ss69100 (ss69100) wrote,
ss69100
ss69100

Categories:

История Второй мировой войны для русских. Национальные основы трагедии

История Второй мировой войны для русских. Национальные основы трагедии...Чтобы это понять причины тех огромнейших человеческих потерь, которые понесла наша Родина в Великой Отечественной войне, нам необходимо вернуться к истокам России и понять, из кого комплектовался командный состав русской армии.

Изначально Россия, как государство, организовывалась как большая семья, в которой народ – крестьяне, купцы и духовенство – были детьми, а князь (далее царь и император) был отцом. Царь для защиты семьи нанимал воинов – дворян, но они считались слугами.

Интересно, что даже в конце империи народ обращался к императору на ты – «ты, царь», а дворяне обращались на вы – «Вы, Ваше Величество».

Но чтобы слуга мог защищать Россию, он должен был быть сыт и вооружен. Для этого в России дворянину царями жаловалась земля, за которой впоследствии закреплялись и крестьяне.

А теперь незаметная тонкость – как только дворянин стал получать доход не от сражений по защите России, а гарантированно – от крестьян, у массы дворян России возникло желание избежать тягот войны.


Сподвижник Петра Первого, Иван Посошков, писал в 1701 году о русских дворянах даже той, ещё петровской эпохи:

«Попечения о том не имеют, чтобы неприятеля убить; о том лишь печется, как бы домой быть, а о том еще молятся богу, чтоб и рану нажить легкую, чтоб не гораздо от нее поболеть, а от государя пожаловану б за нее быть, и на службе того и смотрят, чтоб где во время бою за кустом притулиться, а иные такие прокураты живут, что и целыми ротами притуляются в лесу или в долу.

А то я у многих дворян слыхал: «дай бог великому государю служить, а сабли из ножен не вынимать»
.

Цари это понимали, и до царя Петра III, дворянин имел землю и крепостных только до тех пор, пока служил он и служили его дети.

Прекращалась служба – отбирались земля и крепостные (имение). В царствование Петра I армия России составляла примерно 200 тыс. человек при 3-5 тыс. офицеров. Четверть этой армии, т.е. более 50 тыс. человек, были дворянами, остальные – рекруты из крестьян и других сословий. Петр всех дворян заставлял служить, раз уж народ их кормит! Но наличие кормящих дворянина крестьян из поколения в поколение внедряла и внедряла в глупую, ленивую и трусливую часть российского дворянства, что умный тот, кто служит мало, а имеет много.

Какова почва зарождения этого паразитизма? Почему этого паразитизма не было в Европе, ведь там тоже дворяне имели крепостных.

Дело в том, что в Западной Европе со времен Карла Великого до XIX века существовало майоратное право – недвижимое имущество дворян (дома и земли) наследовали только первенцы. С одной стороны, это исключало дробление родовых земель, а другой, постоянно появлялись безземельные дворяне без средств к существованию. И это заставляло их служить, и не просто служить, а становиться профессионалами высочайшего класса.

А в России все сыновья всех сословий получали равную долю наследства, а всем дочерям родители давали приданое, – на Руси существовал иной родовой принцип наследования – Лествичное право. Казалось бы, при чём тут право наследования, если речь о том, чтобы заставить дворянина служить?

Но дело в том, что царь, даже такой фанатичный, как Пётр I, не способен уследить за всеми – за тем, чтобы они служили добросовестно и храбро. А голод (вернее, спрос на рынке на честных чиновников и храбрых офицеров) – был способен! Если ты, младший сын немецкого барона, не получивший наследства, станешь трусливым и тупым офицером, то кому ты будешь нужен на Западе? А в России у тебя будет хоть немного крепостных, которые будут тебя кормить, и заставлять тебя служить будет только царь.

Но даже этот малопригодный контроль за паразитизмом дворян был разрушен придурком-царём Петром III. Став в 1761 году императором, Петр III стал умничать на «западный манер» как только мог, и за год успел освободить от службы дворян. Петр III сделал безделье символом и целью жизни российского дворянства.

В Европе шли научные и промышленные революции, а русские цари не могли заставить бездельных дворян хотя бы высшее образование получить! Все русские люди, мало-мальски выдающиеся умом или энергией в XIX веке, были либо из обедневшего дворянства (А. Аракчеев или И. Мичурин), либо из семей священников (М. Сперанский или Д. Менделеев), либо из купцов, как А. Столетов.

И с военной службой – смыслом дворянства – творилось невероятное. К началу ХХ века дело дошло до того, что даже в офицерском корпусе русской армии потомственных дворян осталось чуть более трети. Поэтому на дворян была распространена воинская повинность (что было позором, если учесть, кто такой дворянин изначально) и, тем не менее, к началу Первой мировой войны (1914 г.) из 48 тыс. офицеров и генералов русской армии потомственные дворяне составили всего чуть более половины.

Вспомните: двести лет назад в русской армии было 50 тыс. дворян, а в 1914 г. не было и 25 тыс. При этом в самой России на 1914 год уже было почти 2,5 млн. дворян, т.е. не менее 250 тыс. призывного контингента мужчин. И эти дворяне не способны были укомплектовать 50 тыс. офицерских должностей!

Но даже те, кто шёл на военную службу, поступали в армию потому, что к этому времени, по словам дворянина и офицера Льва Толстого, военная профессия была так привлекательна потому, что в России военная служба – это «законная праздность».

А ведь хотим мы или нет, но дворяне всегда были образцом для всего российского общества, стать дворянином было идеалом в России, и это была самая высокая награда от царя.

Но если в обществе идеалом является труженик, то волей-неволей будут стремиться стать идеалом даже те, кому это по уму и не просто. Но если идеалом в обществе является паразит, то для слабой части общества отказ от личного созидания и паразитизм в любой форме станет жизненным идеалом. И паразиты-дворяне стали идеалом практически всей российской интеллигенции и даже идеалом части народа.

Паразиты России и тогда, и сегодня легко осваивают то, что прислуживать начальству гораздо легче, нежели служить. Тем более, России. И чем дальше паразитизм дворянства и интеллигенции въедался в российское общество, тем беспомощнее становилась Россия в военном смысле.

К началу Второй мировой Россия более 100 лет неспособна была выиграть ни одной войны у мало-мальски сильного противника. Десант англичан и французов под Севастополь в 1854 году принудил Россию сдаться. В 1905 году была проиграна война Японии, маленькой стране, проиграна и на суше, на которой японцы ценою более тяжёлых собственных потерь одержали победу над русскими войсками, и на море, на котором формально более слабый японский флот утопил русские эскадры.

Немного об этом. Императорский флот России на 1904 год имел 22 вице-адмирала, 35 контр-адмиралов, но как только дело дошло до войны, все эти «профессионалы» исчезли с поля зрения, и для боя с японцами отбирали адмиралов по единственному принципу – того, кому совесть не позволила отказаться.

Таким, в частности, оказался адмирал Небогатов. Отказаться-то он не отказался, однако позорнейшим образом, без выстрела сдал остатки Русской эскадры японцам при Цусиме. Сдал без выстрела! Он и офицеры его эскадры убоялась одного вида японских кораблей.

Целью русского императорского офицерства стало получение как можно большего количества благ из казны в мирное время и всеми силами отвертеться от участия в боях по защите России.

В 1914 году началась Первая мировая война, русская армия почти вдвое превосходила армию австро-немецкую, но и ничего не способна была сделать.

В середине августа 1914 года русские войска пошли в наступление на Восточную Пруссию. Немцы, отнюдь не превосходя силами, 28 августа ударили по шедшей в наступление 2-й русской армии. Генерал Самсонов, командовавший ею, как только увидел атаку немцев, бросил командовать, обезглавив этим армию, и попытался удрать – выйти из окружения сам, но, в конце концов, возможно совесть заставила его застрелиться.

И более слабыми немцами были разбиты оставшиеся без командования пять корпусов вверенной Самсонову армии, причём, в боях были убиты всего 10 русских генералов из состава этой армии, а 13 позорно сдались в плен.

Через год, 21 августа 1915 года немцам без боя сдалась крупнейшая русская крепость Новогеоргиевск – целый укрепрайон площадью более 200 квадратных километров, 33 мощных железобетонных форта с 1204 орудиями и более миллионом снарядов к ним.

«Осада», ели так можно сказать, Новогеоргиевска продолжалась всего 10 дней, начавших осаждать крепость немцев было в полтора раза меньше численности гарнизона, а артиллерийских орудий у немцев вообще было в 10 раз меньше, чем в крепости.

Гарнизон мог выйти и перебить осаждающих, но 19 августа комендант крепости генерал от кавалерии Н. Бобырь удрал из крепости и сдался немцам. За ним сразу же сдались 23 генерала, 1200 офицеров и 85 тысяч солдат.
Мало того, все укрепления, оружие и боеприпасы были переданы немцам в целости и сохранности, войска выходили из крепости в плен с винтовками и сдавали их немцам уже в немецком тылу. Из всего гарнизона крепости Новогеоргиевск только пять офицеров прорвались из крепости и вышли к русским войскам.

Когда летом 1917 года Временное правительство назначило будущего героя белого движения генерала Лавра Корнилова главнокомандующим русской армией, по свидетельству сестры милосердия Софьи Федорченко, раненные солдаты Корнилова характеризовали так: «ему солдат божья котлетка, изрубил – скушал. Он сам в плен ушел, а солдат бросил. …Тоже вояка! К немцам в плен ушел, солдат на убой бросил».

Эти раненные солдаты помнили вот о чём. Генералу Корнилову в 1915 году была вверена в командование 48-й пехотная дивизия.

Сначала Корнилов не выполнил приказ и завел дивизию в окружение, затем послал два полка в атаку на пулеметы без какой-либо поддержки их артиллерией, затем, когда положение стало критическим, вместе со штабом бросил солдат и удрал в горы, а там через несколько дней оголодал и спустился, сдавшись австрийскому разъезду.

Его обезглавленная дивизия частью пробилась из окружения, частью погибла или сдалась. Бросить солдат в бою и удрать или сдаться в плен – это была особенность основной массы императорского офицерства.

А посмотрите на остальных русских генералов в сравнении с противником.

В австро-венгерской армии за всю Первую мировую войну в боях с русской армией погибли 9 генералов, причём, два командира австро-венгерских дивизий застрелились из-за позора разгрома вверенных им дивизий. При сдаче, оборонявшейся год и исчерпавшей все средства к сопротивлению австрийской крепости Перемышль, в плен попало 9 генералов. То есть соотношение убитых и сдавшихся – 1:1.

За всю Первую мировую войну в боях с русской армией были убиты или умерли от ран 17 немецких генералов и один немецкий генерал, захваченный казаками во время сна, по дороге в русский тыл выхватил у конвоировавшего его прапорщика револьвер и застрелился, чтобы не попасть в плен. Но ни один немецкий генерал, командуя войсками, в плен не сдался! Ни один! Соотношение убитых и сдавшихся 18:0.

А в царской армии по итогам всей Первой мировой войны в боях с австрийцами и немцами были убиты, пропали без вести и умерли от ран 35 русских генералов, а в плен сдались 73. На одного убитого более двух сдавшихся! Царские генералы и офицеры не воевать шли – они шли пересидеть войну в плену.

Надо понимать, почему по подсчёту американских военных статистиков Первой мировой войны, чтобы победить в бою немецкую роту необходимо было (с понятным избытком) англичан или французов две роты. Но русских – аж шесть рот! Шесть рот на одну немецкую роту! И обуславливала такую вопиющую слабость не русский солдат, а кадровый командный состав! Негодными были не призываемые из запаса солдаты и офицеры, а кадровый состав царской армии!

И гражданину России можно многого не знать о войнах России, но вот об этом свойстве царской армии перед концом империи, знать необходимо.

Но если бы эта слабость касалась только армии царской России! Трагедия, однако, в том, что большевикам, взявшим в 1917 году в России власть, отказаться от этих царских кадров и создать чисто революционную армию, как по принципам управления, так и по кадрам, не удалось.

Комплектовавший Красную Армию народный комиссар военно-морских сил Троцкий пошел по легкому, а не исключено, и по единственно возможному тогда пути – где силой, а где обещаниями быстрой карьеры привлек в РККА массу царских генералов и офицеров.

В период Гражданской войны в рядах Красной Армии воевало 48,5 тысяч царских офицеров и генералов, в 1919 году они составили 53% всего командного состава РККА. В Красной Армии служило около 200 царских генералов.

Из двадцати командующих в Гражданской войне фронтами красных, семнадцать были кадровыми офицерами царского времени, все начальники штабов фронтов были бывшие офицеры, из ста лиц, командовавших красными армиями, восемьдесят два – бывшие императорские офицеры.

Да и в начавшейся через четверть века Великой Отечественной войне из 41 советского генерала, командовавшего фронтами, 17 генералов все еще были бывшие царские офицеры, которые уже в Первую мировую войну были в чинах от корнета до полковника.

А с другой стороны, революция – революцией, но куда было деваться царским офицерам, не умеющим ничего делать, кроме как служить? Причём, служить так, как они привыкли служить царю? И эти офицеры, хлынувшие в Красную Армию, составили в ней мощную мафию, поддерживающую друг друга и вводящую в обычай свои паразитические взгляды на службу не как на защиту государства, а как на непыльный источник бессовестных доходов.

Вот уже советский генерал А.Т. Стученко в своих мемуарах описывает кадровый состав уже советского кавалерийского училища, в котором Стученко учился в первой половине 20-х годов.

В то время инспектором (командующим) кавалерией Красной Армии был бывший генерал царской армии Сметанников, начальником училища – бывший полковник Соседов, преподаватель тактики – бывший генерал Ротштейн, заместитель начальника – барон фон Вольфенгаген, командиром эскадрона – бывший корнет, барон Пац-Помарнацкий. И эта масса бывших царских офицеров была недовольна Советской властью уже по главному для этого офицерства положению.

Ведь большевики установили доходы командиров Красной Армии хотя и большие по сравнению со средними доходами в СССР, но очень маленькие по сравнению с доходами этих офицеров при царе. К примеру, царский полковник (командир полка) только легальных доходов – оклада и столовых денег – получал при царе от 30 до 40 раз больше, чем тогдашние рабочие промышленности царской России, а в Красной Армии командир полка имел оклад всего в 5 раз выше заработков в промышленности СССР.

Помня своё преимущество перед, так сказать, «народным быдлом», царская офицерская мафия в Красной Армии вносила в среду определённых командиров Красной Армии недовольство большевиками и, соответственно, мечтала об улучшении своего материального положения в случае свержения советской власти. Отсюда и охотное участие тогдашних командиров Красной Армии в различного рода заговорах против законной советской власти.

Такой вот пример. Когда тогдашнему начальнику Генштаба Красной Армии Г. Жукову принесли анализ того, как немцы разгромили армию Франции, Жуков написал на докладе: «Мне это не нужно».

Второе, что внесли царские офицеры в Красную Армию, и что, может быть, ещё более страшно, – это тупость и нежелание думать над тем, как им придётся выигрывать бои.

Царский генерал Мартынов, окончивший при царе Академию Генштаба и потом служивший в Красной Армии, задумавшись о проблемах военного сословия России писал о том, что даёт Академия Генерального офицерам:
«Вместо практических деятелей воспитывает доктринеров, которые для военного дела несравненно опаснее круглых невежд».

Кто такой доктринёр? Это тот, кто услышал от преподавателей в академиях, что нужно водить солдат в штыковые атаки, вот и будет посылать солдат в штыковые атаки. На пулемёты.

И что особенно обидно. Военная мысль в Первой мировой войне оказалась в тупике, из которого генералы всех стран не могли её вывести. Война потеряла манёвренность, развитие техники загнало войска в землю и за колючую проволоку, в сражениях той войны гибли многие сотни тысяч солдат, но при этом фронт никак не двигался. Как выйти из этой ситуации, генералы ни одной страны придумать не могли. Во всех странах начали упразднять кавалерию, которая стала ненужной, поскольку кавалерия имеет смысл только в манёвренной войне, а не в позиционной.

И решение этой военной проблемы нашли два полководца Гражданской войны в России – анархист, атаман Нестор Махно и царский унтер-офицер, а у Красных командующий конной армией Семён Будённый.

Они догадались, что если даже к укреплённому противнику быстро подать массу пулемётного огня и этим огнём не дать противнику вести ответный огонь по своим наступающим войскам, то можно с малыми потерями прорвать оборону, а после этого, ворваться к противнику в тыл, оставив пехоте закреплять занятые территории.

Махно и Будённый поставили русские пулемёты «максим» на рессорные повозки – тачанки – чтобы у этих пулемётов от тряски не разбивались подшипники скольжения, и стали на тачанках быстро подавать эту массу пулемётного огня к местам прорывов, и этой массой огня не давали противнику стрелять по своим атакующим кавалеристам.

Махно, при помощи этой тактики и такому оперативному приёму, начал громить белых на Украине и в Крыму, да так громить, что белые генералы начали уверять, что этот, никогда не служивший в армии атаман, на само деле полковник немецкого генштаба Клейст. А Первая конная армия Будённого, не проиграв ни одного из проведенных ею сражений в Советско-польской войне громил поляков до того успешно, что польский маршал Пилсудский дал его 1-й Конной армии название «легендарная».

Интересно, что то, что сделали Будённый и Махно, поняли немцы, которые заменили в этих тактических и оперативных схемах тачанки на танки и заложили находки Будённого в тактику и оперативное мастерство своих войск. К примеру, на второй день войны с СССР, всё ещё опасаясь контрудара Красной Армии по наступающим немецким войскам, начальник Генштаба сухопутных войск Германии генерал Гальдер вспомнил в дневнике, что: «…русские впервые выдвинули идею массирования подвижных соединений», – и в скобках указал автора идеи – Будённый.

И только в СССР эти находки Будённого остались невостребованными всеми этими обученными при царе «военными теоретиками». Нет, эти идеи оставили, но только для кавалерии, однако кавалерию перед войной и начали сокращать.

И если в немецкой армии в это время солдат вообще не учили штыковому бою, то даже в проект приказа наркома обороны Ворошилова по итогам боев на Халхин-Голе в 1939 году, доктринёры-теоретики Красной Армии указывали: «В ПЕХОТЕ. 1. …Постоянным настойчивым обучением и тренировкой в искусстве владения штыком, воспитать у бойцов и всего личного состава порыв и стремление во что бы то ни стало завершить бой уничтожением врага в умелой рукопашной схватке».

И даже после Отечественной войны эти кадровые теоретики автомат Калашников без штыка не принимали на вооружение!

Следующее, что внесли царские офицеры в Красную Армию, это презрение к военному ремеслу и нежелание совершенствовать своё умение воевать. Этим царские офицеры кардинально отличались от немецких.

Царский офицер Степняк-Кравчинский, описывая офицерство конца даже позапрошлого века, писал:
«Наш офицер – прямая противоположность чопорному прусскому юнкеру, идеалу современного солдафона, который кичится своим мундиром, относится к муштровке солдат с серьёзностью совершающего богослужение священника.

В России армейские офицеры – …становятся офицерами, как могли бы стать чиновниками или врачами, потому что в юном возрасте родители отдали их в военную, а не в гражданскую школу. …Они делают всё, чтобы спокойно прожить жизнь, отдавая по возможности меньше времени и труда своим военным обязанностям. …Они не читают профессиональной литературы, и если по долгу службы подписались на военные журналы, то журналы эти годами у них лежат неразрезанными.

…Если вы услышите, что офицер с энтузиазмом говорит о своей профессии или одержим страстью к муштре, то можно поручиться, что он болван»
.

Болван в глазах остальных офицеров!

Как этот факт не скрывай, но если русский офицер пытался или пытается стать военным специалистом, то он в глазах своих товарищей был болваном! И по словам сегодняшних офицеров российской армии, точно такое же отношение к военному делу остаётся и по настоящее время, – если курсант военного училища серьёзно и настойчиво изучает военное дело, то такой «ботан» становится посмешищем остальных: «Ишь, Суворов выискался!».

Цель массового русского офицера – не победы над врагом, а «всю жизнь в строю и ни разу в бою». И ещё – большое жалование и пенсия!

Так зачем им знать, как побеждать врага?

И вот теперь суммируем. Из этих свойств массового кадрового царского офицерства следовал его страх перед боем, перед войной. Эти офицеры не верили в себя, не верили в свои способности организовать и выиграть бой, особенно бой с таким противником, как немцы.

Отсюда легкость, с которой уже в Великой Отечественной войне, эти кадровый офицеры и генералы уже Красной Армии, но с менталитетом царских офицеров, бросали уже советских солдат и удирали из боя, отсюда лёгкость, с которой они сдавались в плен.

Разумеется, даже в царской армии не все кадровые офицеры были такими, разумеется, и в царской армии были и офицеры, и генералы, честно исполнявшие свой долг. Но задавали тон бесчестные подлецы, определяя шестикратную слабость русской императорской армии по сравнению с немецкой.

И вот именно эта мафия бывшего царского офицерства и в Красной Армии выдвигала на высокие должности и представляли к наградам «своих» – тех командиров Красной Амии, кто был согласен стать членом этой офицерской мафии, и кто обязывался сохранить её дух и мораль паразитизма.

Огромную ошибку сделали большевики, вернув в армию этот человеческий мусор, поскольку этот мусор вводил в армию разложение и слабость, а они стоили СССР непомерно большого количества убитых на фронтах солдат – граждан СССР. Этот кадровый мусор, видящий в службе только источник обогащения, не умел воевать, боялся воевать, и всегда был готов предать под любым соусом, а с началом войны стремился сбежать из боя и сдаться в плен.

И эти особенности кадровой части армии России, гражданину России надо понимать и не смотреть на любого человека в форме сквозь розовые очки.

Эти люди сидят на шее народа и до тех пор, пока они не сражались за народ, для народа они бездельники, но если они и не готовы сражаться за народ, подчеркну – за народ, то для народа они глисты, они паразиты.


Ю.И. Мухин


***


Источник.
.

Tags: Мухин, Родина, Россия, СССР, война, войска, империя, история, народ, паразит, правительство, русский, советский, царизм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments