в качестве писарей за процент с поступающих сборов. «Такие евреи-писаря представляли столь обычное явление, что иногда расписки за уплаченное мыто составлялись на евр. языке». — Роль и значение евреев-О. на Литве исследовал Бершадский (см.).

Эти О. были преимущественно из следующих городов: Киева, Луцка, Бреста, Трок, Тыкоцина и Гродно. Из занятий литовских евреев в XV и XVI вв., по мнению Бершадского, важнейшими являлись откупа. Особого упоминания заслуживают крупные откупные операции трех братьев Рабиновичей или Езофовичей — Авраама (умершего христианином), Михеля и Исаака, гродненского Игуды Богдановича, тыкоцинских Шахно Бенашевича, Еско Песаховича, Шимке и Аарона Михамовича Босно и брестских Исаака Бородавки, Якуба Длукгача и Менделя Исаковича.

Деятельность этих лиц обнимала иногда целые области и даже целый ряд областей. Весьма часто составлялись таможенные компании. До эпохи Сигизмунда процветали одни таможенные откупа; таможенные пошлины назывались мытами, таможенные О. — мытниками (мытарями).

Под названием «мыт» подразумевался также таможенный округ; главная таможня в округе называлась «мытной конторой», второстепенные заставы — «прикоморками».

На прикоморках взимали пошлины лица, подчиненные О., обыкновенно евреи же. С постепенным уменьшением королевских имуществ, с уступкой права взимания таможенных пошлин тем или другим лицам, наконец, с освобождением шляхты от платежа пошлин, как с ввозимых для своего употребления, так и вывозимых товаров своего собственного производства, таможенные доходы все более и более уменьшаются.

Правительство прибегло поэтому уже с начала XVI в. к введению новых откупов: соляного и особенно питейного, и с 30-х годов XVI в. они вполне привились.

И тут были призваны О.-евреи. Король Сигизмунд-Август, отдав на откуп евреям королевские доходы в Кременце, т. е. мыта торгового, корчем и мельниц, в 1556 г. заявил: «Не желая уменьшать доходов нашей казны, но заботясь о постоянном повышении оных при помощи повышения откупных платежей; замечая, что во многих городах, замках и волостях наших таможенные и питейные доходы значительно поднялись через отдачу их на откупа евреям, и теперь по той же причине ежечасно возвышаются, — мы надеемся, что если евреи так повышают откупные платежи, то весьма вероятно, что и христиане, взирая на это, пожелают нам предложить еще более и более высокую плату».

Питейный сбор стал затем и главным предметом откупной операции, но наряду с ним евреи продолжали брать в откуп таможенные пошлины, а также чеканку монеты. Литовский Ваад уже на первом — учредительном — собрании в 1623 г. принял важные постановления относительно О.

Указывая на ненадежность монетного дела, Ваад решил воспретить брать в откуп чеканку монет до выяснения дела на ближайшем Варшавском сейме.

Вместе с тем Ваад постановил: «Когда положение монетного дела в стране не будет сопряжено с риском (для предпринимателя), тогда всякому предоставляется право арендовать его (монетное производство), но непременно с нашего ведома и разрешения.

A именно: если придется брать на откуп (чеканку монет) там, в Варшаве, это разрешение испрашивается у посланцев областей литовских, у находящихся там ходатаев («штадлоним»); если случится арендовать (чеканку) в пределах области (Литвы), то разрешение испрашивается у подлежащего главного суда; если же по дальности пути (арендующему) нельзя будет обратится в свой главный суд, между тем как дело не терпит отлагательства ввиду возможности предупреждения его другим, то он (арендующий) должен, по крайней мере, обратиться с запросом в один из ближайших главных судов.

Тот, кто возьмет на откуп чеканку монеты, должен внести в областную казну (литовских общин) сумму в тысячу пятьсот польских злотых.

Если чеканка монеты остается за евреем, то последний не имеет права перечеканивать какие бы то ни было монеты короля — да возвысится слава его! — ни крупные, ни мелкие; точно так же ему не дозволяется перечеканивать мелкую монету иноземного короля; ему разрешается перечеканивать крупную монету иноземных королей, но лишь столько, сколько того потребует дело, а отнюдь не больше. Всякому другому запрещается чеканка какой бы то ни было монеты».

Ваад выступил также против укоренившегося обычая выставлять вместо себя «панов» для исходатайствования откупа податей и «чопового», причем паны вступали в соперничество, что сопряжено было со многими бедствиями для евреев.

Наконец, Ваад постановил: «Если О. (мытник) еврей, при взыскании подати, нарушит установленные правила допущением какого-нибудь насилия либо кривды, то всякий имеет право вызвать его в какой угодно суд, даже в такой, который не находится в месте постоянного жительства откупщика.

Приговор о нем, постановленный этим судом, приводится в исполнение судом, находящимся в месте постоянного жительства его (откупщика). Это относится ко всей области, за исключением святых общин Бреста, Гродно и Пинска; лица, состоящие откупщиками в этих трех общинах, не могут быть вызываемы (в суд) в другую общину, если суд (их собственной) общины пожелает разобрать их дело; если же местный суд не пожелает их судить, то разрешается вызвать их в один из судов двух других общин.

Если, несмотря на постоянную милость (доверие), оказываемую откупщиком какому-нибудь еврею, последний будет скрывать свои товары или будет лгать и не показывать их по совести, то откупщику разрешается принять против этого еврея все те меры, которые применяются к нееврею, нарушающему (устав) о пошлинах, причем он (О.) должен только предварительно выяснить, действительно ли тот утаил или ложно показал свои товары».

На съездах литовского Ваада вопрос о евреях-О. поднимался многократно. В Литве откупное дело в течение долгого времени поручалось евреям. Вышеупомянутые сеймовые конституции касались только Короны, а в постановлении Ваада 1581 г. говорится о евреях Великой Польши, Малой Польши и Мазовии.

С ухудшением материального положения польско-литовских евреев после погромов Хмельницкого и смут середины XVII в. прошло время крупных О. XVI века, но все же откупная система не переставала играть известную роль в жизни евреев (вплоть до падения Польши).

— Ср.: Aronius, Regesten; Volumina legum, I, 259; II, 20 и 52; Русско-еврейский Архив, Ι—III; Регесты, I и II; Пинкос Литовского ваада, passim и особ. §§ 81 и сл.; Scherer, D. Rechtsverhältnisse d. Jud. in d. deutsch-österreich. Ländern; Kayserling, D. Juden in Navarra, den Baskenländern und auf den Balearen, 47 и сл.; Caro, Sozial- u. Wirtschaftsgeschichte d. Juden, I; Schipper, Anfänge d. Kapitalismus bei d. abendländischen Juden etc., стр. 50 и сл.; idem, Studya nad stosunkami gospodarczymi Żydów w Polsce podczas średniowiecza, 1911, гл. XIII (на основании первоисточников; приведены 2 таблицы с именами О. в XV в.); Balaban, Żydzi lwowscy na przełomie XVI и XVII wieku, гл. XVII; idem, Dwa przyczynki do stosunków Jagiełły z Żydami lwowskimi, в Kwartalnik Historyczny, т. XXV, 2, стр. 228 и сл. (об О. Волчке); Jabłonowski, в Zródła dziejowe (тт. V, XIX, XX, XXI, XXII и XXVIII; Бершадский, Литовские евреи, 114, 397 и сл., 401—404; Дубнов, Всеобщая история евреев, II, 281; idem, Исторические сообщения, Восход, 1894, IX, 110 и сл.


М. Вишницер.


***


Еврейская энциклопедия Брокгауза и Ефрона.


.

Tags: Великобритания Англия, Венгрия, Германия, Польша, Русь, Франция, империя, история, иудей, паразит, ростовщичество
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments