ss69100 (ss69100) wrote,
ss69100
ss69100

Categories:

Сад растёт сам? Ч. 7.1

...3.3.2.1. Главный порок образования в России

Сад растёт сам?В отечественной системе образования есть существенный пробел: практически полностью отсутствует массовое образование в стиле «БЕЗ ПУСТОСЛОВИЯ понемногу обо всём и во взаимосвязях всего со всем».

Хотя образование в стиле «без пустословия понемногу обо всём» само по себе действительно никчёмно, поскольку не позволяет быть специалистом-профессионалом ни в одной области.

Но именно оно является НЕОБХОДИМОЙ ОСНОВОЙ управленческого профессионализма, позволяющего успешно координировать деятельность множества разнородных узкопрофильных специалистов-профессионалов в русле проектов — как частных, так и комплексных; как научно-технических, так и политико-экономических.

Если широкого кругозора как основы нет, то подготовка менеджеров-управленцев превращается в массовое производство никчёмных в силу их недееспособности, но дипломированных «менагеров» вне зависимости от того:


  • ведётся она на основе каких-то западных теорий «менагерства» (внятных теорий управления на Западе, по крайней мере, в «открытом доступе» и в образовательных стандартах нет),


  • либо же — на основе достаточно общей (в смысле универсальности применения) теории управления в том виде, как она представлена в КОБ, либо — возможно — в ещё лучшем.


В отечественном прошлом единственный период, когда литература, предназначенная для формирования широкого кругозора и профессиональной ориентации детей и подростков, стала массово издаваться, — первое послевоенное десятилетие.


В тот период были изданы книги для детей и подростков, из которых можно было узнать о том, как организованы армия и флот, как устроена их боевая техника и для чего предназначен каждый из её видов, как организуется её боевое применение; как организован железнодорожный транспорт и как устроена техника, как ведутся работы и обеспечивается безопасность и т.п.

С середины 1950‑х годов издание в СССР такого рода книг прекратилось, и в области формирования широты кругозора подрастающих поколений работала, пожалуй, только редакция журнала “Техника — молодёжи” во главе с Василием Дмитриевичем Захарченко (1915 — 1999 гг., главный редактор этого журнала с начала 1950‑х гг. по 1984 г.; издавалось ещё несколько научно-популярных журналов, но по нашему мнению у редакции во главе с В.Д.Захарченко получалось лучше, чем у других).

Но один журнал не мог заменить поточного издания спектра книг, охватывающих все сферы жизни общества.

Следствием этого стало то, что отечественные учебные программы по каждому из предметов как в общеобразовательных школах, так и в вузах действительно были тематически полнее и глубже американских. И на их основе готовились действительно хорошие специалисты, высокие профессионалы во всех областях.

Но поскольку в СССР не была развита составляющая образования в стиле «понемногу обо всём во взаимосвязях всего со всем», охватывающая все социальные группы (начиная от детских садов до высших руководителей), то деятельность этих специалистов в русле комплексных проектов в общем-то некому было координировать.

А в ряде случаев было некому и инициировать комплексные проекты, поскольку узкие специалисты не видели перспектив, которые могла бы открыть их совместная деятельность, а собрать их вместе — было просто некому.


  • В сталинские времена инициированием и координацией проектов занимались «самородки» (все главные конструкторы, все «основоположники» той эпохи — самовыдвиженцы, признанные в таковом качестве государством).


  • После смерти И.В. Сталина начался период безпрепятственной “элитаризации” сферы государственного управления, науки и техники и на смену «самородкам» сталинской эпохи стали приходить “элитарии”, чьё образование носило узкоспециальный профессиональный характер, в силу чего, не наработав самостоятельно широты кругозора, они оказывались неспособны управлять проектами хотя бы грамотно, не говоря уж о достижении показателей виртуозного управления.


Но даже если не вдаваться в статистику “элитаризации”, как результат описанной выше специфики отечественной системы образования, действующей на протяжении многих лет, подавляющее большинство руководителей послесталинской эпохи — продвинутые на вышестоящие должности узкие специалисты с недостаточным кругозором, теряющиеся вне предметной области своей изначальной профессии, не имеющие систематических знаний вне её пределов и потому не способные отличить «мух от котлет» — высокого профессионала от шарлатана и карьериста; решение, ведущее к катастрофе, от решения, ведущего к выходу на новые рубежи развития.

Это положение сохраняется до сих пор, а система образования по-прежнему такова, что программирует его и на будущее. При этом надо понимать, что узость кругозора как неустранимое свойство личности такого типа руководителей — один из факторов, порождающих бюрократизм, безответственность и неадекватность действий власти во всех её «ипостасях».

Кроме того, узость кругозора является основой для того, чтобы такими руководителями можно было манипулировать извне не менее эффективно, чем луноходом, соответственно тому, как это показано на рис. 1 во втором томе “Мёртвой воды”.

В отличие от СССР и царской России, в США составляющая образования, а ещё больше — обеспечение возможностей самообразования — в стиле «БЕЗ ПУСТОСЛОВИЯ понемногу обо всём во взаимосвязи всего со всем» развита и создаёт достаточно многочисленный слой людей с достаточно широким кругозором, которые способны увидеть проблему в целом и её взаимосвязи и на этой мировоззренческой основе организовать узких специалистов профессионалов на её решение, настолько эффективное, насколько это позволяет концепция управления и допускаемая ею наука.


Собственно именно описанная выше специфическая двуслойность образования в США позволяет у одной части населения сформировать достаточно широкий и целостный взгляд на проблематику разных сфер деятельности и жизнь общества в целом, и на этой основе они становятся достаточно эффективными управленцами как отдельными проектами, так и совокупностями частных проектов вплоть до уровня глобально-политической сценаристики.

Но при этом другая часть населения, чьё образование не продвинулось дальше обязательного минимума, оказывается на положении множества легко заменимых функциональных элементов разного рода производственных и иных социальных систем, конструируемых первыми под те способы решения проблем, которые им видятся работоспособными.

Это подавляющее большинство населения на основе полученного ими общеобразовательного минимума осваивает профессиональное образование не управленческого характера либо по месту работы в процессе деятельности, либо на разного рода курсах подготовки и переподготовки специалистов.

На этой основе выстраивается иерархия социальных систем, параллельно действующих и конкурирующих друг с другом в решении одних и тех же задач, в том числе и на основе разных подходов. На каждом следующем в иерархии уровне, возвышающемся над конкурирующим множеством (или его объемлющем), благодаря множеству предлагаемых решений открывается возможность выбрать для массового решения задач этого уровня или унифицированного решения на более низких уровнях те предложения, которые более отвечают потребностям этого уровня.

И такой подход успешно реализуется как в тех областях, где действует режим защиты военной и государственной тайны США, так и в тех областях, где «секретность» — это защита информации коммерческого и технико-технологического характера от «дышащих в спину» конкурентов.

В России же со времён империи по настоящее время — острейшая нехватка людей, которые обладают широким кругозором, позволяющим увидеть в любой области проблему в целом в её взаимосвязях с внешней средой, увидеть её внутреннюю структуру и на этой основе — 1) увидеть пути и способы возможного её разрешения и 2) организовать коллективную деятельность по решению этой проблемы.

Отечественные руководители в их большинстве видят только представляющиеся ими разрозненными частности, а не их совокупность во множестве взаимосвязей, но на основе такого калейдоскопического идиотизма управлять чем-либо невозможно.

Что и выражается в политике реформ и преодоления российской доли мирового финансово-экономического кризиса, созданного искусственно и целенаправленно.


И как и везде в США общеобразовательная школа создаёт основу для получения высшего образования. Их система высшего образования тоже обладает своей спецификой, отличающей её от высшего образования в «старом свете» — хоть в «цивилизованной» Европе, хоть на территории СССР.

Сначала отметим внешне видимый аспект различий:


  • Университет в «цивилизованной» Европе (т.е. вне России) до настоящего времени — в своей организационной основе повторяет средневековый европейский феодализм: ректор — «монарх», деканы факультетов — «вассалы» первого уровня, преподаватели — прочая «аристократия», студенты — «простонародье», учёный совет — «святая инквизиция».

    За прошедшие века на этой основе много чего наросло, по какой причине она не бросается в глаза. Наружу выпирает только гимн «Гаудеамус» той феодальной эпохи, первое упоминание о котором (как сообщает «Википедия»: http://ru.wikipedia.org/wiki/Gaudeamus) относится к 1267 г.


  • Университет США — в своей организационной основе повторяет организацию США: ректор — «президент», деканы факультетов — «губернаторы», преподаватели — аналог «среднего класса», попечительский совет — «масонство высшее», студенчество — «простонародье», студенческие общества, в том числе и тайные — «масонство низших степеней посвящения».


Причём, всё, что касается масонства в предшествующей фразе, — это не только метафора, указывающая на роль соответствующих организаций в жизни университетов США, но и действительность, поскольку всё американское общество и его сфера управления изначально пронизаны структурами масонства разных иерархических уровней.

Кроме того, изрядная доля науки в США делается в вузах, и это обстоятельство создаёт основу для того, что лекции студентам читают учёные — либо действующие, либо приступившие к преподаванию по завершении своей научно-исследовательской карьеры.

По этой причине доля преподавателей-книгочеев, которые сами не имеют опыта работы в соответствующих отраслях науки и техники, в вузах США существенно ниже, чем в вузах СССР и постсоветской России.

При этом и студенты в таких условиях имеют лучшие возможности для того, чтобы учёбе сопутствовало начало их собственной — не «игрушечной» (как у нас), — а настоящей научно-исследовательской деятельности.

Однако повторим ещё раз, что науку и систему высшего образования в США, само образование в вузах США, не следует идеализировать и перед ними преклоняться, но следует помнить и понимать, что наука и образование в США хорошо служат либерально-буржуазной версии библейского проекта порабощения человечества от имени Бога и уничтожения неподдающихся процессу «оцивилизовывания» под его нормы, и это греховно в своей сути.

Теперь можно перейти к вопросу о том, как эта система воспроизводит кадры управленцев-профессионалов для макроуровня всех ветвей программно-адаптивного модуля.


Прежде всего необходимо отметить, что на макроуровне в государственности и бизнесе США статистически преобладают выходцы всего из нескольких «наиболее престижных» вузов страны, из которых бόльшая часть — университеты.

Конечно, каждый университет обладает своеобразием, которое налагает фирменную печать на его выпускников. Но наряду с этим своеобразием есть и нечто общее.

И это общее в аспекте рассмотрения вопроса о воспроизводстве управленческого корпуса макроуровня программно-адаптивного модуля, обладающего достаточно высоким профессионализмом, включает в себя следующие факторы:


  • Американский вуз (университет) в большинстве случаев — это обособленный от остального общества маленький городок, в котором подавляющее большинство населения обновляется раз в 5 — 6 лет соответственно продолжительности полного учебного курса. В этом городке можно жить годами, не покидая его пределов, поскольку там всё есть: само жильё, служба быта, кафе и магазины, места отдыха и т.п.


  • Учебный процесс как таковой (т.е. посещение лекций, семинаров, практических занятий, подготовка курсовых и дипломных работ) — явление,


    • безусловно необходимое для воспроизводства управленческого профессионализма,


    • однако не достаточное и не характеризующее само по себе «наиболее престижные» вузы.



  • Главная миссия «наиболее престижных» вузов — первичный отбор кандидатов в будущие управленцы макроуровня государственности и бизнеса США.


Причём алгоритмика отбора распределена по психике множества людей и вложена в традиции вуза, вследствие чего отбор осуществляется в режиме автомата, а большинство его участников не видят процесса в целом, их не интересует рассматриваемая нами проблематика, и потому они не осознают, что и как происходит с ними, и что сами они творят в отношении других.

Это всё — самое важное в деятельности «наиболее престижных» вузов — происходит вне учебного процесса, а обособленность университетских городков создаёт для осуществления отбора определённые предпосылки, обусловленные чисто психологическим фактором: молодёжь оказалась вне систематического контроля семьи — чем заняться в свободное время? — Основные ответы на последний вопрос следующие:


  • дополнительным самообразованием сверх учебной программы,


  • спортом,


  • неким бизнесом,


  • общественной деятельностью,


  • общением и развлечениями, вполне естественными для людей,


  • наслаждаться удовольствиями деградационно-паразитического характера (выпивка, прочая наркота, разврат).


Более или менее ярко выраженные наклонности к перечисленному свойственны практически всем, — исключения редки.

Но у каждого есть одна или две доминанты. И вопрос в том, кто и как эти доминанты канализирует, либо они проявляются социально стихийно?

В вузах США развита система канализации всего этого, разводящая потоки молодёжи, куда надо, по принципу «каждому своё», и именно на её основе осуществляется отбор кандидатов в будущую правящую “элиту” страны.


Большинству наших соотечественников, получивших или получающих высшее образование, памятно, что началом студенческой жизни было «посвящение в студенты (курсанты)».

У нас это — торжественный вечер в первые дни осеннего семестра, с участием руководства вуза и факультетов, переходящее в концерт художественной самодеятельности студентов 2‑го и последующих курсов, по завершении которого все расходятся по домам или «кучкуются» для продолжения вечеринки и знакомства в инициативном порядке — по способностям и интересам участников.

Последствий для дальнейшей вузовской и послевузовской жизни — в общем-то никаких, если, конечно, кто по пьяни не нашёл для себя «приключений с последствиями».

В США тоже есть «посвящение в студенты (курсанты)», хотя там свои традиции его проведения. Но там оно «с последствиями», поскольку по своей сути является репетицией реального посвящения в организации масонства или в организации, находящиеся под контролем масонства.

Кроме того, изолированность от общества вузовского городка и «профессиональная» однородность его населения приводит к тому, что в этом микрообществе выстраивается иерархия по признаку старшинства курсов, в которой и протекает вся студенческая жизнь вне аудиторий: рядовой первокурсник в бытовых мелочах не имеет права на то, на что имеет право рядовой второкурсник и так далее по иерархии вплоть до аспирантов.

Как минимум это выражается в специфическом наименовании студентов каждого из курсов. А как максимум может дополняться тем, что в студенческой среде возникает явление, известное нам под названием «дедовщина», в котором всякий «молодой» подвергается целенаправленному унижению корпорацией «стариков» и вынужден быть слугой кого-то из старших, кто считается его «опекуном» и «наставником» по жизни; но и сами «опекуны» и «наставники» в прошлом прошли через то же самое.

И хотя всё это делается как бы в шутовском порядке и в подавляющем большинстве случаев менее жёстко, чем в россионской казарме, в действительности это — значимая составляющая жизни, и она серьёзно поддерживается и администрацией вуза, и теми, кто пришёл в вуз из разного рода «закрытых пансионов», где уже была такого рода иерархия.

Это должно существовать, каждый должен знать свой статус, но формально-юридически принцип о равноправии всех не должен нарушаться, т.е. иерархия не совершает преступлений, предусмотренных уголовным кодексом (по крайней мере, не совершает их массово).

Но наряду с этой открытой для публичного обозрения иерархией, складывающейся в каждом вузе на основе его традиций, в вузах США существует и скрытая иерархия, принадлежность к которой обеспечивает более высокий фактический социальный статус, нежели статус в публичной иерархии.

В вузах США существуют «клубы по интересам». В одном вузе может быть несколько различных «клубов по интересам».

Среди них есть открытые, членом которых может стать каждый пожелавший.

Но есть и «закрытые», среди которых можно выделить две категории: к первой принадлежат те «клубы», стать кандидатом в члены которых можно по собственной инициативе (после «кандидатского стажа» происходит либо приём в члены «клуба», либо отказ в приёме); а ко второй категории принадлежат те «клубы», членом которых можно стать только по приглашению самих «клубов».

И там нет никакой социальной стихийности: под «хи-хи — ха-ха» и шуточные игры в «клубные тайны» в период учёбы в вузах, особенно в «наиболее престижных», идёт выявление и отбор кандидатов на то, что они, делая карьеру после окончания вуза, в будущем лет через 20 войдут в правящую “элиту” США — станут действующими управленцами в их программно-адаптивном модуле — в государственности, в большом и в очень большом бизнесе.

Т.е. дело обучения студентов в «наиболее престижных вузах» подчинено делу формирования некой непубличной корпорации — кадрового резерва «партии РЕАЛЬНОЙ власти», ветви которой действуют во всех структурах программно-адаптивного модуля системы управления США по полной функции.

Образно говоря, это такой либерально-буржуазный многослойный «комсомол», — при постепенном погружении в его глубины с возрастом и карьерой, оказывающийся «партией РЕАЛЬНОЙ власти», хотя до его глубин доходят не все из тех, кто некогда вступил в «пионеры».

В принципе в вузе США можно учиться, не проявляя инициативы к тому, чтобы вступить в закрытый «клуб по интересам», можно отказаться от приглашения вступить в такого рода клуб, и не особо придерживаться традиций публичной жизни университетского городка.

Это не скажется на получении диплома, но спустя несколько десятилетий, такое «ребяческое» проявление индивидуализма и отказа от корпоративности будет иметь следствием ограничение возможностей карьерного роста: выйти на уровень «среднего класса», тем более хорошему специалисту, мешать не будут.

Но в высшие эшелоны «партии реальной власти» большинству таких индивидуалистов будет не войти — доступ туда только через закрытые «клубы по интересам», действующие в вузах США, и через вступление в масонство; исключения могут быть, но они редки и всё равно основываются на том, что «братаны» «дают добро», оценив психологию и способности «самостийного» претендента, кто-то ручается за такого нужного системе «профана», устанавливается опёка над ним и т.п.

Но это для системы редкие исключения, поскольку всегда есть свой кадровый резерв на все случаи жизни.

Причина ограничений в делании карьеры «индивидуалами» в том, что назначение этой системы — формировать корпоративность, всё более обособляющуюся от остального общества по мере продвижения вверх по её иерархии вплоть до уровня полного пренебрежения к «быдлу» и его жизням:

без этого были бы невозможны ни подрыв броненосца “Мэн” в Гаване в1898 г.,
ни Перл-Харбор в декабре 1941 г.,
ни 11 сентября 2001 г. в Нью-Йорке, в организацию каких преступлений высшая “элита” США внесла свой вклад
.

Однако имея за собой в прошлом множество такого рода «скелетов в шкафу», представители высшей “элиты” США вышколены системой настолько, что никогда не позволят себе ничего подобного тому, что позволяют себе наши “элитарии” того нравственно-психологического типа, к которому принадлежат С. Бодрунов и Д. Евсюков: такие типы будут отбракованы системой на ранних этапах, поскольку представляет угрозу для её стабильности, либо же они будут задолго до прихода в высшие эшелоны власти приучены к соблюдению корпоративной дисциплины и норм корпоративной этики.

Здесь надо указать и на принципиальное отличие того, что понимается под принадлежностью к “элите” самими “элитариями” в США и в России-СССР-России:


  • Для “элитария” США выход на определённый уровень в скрытной социальной иерархии масонства — это возможность занять определённые должности в публичной иерархии аппарата государственной власти и в бизнесе с принципиальной оговоркой: в случае если «партия РЕАЛЬНОЙ власти» (эту роль в США исполняет скрытная иерархия масонства) призовёт к действию или предложит действовать.

    Пока этого не произошло, всякий “элитарий” по отношению к потенциально открытым для него при его непубличном статусе публичным должностям — «запасной игрок», который может заниматься, чем ему угодно, при поддержке избранной им деятельности всё той же «партией власти», т.е. при соответствующем уровне социальной защищённости и экономической обеспеченности, гарантированными системой при условии, что он соблюдает корпоративную дисциплину и этику непубличной иерархии, к которой приобщился ещё в вузе.


  • Для отечественного “элитария” существует только публичный иерархический статус: если он вышел на определённый уровень в публичной иерархии, то «раздайся грязь — г-но плывёт…» — обеспечьте ему максимальный уровень вседозволенности: подайте ему все реальные и мнимые блага, которые соответствуют этому уровню, и обеспечьте ему возможность «вытирать ноги» обо всех, кто в публичной иерархии ниже.

    Образчики именно этого (хотя каждый по своему) и явили С. Бодрунов в Петербургском телецентре, а Д. Евсюков в московском торговом центре “Остров” и ранее неоднократно по службе.

    То обстоятельство, что в публичной иерархии многими уровнями ниже него могут действовать индивиды, обладающие куда более высоким статусом в скрытных иерархиях, — эта мысль, которая в буйну голову отечественного “элитария” никак не укладывается.

    Олицетворением этого нравственно-психологического типа стала старуха из “Сказки о золотой рыбке” А.С. Пушкина: она сделала в течение нескольких дней карьеру в публичной иерархии от простолюдинки до царицы и потом возжелала, чтобы золотая рыбка, которая ей всё это и обеспечила, — начала бы ей служить по-холопски и была бы у неё на посылках…

    Вести себя так, будто «ухватили Бога за бороду», — для отечественных “элитариев” — норма, которая пресекается только «полным обломом»: индивидуальным либо коллективным — вопрос обстоятельств.


Это различие “элитариев” — «у них» и «у нас» — носит характер мировоззренчески-психологический, и большей частью не осознаётся самими участниками внутриобщественных отношений.

В жизни оно выражается в том, что:


  • Если выходец из “элитарной” семьи в США туповат для того, чтобы освоить необходимый профессионализм, или не обладает какими-то иными личностными качествами, необходимыми для деятельности на определённых должностях, то ему либо найдут место на «скамейке запасных»; либо, допустив до реальной должности, приставят к нему «опекуна», который в непубличной иерархии обладает более высоким статусом, чем он, вследствие чего он будет подчиняться своему «опекуну», который будет занимать удобную для себя должность в его аппарате, а их взаимоотношения будут обставлены внешне вполне политкорректно: и для того, и для другого, и для окружающего общества — все подаются обществу как просто «члены одной команды, делающие общее дело в интересах народа США».

    И в любом из вариантов во множестве случаев их реализации вся система программно-адаптивного модуля будет работать, поскольку основана на корпоративной дисциплине и “этике” непубличной иерархии, в которую и «опекун», и публичный деятель вступили ещё в вузе и без поддержки которой в публичной иерархии не смогли бы продвинуться столь высоко.


    • Если же “элитарий” в США нарушит дисциплину и “этику” непубличной корпорации, то его так «опустят», что другим это послужит уроком, и будет им неповадно.


    • Если же по приказу непубличной корпорации он совершит преступление, то ему не будет ничего: в крайнем случае, если даже он и будет наказан «по закону для всех», то непубличная корпорация подведёт его под амнистию, организует помилование, оплатит «моральный ущерб», окажет поддержку семье и т.п.


    • Если же преступление совершено как отсебятина в нарушение норм дисциплины и этики непубличной корпорации, то такому “элитарию” придётся отвечать по всей строгости закона и его наказание будет использовано в пропаганде тезиса «перед законом все равны», что необходимо для поддержания стабильности системы.


    • Также система, находя чью-либо «самодеятельность» неуместной, может снять с него защиту, и в этом случае — судьба братьев Кеннеди Джона и Роберта, их клана ещё не худший вариант развития ситуации.



  • В России же “элитарный” недоумок или хам — «по праву» “элитария” — займёт любую должность, к работе на которой он объективно не способен, и будет на ней самодурствовать, не внемля подчинённым ему профессионалам, в стремлении показать, что начальник — он, и потому все, кто ниже его в иерархии — дураки.

    При этом он ещё искренне убеждён в том, что и вышестоящие начальники — тоже дураки, перед которыми он однако вынужден холопствовать либо для того, чтобы просто делать карьеру, либо чтобы (как ему видится), героически “жертвуя собой” в холопстве, — делать общественно или государственно важное дело, которое кроме него никто якобы сделать не сможет.

    Если свободных должностей не хватит, то под него создадут должность и будут платить должностной оклад, обеспечивающий “элитарный” статус.

    Преступление для него может быть и не наказуемым в силу его “элитарного” статуса и “элитарно”-корпоративной солидарности таких же, как и он сам по их нравам преступников — как состоявшихся, так и потенциальных.

    Каких либо идеалов, не относящихся к теме «хапнуть», показать свою «крутизну», закрепить свой статус и передать его своим детям, — у них нет, да и этот идеал они не всегда осознают, поскольку их психология не многим сложнее, чем у кишечнополостных.

    Поскольку описанное — системообразующий фактор в нашем отечестве, то такое поведение “элитариев” приводит к тому, что они сами же и обрушивают систему, которая обеспечивала им всё.

    Обрушение системы ими происходит неизбежно и может протекать в виде либо социальной катастрофы (революции начала ХХ века, смутное время рубежа XVI — XVII веков, нашествие Батыя и установление ига в XIII в.), либо в форме преобразований, проводимых “тираном” и сопровождающихся зачисткой прежней “элиты” (опричнина Ивана Грозного, модернизация страны Петра Великого, уничтожение «ленинской гвардии»).

    В любом из вариантов “элита” обновляется по персональному составу наследственно-“элитарных” кланов, после чего процесс “элитаризации” престижных областей деятельности и деградации “элиты” повторяется в новых исторических декорациях, а прежняя история переписывается по политическому заказу новой “элиты”.


Ещё одно принципиальное отличие в том, что...




ВП СССР


***

Источник.

.
Tags: Америка, ДОТУ, КОБ, Обама, Россия, США, американцы, власть, концепция, мафия, президент, проект, социология, управление
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments