ss69100 (ss69100) wrote,
ss69100
ss69100

Categories:

Лозунг либералов: „Чтобы нами, мерзавцами, сделанный вред за пользу считался”

Существует два подхода к пониманию справедливости и нормальной жизни. Из них, в сущности, вытекает вся практика человеческого поведения.

Один подход – объективный. Он создаёт некую идеальную умозрительную модель справедливости, в которой человек не рассматривает себя центром Вселенной. Это способность абстрактного мышления на высоком уровне его развития выйти за пределы своей биологической особи. Чтобы это понять, можно рассмотреть отношения двух родных братьев.

Допустим, два брата поссорились. Взгляд отца на ситуацию равноудалён от обоих: отец (или мать) не могут выбирать из своих детей, они их одинаково любят. Это и есть представление о справедливости, перед которой оба брата равны, в которой оба брата имеют равные права. Кто из них в конфликте прав, а кто нет — выясняется, исходя из их изначальной равноценности.

- Именно так смотрит на людей Бог — скажет религиозный человек.

Но есть и другой подход: зоологический (он же субъективный). Мышление человека не развито или развито патологически.

Уподобившись животному, он видит себя и только себя центром, смыслом и целью Вселенной. Всё в мире он измеряет меркой собственных удовольствий. Все в мире делятся на слуг и врагов (тех, кто не хочет ему служить). Всё в мире делится на инструменты достижения его удовольствий и «зло» (всё, что не даёт себя ему использовать, как расходные средства).

Зоологическое мышление неспособно ни на какое обобщение справедливости. Оно не в состоянии выработать общего закона, который Кант называл «максимой всеобщего поведения». В частности, никогда на весах животного его собственность не может быть уравновешена с чужой, его права – с правами других.


Если мы продлим нашу аналогию с родными братьями, то придётся вспомнить Аттилу или турецких султанов, которые убивали родных братьев – потому что те мешали их планам честолюбия и престолонаследия. Нет в голове таких зверей Отца, который поровну любит обоих братьев; есть только «Я» и «они».

«Я» всегда прав, ибо Вселенная сотворена для одного меня. «Они» - всегда не правы, потому что их роль – кормить меня или стать моей пищей…

Вот что писал о таком настрое психики Салтыков-Щедрин:

- А программа наша вот какова. Чтобы мы говорили, а прочие чтобы молчали. Чтобы наши затеи и предложения принимались немедленно, а прочих желания, чтобы оставались без рассмотрения. Чтобы нас содержали в холе и в неженье, прочих всех в кандалах. Чтобы нами сделанный вред за пользу считался, прочими всеми, если бы и польза была принесена, то таковая за вред бы считалась. Чтобы об нас никто слова сказать не смел, а мы о ком задумаем, что хотим, то и лаем![1]

Такую антимораль немецкие лютеране приписывали готтентотам (см. «готтентотская мораль»), Салтыков-Щедрин приписывал «еврейцам». Но на самом деле – это психический настрой всякого и любого угнетателя, всякого частного собственника (особенно крупного, но и с мелким случается).

Конечно, её можно обнаружить и у готтентотов, как у дикарей (свойство дикости – личный и групповой примитивный и линейный эгоизм), и у капиталистов еврейского происхождения, сгрудившихся в захватный заговор. А чего её там не обнаружить, когда она всякому хапуге и рвачу присуща? Конечно, вы найдёте её и там, и ещё много где, ибо модель зоологического взгляда на справедливость – универсальна.

Суть-то в том, что человеческая особь оценивает любые случаи и события вокруг через призму личной, собственнической выгоды или убытка. Зоологизм этой особи, будь она крупным еврейским банкиром или мелким русским мещанином – проявляется в отсутствии какой-либо общей морали.

Такой, которую носитель способен применить к другому, как к себе, а к себе, как к другому. По схеме: «Есть некий закон, и если ты его нарушил – то ты виноват. А если я его нарушил – то я виноват не меньше тебя».

-Если у тебя есть дом, а у меня нет — ты виноват передо мной. Если у меня есть дом, а у тебя нет, я виноват перед тобой.

Так думает наш небесный Творец, для которого все мы равны, и так думает наш праотец Адам (реальность которого не так давно подтвердили генетики).

Человек с развитым абстрактным мышлением – способен это понять, и выйти в принципиальность за пределы голого звериного зоологизма антагонистических интересов. Но если способность к обобщению мысли у человека деградирует – то общая мораль деградирует в голове вместе с распадом абстрактного мышления.

Вот тогда человеческой особи и хочется, чтобы все её прихоти и придури выполнялись беспрекословно, а все другие – заткнулись в тряпочку и молчали – пока «его величество» эгоист их не спросит.

Большевики, неисправимо-сентиментальные, любили романтизировать и приукрашивать своих противников: они это называли «классовой моралью». А по мне – так не нужно таких красивых слов: перед нами просто звериность духовно-одичавшей личности, зоологизм в чистом виде. «Я живу, другим не надо».

Зачастую этот зоологизм мышления становится нагло-кричащим, выпуклым и выпирающим. Салтыков-Щедрин приписывал его «еврейцам», но разве заподозришь еврея в «директоре Научно-исследовательского центра по изучению истории казачества и антибольшевистского сопротивления» Владимире Мелихове? Вот уж казак-расказак, безмерно далёкий от семитизма, а приложите к нему диагноз Щедрина, и увидите: один в один!

«Россия погублена самими русскими»[2] - убеждён Мелихов, ныне активно заполняющий интернет своими псевдоумственными испражнениями.

Как русские погубили Россию?

А это они сделали то, чего хотели они сами. А не то, чего от них хотел г-н Мелихов…

Мелихов же человек специфический: мягко говоря, очень богатый (то есть в 90-е денег нахапавший вагон) и потому на всё у него свой, специфический взгляд.

В концепции Мелихова, активно им навязываемой через выстроенный им «Мемориал» нет места «совместной скорби» по убиенным в Гражданскую войну с обеих сторон. Те, которые с красной стороны – все скопом дьяволы, выродки, жестокие, а главное – немотивированные убийцы. Попросту пришли в дома к незнакомым, ничего им не сделавшим невинным людям – и всех поубивали. Мелихов родился много позже – только потому и уцелел.

И теперь «просвещает» лохов современности, прогуливая их по обширному мемориалу, возведённому на деньги приватизатора:

- …Многие из них, к большому сожалению, не имеют даже базовых, элементарных знаний об истории нашей страны, не говоря уже о событиях антибольшевистского сопротивления на Дону или Белом движении. Многие вещи они впервые (!) узнают в нашем мемориале. Это печальный факт, хотя именно для этого мы и создавали наш просветительский центр…

В целом Вам, мой умный читатель, уже понятно, чего он им там задвигает под видом «базовой, элементарной истории».

- Рабскую психологию создаёт среда, создаёт система… Эта тема звучит в каждой беседе, с каждой группой и каждым приехавшим. Я пытаюсь объяснять, в чём причина этой несправедливости, её истоки и последствия, говорю о допущенных ошибках, о тех граблях, на которые народ России уже более ста лет наступает, и о многом другом…

Потом Мелихов рекомендует книги:

- Сложно выбрать что-то одно из множества книг и авторов, формировавших моё мировоззрение на протяжении всей жизни. Если говорить уже о сознательном возрасте и именно в контексте истории России и той просветительской деятельности, которую мы ведём, то для меня есть два произведения Петра Николаевича Краснова, которые в полном объёме отражают всю трагедию нашей страны в ХХ веке и её причины. Первая книга – это «Всевеликое войско Донское», вторая – его роман «От Двуглавого Орла к красному знамени».

Петр Николаевич, как известно из его прямой цитаты «присягал не какой-то там РОА, а лично фюреру и Германии» (потому что Пётр Николаевич не хотел становится под Власова), потому в приведённый список нехудо бы и «Майн Кампф» добавить, и разные труды по расовой неполноценности русского народа…

– В интернете они есть? – спрашивает Мелихова корреспондент
– Да, есть. – радостно сообщает атаман-красновец - А для того чтобы понять, что есть человеческое достоинство, надо почитать его же, Петра Николаевича, очерк «Венок на могилу неизвестного солдата».

Тут важно понимать, что для Петра Николаевича неизвестные солдаты – совсем не те, кто в могиле у Кремля похоронены. Те – бандиты и отморозки, недостойные памяти, и Петр Николаевич немало их собственной рукой положил. А венок на могилу «неизвестного солдата» он несёт только «рукопожатым» борцам с большевизмом, смешавшимся в своих могилах с телами интервентов.

Далее Мелихов мучается характерным для этого типа личностей вопросом:

-…почему Белое движение проиграло и вообще почему проиграло «Русское дело»? Почему люди поддерживали большевиков? Ведь, казалось бы, они врут, а их поддерживают! Мы говорим правду, а нас не поддерживают…

«Правда» гитлеровского прихвостня (и кстати, врага Деникина) Краснова и Мелихова – не есть сознательная клевета. Это есть отражение зоологического дохристианского мышления, в котором «нам хорошо» правда, и «нам плохо» тоже правда. А «вам плохо» - ложь большевизма. Как это вам может быть плохо – если нам хорошо? И наоборот, как это вам может быть хорошо, если нам плохо?!

Вас, батрачьё, быдло, вообще нет: вы созданы как придаток к нам, атаманам, чтобы нас обслуживать. Единственная цель вашей жизни от колыбели до могилы (точнее, скотомогильника) – делать так, чтобы нам, Краснову и Мелихову, было хорошо, сытно, уютно, приятно и просторно. А мы за это иногда вам будем объедки с барского стола кидать. Не каждый день, конечно, но под хорошее настроение – почему бы холопов не побаловать?

Мелихов этого и не скрывает:

- Что главное в казачьем самосознании? Это строй. Что такое строй? По своим способностям ты занял последнее место и не оскорбляешься этим, потому что знаешь способности свои и этого первого. Это такое осмысленное осознание своего места в строю и добровольное решение занять то место, которое соответствует твоим способностям.

То есть холоп и батрак не должны ждать, пока барину на них прикрикнуть придётся. Сами знают своё место, сами пошли и встали, где должны стоять. То есть на последнем месте.

Этому зоологическому идеалу Мелихова не соответствует не только СССР (исчадие ада), но даже и современная РФ, сохраняющая многовато социальных «пережитков»:

- …на сегодняшний день невозможно в одиночку противостоять той машине террора и подавления любого инакомыслия, которая создана государственной властью.

- А главное – очень чётко понимать, что есть зло, а что есть добро – сетует Мелихов, комично напоминая готтентота из притчи про готтентотскую мораль. Это высказывание, приписанное африканскому аборигену: «Зло — когда сосед нападёт на меня, отнимет скот, жену…» — «А добро?» — «А добро — когда я у соседа отниму его скот и жену».

Если Мелихов отобрал у других свои миллионы – это добро. А если другие у Мелихова станут обратно отбирать эти миллионы – это зло.

И главное – чётко понимать, что есть добро, а что есть зло!

- Советские фильмы – стонет Мелихов - несмотря на их высокоморальные сюжеты, в подавляющем своём большинстве были насквозь лживы. Этот разрыв шаблона создавал отвратительное ощущение лжи, которая тебя обволакивает…

Но, к счастью для Мелихова, бывали примеры и неполживой жизни: царская Россия, например.

- Вся мировоззренческая структура России дореволюционной и России советской прямо противоположны друг другу. Да, мы родились при советском строе. Но то, что СССР не Россия, – это однозначно хотя бы потому, что вся мировоззренческая структура России дореволюционной и России советской прямо противоположны друг другу. Как можно назвать это одной и той же страной? Нельзя абсолютно. Мои родители, деды – донские казаки, они относились к советской власти, естественно, негативно…

Завершая психологический портрет Мелихова, дадим такой вот штрих его откровений:

– Родина для вас – это дом?
– Да, безусловно.

Они же не только так думали, эти Красновы, они так и жили. Если в их доме полная чаша – так и весь мир благословен, что бы ни творилось в чужих домах. А если у них дома проблемы (Мелихова в советское время заставляли работать слесарем, мешали воровать) – тогда и весь мир проклят.

Писатель И.А. Бунин, тончайший лирик и виртуоз русского слова – впервые увидел простонародье… в 1917 году. Он вдруг открыл для себя, что русский народ уродлив, атавистичен, скуласт, «меря, чудь белоглазая». Как же ты, Иван Андреевич, полжизни в России прожил – а рабочих не увидел до самой революции? Как умудрился? А у них, дворян, своя сторона улицы была («бархатная») и туда городовые рабочих не пускали: до 1917 года И.А. Бунин с пролетариатом на улицах не сталкивался…

+++

Та оргия эгоистического зверства, которую преподносит Мелихов под видом «морали» - нашими ура-патриотами обычно приписывается заговору еврейских банкиров. Но какое отношение к ним имеет казак-красновец Мелихов? Нет тут никакого этнизма. Коммунисты называют это «классовой моралью», а я бы назвал по другому: самоосознанием хищного зверя, для которого окружающее «биоразнообразие» - добыча и только добыча.

И для хищного животного этот взгляд настолько органичен, что он совершенно искренне не понимает – как может быть по-другому? Ну как это могут быть людишки (особенно в рванине) – которые не мои интересам служат, а своим интересам?!

Большевики для Мелихова (и в этом он копирует атамана Краснова) – это котлеты и пельмени, поднявшие бунт в холодильнике. Открыл атаман морозилку – а там пельмени с «богопротивными» лозунгами – «не хотим, чтобы ты нас жрал!» и всё такое… В глазах атамана изумление и гнев чередуются.

- Ребята, какие переговоры? Я вас ем!

У хищного животного в его эгоцентричном мире – всё своё, не человеческое. У него зоологическое понимание справедливости вообще, и зоологическое понимание Православия, итогом которого стала ненависть рабоче-крестьянской массы к Православию. У них зоологическое понимание государства, законности (они существуют, чтобы помогать мне подавлять других). У них, зоопатов, вообще довольно целостный мир, опирающийся на всю мощь первобытных инстинктов – в силу которых даже хомяк и суслик одержимы и жаждой свободы и жаждой собственности.

Но с человеческой цивилизацией, прогрессом и светлым будущим человечества вся эта зоопатия в мозгах несовместима.

Пока Мелихов, потрясая прахом гитлеровского прислужника Краснова, рассказывает нам, как нравственно и хорошо встать «последними» в строй, которым он и ему подобные командуют - «Форбс», — тот самый «Форбс», — пишет совсем иное.

«Форбс» констатирует, что экономике «свободы и собственности» полный … Ну, вы поняли, чего. Надежды избежать кризиса нет, надежды пройти кризис без серьёзных потерь тоже[3]. Всё очень плохо, и дальше стоит готовиться к самому худшему:

«Глобально объем «мусорных» облигаций и займов с большим плечом, которые предстоит погасить или рефинансировать в ближайшие годы, уже превысил $4 трлн. В случае слабости мировой экономики и неуверенности в ее дальнейшем росте условия рефинансирования долгов корпораций ужесточатся и еще почти $5 трлн облигаций могут стать «мусорными» к 2024 году. Это колоссальная проблема, не имеющая решения.
Теоретически можно долго поддерживать экономику через экспансивный рост долгов правительств, корпораций и граждан, но исследование Всемирного банка показало, что, как только отношение долга к ВВП в стране достигает 77%, долговая нагрузка начинает замедлять экономический рост и в дальнейшем каждый дополнительный процент роста экономики потребует постоянного увеличения кредитования примерно на два процента. Отметка 77% уже давно пройдена».

+++

Я хотел сказать об энтропической природе мира частной собственности и либеральных свобод имени Краснова-Мелихова, но «Форбс» это сделал за меня. «Говоря языком термодинамики, бесконечное расширение кредитования по околонулевым ставкам при незначительном росте экономики ведет к «тепловой смерти». Ускоренное кредитное и эмиссионное стимулирование повлечет за собой рост энтропии, то есть гиперинфляцию. И то и другое неизбежно приведет к коллапсу мировой экономики».

Тут мудрить-то нечего – энтропия, видите ли, какая-то!

Если систему все только растаскивают и разворовывают, а никто не поддерживает и не ремонтирует – понятно, что любой системе хана. Попробуйте приватизировать кусками железную дорогу и дать всем на ней «либеральные свободы»: один свои рельсы на металлолом сдаст, другой дурак поедет вопреки расписанию, и врежется в третьего, такого же «свободного» водителя локомотива…

Понимаете, с вашей «свободой и собственностью» можно выжить только если вести животный образ жизни – потому что у животных средства взаимного уничтожения слабенькие. Они может и пытаются друг друга перебить в дикой природе, но у них не получается.

А у людей сегодня средств взаимного истребления – ого-го! Добавьте к ним «свободу личности», и… Ну, украинский «Майдан» все видели. А это только цветочки.

Если считать «моралью» этот животный эгоизм собственника и хапуги – то, конечно, человечеству не выжить!

--------------------------------------------------------------

[1] М.Е.Салтыков-Щедрин, Москва, «Художественная литература», ПСС, т. 15, книга 1, стр. 292 — 296

[2] https://s-t-o-l.com/kultura/rossiya-pogublena-samimi-russkimi

[3] https://www.forbes.ru/finansy-i-investicii/383399-smena-modeli-kapitalizma-raspad-voyna-i-revolyuciya-chto-zhdet-mirovuyu


Н. Выхин


***


Источник.
.

Tags: Выхин, белые, большевик, десоветизация, либералы, общество, советский, справедливость, финансовый, человек, экономика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments